Фольклор

Конец охоты.

байка о городах о Мастерах о фольклоре

Данное произведение является сюжетным продолжением рассказа "Не всё так спокойно в Киралоде". Публикуется без согласия автора и консультаций с ним (ней).
Ниже под спойлером расположено оригинальное произведение со ссылками.

В целях соответствия соблюдению целостности хронологически единообразной парадигмы и сохранения условного повествовательного линейного реализма в рамках отдельно взятого сеттинга оригинальные даты были изменены.


«Не все так спокойно в Киралоде», автор Retri

10го мудрого квинта сырого месяца 220й.

Наш город много десятков лет славился как лесной курорт. Жители со всей округи съезжались в эту глушь чтобы пожить спокойной жизнью в загородных виллах в центре красивой и спокойной рощи. Сегодня утром я узнал что на один из таких домов напал какой-то дикий зверь, перебил охрану, и самого неудачливого владельца. Манд, мой друг из городской стражи, говорит что трупы покромсаны на кусочки и обглоданы вместе с броней, а сама кожа покраснела и распухла от какого-то яда... жуть.

12го старого квинта сырого месяца 220й.

Городские власти отправили патрули в лес на охоту на эту тварь. Толком ничего не говорят, но Манд по секрету сказал что в лесу нашли еще пару трупов. Местные животные вроде оленей, волков и даже медведей стали исчезать из этих мест, как и многие туристы, спешат покинуть город. Так-же многие жители сельской местности перебираются в город. Что-же там происходит? Завтра я пойду к самому умному эльфу в городе- Оуримм. Надеюсь она знает что делать.

8го мёртвого квинта сырого месяца 220й.

Все стало только хуже, Манд пропал, а убийства стали происходить прямо на окраинах города. Похоже эта тварь далеко не одна. Местная фауна, что все-еще осталась в этих местах, стала еще опаснее и агрессивнее. Оуримм и другие маги попыталась окружить город магическим щитом, но в городе начался голод и щит пришлось снять. Так-же, беженцы что пошли по главному тракту решили вернутся как только набрели на повозку вокруг которой был десяток трупов, по их словам. Учитывая прочие рассказы, думаю, разобрать количество мертвых было сложно. Похоже тракт теперь тоже опасен. Многие мои знакомые настолько отчаялись, что начали молится людским и гномьим богам, в другое время я-бы посчитал их глупцами и безумцами... Тем временем Оуримм заперлась в башне в поисках решения.

12го юного квинта холодного месяца 220й

На наши мольбы о помощи ответили. Сегодня утром в город прибыл большой караван полный вооруженных до зубов героев и торгашей что втридорога стали торговать хлебом, но я могу заплатить такую цену за хоть какую-то еду, что о более бедных жителях города... Также, караван рассказал слухи о том что сюда направляется новый мастер, профессиональный охотник. Некоторые люди, особенно те что очень недовольны беспомощностью Оуримм, готовы всецело поддержать нового мастера и даже поговаривают о том что-бы снести Ханнад. В какое-же сложное время я живу.



    15-го юного квинта холодного месяца 220.    

    Прошло уже прилично времени с прибытия каравана. Новоприбывший охотник пообвыкся немного, поспрашивал местный люд про бестию бесчинствующую. Кабаки все посетил по несколько раз. Слушал, какие байки ему рассказывают, да медовуху местную дегустировал. Кажется, даже с магами поговорил пару раз, но, видимо, не очень удачно. Видели, как он крайний раз шёл от них и плевался. Не будут они ему помогать, стало быть.     

    Выяснилось, что я один из тех, кто больше всего о монстре этом нашем слышал. Значится, так мне этот охотник приезжий сказал. Может так-то оно и есть, но мне кажется, что это он просто в доверие ко мне втирался, раз я местный, да тропки все и дорожки звериные знаю, рассказать и показать смогу.     

    2-го зрелого квинта холодного месяца 220.    

    Нападения неизвестного зверя продолжились, несмотря на то что в городе стало больше вооружённых людей. Страх, он аж прямо в воздухе летает, учуять можно.     

    Сегодня охотник собрал людей на площади, заявил, что у нас в Киралоде орудует необычайно большой и агрессивный волк. Следы его он разобрал отчётливо и узнал, такие, де, уже видел в каком-то другом городе. Загнать зверя сложно, но убить не труднее, чем обычного хищника. Объявил сбор молодцов-добровольцев.    

    Ага, волк, конечно. Что мы, волка не видели? Нашёл, кому лапшу на уши вешать. Эх что-то темнит мастер.     

    10-го зрелого квинта холодного месяца 220.    

    Верно я думал: когда достаточно добровольцев набралось, пришёл охотник и за мной. Сказал, что ему нужен надёжный проводник. «Глупый охотник, чем я-то могу помочь, если солдаты не справились?» — Это я так ему сказал. На это он ответил, что ему, мол, нужен «кто достаточно видел нападений зверя». Не знаю почему, но я согласился.     

    Может быть, сходить ещё раз за помощью к магам?     

    11-го зрелого квинта холодного месяца 220.    

    Выходим завтра на рассвете. В гильдию так и не сходил, был занят подготовкой к походу на зверя. За прошедшие пять дней новых жертв не было. Мастер – охотник пребывает в восхитительном настроении, проверяет, как готовится к походу экспедиция. Вчера долго с ним говорили, рассказывал ему про звериные тропы вокруг города. Кажется, он уже наметил, куда надо идти в первую очередь.     

    Грови - Рыжая борода, местный дварф-кузнец, принёс похвастаться капканы. Такие на медведя ставить аморально, а ему охотник сказал готовить на этого «волка». Зверь кажись умный, вряд ли капканы сработают. Ну посмотрим.     

    Узнал, что с нами всё-таки уговорили идти мага.     

    Магом оказался какой-то тщедушный на вид герой-эльф. Выглядит так, что сломается от сильного ветра, но смотрит надменно, поверх голов. Надеюсь, он нам поможет. У него интересный малахитовый медальон, искусной работы, очень красивый.    

    15-го зрелого квинта холодного месяца 220.    

    Первые три дня бродили в окрестностях города. Видели много звериных следов, но не тех, какие искал охотник. Всё равно поставили несколько капканов на самых широких из троп. Надеюсь, в них не попадётся какой-нибудь любознательный горожанин.     

    Вечером на совете мастер авторитетно, чтобы все видели, обозначил зону, которую нам надо обследовать дальше.     

    Стремительно холодает. Выпал первый снег.     

    1-го взрослого квинта холодного месяца 220.    

    Мы уже значительно отдалились от города и углубились в горы. Охотник вроде как напал на след, но бывший рядом с ним Олаф, ещё один охотник из Киралоды, говорят, что ничего такого не заметили. Мастеру то оно, конечно, виднее, но ребята в отряде начинают потихоньку перешёптываться.     

    2-го взрослого квинта холодного месяца 220.    

    Олаф пропал, видимо, убит. Кажется, сегодня ночью была его очередь дежурить, его и Семёна Кривого. Семён клянётся, что ничего не видел и не слышал, но там, где должен был проходить Олаф, растоптан снег, и всё забрызгано кровью.     

    Мы искали пол дня, но тело так и не нашли. Охотник сказал, что волк-бестия, по всей видимости, раз мы не увидели следов, утащил его по той же дороге, что мы и пришли, чтобы не оставлять дополнительных следов. Умный зверь. Был сильный снегопад, и это звучало правдоподобно.     

    3-го взрослого квинта холодного месяца 220.    

    Пока все спали прямо из лагеря монстр уволок эльфа-мага, да так тихо, что тот даже не пикнул. Вот тебе и герой. Только перекушенный посох остался лежать у костра.     

    Часовые опять ничего не видели, но на этот раз зверь оставил вокруг множество следов. Действительно, они выглядят, как волчьи, но какие-то необычные и очень большие.     

    Решили увеличить количество часовых. Половина отряда на привале спит, половина бодрствует.     

    4-го взрослого квинта холодного месяца 220.    

    Слышали, как где-то далеко кричал маг. Видимо, воскресил его Хранитель, но удовольствия в этом крике было мало: без посоха, не ясно где, непонятно, куда идти. Кричал недолго, потом затих.    

    В эту ночь никто не пропал, но почти весь отряд бодрствовал. Оно и понятно. Страшно засыпать, не все тут - бессмертные герои.     

    5-го взрослого квинта холодного месяца 220.    

    Охотник постоянно сверяется с компасом, и мне кажется, что мы потихоньку, описав внушительную петлю, возвращаемся к городу.     

    8-го взрослого квинта холодного месяца 220.    

    За два дня пропало ещё четыре человека. Всех зверь забирал, когда те были одни. Кто-то отходил по нужде, кто-то просто немного отставал.     

    Мастер распорядился не идти поодиночке. Вечером приказал разбить лагерь, а сам куда-то пропал. Спать ложимся без него. Оставшиеся люди тревожатся.    

    В воздухе стал чувствоваться какой-то странный, сладковатый запах. Поспрашивал остальных, похоже, что его чувствую только я.    

    9-го взрослого квинта холодного месяца 220.    

    Вчера ночью я нашёл на дне своей походной сумки малахитовый амулет того мага. Рядом с ним лежало ухо и немного светлых волос. Ухо, по всей видимости, принадлежало Олафу.     

    Был так взволнован, что уснул только под утро.     

    Боюсь, что кто-то хочет меня подставить. Незаметно выбросил ухо и медальон. Стал внимательно смотреть по сторонам.     

    10-го взрослого квинта холодного месяца 220.    

    Я думаю, что это охотник. Это он – зверь. Под видом мастера пришёл в город, чтобы вынудить охотников уйти с ним в лес, а тут расправиться с нами, когда подвернётся случай.    

    Следовательно, это он подкинул мне в сумку медальон и ухо. Но зачем мне? Почему я? Чем я могу ему помешать? А если не он, то кто?     

    Дварф смотрит на меня косо.     

    Видел, как перешёптывались два стражника, что пошли с нам добровольцами.     

    Герои все выглядят подозрительно, но с нами их всего двое. Или трое. Не уверен насчёт последнего.     

    11-го взрослого квинта холодного месяца 220.    

    Я проснулся в лагере один… вокруг кровь… я весь измазан в чём-то, мне кажется, кто-то следит за мной из кустов…. Я – приманка??? Плохое предчувствие, хорошо, что со мной мой дневник… не могу без него…    

        
        

        
    Магистр Оуримм сразу поняла, что они имеют дело с необычным зверем. Все следы указывали на оборотня, но этот был какой-то особенный, выделялся хитроумием и осторожностью, а также почему-то не обнаруживался с помощью традиционной магии.     

    Она кляла себя за то, что позволила другим магистрам прибегнуть к созданию барьера. Надо было более решительно выступить против безнадёжной затеи, тем более что такие методы очень опасны для простого населения, а монстра так и не нашли.     

    Вместо этого ей следовало сразу послать гонца за соответствующими книгами или прибегнуть к помощи бессмертных. Беда в том, что в городе, как назло, давно не появлялись свободные герои, а те немногие, что появлялись, всегда были чрезвычайно заняты более важными поручениями, чем спасение жителей какого-то там города фронтира.     

    К тому времени как в город прибыл мастер-охотник, ей наконец с тем же караваном доставили так необходимые книги о редких бестиях.     

    К сожалению, подробное изучение многих талмудов на предмет наличия информации, которая была бы способна ей помочь, могло занять достаточное количество времени, но как Оуримм не уговаривала приезжего охотника, тот решил действовать по-своему. В качестве одного из обоснований своей позиции перед Советом он привёл аргумент, что в книгам может и не быть нужной информации. Городской Совет внял уговором важного «гостя» и позволил собрать отряд добровольцев из героев и тех, кого сам подозревал в оборачивании волком и бесчинствах. Магистр гильдии магов была в корне несогласна с таким планом, так как он ставил под угрозу ни в чём не повинных местных охотников и солдат, но мастеру, кажется, было наплевать, он хотел славы победителя чудовищ. К тому же он был, по его же словам, каким-то там влиятельным пандорцем и имел друзей в советах многих городов центра. Этих слов и убедительной работы «на публику» было достаточно, чтобы городской совет Киралоды доверил именно этому пришлому охотнику спасение города.     

    Оуримм была готова локти кусать из-за того, что не могла спасти всех. С тех пор, как в детстве на её деревню напали культисты, она пообещала себе, что будет защищать слабых, пока её не покинут силы, следуя примеру спасшего её тогда орка-героя, чьё имя она даже не успела узнать.     

    К счастью, в поиске информации магистру помогла девочка Шерил, которая была только недавно принята в ученики Гильдии магов Киралоды. После потери семьи она почти неотрывно ходила за Оуримм, стараясь ей во всём помогать. Случай наделил её выдающимися магическими способностями, но ей, тем не менее, недоставало теоретических знаний и практических колдовства. Она, несомненно, обладала талантом к магической науке и старалась компенсировать низкую подкованность рвением и прилежностью в учёбе.    

    Вот и теперь, когда подвернулся случай, Шерил наравне со своей наставницей просматривала книгу за книгой в поисках информации, которая могла бы им помочь.     

    У девочки была невероятно развита магическая интуиция или чутьё, поэтому неудивительно, что именно она первой обратила внимание на непрезентабельного вида труд некоего малоизвестного героя-натуралиста, который сама магистр вряд ли бы стала изучать в первую очередь: «Об оборотнях, их повадках и местах обиталищ». Труд содержал, помимо всего прочего, детальные инструкции по выявлению бестий, не реагирующих на магию обычным образом, а также обширное руководство по их изничтожению. Изучение книги дало свои плоды, и очень быстро колдунья нашла то, что искала – способ найти оборотня и уничтожить его.     

    Новых жертв в городе не было, и она не сомневалась, что оборотень так или иначе ушёл в составе группы, но, к сожалению, у неё не было никакой возможности определить, где сейчас находится отряд охотников.     

    На её удачу в это время вернулся эльф-маг, который ушёл вместе с отрядом. Он находился в крайне расстроенных чувствах, но поведал, что мероприятие получилось прескверное: в отряде не было дисциплины, воины думали, что легко победят чудище и вернутся героями, никто не хотел ничего слушать, а он был единственным, кто призывал всех к порядку. Наверное, за это на него и напала бестия, не иначе, как чувствовала достойного противника. Хранитель, конечно, воскресил героя, но тот, по его собственным словам, самостоятельно добрался до города. Также по словам эльфа, он бы непременно победил проклятого монстра, если бы тот трусливо не напал сзади. Повезло, что бессмертный хорошо запомнил план движения отряда и смог примерно показать на карте, где они были, когда оборотень напал на него.    

    Нельзя было терять время, нужно было как можно скорее выдвигаться. На случай необходимости внезапного опасного путешествия в Гильдии магов был разработан особый план действий, заранее сделаны необходимые приготовления.     

    Как Шерил не просила взять её с собой, магистр не могла так рисковать и на все просьбы девочки ответила твёрдым отказом. Ученица понимала, что спорить с наставницей бесполезно, поэтому в конце концов сдалась и пожелала отряду, состоящему их двух опытных чародеев и Оуримм, удачи. Два других мага были уже собраны и ждали только команды.     

    Когда Оуримм через некоторое время вышла во двор гильдии магов, самокатная телега уже стояла подготовленной и её магическое поле излучало успокаивающие вибрации. Магистр решила, что это как раз то, что нужно перед тяжёлым боем.    

    Как всё-таки хорошо, что тогда она решила заказать в Корпорации этот несложный конструкт для нужд городского совета и гильдии магов Киралоды, похвалила себя маг. В тёплые месяцы передвигаться на нём было не очень удобно, качество дорог пока ещё было далеко от эльфийского идеала, да и заряжать энерго-кристаллы приходилось довольно часто. Но вот когда выпадал снег, это был совершенно другой разговор. Заряд расходовался гораздо экономнее, сани шли мягко, быстро, путешествовать было одно удовольствие. Как жаль, что сейчас это будет далеко не увеселительной прогулкой, а гонкой с ценой в жизни.     

    Она взобралась в повозку и дала команду выдвигаться. Едва уловимый ухом низкий, но мелодичный гул, напоминающий взмахи крыльев тысяч маленьких птичек, наполнил зимний воздух. Телега сдвинулась с места и понесла троицу магов по намеченному маршруту.     

    Они быстро миновали окрестные деревушки, жители которых недоумённо провожали взглядом диковинную конструкцию. Ближе к горам последняя трава стала постепенно уступать место снегу, а свернув в лес магомеханизм практически сразу опустил лыжи, и легко покатился по рыхлому свежему снегу. Транспорт наконец перестало трясти, и Оуримм смогла сосредоточиться на том, что им предстояло сделать.     

    Прежде всего она повторила про себя заклинание, которое позволит ей найти оборотня. Оно было не сложное, всего четыре слова и несколько пасов руками, но без должной практики даже простое колдовство может подвести в сложной ситуации. Способность увидеть магическим взором кровь монстра будет ей доступна всего короткое время, и она не имеет право на ошибку, тем более что действовать, скорее всего, надо будет быстро. Затем она обратилась к своим спутникам, чтобы ещё раз проговорить последовательность совместных действий. Все они были опытными магами, но магистр не могла позволить себе риск, особенно в ситуации, когда творить боевую магию пришлось бы там, где могли быть невинные жители.    

    План заключался в следующем: они должны были с максимально возможного расстояния определить, кто в отряде является оборотнем, а то что он находится среди охотников, Оуримм уже не сомневалась. Затем было необходимо каким-то образом отделить его от основной группы. Наконец двум магам полагалось удерживать зверя под магическим контролем, пока магистр атакует бестию со всей мощью, на которую она способна.    

    Если верить книге, то, принимая во внимание следы оставленных монстром укусов, характер нападений и другие повадки, сложность обнаружения с помочью обычных магических заклинаний и прочие следы, это была особая разновидность оборотня – «оборотникус – вервооккультус».     

    Данный вид описывался как очень редкий, и его появление объясняется воздействием тёмных, возможно некромантических, ритуалов на ребёнка, который впоследствии станет оборотнем. При этом не было ясно, мог ли ребёнок уже быть инфицирован, или он должен был быть укушен после. Автор не написал о подробностях, которые, по всей видимости, ему были и самому неведомы. Однако он указывал, что такой зверь особенно активен и чаще нападает в холодный период, когда его организму нужно больше энергии, чем обычно. Кроме того, на полях содержались пометки относительно крайней степени устойчивости оборотня к огненной стихии, скорее всего, ввиду демонической природы произведённых в детстве ритуалов. Последнее было очень кстати, так как большинство магов бы при встрече с оборотнем использовали именно огонь.     

    Достаточно детально были разобраны особенности ментального поведения зверя. Так указывалось, что в человеческом обличии он совершенно не помнит о том, что делает в облике волка. А вот форму волка характеризует крайне развитый интеллект и своеобразная другая личность, которая прекрасно осознаёт свою человеческую вторую половину, и делает всё, чтобы тайна не раскрылась. Нередко ставшим жертвами ритуала детям оккультисты вручали какой-то предмет, который они носят с собой неосознанно всю жизнь, вроде талисмана или украшения, служившего якорем, надёжно блокировавшего животную сущность внутри человеческого сознания.     

    Таких монстров было крайне сложно обнаружить из-за того, что в обличии обычного пандорца их магическая аура ничем не отличается от подобной у орка, человека или гоблина, и даже если застать оборотня на месте преступления не в волчьей форме, он сам будет считать себя невиновным и не обернётся, пока не возникнет угрозы его жизни. Выдаёт их в холодное время года чрезмерный аппетит волка, который заставляет забывать про осторожность, и у охотников появляется шанс найти оставленные по невнимательности улики и вывести чудовище на чистую воду.     

    Как бы то ни было, Оуримм чувствовала себя готовой биться с монстром до победного конца. В её распоряжении был отработанное в совершенстве заклинание шаровой молнии и ещё несколько атакующих и защитных приёмов, и она надеялась, что этого будет достаточно, чтобы справиться со сдерживаемым зверем. несмотря на то, что в бестиарии было прямо указано на почти полную бесполезность против данной разновидности оборотня защитных амулетов, коллеги-маги прихватили парочку.     

    …    

    Колебания магического фона Оуримм почувствовала незадолго до того, как их экипаж выехал на лесную поляну. На неподготовленного Пандорца открывшееся глазам группы магов зрелище произвело бы впечатление, которого хватило на рассказы нескольким следующим поколениям.     

    Вся поляна была буквально забрызгана кровью и завалена фрагментами человеческих тел, отчего рыхлый и мокрый снег стал напоминать клюквенный кисель. Магистр не к месту вспомнила детство в эльфийской деревне, где до того, как её разрушили культисты, соседи любили порой собраться несколькими семьями вокруг общего стола. Одним из обязательных угощений был ягодный пунш или кисель, подававшийся в громадном котле. Детям могло серьёзно влететь по ушам, если они пытались пролезть к лакомству без спроса. Глядя на поляну она подумала, что такая картина могла получиться, если бы кто-то опрокинул котёл.    

    Мелкие деревца были поломаны, ветки валялись вперемешку с вещами из личных сумок и снаряжения членов отряда. Невозможно было даже пытаться определить хотя бы примерное количество тех, кто участвовал в потасовке. С ужасом Оуримм представила, насколько сейчас это место является привлекательным не только для всяческих монстров и чудовищ, но и для простых хищников.    

    Как только повозка остановилась, трое магов мгновенно выпрыгнули из неё и обратили внимание, что в центре поляны ещё два пандорца продолжают схватку, катаясь по земле и нанося друг другу удары. К своему удивлению колдунья узнала в одном из выживших приезжего охотника. Другой ей тоже показался смутно знакомым, и буквально через секунду она вспомнила, что это был следопыт из местных, который приходил к ней, прося помощи в борьбе с оборотнем. Оба они застыли на мгновение, увидев магов. Противники были в ужасном состоянии, перемазаны кровью с головы до ног, в плече следопыта торчало обломанное древко стрелы, одна из рук мастера-охотника висела безжизненной плетью. Воспользовавшись замешательством, охотник отскочил от своего противника, схватил с земли здоровой рукой оброненный кем-то клинок и приготовился возобновить схватку. Так же поступил и следопыт.    

    — Всем замереть! — прокричала Оуримм. Она не мешкая и произнесла заклинание выявления зверя. Быстрый прилив магической энергии усилил обычное зрение и позволил увидеть скрытые доселе тонкости энергетических линий и потоков. Но её ждало страшное разочарование: оба противника были покрыты смешанной кровью друг друга и чужой кровью, которой на поляне имелось с избытком. И мастер-охотник и следопыт предстали магическому взору магистра как бестии, и хотя их фон и отличался друг от друга, но настолько незначительно, Оуримм не могла с уверенностью сказать, кто же является оборотнем. Она не была готова к таком исходу, и замешкалась, не решаясь дать магам команду обездвижить одного из двух выживших.    

    Охотник начал двигаться к магам, всё ещё держа оружие направленным на своего противника.    

    — Вы что, не видите, это же он – оборотень! — закричал он, — Раскройте глаза! Я изначально его подозревал, но он оказался сильнее и хитрее меня! Он убил всех!    

    На лице следопыта выразилось неподдельное удивление, и он также стал приближаться к повозке.    

    — Я – зверь? Что за вздор! Это он нас заманил в эту глушь, чтобы расправиться, а затем вернуться в Киралоду. Я уже давно живу в городе, меня все знают! — он посмотрел на Оуримм, — Я же приходил к вам сам просить помощи, помните?     

    Оуримм помнила, но что-то во всей этой ситуации её смущало. Она проклинала себя за то, что попала в такую дурацкую ситуацию и, что хуже, поставила под угрозу других магов. Промедление могло стоить им жизни, а магистр никак не могла выявить оборотня. Не просить же их смыть с себя всю кровь, и подождать, пока она снова будет готова сотворить заклинание обнаружения!     

    Они подошли уже достаточно близко, все ещё сохраняя дистанцию друг до друга, когда следопыт вдруг споткнулся об оброненный кем-то из отряда бердыш. Видимо, сказалась усталость и полученные раны, но он пошатнулся, и из его сумки выпал дневник. Сделав в воздухе оборот, обёрнутый кожей блокнот упал в лужу крови.     

    В этот момент Оуримм, чьи глаза ещё не до конца утратили эффект усиленного зрения, чуть не лишилась зрения, потому что её ослепила вспышка ярко-алого цвета, видная только в магическом спектре. Одновременно с этим по всем остальным чувствам шарахнуло магической энергетической волной. Эффект оказался настолько сильным, что магистр не устояла на ногах и начала заваливаться назад. На двух других магов она подействовала не так сильно, но они тоже оказались на мгновение дезориентированы. Мастер-охотник, который находился ближе всего к эпицентру, отлетел на пару шагов в сторону.    

    Как только дневник коснулся земли, со следопытом начали происходить стремительные изменения: конечности удлинились и теперь заканчивались огромными когтями, практически мгновенно на открытых участках тела выросла темно-серая шерсть, одежда не порвалась, а постепенно исчезала, что, видимо, было одной из особенностей «оборотникус – вервооккультус», на месте головы возникла жуткая, деформированная волчья пасть. Стоя на задних лапах зверь был высотой сильно за два метра. Ещё до того, как передние его конечности коснулись земли, он присел на задних лапах и прыгнул вперёд, целясь в Оуримм.     

    Магистр сквозь красную пелену перед глазами увидела, как к ней медленно-медленно летит оскаленная волчья пасть. Она поняла, что дневник следопыта, похоже, был именно тем символом, который был вручен ему в детстве при проведении ритуала, и, возможно, он сам не знал, будучи человеком, что является оборотнем. Когда же дневник не просто был отделён от хозяина, а ещё и упал в лужу крови, это, каким-то образом нарушило их связь, и волчью натуру больше ничего не сковывало.    

    Оуримм печально подумала, что это бесполезное озарение, которое ей уже ничем не поможет. В то же самое мгновение раздался оглушительный грохот, сопровождающийся вспышкой света, и в грудь летящему монстру, чуть пониже морды, ударила бело-голубая молния. Заклинание было такой силы, что бестия отлетела шагов на десять, и в полёте от неё отлетали куски обгоревшей плоти.     

    Эльфийка вскочила и удивлённо оглянулась.     

    В кузове повозки с громадными от испуга и волнения глазами, но с уже расплывающейся по лицу немного нервной улыбкой стояла Шерил. Её руки сохраняли положение для заклинания «стрелы-молнии».    

    К этому моменту другие маги оправились от замешательства и начали колдовать сами. Оуримм присоединилась к ним, и уже вместе они атаковали оборотня.     

    Монстр был очень живучим, но не бессмертным, и хоть он залечил при оборачивании все свои повреждения, полученные в человеческом обличье, но выдержать одновременный натиск трех волшебников было чересчур даже для него. К тому же рана, полученная от молнии Шерил, оказалась очень существенной, обожжённая шкура не регенерировала, и шерсть продолжала тлеть. Зверь страшно ревел и пытался освободиться от магических пут, но тщетно. Силы покидали его с каждой секундой и с каждым попавшим в него боевым заклинанием.     

    Тут пришедший в себя мастер-охотник улучил момент, когда оборотня перестали осыпать заклинаниями, подскочил к нему и со всего размаха вонзил клинок в дымящийся бок. Бестия страшно заревела и, прыжком повернувшись на месте, отбросила с себя охотника. Однако сил на большее у чудовища не осталось, он попытался зубами вытащить из раны меч, но не смог даже согнуться. Передние лапы подломились, и оборотень тяжело упал грудью на мёрзлую землю. Жёлтые глаза смотрели на всех с ненавистью, из раскрытой пасти вырывались облачка пара, на мокрый снег капала смешанная с кровью слюна.    

    Казалось, что он силился ещё что-то сказать, но через несколько секунд его глаза закатились, грудь перестала вздыматься, и огромный волк затих.    

    Оуримм облегчённо выдохнула, она была истощена за этот скоротечный бой и радовалась, что оборотень наконец издох. Магистр оглянулась вокруг, обозревая поляну ещё раз. Печальное было зрелище, и каждого убитого здесь пандорца она частично воспринимала как свою неудачу, понимая, однако, что погибшие пали жертвами своему и чужому честолюбию, жажде славы, а кто-то и просто глупости.    

    Один из магов с безопасного расстояния рассматривал лежащий в луже дневник следопыта-оборотня. Даже обычный человек мог бы сейчас почувствовать его зловещую ауру, что уж говорить о волшебниках, которые были чувствительны к таким вещам. Это была опасная улика и требующий тщательного изучения артефакт. Надо было забрать его с собой.     

    Также требовалось придумать, что делать с этим местом и всеми телами. Ясно, что оставлять всё, как есть, нельзя, поэтому маги, посовещавшись, решили поставить вокруг поляны слабый магический барьер, который будет отпугивать хищников, пока из города не приедет похоронный отряд.     

    Пока эльфийка обсуждала с другими магами, что нужно сделать, сзади послышался неловкий кашель. В этой суматохе Оуримм позабыла о том, что в кузове конструкта все ещё стояла Шерил. У магистра в душе всколыхнулись смешанные чувства: с одной стороны она жутко злилась на девочку, за то что та ослушалась её, тайком пробравшись в телегу, и подвергла себя опасности, с другой, неизвестно, как бы всё закончилось, если бы не её своевременное колдовство. К счастью для Шерил, Оуримм сейчас явно было не до наказания ученица, но она мысленно наказала себе устроить ей разнос по возвращении в Киралоду. Магу так же было очень интересно узнать, кто научил девочку заклинанию молнии?     

    Пока все были отвлечены другими заботами, мастер-охотник подошёл к убитому монстру. Если бы на него сейчас кто-то внимательно смотрел, наблюдатель мог бы заметить легкие нотки сочувствия в его взгляде. Это могло быть, например, отношение охотника к сложной добыче, на которую он потратил много сил и времени и теперь в какой-то степени жалеет, что охота окончена.     

    Мастер достал из-за пазухи какой-то мешочек, развязал плотные тесёмки и аккуратно посыпал безжизненную волчью тушу содержимым - серебристым порошком. Затем он, несколько раз чиркнув огнивом, послал искру и поджёг порошок, который зашипев вспыхнул и стал на глазах пожирать тело оборотня.     
    На звук обернулись три мага и Шерил.    

    — Что вы делаете? Зачем это? — спросила магистр охотника.     

    — Я не раз дрался с разными бестиями, верховный маг. Нужно быть уверенным, что они окончательно мертвы. — мастер пнул мёртвого волка, сделал небольшой полупоклон и скривился от боли. Видимо он тоже получил какие-то травмы в бою.     

    — Ну что же, думаю, вы правы, — Оуримм склонила голову, — но вы могли бы предупредить нас. Полагаю, что мы могли бы ещё что-то узнать полезное, изучив тело оборотня.    

    — Прошу прощения. Не подумал. — отозвался охотник, но по его тону нельзя было определить, насколько он искренен.     

    — Магистр, — обратился к Оуримм один из магов, — было бы неплохо побыстрее вернуться в город. Мы не рассчитывали, что всё так обернётся, да и встретиться ещё с какой-нибудь нечистью сейчас не хотелось бы.     

    Оуримм, не раздумывая долго, согласилась, и, после того как они завершили необходимые приготовления и наложили на местность отпугивающее хищников заклинание, настало время выдвигаться в обратный путь. Мастер-охотник удивил их, заявив, что вернётся в город своим ходом, но магистр настояла, чтобы он поехал с ними. Она боялась, что он может пополнить список погибших, став добычей бестий или животных в этом лесу, на таком отдалении от города.     

    Обратный путь до города прошёл безо всяких происшествий. Оуримм отдыхала, пытаясь мысленно рассортировать по полочкам все происшествия и факты этой «охоты», надеясь извлечь из всего этого пользу для обеспечения безопасности Киралоды в дальнейшем. Маги негромко перешёптывались о чём-то своём, изредка бросая взгляды на охотника и Шерил. По всей видимости, они ожидали форменного нагоняя для последней. Девочка же, в свою очередь, была поглощена созерцанием окружающего пейзажа и внутреннего устройства магомеханизма, в салоне которого она оказалась впервые. Её детская психика справлялась со стрессом, постепенно убирая на задний план негативные воспоминания и опыт, и заменяя их свежими впечатлениями.     

    Так произошло после происшествия на ферме, где она жила с приёмными родителями, когда она, едва вырвавшись живой из опасной передряги, с головой ушла в учёбу и постижение магических наук. Оуримм надеялась, что подобным образом ученица сможет оправиться и сейчас. Её, конечно, будут некоторое время мучить кошмары об увиденном, но у неё сильный дух, и магистр, глядя, с каким любопытством она изучает органы управления и строение конструкта, была уверена, что Шерил справится и в этот раз.    

    По возвращении в Киралоду некоторое время Оуримм была занята хозяйственными заботами: сделала доклад Совету города, обеспечила надёжную, в том числе магическую, охрану оккультному артефакту, на скорую руку и по свежей памяти набросала рекомендации относительно выявления и борьбы с этим особо опасным видом оборотней. Шерил с упоением окунулась в мир бестиеведения, «проглатывая» одну за другой привезённые магистру книги. Кажется, пережитый опыт не только не отпугнул её от магии, но напротив, добавил задора и рвения.     

    Через пару дней к Оуримм пришёл посыльный из городского Совета. Он не мог найти охотника, и пришёл поинтересоваться, не знает ли глава Гильдии магов, где тот мог бы быть? Эльфийка вспомнила, что ещё до неудачной, по её мнению, охоты она слышала, как кто-то упоминал, что мастер-охотник планирует остановиться в гостинице, которая, вроде бы, называлась то ли «Кривой боров», то ли «Хромой хряк» или что-то вроде этого, но давать неточные сведения было не в правилах магистра. Отправив курьера обратно ни с чем, но пообещав постараться что-нибудь разузнать, Оуримм решила попробовать найти охотника. Всё равно у неё от административной работы последних дней уже кружилась голова, и прогулка на свежем воздухе была бы очень кстати.     

    Она хотела позвать с собой Шерил, но оказалось, что та спала в своей комнате, уткнувшись в подушку и обложившись книгами. Маг решила не будить ученицу и отправилась на поиски сама.     

    Оказалось, что в гильдии никто не знает о постоялых дворах с такими названиями, а вот в ближайшей таверне вспомнили, что почти за северными воротами, чуть в стороне, где её не видно с дороги, стоит какой-то кабак «Слепая свинья», где, вроде бы, сдают комнаты. Удивившись про себя таком выбору места известным мастером-охотником, магистр направилась в указанном направлении. Найти искомое заведение оказалось непросто. Его действительно не было видно с основных дорог, а местные жители не очень жаловали мага и крайне нехотя указывали путь. Внутри Оуримм встретил запах дешёвого пива и вина, низкий прокопчённый потолок, казалось, никогда не вытирали, а местные завсегдатаи недобро поглядывали на неё исподлобья. Хозяин оказался достаточно разговорчив и не искал конфликта на ровном месте. Он рассказал, что у него в одной из комнат с отдельным выходом наружу действительно остановился какой-то охотник, заплатил вперёд за месяц и попросил его не беспокоить. Вот и всё, что рассказал хозяин. Показав жестами, как пройти к нужной комнате, он вернулся к обсуждению последних сплетен с каким-то угрюмым типом за стойкой.     

    Оуримм пришлось дважды обойти здание, прежде чем она смогла найти неприметную лестницу, ведущую на третий этаж, почти под крышу здания. Почувствовав неладное, она решила прощупать магический фон вокруг и уже не сильно удивилась, когда нашла сильные отводящие чары на двери и лестнице. Магистр гильдии магов поднялась по лестнице и остановилась у двери. Несколько несложных пассов, и морок рассеялся. Одновременно с этим ей в нос ударил тухлый запах разложения. Переборов подступившую к горлу тошноту эльфийка толкнула дверь. Та даже не была закрыта, распахнувшись вовнутрь. По всей видимости, тот, кто наложил заклятие, либо был в нём очень уверен, либо ему было всё равно, найдёт кто-то эту комнату, или нет.     

    Свет, проникший с улицы сквозь дверной проём, открывал неприглядную картину: повсюду был беспорядок, на полу были разбросаны различные личные вещи, судя по предназначению некоторых из которых можно было сделать вывод о том, что их хозяин является охотником. На кровати в неестественной позе лежал орк. Казалось что его голова развёрнута на сто восемьдесят градусов, а позвоночник согнут под прямым углом, отчего гуманоид напоминал скорее какое-то гротескное чудище с нелепо раскинутыми в сторону конечностями, а уж никак не представителя одной из самых гордых и физически сильных, кстати, рас Пандоры.    

    Проверять, жив орк или нет, не было ровным счётом никакого смысла: характер повреждений и стоящий в помещении запах красноречиво говорили о том, что мертвее не бывает, и Оуримм сосредоточилась на изучении бумаг и вещей, которые валялись в комнате. Очень скоро ей на глаза попался охотничий журнал, различные заметки и другие документы, подписанные или адресованные некоему мастеру-охотнику Джереду из Руин. Эльфийка не очень хорошо разбиралась в почерках, но была готова побиться о заклад, что именно он сейчас «отдыхал» рядом с ней. Тогда кем же был тот охотник, который, собрав поисковый отряд так дерзко, но безуспешно преследовал оборотня?     

    Повинуясь какому-то внутреннему чутью, магистр быстро произнесла заклинание поиска оборотникуса – вервооккультуса и не ошиблась. В комнате магическая аура была буквально пропитала следами этого ужасного зверя. Выходит, тот, второй лже-охотник тоже был оборотнем и всё это время дурачил их? Именно поэтому она там, на поляне, не смогла определить, кто из двоих был бестией, а не потому, что они были перепачканы в крови друг друга. Это также объясняло, почему он хотел добираться обратно своей дорогой – возвращаться в город оборотень не планировал. Оуримм вынуждена была признать, что он действовал крайне смело, рисковал, оставаясь в непосредственной близости от магов, бродя по городу, возвращаясь с ними в повозке. Он был настолько уверен в своей маскировке или просто не считал их за опасных противников? Она вздрогнула, вспомнив, как долго он находился рядом с Шерил.    

    Но зачем он тогда охотился за другим своим собратом? Война за территорию? Месть или другие личные счёты? Почему не убил его в городе? Зачем было нужно устраивать весь этот цирк с поисковым отрядом? Ответов у неё пока не было, но кое в чём она была пока что уверена: одного зверя они убили, а другой, как ей подсказывало чутьё, ушёл из города.    

    Вместе с тем, возвращаясь в Гильдию магов, она не могла не спрашивать себя, сколько ещё страшных чудовищ таится за городскими стенами, только и ожидая минутной слабости, чтобы вцепиться в наши незащищённые шеи, и что она сама в силах сделать, чтобы защитить своих сограждан?    

        




ОБСУЖДЕНИЕ


moorka
#2
[LjUA] Офицер
могущество: 5973
длань судьбы
эльфийка Трафэль
97 уровня
Ну там, как всегда, коллеги. Критика, замечания, предложения и прочее вэлком. Заранее благодарю. Изначально хотел страничку в продолжение, а потом сорвался. С уважаемым автором первого произведения не советовался, за что прошу прощения. Этот отрывок, исключительно плод моего воображения и может не совпадать с видением автора оригинала.
Смотритель
#3
системный пользователь
Произведение было удалено
Tiendil
#4
[НБ] Магистр
могущество: 14376
разработчик
дварф Халлр
92 уровня
Сорян. Промазал с мобилки. Вроде вернул всё как было.
moorka
#5
[LjUA] Офицер
могущество: 5973
длань судьбы
эльфийка Трафэль
97 уровня
... Оо вот так на тебе))
Призрак-сама
#6
[СИ] Магистр
могущество: 14

эльфийка аира'Касалиадар
33 уровня
Весьма недурно вышло. Есть несколько откровенных роялей, сильно бросающихся в глаза, но даже они не особо портят рассказ. Моё почтение.
Призрак-сама
#7
[СИ] Магистр
могущество: 14

эльфийка аира'Касалиадар
33 уровня
И маленький вопрос, продолжение будет?
moorka
#8
[LjUA] Офицер
могущество: 5973
длань судьбы
эльфийка Трафэль
97 уровня
Призрак-сама
Эти герои точно встретятся ещё. История же окончена, на мой взгляд.
Goras
#9
без гильдии
могущество: 0

оркесса Шриа
10 уровня
moorka
Да вроде как закончено. Жаль, было довольно интересно. Сейчас карантин, ну вы все в курсе и потому приходится работать в http://2captcha.com/ru через интернет. Вот и читаешь все подряд. Ну почти все, не сильно перебирая. Вот так и прочел этот рассказ и как ни странно мне он понравился. От капчи немного устал уже, хочется разнообразия иногда. Давно такого не было чтобы сидеть дома столько времени(



Сообщение изменено