Фольклор

Проклятая ферма

байка о героях о городах о Книге Судеб о Мастерах о фольклоре

    Трафэль присела на вовремя подвернувшийся пенёк. Она выглядела измождённой, ноги, хоть и тренированные годами странствий, гудели от длительного напряжения. Волосы слиплись от пота, его «бисер» выступил на лбу, липкие капли скатывались по спине. Героиня с облегчением сняла с плеч тяжёлую походную сумку с навьюченным грузом и положила рядом, расшнуровала жилет и расстегнула верхние пуговицы нижней рубахи, позволив свежему воздуху хоть немного остудить разгорячённое тело. Кожаную куртку и плащ она сняла ещё утром, когда утренний туман только начал уступать место летнему зною, и стало по-настоящему припекать.

    — Чёрт бы побрал эту курьерщину, — в очередной раз эльфийка в сердцах выругалась и передразнила мастера Стейга из Локерема: «Это посгедний газ! Пгошу теба, о великая Тгафэгь! Кгоме тебя, богьше некому отнести этот замечатегьный отгез непгевзойдённого шегка моему новому пагтнегу в Кигагоду!»

    — Тьфу, больше никогда не куплюсь на такую грубую лесть. «Кгоме тебя, вегикая Тгафегь», и ещё пары десятков ошивающихся в городе героев, которые, очевидно, достаточно умны или не так нуждаются в деньгах, чтобы тащить за гроши на край света какое-то тряпьё!

    — И зачем я только села играть с тем дварфом в этот проклятый грапель-гнобб? Сразу же было ясно, что он играет гораздо лучше меня.

    — Поймал на крючок, как маленькую. — она надула щёки, изображая представителя горного народа: «Неужели могучая эльфийка уступит мне, какому-то дварфу!» Аррггхххх, чтоб тебе пусто было, мелкий!

    Последние слова она почти прокричала, изобразив вдобавок несколько ударов руками по невидимому противнику.

    Этот небольшой выплеск эмоций подействовал на героиню освежающе. Она немного приободрилась и достала из бокового кармашка походной сумки чудом не раздавленные хлебцы и вяленую говядину, которая, как клялся торговец, была от собственноручно выращенного, а затем, опять же, собственноручно убитого и разделанного мраморного быка. Дважды ха-ха, подумала героиня. Хотела бы она посмотреть на то, как этот рыхлый сельский увалень, который тяжелее кошеля с монетами ничего за свою жизнь не поднял, хотя бы подойдёт к такому зверю, не говоря уже о том, чтобы с ним сражаться.

    — Ухху, ухху. — Раздалось откуда-то из кроны дерева, под которым решила отдохнуть воительница.

    — Вот видишь, и ты меня понимаешь, кто бы ты ни был. — Трафэль отхлебнула из фляги и изящным жестом подняла её вверх, приветствуя невидимую птицу.

    Длинный день клонился к концу, солнце уже не было таким испепеляющим как ещё пару часов назад, и удачно растущее неподалёку дерево обеспечило такую желанную тень.

    До Киралоды было ещё где-то часов пять пути, но теперь это расстояние уже не воспринималось как нечто непреодолимое. После небольшого привала и перекуса на скорую руку, это был вызов, требующий ответа. Утолив жажду прохладной воды с добавлением эльфийских травок по старинному рецепту, Мастер Стейг, в общем-то, казался Трафэль уже не просто старым лавочником с причудами, которому хочется кое-куда засунуть его сукно, а, как теперь припоминалось, когда надо мог быть отменным рассказчиком и мудрым советчиком.

    Собираясь вновь тронуться в путь, героиня огляделась по сторонам. Теперь, немного отдохнув, эта дорога показалась ей смутно знакомой.

    Точно! Какое-то время назад она сопровождала небольшой семейный караван с фермы где-то в этих краях. То ещё было приключение: как потом оказалось, чтобы выиграть на местной ярмарке нерадивые конкуренты наняли разбойников, чтобы те задержали нанимателей героини. Разбойники, естественно, и деньги взяли, и решили поживиться добром каравана, так что пришлось серьёзно помахать мечом, объясняя лихим людям ошибочность их жизненной позиции.

    Насколько Трафэль помнила, ферма находилась недалеко, в часе-полутора ходьбы от места её привала. Вызов – вызовом, но почему бы не устроить себе сегодня короткий рабочий день, подумала она? Вполне можно переночевать на ферме, насладившись комфортным ночлегом, уютной ванной и добротной пищей, а уже завтра в первой половине дня, до самого солнцепёка, быть в Киралоде, благо ферма находится по пути.

    Если повезёт, фермерский сын даже разомнёт мои уставшие ножки, подумала эльфийка, только чтобы сразу же с гневом прогнать эту мысль. Я слишком много времени провожу в общении с людьми и, кажется, начала опускаться до их уровня. Она фыркнула и резко поднялась.

    — В путь.

    Сбор не занял много времени. Что-что, а собираться каждый герой умел быстро и эффективно. Фляга и остатки трапезы отправились по своим местам, зоркий глаз осмотрел место остановки, не осталось ли чего, по привычке воительница прикинула, стоит ли попытаться скрыть свои следы, и решила, что по этой дороге вряд ли ходит много тех, кто рискнёт напасть среди бела дня на бессмертного ходока.

    — Ну всё, я пошла, до встречи. — Трафэль подняла голову и обратилась к неизвестной птице в кроне дерева.

    Ответа не последовало. Ну и ладно, решила эльфийка и направилась в сторону, где, как она припоминала, располагалась ферма.

    Откуда-то сверху, скрытые пышной листвой, за удаляющимся силуэтом наблюдали два зелёных глаза. Когда ходок скрылась из виду, с дерева с шумом сорвался большущий филин и полетел в ту же сторону, но уже закладывая громадный крюк, как будто специально избегая быть обнаруженным.

    К намеченной на сегодня цели Трафэль подошла, когда солнце уже уступало свои позиции на небе, периодически пропадая за стволами густой сосновой рощи неподалёку. Хозяйство выглядело так же, как выглядят подобные фермы в любом другом месте Пандоры: несколько амбаров для скота и птицы, загоны для лошадей и прочей животины, ограждённые бревенчатым забором, пара сараев для всяческой утвари и инструмента, небольшой домик для работников, какие-то хозяйственные постройки. Для пасторальной картины не хватало только мирно пасущихся скотинок, да праздно шатающихся батраков. Вполне возможно, что животные уже сидят по своим стойлам и насестам, кто где, а работы на сегодня уже закончены, подумала героиня.

    — Эй, есть кто дома! — громко крикнула эльфийка и зашла в ворота фермы.

    Практически сразу входная дверь главного дома открылась, и на пороге показалась светловолосая и румяная хозяйка. Она представляла собой фермерскую жену в традиционном представлении любого городского обывателя: милая на вид, дородная, с большой, высокой грудью и мягкими на вид, чуть пухлыми руками, которые, однако, за годы физического труда могут дать фору многим так называемым атлетам. Облачена она была в простое платье и пастельного цвета кружевной фартук. Даже с расстояния в несколько десятков шагов было видно, что её лицо расплылось в широкой улыбке. Кажется её звали Дафна, припомнила Трафэль.

    — Приветствую, Дафна. Помните меня, это я, Трафэль. Вы с супругом некоторое время назад нанимали меня для охраны повозок на ярмарку.

    На мгновение воительнице показалось, что на лице хозяйки промелькнуло замешательство, хотя, может быть это была всего лишь игра света в лучах заходящего солнца.

    — Конечно милая, — дородная женщина улыбнулась ещё шире. — Ещё бы не помнить. Ты нам тогда так помогла! И тут же добавила. — Ой, ничего, что я так, на «ты»?

    — Всё в порядке. Скажите, я могу остановиться у вас на постой на эту ночь? Я порядком устала, а до Киралоды путь ещё неблизкий.

    — Ой, конечно, конечно. Какие могут быть сомнения! Мы построили ещё один небольшой домик вон там, за домом, ближе к лесу, там часто останавливаются наши родственники и друзья. Там тебе будет очень удобно! И снимай уже свою сумку, она выглядит тяжёлой. Гили! — она крикнула, обернувшись к дому.

    — Сейчас сын поможет тебе с вещами. А ты, наверное, голодна с дороги? Или, может быть, затопить баньку?

    Трафэль действительно чувствовала себя уставшей, а приличный слой дорожной пыли, который, казалось, с удовольствием оседает на потной коже, основательно действовал чистоплотной эльфийке на нервы. Она решила, что баня будет отнюдь не лишней.

    — Да, я с удовольствием воспользуюсь вашим гостеприимством.

    — Милая, зачем эти формальности! Мы же давно знакомы! Прошу тебя, обращайся ко мне на ты, или называй меня Дафна.

    Героине было странным такое панибратство, но она старалась в общем быть терпимой и воспринимать непредвзято все новые веяния современной Пандорской культуры. В конце концов, она не часто бывала в этом краю, быть может, здесь было так принято?

    — Хорошо… эээ… Дафна, а как поживает ваш супруг? Гюнтер, насколько мне не изменяет память.

    — Ой спасибо, что спросила, дорогуша! Всё с ним замечательно, сейчас позову его. И до того, как Трафэль успела открыть рот, ответить, что не надо тревожить супруга по чём зря, хозяйка фермы в очередной раз обернулась и позвала мужа.

    Практически в тот же момент, как будто только того и ждала, входная дверь снова приоткрылась, и из дома вышли отец с сыном, улыбаясь так же, как и Дафна. Они всем своим видом демонстрировали такое радушие и дружелюбие, что эльфийка автоматически насторожилась. Она не подала вида, улыбнувшись в ответ, но что-то в местной атмосфере её упорно казалось странным. Когда Гили, сын владельцев фермы – здоровенный детина, чьё лицо ещё не тронула первая щетина, протянул руку, чтобы вместе с сумкой взять и перевязь с оружием, героиня сделала вид, что хотела её отдать, но никак не могла совладать с заевшими застёжками. С недрогнувшей улыбкой Гили забрал только сумку и понёс её куда-то за большой дом.

    — Дорогой, ты же помнишь Трафэль? Она помогала нам с той дорогой на ярмарку? — Дафна смотрела на мужа всё с той же дурацкой улыбкой.

    — Конечно, милая. Отлично помню. Как твои дела, Трафэль? Много ли монстров ты порубила в капусту с тех пор, как мы расстались?

    Гюнтер был поджарым жилистым мужчиной среднего возраста, густо загорелым, с простым, открытым лицом. Лицо его покрывала трёхдневная, или около того, щетина, а выгоревшие соломенные волосы смешно топорщились в разные стороны. Он наверняка в свои молодые годы пользовался популярностью на сельских праздниках… только если уже тогда не улыбался во весь рот настолько неестественно.

    Героиню эта беседа на крыльце после длинного тяжелого дня уже начинала порядком напрягать. Даже если эта подозрительная парочка просто перегрелась на солнце, а она не могла припомнить, как они вели себя в их прошлую встречу, пора бы и честь знать. Существуют же законы гостеприимства! Однако, она сама себя одёрнула, эти же законы требовали, чтобы и гостья была вежливой до конца.

    — Да, порядком. — уклончиво ответила воительница, — Если позволите, я бы немного отдохнула с дороги. А потом можно и побеседовать.

    — Прости нас великодушно! — почти хором ответили фермеры. Сейчас всё организуем.

    — Я займусь баней.

    Сказав это, Гюнтер без дальнейших слов, но с неизменной улыбкой развернулся и направился следом за сыном, куда-то за дом. Трафэль решила, что баня с гостевым домом располагаются где-то в той стороне.

    — Люси! Окликнула кого-то в очередной раз Дафна.

    Дверь опять открылась спустя мгновение и к ним вышла девушка лет семнадцати. Такая же белокурая, как и мать, с простым веснушчатым лицом, которое бы было достаточно миловидным и привлекательным, даже на взгляд эльфа, если бы не дурацкая улыбка. От неё веяло каким-то нездоровым психологическим состоянием. Ну не могли же они все сразу получить солнечный удар, размышляла героиня.

    — Дочка, дорогая, покажи подруге гостевой дом и баню, да помоги с одеждой. Эта-то вон, видишь, вся в пыли да гряди дорожной. Она сделал рукой неопределённый жест.

    — Конечно, маменька, всё сделаю да всё покажу. Пойдём. Она, не меняя выражения милой жуткой мордашки, поманила героиню с собой.

    Трафэль чуть не скривилась от «подруги», но вовремя сдержалась. Поблагодарив хозяйку за заботу, она направилась за дочерью, которая нетороплива брела впереди, показывая дорогу и периодически оборачиваясь на гостью. Эльфийка старалась незаметно поглядывать по сторонам, но ферма выглядела совершенно обычным образом, не отличаясь от сотни других подобных хозяйств. Ничего необъяснимо примечательного в глаза не бросалось.

    Единственная странность, которую удалось подметить сразу – во дворе не было никакой живности. Обычно на фермах можно увидеть бегающих по двору домашних животных: собак, кошек, выбравшуюся из загона птицу, да мало ли, кого ещё. Но здесь не только не было подобного, но к тому же скотину не было слышно, хотя постройки для её содержания имелись в немаленьком количестве.

    Кроме того, чуть позднее Трафэль пришла в голову ещё одна деталь: сам двор был в образцовом порядке: ни разбросанного корма, ни перевёрнутых вёдер, ни расплёсканной воды. Всё было тщательнейшим образом прибрано, даже земля была подметена до того уровня, что не было видно следов скотины, которую выгоняют на пастбища.

    Подойдя к гостевому дому Эльфийка первым делом поблагодарила за помощь и отослала назад Люси, несмотря на все попытки той остаться и помочь героине. Затем она тщательнейшим образом проверила свою сумку, коря себя за то, что не отказалась от помощи и отдала поклажу незнакомцу, хоть и на короткое время. Но все вещи оказались в порядке, ничего нового в сумку не подбросили. К тому же она не чувствовала никакого магического вмешательства.

    Хоть Трафэль в основном полагалась на меч, нежели чем на магию, но она была эльфом и обладала врождённой способностью к колдовству, а также могла неплохо чувствовать колебания магической энергии. В своё время она нередко удостаивалась похвалы от своего учителя магических наук за сенсорные способности и умение распознавать тонкости характера и направленности магических эманаций.

    Она плотно зашторила все окна, села на пол посреди небольшой комнаты, закрыла глаза и попыталась максимально расслабиться, притупив органы физических чувств и сосредоточившись на восприятии энергетических волн.

    Практически сразу она ощутила обширное возмущение магического фона, однако, у неё не получалось идентифицировать более-менее точно тип и происхождение аномалии. По характеру чувства эфирной формы, как учили в детстве, она могла охарактеризовать свои ощущения, как наблюдение ряби на воде. Но рябь эта была не простая, а со странностями, как будто концентрические круги, оставшиеся на поверхности от брошенного в озеро предмета, замерли, достигнув определённого диаметра, и не увеличиваются, но и не пропадают, продолжая создавать колебания.

    О чём-то подобном воительница читала в одной из книг по истории магии, но что там было написано конкретно, она вспомнить не могла. Что-то, кажется, про магический откат, оставляющий характерный след, или как-то так. Она попыталась вспомнить подробности, но в этот момент раздался стук в дверь.

    Вслед за этим из-за двери донесся голос Гюнтера: —Дорогая Трафэль! Баня готова, извольте освежиться, когда будет удобно. После мы подадим на стол.

    Послышались звуки удаляющихся шагов. Немного растерянная из-за не по всем правилам магической науки завершённой концентрации, эльфийка поднялась и доковыляла до своей походной сумки. Пары глотков освежающей жидкости из фляги оказалось достаточно, чтобы восстановиться. В этот раз героиня решила не рисковать, поэтому на вещи было наложено нехитрое заклинание, уменьшающее привлекательность объекта колдовства для кого бы то ни было, кроме владелицы, до такой степени, что вор, например, даже не увидит такую вещь, хотя бы она и будет лежать перед ним.

    Поразмышляв некоторое время над тем, стоит ли брать с собой перевязь с оружием, Трафэль решила, что не стоит самой провоцировать потенциальный конфликт, который пока что, был основан только на некоторых, даже не полностью сформировавшихся, подозрениях. Меч и небольшой баклер она оставила в гостевом доме, взяв с собой на всякий случай небольшой кинжал, который легко помещался за поясом на спине и, в случае чего, не вызвал бы больших вопросов, как она надеялась. Ну в конце концов, что за герой без оружия? Она же не орк какой-нибудь.

    Однако, выйдя во двор её захлестнула новая волна подозрительности. Население фермы в составе главы семейства, его жены, дочери и сына, выстроилось как по линейке перед гостевым домом. Все они стояли, похожие на полных идиотов с этими дурацкими улыбками, которые, казалось, были приклеены к их лицам. При этом никакой особенной магической ауры от них не исходило. Может быть, что-то с водой в этих краях? Выдвинула очередную гипотезу героиня.

    Гюнтер рукой указал на маленький домик чуть в стороне от гостевого.

    — Спасибо! Я не долго. — эльфийка уверенно направилась в сторону бани, но не дойдя до неё нескольких шагов, не выдержала и обернулась.

    Все члены фермерской семьи продолжали стоять на тех же местах, всё с теми же дурацкими улыбками. Трафэль выдавила из себя нечто, напоминающее улыбку, и постаралась приветливо помахать рукой. Вышло не очень убедительно, но Дафна, улыбнувшись ещё сильнее, хотя, казалось, что это просто невозможно, помахала в ответ.

    Заходя в баню, воительница отметила, что поленница рядом с дверью полная за исключением самого угла, дрова из которого пошли, скорее всего, на растопку бани сейчас. Странно, неужели они не пользуются баней постоянно? Или они носят дрова откуда-то из другого места? Зайдя в здание эльфийка ответила ещё одну странность: было ужасающе жарко. Нет, она, конечно, знала, что в бане должно быть не просто тепло, а жарко. Но не такое же пекло! Создавалось неприятное ощущение, что кончики ушей закручиваются в трубочку. Она заглянула в печь. Там полыхали, кажется, разом все поленья, которых недоставало снаружи. Кто же так топит? Такое впечатление, что баней занимаются впервые. Хотя, если судить по состоянию внутренней отделки, этой баней пользовались приличное количество раз: потолок серьёзно подкопчён, кое-где древесина разошлась от перепадов температур и влажности, видно, как разошлись волокна по краям лавок, других деревянных поверхностей, следы износа видны на рукоятях утвари, потёрты полы и стены.. Интересно, что же всё-таки здесь происходит, — в очередной раз задалась вопросом Трафэль.

    Тем не менее, она достаточно устала за прошедший день, чтобы всё-таки не отказываться от бани. Выпустив немного пара в открытую дверь, воительница приоткрыла небольшие окошки и плотно закрыла вход в банный домик, опустив тяжёлый засов. Пока ставший теперь терпимый жар расслаблял усталое эльфийское тело, героиня усиленно размышляла над тем, какие шаги ей стоит дальше предпринять.

    Особенной угрозы от странной семейки она не чувствовала, да и агрессии они пока не проверяли. Да, чудаковатые, но пока не нападают. С другой стороны, умирать на пустом месте не хотелось, да и заказ нужно было выполнить в срок или хотя бы вообще. И потом, на ферме мог быть ещё кто-то, чья жизнь была в опасности.

    Прощупав для верности магический фон ещё раз и положив на пол рядом с собой верный кинжал, она позволила себе расслабиться.

    Час спустя отдохнувшая морально и физически Трафэль вышла из бани. Довольно непривычно было ей ощущать себя не в практичном походном костюме, а в лёгоньком сарафанчике и мягких сапожках. Защитные свойства льняной одежды вызывали, конечно, серьёзные вопросы, но вечерний ветерок приятно холодил ноги, подол красиво развевался на ходу, а драться с драконами эльфийка сегодня всё равно не планировала. По крайней мере не с драконами, мысленно поправила она себя.

    К счастью, странных фермеров не было нигде видно. По правде говоря, воительница слегка опасалась, что, выйдя после парной, она застанет их всё на том же месте. В доме горел свет, и героиня направилась к парадной двери. На удачу, несмотря на лёгкость наряда, под ним нашлось место для кинжала, и она не чувствовала себя такой уж беззащитной.

    На стук дверь открыла Дафна, как можно догадаться, всё с той же дурацкой улыбкой на пол-лица.

    — Милая наша дорогая подруга, проходи скорее, мы только тебя и ждём. Она отошла в сторону, давая возможность эльфийке пройти в дом.

    Хоть ей это и не особенно понравилось, Трафэль пришлось принять предложение и зайти в дом, оставив хозяйку за спиной. Она инстинктивно напряглась, одновременно ожидая нападения и стараясь не подать виду. Но никакого нападения не последовало, Дафна, закрыв дверь, тут же проследовала мимо гостьи прямо по коридору, где была видна гостиная и накрытый для ужина стол.

    Героиня проследовала по коридору следом. Дом изнутри был освещён большим количеством люстр и свечей, никакой магии или магомеханики не чувствовалось. Чистые светлые стены без особенных украшений, крепкие высокие деревянные потолки, широкий коридор. Прямо образцово-показательный дом преуспевающей фермерской семьи, подумала эльфийка. Проходя по длинному коридору, она отметила, правда не особенно концентрируясь, что хоть остальные двери и были закрыты, но за ними не чувствовалось никого живого. Направленной магии тоже не было.

    Как и ожидалось, за столом собрались все члены семьи. На воительницу смотрело четыре пары глаз, и четыре лица были растянуты неестественными улыбками.

    — Присаживайся! — почти хором сказали четыре рта.

    Трафэль присела на выделенное её в центре стола, как почётному гостю, место. Некоторое время длилось неловкое молчание, и эльфийка поняла, что фермеры ждут, что она начнёт разговор. Она понятия не имела, что считается в здешних краях хорошим тонов в беседе с сельскими жителями.

    Обычно, останавливаясь в тавернах и трактирах на трактах или в городах, воительница не испытывала таких сложностей. Там всегда находились желающие начать или поддержать беседу на любую тему, от странностей погоды в этом году до возведения новых статуй на площадях. Кто-то обычно был осведомлён обо всех самых тайных слухах и секретах, о последних веяниях геройской моды, о новых, доселе невиданных, монстрах страшной силы. Не было недостатка в желающих рассказать о своих, обычно преувеличенных в несколько раз, подвигах и заслугах. Не стоит и говорить, что все подобные разговоры отлично проходили, будучи сдобренными хорошей порцией пойла, подаваемого в конкретном заведении. И оно тоже, если верить хозяину, было обязательно самым-самым лучшим во всей Пандоре.

    Эльфийка решила, что самым правильным будет завести речь об урожае, здоровье скотины и о чём там ещё говорят между собой фермеры? Она не была специалистом в данных вопросах, но надеялась, что после первой фразы беседа дальше пойдёт как-нибудь сама-собой. Главное, чтобы принесли поесть. Героиня умирала с голоду и надеялась, что, какими бы странностями не обладала эта семья, травить её не будут. В конце концов, у них было уже достаточно возможностей попытаться застать её врасплох, которыми они не воспользовались, да и к тому же, обычно попытки напасть на героев предпринимали исполненные отчаяния бродяги или разбойники с большой дороги, а не преуспевающие фермеры.

    К счастью, оказалось, что хозяева были рады поддержать беседу и с живостью рассказывали гостье, какой выдался замечательный урожай в этом году, как обильные дожди не повредили посевам, а скотина с готовностью размножалась и несла здоровый приплод. Выходило, что этот сезон значительно улучшил материальное положение хозяйства. Тем не менее, на взгляд Трафэль, даже лучшие результаты по хозяйству не могли заставить нормальных адекватных людей вот так ходить с улыбкой до ушей целый день. Однако постепенно подозрительность героини почти сошла на нет, она почти привыкла к дурацким лицам хозяев. Не в последнюю очередь этому способствовала постоянная смена блюд, которые, стоило признать, были отменно приготовлены: томлёная крольчатина с травами, запечённая с овощами птица, молодой картофель в дынной заправке, соленья домашнего приготовления и даже такой деликатес как головоножья икра. Было еще некоторое количество блюд, которые эльфийка была абсолютно не в состоянии была запомнить после разделённой с хозяевами бутылочки отменного и довольно крепкого домашнего вина.

    В который раз Трафэль посочувствовала своим собратьям, которые добровольно отказывали себе в удовольствии вкушать мясо. Эх, ущербные, не представляют, чего себя лишают, подумала она, вставая довольная из-за стола. Теперь, правда, придётся себя некоторое время ограничивать в органической пище и в обязательном порядке, как говорил учитель магии, несколько часов усиленно медитировать, компенсируя полученные с пищей излишки питательных веществ, а то, чего доброго, можно и вес набрать. Кто наймёт пухлую героиню, страдающую отдышкой? Да и длинноухие собратья засмеют. Застолье продолжилось до глубокой ночи.

    Испытывая самые благие чувства, воительница на немного заплетающихся ногах вышла из-за стола, собираясь откланяться ко сну. Внезапно её сознание пронзил сильный магический крик.

    — П-М-ГИ!
    Обращение было таким сильным, что от неожиданности она споткнулась. К ней тут же подскочил Гюнтер, подхватил под руку и помог не упасть. Эльфийке даже не пришлось ничего изображать перед хозяевами, благо она и до этого шла нетвёрдой походкой. Кажется, никто из фермеров ничего не заметил.

    Изобразив некое подобие полупьяной улыбки, Трафэль попыталась сосредоточиться на услышанном крике, но алкоголь и съеденное мясо притупили магическую чувствительность. Собрав волю в кулак, она сконцентрировалась и мысленно произнесла в ответ: «ПОДОЖДИ НЕМНОГО».

    Она не знала, услышал ли её ответ неизвестный, но зато теперь героиня была точно уверена, что на этой ферме не всё в порядке. К сожалению, отметила она про себя, было бы неплохо для разнообразия хотя бы пару дней не влипать в какие-то приключения.

    Вернувшись в гостевой дом эльфийка первым делом заперла все двери, проверила ставни, задёрнула все шторы. Наложив на все входы простенькие заклятия, которые сообщат ей о попытке проникновения, а также ненадолго дезориентируют незваного гостя, она проверила, не рылся ли кто в её сумке. Вещи оказались нетронутыми. Размышляя, уж не почудилось ли ей там, в доме, на почве алкоголя и усталости, Трафэль расположилась посреди комнаты, зажгла благовония и приступила к медитации.

    Сначала ей никак не удавалось успокоиться до необходимого уровня. За последние недели было съедено слишком много мяса, выпито приличное количество вина и неприличное количество пива. Всё-таки надо придерживаться определённой диеты, решила она сама для себя. Затем, мало-помалу её удалось достичь баланса в концентрировании магического внимания. Она представила себя в центре сферы и постаралась прочувствовать окружающее её пространство с помочью искажения магических волн, улавливая их колебания и чувствуя, как меняется их плотность и частота, какую дополнительную информацию они доносят до неё.

    Это был сложный приём, который эльфийка не практиковала довольно давно, за что она себя ещё раз мысленно обругала, но постепенно вызубренные ещё в детстве мантры всплыли в памяти, и сфера магического взора начала расширяться. Поначалу она была размером чуть меньше комнаты, в которой медитировала Трафэль, но постепенно её удалось распространить её на весь дом, а потом и дальше, дальше, ещё дальше, вот она уже почти доставала до главного дома.

    От непривычки к такой высокой ментальной нагрузке у героини начали пульсировать виски и поднялась температура, она начала обильно потеть. С другой стороны, она полностью протрезвела и теперь чувствовала себя значительно лучше. К сожалению, тяжесть в животе никуда не делась.

    Теперь эльфийка могла чувствовать живые сущности в главном доме. Вот только магический потенциал у них был слабый, ауры практически не было. Обычно все живые существа излучают достаточно чётко различимый след, кто-то больше, кто-то меньше. Эльфы так вообще ярко-ярки сияют, ну и люди, как правило, видны в эфирном спектре издалека. А тут, прямо скажем, увиденное удивило воительницу. Она постаралась ещё немного увеличить охват сферы, сместив фокус в сторону дома, и ей это удалось. Трюк считался достаточно сложным даже для продвинутых пользователей магии, так что, учитель мог бы быть доволен своей ученицей.

    А вот тут её и попалось что-то удивительное. Насколько она могла определить, прощупывая пространство на границе своих возможностей, в подвале дома был кто-то еще. То-ли прятался, то-ли его там держали, но это существо имело большой магический фон, больший, чем все остальные присутствующие на этой ферме жители.

    Трафэль ментально потянулась через эфир к этому, излучающей страх и отчаяние, образу. Ответ пришёл моментально. Теперь, когда героиня медитировала, ей удалось без труда разобрать обращенные к ней призывы о помощи.

    «ПОМОГИ!» - вопрошал неизвестный.

    — Успокойся, подожди немного. Где тебя держат? Я помогу! — Постаралась передать свои чувства и интенции Трафэль.

    Однако другая сущность, похоже, хоть и понимала её, не могла сконцентрироваться достаточно, чтобы ответить, повторяя без конца призывы о помощи. Ну что же, усмехнулась эльфийка, это уже что-то, теперь можно геройствовать. Она предположила, что, если ей повезёт и хозяева не затевают ничего сегодняшней ночью и не подозревают свою гостью в какой-нибудь пакости, то они сейчас скорее всего спят. Для уверенности отдохнув еще около часа героиня аккуратно вышла в ночь. К несчастью, на небе болталась довольно яркая луна, которая никак не помогала хорошо видящей в темноте эльфийке, но зато делала её намного заметнее для всех остальных. К счастью, одежда на ней, высохшая к этому моменту благодаря тёплой погоде, была преимущественно тёмных тонов, да не было никакого тяжёлого оружия, которое могло бы звоном или лязгом выдать её.

    Перед выходом она ещё раз быстро прощупала пространство вокруг дома на предмет наличия живых людей, после недавней тренировки это вышло легче и не потребовало таких серьёзных ментальных затрат. Никого не было поблизости. Героиня незаметно выскользнула из дома и огляделась. Всё ещё никого. Она тихонько прошла в противоположную от главного дома сторону, если придётся оперативно уходить, стоило позаботиться о своём имуществе загодя, ведь заказ на доставку никто не отменял. Спрятав свою сумку и щит где-то в пяти минутах ходьбы от фермы, эльфийка некоторое время размышляла, стоит ли ей брать с собой длинные меч. Всё-таки сделав выбор в пользу уверенности, она прочно закрепила клинок на поясе в пару к уже находящемуся там кинжалу. Опять же, длинный меч, как она знала по опыту, является неплохим переговорным фактором, особенно когда ты с виду стройная эльфийка.

    Обратная дорога к ферме так же прошла безо всяких осложнений. Трафэль аккуратно обходила главное здание, когда заметила снаружи, в одной из стен, ставни, скрывающие, по всей видимости, вход в подвал. Отчего-то она сразу решила, что то, что она ищет именно там.

    Мягко и бесшумно отодвинув лёгкий засов, воительница приготовилась спуститься в темень подземелья, но что-то отвлекло её внимания. На самой границе периферийного зрения она увидела, как будто лёгкое движение в листве дерева рядом с гостевым домом. Прищурившись, однако, она не смогла ничего разглядеть. Густая листва оставалась практически неподвижной, лишь слегка покачиваясь в ответ на дуновение небольшого ветерка. Привидилось от перенапряжения, решила Трафэль. Ещё немного постояв, она легко и бесшумно скользнула в прохладу подвала.

    Как только её не стало видно, в скрываемой листьями тьме ветвей открылись два горящих зелёным огнём глаза.

    Эльфийка решила не зажигать огонь, вместо этого произнеся одно из базовых заклинаний, улучшающих и без того острое эльфийское зрение. Теперь она могла ловить мельчайшие и самые тусклые отражения. В кромешной тьме не помогло бы, но вход в подвал был открыт, и проникающего света было более чем достаточно. На первый взгляд подвал был самым обычным. Да и на второй взгляд тоже. Не то чтобы героиня была в большом количестве фермерских подвалов, но вот остальных повидала прилично: казематы монастырей, темницы бандитов, катакомбы под старыми храмами… Так вот, Трафэль могла со всей ответственностью заявить, что этот подвал не походил на обитель какой-то секты или ещё что-то подобное. Самый обычный склад фермерского дома: вот тут стеллаж с разносолами, тут висит вяленое мясо, она прошла дальше по коридору и свернула в одну из комнат, вот мешки с крупами, здесь сложена какая-то утварь, а в этом углу на цепи маленькая девочка. …

    Стоп! Маленькая девочка на цепи!

    От неожиданности героиня негромко вскрикнула. Девочка же лишь подняла голову и тихонько всхлипнула. Даже при таком скудном свете было видно, как она истощена.

    — Держись! Я тебя вытащу. Только тс-с-с-с-с!

    Девочка только тихонько шмыгнула носом и понимающе кивнула. Полные слёз глаза смотрели с мольбой.

    Героиня подцепила хлипкий замок на кандалах зачарованным мечом и кинжалом, используя подвернувшийся кирпич в качестве рычага, легко разомкнула звенья. С приглушённым звуком цепь упала на пыльный земляной пол. В тот же момент девочка кинулась вперёд и заключила эльфийку в объятьях, уткнувшись в неё лицом. Она вся тряслась и рыдала, но, по всей видимости, не забывала о том, что они ещё в опасности, и нельзя шуметь. Трафэль не сказать, чтобы знала, как обращаться с маленькими детьми, но она отчаянно хотела успокоить малышку, поэтому она просто обняла её за плечи и прижала к себе. В этот момент стал отчётливо ощутим сильнейший магический фон девочки. Он был выдающимся, таким, какой даже у эльфов встречается очень и очень редко. Навскидку, можно было предположить, что здесь держали будущего мага высшего уровня. К тому же аура казалась сформированной, законченной что ли. Такой обычно не бывает не только у детей, но и у взрослых эльфов, которые ежедневно в течение многих десятилетий не оттачивают свои магические способности.

    Но терять время в размышлениях было нельзя, поэтому, показав девочке жестом быть тише, воительница двинулась к выходу. Дойдя до выхода из подвала, она собралась было сосредоточиться в поисках людей на улице, но девочка, тихонько дёрнув сзади за пояс, тихо, но уверенно сказала: «Никого, можно идти!»

    Трафэль недоверчиво посмотрела на бывшую узницу, однако, принимая во внимание странную ауру девочки, эльфийка решила, что в этом ей можно довериться, тем более что ей не хотелось больше тратить сегодня магическую энергию, она и так испытывала сильную ментальную усталость. Завтра, когда они будут в Киралоде, она сможет выспаться и восстановить силы.

    Всё же аккуратно выглянув из подвала, героиня огляделась. Она заметила, что дверь в гостевой дом была открыта, но она совершенно отчётливо помнила, что закрывала её, и к тому же, на двери всё ещё было охранное заклинание. Как могло получиться, что она не почувствовала проникновения?

    Тем не менее, снаружи оставалось тихо, и, не заметив никаких признаков фермерского семейства, она тихонько выбралась наружу и помогла вылезти девочке, та была откровенно слаба и с трудом сама могла идти.

    В тот момент, как только обе они оказались на открытом пространстве, откуда-то сверху, с дерева, раздалось оглушающе громкое уханье совы.

    На мгновение обе беглянки замерли на месте от неожиданности, а затем бросились бежать, но спустя несколько шагов быстроногая эльфийка обнаружила, что девочки рядом нет. Она обернулась и увидела ту упавшей на землю буквально почти у самого подвала. Проклиная себя за невнимательность, воительница в пару прыжков оказалась рядом с девочкой и легко закинула её на плечо, та совсем ничего не весила.

    Однако это промедление оказалось достаточным, чтобы странное семейство фермеров в полном составе успело выйти из дома и теперь внимательно наблюдало за недавними «гостьей» и «узницей». Всё с теми же дурацкими улыбками.

    — Милая, милая Трафэль, куда же ты, дорогуша, собралась? — Хоть на лице Дафны и осталась прежняя гримаса, теперь она уже не выглядела дружелюбно, а в голосе появились сердитые нотки.

    — К тому же, зачем тебе «это»? — Гюнтер показал рукой, сжимающей длинный кухонный нож, на девочку.

    Дети тем временем начали потихоньку обходить героиню с флангов.

    Эльфийка оставалась спокойной, не первый раз ей приходилось иметь дело с чокнутыми, но в этот раз всё казалось каким-то сюрреалистичным. Ночь, полная луна, семья фермеров, из которых только один вооружён кухонным ножом, готовится напасть на героиню! Трафэль бы даже хихикнула, если бы не маленькая девочка, лежащая у её ног. Она быстро перебрала варианты: семья магов, нет, вряд ли, они бы почувствовали мои манипуляции и крик о помощи, да и не стали бы так обходить для атаки, вампиры, то же нет, не их поведение, да и не тянут эти увальни на кровососов, может оборотни, тоже не то. Хм, выходит, придётся играть вторым номером.

    — Господа, — уверенным и командным голосом, не терпящем возражений начала воительница. — я забираю девочку, и мы уходим. Всякий, кто встанет у меня на пути, будет повержен.

    Никакого ответа не последовало, вместо этого Гюнтер прыгнул вперёд и взмахнул ножом. Героиня даже немного обрадовалась, она испугалась, что первыми могут напасть дети. А при таком развитии событий, скорее всего, потеря главы семейства сможет остудить их пыл, хотя она и не собиралась причинять ему серьёзный вред. Трафэль даже не потребовалось двигаться: длины меча хватило, чтобы атаковать руку нападающего, и не дать ему приблизиться на опасное расстояние к ней или девочке. Изящным движением она провела мастерский укол в запястье руки, держащей нож.

    По-хорошему, думала она, сейчас вот пойдёт кровь, фермер завопит во всю свою фермерскую глотку, детки побегут в разные стороны, а жена грохнется в обморок прямо на том же месте, где и стоит.

    Вот только вышло всё несколько иначе. Гюнтер не только не выронил нож, но даже, казалось, не заметил ранения, продолжив двигаться вперёд, размахивая ножом во все стороны. Дети одновременно сорвались со своих мест и бросились на них с девочкой, а Дафна просто осталась стоять, смотря на происходящее с неизменной улыбкой. Мне бы такой настрой, угрюмо подумала Трафэль, а затем, как обычно в таким моменты, её сознание почти полностью отдалось боевым рефлексам.

    Кожа «фермеров» оказалась достаточно прочной, выдерживая нанесённый со всей силы удар мечом, а когда её удавалось рассечь, то из раны не текла кровь, а сами повреждения затягивались с пугающей быстротой. К тому же сражение осложнял тот факт, что героине пришлось подхватить на руки девочку, вынуждено отступая под напором ударов, и хотя она не получила пока ни одного существенного повреждения, казалось, и преследователи не знали усталости. Без перерыва они нападали, останавливаясь только, чтобы погасить энергию принятого удара. Сами они наносили неумелые, но очень сильные удары. Дочка фермеров, промахнувшись, снесла рукой небольшое деревце, оказавшееся на пути её удара. Трафэль приняла решение отступать, понимая, что очень долго она не сможет сражаться в таком безумном темпе. Рано или поздно она устанет, начнёт пропускать удары, а когда неизбежно упадёт, тогда они доберутся и до девочки. К тому же до сих пор она не придумала, как обездвижить противников имеющимся оружием, поэтому, пока у неё оставалось достаточно сил, эльфийка решила бежать, спасая жизнь девочке, ну и свою, конечно, тоже.

    В очередной раз парировав атаки всех троих героиня резко подалась вперёд и нанесла ещё один высокий удар по широкой дуге. Не ожидавшие от неё такого, фермеры не смогли увернуться. Лишь Люси успела поднять руки в защиту, а вот по Гили и Гюнтеру удар пришёлся туда, куда и метила воительница – по глазам. Оба они отлетели назад и упали на спину.

    Героиня не стала дожидаться, пока они придут в себя, а резко развернулась, собираясь бежать с пленницей, безвольно повисшей у неё плече. Какого же было её удивление, когда, развернувшись, она лицом к лицу столкнулась с улыбающейся Дафной. Та, по всей видимости, дожидалась удобного момента, подкравшись, используя загораживающую с одной стороны обзор узницу. Трафэль успела про себя выругаться на свою беспечность и заочно попросить у девочки прощения, а затем получила мощнейший удар кулаком в лицо. Времени и возможности заблокировать или парировать этот удар у неё не было, поэтому она постаралась только чуть отклониться назад, смягчив, насколько это было возможно, силу удара. Всё равно, она почувствовала, как в голове словно разорвалась хлопушка, из разбитого носа брызнула кровь, её отбросило далеко назад, к остальным фермерам. Тем не менее, ей каким-то чудом удалось сохранить сознание, она встала на одно колено и сплюнула кровь из разбитого рта.

    Но в тот самый момент, когда преследователи кинулись на них, а Трафэль решила драться до последнего, девочка застонала. Эльфийка почувствовала, как вокруг концентрируется ошеломляющее количество магической энергии. Время как будто замедлило своё течение, она заметила, что между её волосами бегают миниатюрные молнии, вся трава, примятая их схваткой, распрямилась и теперь смотрит вверх, ветви ближайших деревьев тянутся к девочке, а воздух вдруг стал разряжённым и холодным. Затем одномоментно стало вдруг нечем дышать, её придавило к земле, а нападавших, как будто бумажные фигурки, швырнуло в разные стороны.

    На еле гнущихся ногах героиня поднялась, взвалила на плечо странную узницу фермеров, которая так и не пришла в сознание, но продолжала тихо постанывать, и поковыляла в сторону Киралоды, благо оставленная сумка с магической меткой служила надёжным ориентиром.

    Трафэль не останавливалась ни на минуту, опасаясь преследования, но его не было. Свой беспокойный путь она практически не запомнила, только чувствовала постоянную усталость и страх упасть без сил, потерять сознание. Голова раскалывалась, сердце, казалось, готово выскочить из груди.

    С лучами восходящего солнца она вышла к городу. Первым делом она сняла комнату в хорошем и безопасном постоялом дворе, а также направила вестника к Оуримм, известной далеко за пределами города эльфийской волшебнице. Героиня была уверена, что о произошедших событиях необходимо поставить в известность магическое сообщество. Уже после этого она позволила себе расслабиться и уснуть. В кровати рядом спокойно посапывала спасённая девочка.

    Через несколько дней после описанных событий гильдия магов Киралоды сопроводила Трафэль на место, где располагалась таинственная ферма. Ко всеобщему удивлению на месте фермы оказался участок выжженной до состояния угля земли, даже пни, оставшиеся от деревьев, обгорели почти до самого основания. При этом, уважаемые и многомудрые маги не смоги установить доподлинно источник такого огня.

    Также странно перешёптываясь и переглядываясь, учёные мужи не смели открыто при героине обсуждать некое имевшее место событие, которое они именовали «магический откат».

    Оказалось, что спасённую девочку звали Шерил, и она была самой младшей дочерью в семье фермеров, но больше ничего маги не разрешили ей рассказать своей спасительнице. Только перед тем, как отправиться в местную гильдию, как полагала эльфийка, чтобы начать обучение магии, Шерил ещё раз крепко её обняла и расплакавшись лепетала, как она ей благодарна, и что она её никогда не забудет.

    — И я тебя никогда не забуду, а буду иногда навещать, чтобы узнать, как твои успехи в изучении тайн арканы.

    Судя по бросаемым на неё косым взглядам со стороны сопровождавших девочку магов, они такой перспективе были не очень рады. Ну и плевать, решила Трафэль. Она чувствовала, что за эту единственную ночь очень привязалась к девочке.

    Героиня выполнила поручение по доставке в этот город фронтира, забрав свои вещи во время вылазки с магами. В Киралоде её ничего больше не удерживало, поэтому после того, как она забрала своё вознаграждение за доставку посылки, вознаграждение за спасение ребёнка, вознаграждение за обнаружение магической аномалии, и самое большое – вознаграждение за молчание от гильдии магов, а также достаточно отдохнув, она направилась обратно в родной Ринд-Куил. Не успела она отойти далеко от городских ворот, когда её окликнула фигура в низко надвинутом капюшоне, стоящая прислонившись к дереву у дороги.

    Ну началось, подумала героиня.

    К удивлению эльфийки, это оказалась Оуримм.

    — Простите, у вас не найдётся минутки, уважаемая Трафэль?

    — Конечно, магистр. — воительница напряглась. Зачем главе местной гильдии магов вот так встречаться с ней на дороге, не в городе, не в резиденции гильдии?

    — О, не беспокойтесь, меня вам не нужно опасаться совершенно. Я бы хотела предложить вам работу. Задание.

    — Вы знаете, уважаемая Оуримм, я собиралась взять небольшой перерыв, отдохнуть, вернуться к своим обычным геройским делам, знаете ли. — Трафэль чувствовала, что ничем хорошим задание главы гильдии магов и де-факто мера Киралоды закончиться не может в принципе.

    — Ну а что, если я скажу, что это задание связано со спасённой вами девочкой, и её жизнь ещё может быть в опасности?

    Видимо, что-то в выражении лица воительницы её выдало, потому что Оуримм продолжила:

    — Скажите, вы что-то слышали о группе бывших героев под названием «Химера»?

     …

    
    Предварительный отчёт Экспертной комиссии Гильдии магов Киралоды относительно произошедшего на таинственной ферме.


Дата: [конфиденциально], вниманию: [конфиденциально], виза: магистр Оуримм.

Конфиденциально, не для публичного распространения.

Тема:

Краткое содержание инцидента со слов свидетелей – представительницы бессмертных героев эльфийской воительницы (как выяснилось, неплохо владеющей сложной магией) Трафэль из Ринд-куила, а также спасённой ей девочки Шерил (Примечание 1. Ребёнок женского пола, человек, предположительно 8-10 лет, чрезвычайно высокие магические способности, происхождение неизвестно. Примечание 2. Далее в отношении ребёнка считаем целесообразным применять обращение Шерил Бейн):

Конфиденциально, описание событий от лица героини Трафэль.

[В развёрнутом виде приводится как отдельный документ «Проклятая ферма». Прилагается]

Конфиденциально, информация, полученная от девочки по имени Шерил после того, как её удалось успокоить и немного привести в чувства. 
(Примечание. Привязана к героине Трафэль, постоянно спрашивает о ней):

Утверждает, что семейство Бейнов (подтверждено, по уточнённой информации именно данное семейство выиграло на ярмарке в [конфиденциально] году, что соответствует словам Трафэль) приютило её два или три года назад, как раз после ярмарки. Говорит, что случайно обратилась к ним, побираясь на городских улицах, а мистер и миссис Бейн, будучи в хорошем расположении духа после получения ярмарочного приза, забрали её к себе.

Далее некоторые объяснения не имеют отношения к рассматриваемому происшествию, поэтому опускаются в настоящем документе. Достаточно упомянуть, что фермеры относились к девочке, как к своей дочери, а она, в свою очередь, помогала, чем могла, ухаживала за скотиной, готовила, убирала и прочее, что делали и двое других детей: Люси и Гили (важно, фермеры не делали особенной разницей между ней и другими детьми).

Около месяца до появления на ферме Бейнов Трафэль, то есть примерно [конфиденциально] произошло событие, изменившее судьбу Шерил.

По её словам, как-то днём, после обеда, её отправили собирать грибы и ягоды на некотором удалении от фермы. Через какое-то время (она точно не может назвать время суток) девочка почувствовала, что происходит что-то странное. Звери и птицы побежали мимо неё, словно убегали от чего-то, что происходило в стороне фермы. Затем подул странный ветер, он был, как описывает Шерил, «как будто не настоящий ветер», то есть, деревья и трава не шевелились, но она его очень отчётливо ощущала. Вместе с ним пришло ощущение насыщения какой-то силой.

(Примечание. См. выводы после изложения событий)

По оценке девочки, «ветер» бушевал около 5-7 минут, после чего она побежала на ферму, бросив лукошко и собранные ягоды с грибами (Примечание. Лукошко не было найдено поисковой группой).

Когда она вернулась домой, то сразу заметила некоторые перемены: все члены её новой семьи словно бы изменились, они стали постоянно улыбаться, но при этом «утратили доброту». Часто начали проявлять жестокость по отношению к ней, били, наказывали за малейшие проступки, морили голодом. Старшие Бейны совершенно перестали следить за хозяйством, кормить животных, которые теперь вызывали у них постоянное чувство гнева и раздражения. Все члены семьи совершенно перестали с ней разговаривать, а между собой общались короткими отрывистыми фразами, иногда словно бы и не разговаривая вовсе, а «переглядываясь». При этом, по словам девочки, раньше такого никогда не было.

Делами фермы, кроме ухода за животными, они продолжили заниматься, но теперь делали это как-то по привычке, без энтузиазма. Зато все четверо Бейнов теперь фанатично оказались привержены чистоте и постоянно что-то убирали и мыли.

В связи с тем, что никто из них больше не подходил к живой скотине, обязанности по уходу, дойке, выгулу и прочему теперь лежали на Шерил. Кроме этого, теперь только она готовила еду. Почему так произошло, Бейны ей не объяснили, но, по словам девочки, как бы невероятно это не звучало, ей показалось, что «Дафна и Люси разучились готовить». По крайней мере, когда она пыталась что-то у них спросить или уточнить по поводу пищи, на неё неизменно начинали ругаться и кричать.

Постепенно, однако, она начала ощущать, что и сама изменилась. Появилось чувство, что она уже знает какие-то вещи или может узнать что-то, что раньше ей было недоступно. Как будто у неё появился «незримый и безликий советник» (отмечаем использование ребёнком сложных слов, которых трудно ожидать от девочки её возраста, которая почти всю жизнь провела на городских улицах).

Шерил описывает это как некое «обращение в пустоту за советом». И на каждый свой подобный вопрос она получала ответ. Иногда словами, иногда образами, обрывками мыслей. Будучи неглупой от природы, она пользовалась новым даром, чтобы как-то выживать на ферме: она узнала, как правильно обращаться с животными, могла их успокоить, если надо. Ей не нужна была физическая сила, домашний скот слушал её беспрекословно. Она научилась готовить, причём ей в голову приходили такие приёмы и секреты, которых на удалённой сельской ферме знать просто не могли.

Девочка рассказала, что несколько раз, когда на ферму заходили путники, её, после того как она готовила обильное угощение, запирали в подвале. Что Бейны делали с гостями Шерил не знала, но иногда она слышала крики, а один раз она почувствовала своими новыми способностями чей-то неслышимый для обычных ушей вопль, насколько она смогла припомнить, перед этим к ферме подходил молодой маг-путешественник.

Именно в этот момент она решила попытать удачу и попросить помощи у какого-нибудь проходящего героя, поскольку уж не могла выносить жестокого обращения, и чувствовала всё возрастающую опасность.

Дальнейшие события более подробно описаны рассказом героини Трафэль. Других деталей пока добиться от Шерил Бейн не получилось.

[Заключение дознавателей относительно инцидента]

Нами были внимательно проанализированы показания, полученные от мисс Шерил Бейн и Трафэль из Ринд-Куила, дополнительно группой магов-экспертов была изучена местность фермы Бейнов, колебания магического фона, показания предсказателей и экстрасенсов, движения звёзд в рассматриваемый период, а также другие доступные источники.

Из всего этого мы можем сделать следующие выводы:

1) На неустановленной пока территории где-то в горах между Киралодой и Локеремом был совершён некий ритуал, предположительно магической природы. Предварительная разведка не позволила установить точное место ритуала (Примечание. Рекомендуется привлечение героя) и его характер. Вместе с тем, учитывая тип так называемого магического отката, можно предположить, что ритуал носил обратный характер, то есть, имел своей целью наделение некоего существа значительными магическими способностями.

2) Результатом ритуала (скорее всего косвенным) явился магический откат, направленный в определённую область. Предположительно, направление отката можно установить, проанализировав эффект, оказанный на лес, животных, ферму Бейнов, а также анализируя изменения магического фона в различных местах воздействия. В зоне воздействия магический фон значительно понижен, кое-где отсутствует, что является аномальным показателем. О силе ритуала могут также говорить показания девочки, по которым откат был длительным явлением и занял около 5-7 минут, что само по себе является беспрецедентным.

3) (Примечание. Пункт является особым мнением [конфиденциально]) Гипотетически, магические способности, полученные Шерил Бейн, могут быть результатом нахождения её в апексе зоны магического отката в момент проведения ритуала.

4) (Примечание. Пункт является особым мнением [конфиденциально]) Гипотетически, можно предположить, что живые существа, попавшие в зону отката, могли лишиться своих магических потенциалов, которые были по чистой случайности переданы существу, находящемуся в апексе отката (что является, тем не менее, единственным случаем в своём роде).

5) Анализ места нахождения фермы Бейкеров (бывшей) выявил применение неизвестного заклинания огненного типа широкой области действия. Аналогов в архивах на данный момент найти не удалось. Установлено, что при всей своей разрушительной мощи и степени уничтожения любых видов материи как органического, так и неорганического типа (исключение: земля и камень, причина исключения не установлена), заклинание не оставило сколь-нибудь существенного магического следа, по которому можно было бы попытаться установить личность мага, его совершившего. Кроме того, стоит отметить, что применение магии такого масштаба должно было быть отмечено Гильдией в Киралоде и опытными магами в Локереме, чего не произошло. Предполагается, что разрушения могли быть вызваны колдовством лица, ответственного за проведение ритуала, с целью сокрытия улик.

6) Никаких следов Бейнов не обнаружено. Описанные героиней Трафэль из Ринд-Куила и Шерил Бейн признаки не подходят под описания известных Гильдии бестий. Нами был сделан запрос [конфиденциально]. На текущий момент считаем возможным предположить, что состояние Бейнов могло быть вызвано пребыванием в зоне действия магического отката.

Рекомендации:

1) Ввиду демонстрации неординарного и крайне сильного магического потенциала установить надзор за мисс Шерил Бейн. Принять последнюю в качестве студента на особенном попечении в Гильдию магов Киралоды. Использовать маленький возраст девочки для воспитания [конфиденциально]. Дополнительно отмечаем пока неподтверждённые возможности общения с животными.

2) Привлечь к установлению места проведения ритуала наёмников из числа бессмертных героев. Желательно нескольких. Обеспечить режим строжайшей секретности. Указанную работу предлагаем сделать приоритетной.

3) Установив место проведения и цели ритуала, найти лиц, ответственных за его проведение. Данные субъекты могут обладать знаниями, недоступными нам, что, в перспективе, позволит усилить Гильдию путём [конфиденциально].

4) В связи с применением в непосредственной близости от города разрушительной боевой магии предлагается разослать соответствующее предупреждение в другие гильдии магов. Также рекомендуется рассмотреть вопрос уведомления прочих не магических гильдий.

5) Установить слежку за Трафэль из Ринд-Куила в связи с тем, что последняя обнаружила на удивление развитые и нестандартные магические таланты.

6) Скорейшим образом созвать Совет Гильдии и принять решения соответственно озвученным вопросам.

Внимание! Документ является конфиденциальным, его содержание не должно быть раскрыто иным лицам кроме непосредственного адресата/получателя.

Все выводы, сделанные в настоящем документе, основываются на толковании фактов и полученных сведений, используя доступные знания, и являются предположениями кроме мест, где указано иное.

Перед принятием решений рекомендуем консультироваться с [конфиденциально].

Для снятия грифов [конфиденциально] просим воспользоваться руной «€» соответствующего уровня доступа.

Экспертная комиссия Гильдии магов Киралоды в следующем составе:


  • [конфиденциально]
  • [конфиденциально]
  • [конфиденциально]






ОБСУЖДЕНИЕ


moorka
#2
[LjUA] Рекрут
могущество: 1790
длань судьбы
эльфийка Трафэль
55 уровня
Буду искренне благодарен за конструктивные комментарии и замечания, скажу огромное спасибо за предложения в части стилистики и композиции.
Описываемые события произошли до событий зарисовки "Тени Рагосны".

Добавил п.с. Доклад гильдии магов Киралоды



Сообщение изменено
moorka
#3
[LjUA] Рекрут
могущество: 1790
длань судьбы
эльфийка Трафэль
55 уровня
Выражаю особенную благодарность Хранителю Mefi за неоценимую помощь в форматировании.
Призрак-сама
#4
[СИ] Магистр
могущество: 14

эльфийка аира'Касалиадар
32 уровня
А продолжение будет? Весьма интересная зарисовка, немного похожая на работы Лавкрафта.
moorka
#5
[LjUA] Рекрут
могущество: 1790
длань судьбы
эльфийка Трафэль
55 уровня
Призрак-сама
Обязательно ) оно уже в процессе
Призрак-сама
#6
[СИ] Магистр
могущество: 14

эльфийка аира'Касалиадар
32 уровня
moorka
Тогда удачи и вдохновения.