Фольклор

Однажды на фронтире

байка о героях

Вошедший в трактир орк был невысок. Худой, сутулый. При оружии... Вот и всё, что можно было сразу сказать. Одежда потрёпана, в пыли и засохшей грязи и крови, такую кто угодно может носить. Дорогая ли ткань, дорогая ли вышивка, не разобрать. Лицо скрыто капюшоном плаща.

Другие посетители без особенного интереса посмотрели на незнакомца, и продолжили пить дешёвое пиво. Хозяин же, уделяя внимание всякому, поприветсвовал орка и спросил, что тому угодно.

— Баню сперва, — ответил гость, — затем накорми и спать уложи.

— Всенепременно! — пообещал трактирщик и отправил помощника греть воду. — Баня сейчас будет. А пока, может быть, вина изволите? Горло промочить?

Орк бросил на стойку три больших тяжёлых кругляша:

— Лей. Только разбавить не вздумай. И... в глуши вашей приличные вина подают, или кислятину только?

— Обижаете господин, — улыбнулся трактирщик, ловким движением полотенца спрятав монеты. — У нас, оно конечно, фронтир. Но город-то не вчера основали. Всё есть. И деньги, и купечество, и вино хорошее, и культура.

Орк, не скрывая сомнения в наличии культуры, оглядел зал. Пьяные мастеровые, нищий дед-сказитель в тёмном углу, да подозрительная тройка — человек, дварф и гоблин — внимательнее присматривавшаяся к незнакомцу после появления на стойке золота.

— Ну-ну... Баня где у тебя?

— Так на заднем дворе, господин.

Гость взял у трактирщика бутылку и вышел на улицу. Через пару минут из зала вышли ещё трое.

***

Когда дверь бани открылась, было уже довольно темно. Солнце село за горизонт, луна была на убыли, а освещать задний двор факелами и фонарями пришло бы в голову, наверное, только трактирщику в очень большом и богатом городе. Этот таковым не являлся. Невеликие размеры можно было оценить с любой крыши. Острую нехватку денег же подтверждали страждущие, прятавшиеся за дровяным сараем.

Орк выглядел иначе. Конечно, одежду и снаряжение нельзя ещё было бы назвать чистыми, но всё же куда более приличными. Неброские сапоги с высоким голенищем, штаны из плотной ткани удобные в дальних переходах. Белая туника, вполне новая, но местами штопаная. Теперь можно было рассмотреть и лицо. Орк по-прежнему сутулился, но взгляд был отнюдь не пугливый. Напротив, карие глаза были холодными и острыми, смотрел он прямо, уверенно. Лицо молодое, без морщин, но на бледно-зелёной коже красовался уродливый шрам, диагонально пересекавший лоб, переносицу и скулу. Чуть более светлый незагоревший подбородок и гладкая макушка орка свидетельствовали о том, что он недавно брился. Скорее всего только что. В левой руке незнакомец нёс рюкзак с притороченным щитом из кости, в правой кожаный плащ с капюшоном.

Из-за сарая вышли трое. Неприятный человек с гнусными крысиными глазками, вооружённый стилетом, широкоплечий дварф с колуном, и гоблин, целивший в орка из арбалета. Если бы небо было немного светлее, они бы разглядели, что и плащ, и сапоги были из непростой кожи, что из-под щита торчит "медвежья лапа" — оружие, которое редко встретишь у дилетанта — что щит не просто "костяной", а белокостник. Словом, поняли бы, кого решили ограбить. Но было уже темно.

— Бросай барахло на землю, — прогнусавил гоблин, чуть качнув оружием. — Золото мы у тебя видали. Тоже не забудь. Дёрнешься, пристрелю.

— Жолотишко обяжательно доштавай, — поддержал товарища дварф, широко улыбаясь и демонстрируя широкие просветы в зубах. — Веди шебя прилишно, и будешь шелый. А не то по шаштям. Што выбираешь?

Орк остановился, опустил рюкзак, сверху аккуратно положил плащ. Гнусный человек, не подававший голоса, промолчал и теперь. Только мотнул головой дварфу. Бородач подошёл к рюкзаку.

— Умниша. Я вшегда говорил, што...

Видимо орку было неинтересно узнать, что всегда говорил дварф. Он двинул тому кулаком в кадык. Только густая борода, смягчившая удар, спасла дварфу жизнь, правда, ненадолго. Но всё же позволило наблюдать дальнейшее развитие событий... Гоблин без риска попасть в своего стрелять не мог и просто ждал, а человек оказался молодцом. Человек был быстр, очень быстр. Он молниеносно метнулся вбок, заходя орку во фланг, и занёс стилет. Орк оказался ещё быстре. Ни гоблин, ни человек не поняли, в какой момент он достал оружие. Движение орка смазалось, когда он выбросил руку к лицу с крысиными глазками. Человек, потерявший и лицо и глаза — осталось лишь кровавое месиво — умер сразу и без единого звука. У гоблина сдали нервы, он выстрелил и, конечно, промахнулся — болт ушёл куда-то в небо, между баней и трактиром, в сторону ратуши. А орк уже стоял рядом. Мгновение, и четыре когтя медвежьей лапы снесли горе-стрелку полчерепа.

Дварф хрипел, пучил глаза и хватался за горло, будто надеялся протолкнуть внутрь воздух. Орк подошёл к вещам, поднял. Глянул на бородача.

— Извините, парни. Но вещи я отдать не могу. Обещал тут принести кое-что, а я раз пообещал, то сделаю. Остальное... Нельзя же позволять всякой швали ходоков грабить, а? Ну бывай.

Орк пошёл в трактир, а дварф медленно опустился на колени, потом ткнулся лбом в землю, хрюкнул и затих.

***

— Ну и где твой этот... Как его?

Человек, задавший вопрос, сильно нервничал. Эльф, стоявший у окна кабинета на верхнем, третьем, этаже недавно построенной ратуши, был невозмутим.

— Дохляк. Солнце село, значит сегодня уже не придёт. Утром будет.

Человек передвинул кубки на столе, пошелестел бумагами. Забарабанил пальцами по столешнице.

— А если и завтра не придёт?

— Не волнуйся, — эльф вернулся за стол, занял второе кресло. — Он уже в городе. Мне сообщили твои подчинённые. Раз не появился сразу, значит устал с дороги. Помыться хочет. Утром будет здесь.

— Ну, тебе, Мастеру, виднее.

— Именно. Решил в политику влезть, учись сохранять хлоднокровие. Иначе от тебя избавятся. Это не шутка.

— Ладно, — вздохнул человек, подливая в кубки вино. — А почему Дохляк? Что за имя такое?

— Прозвище. Настоящего я не знаю. Он первое время, как героем стал, умирал постоянно. Очень много.

— А сейчас ты ему доверил письмо нести?

— Сейчас это ходок с огромным опытом.

Раздался звон стекла и тут же глухой удар. Напротив окна, в стене, между дверью и картой Пандоры торчал арбалетный болт.

— Покушение? — неуверенно произнёс человек.

— Чушь, — фыркнул эльф. — Пьяный кто-то. Герои или ночные грабители... Хотя рановато. Солнце только село. Ты бы вот лучше, господин начальник стражи, занялся прямыми обязанностями и порядок в городе навёл. А то бардак, понимаешь...



ОБСУЖДЕНИЕ


Mеfi
#2
[LjUA] Командор
могущество: 17084
длань судьбы
эльф Максиэн
144 уровня
Оперативно!
Нехороший
#3
[ОРДА] Офицер
могущество: 13041
длань судьбы
орк Гро-Мунх
81 уровня
Ну дык.
zloid
#4
[O N L] Магистр
могущество: 1874

орк Дохляк
107 уровня
Отлично. )

ПС: будет лестно увидеть заполненный пункт "Это произведение о…".



Сообщение изменено
Нехороший
#5
[ОРДА] Офицер
могущество: 13041
длань судьбы
орк Гро-Мунх
81 уровня
будет лестно увидеть печеньки )
Мудрейший
#6
[█A█] Командор
могущество: 14043

дварф Болеслав
83 уровня
Кажется, мы знаем, кто получит основную часть печенья)

А вообще этот комментарий я оставил для другого:
Читая текст раз третий, у меня возникли смутные подозрения... Что городок этот, фигурирующий в произведении, есть кое-какой молодой городок на северо-западе чуть к югу от Сольвейга...
Вот почему:
- Город на фронтире и новый. Что сразу сужает наш круг.
- Дед-сказитель. Был в ''Историях, Легендах, Сказаниях''.
- Ратуша. Новопостроенная. Мало того, трехэтажная.
- Мастер-эльф, вероятно, Альсекор, недавно переехавший в Беловодье.
- Начальник стражи - человек, что было в ''Ратуше''.
Нехороший, признавайся)))



Сообщение изменено