Фольклор

Когда огонь не искупает. Эпизод второй. Лавина будней

байка о героях призёр конкурса

Герой Солар
Город Коркатталь
Город Штиль
Хранитель Solar
Хранитель Шерхан
Предисловие

Перед тем, как ты, дорогой Читатель, окунешься в происходящее на страницах сего смелого эксперимента Шерхана и Solar-а, должен сказать тебе, что при написании мы старались учесть ошибки, допущенные в прошлом эпизоде. Как это у нас получилось?

Откровенно говоря, мне кажется, что пафоса стало меньше, лишних сцен -- тоже, но однозначно ничего утверждать не могу. Это привилегия Читателя. Также была опробована новая система отображения текста, как это я сделал в конкурсных рассказах. Удачное ли это решение или ваш покорный слуга сел в лужу, решать тоже Вам.

Приятного чтения!
________________


Блеклая хмарь жадно пожирала краски, оставляя после себя лишь серый скелет мира. Добросил, он же караван-баши, не был суеверным человеком (некоторые, глядя на его густую бороду, шутили, что какой-то из его предков славно гульнул на стороне с дварфками), но столь несвойственная для этого времени года погода вблизи болот заставила его насторожится, а уж когда стало темнеть…

— Караван, привал! — во всю силу лёгких крикнул он, первым съезжая с тракта.

Обозы свернули за ним на мокрую траву. Рядом с дорогой возвышались древесные колоссы, чьи кроны терялись в белёсом тумане. Вскоре под деревьями загорелись редкие костры, запахло жареным, начали бродить дрожащие огоньки факелов…

Рядом с крытой повозкой расположилась семья караванщика. Туман возле огня поредел настолько, что патрулирующие периметр стоянки герои тёмными силуэтами выделялись в свете центрального костра.

— ... тогда добрый волшебник воздел посох и прокричал «Уходи, зло!», — мама читала сказку, когда отец девочки, тот самый караван-баши, вернулся к своей телеге. — Чудище взревело, взмахнуло хлыстом, как вдруг…

— «Путешествие Туда и Обратно», да? — с улыбкой спросил Добросил, подсаживаясь к супруге и дочке. Жена кивнула и медленно, нараспев закончила:

— ...навершие посоха издало яркий свет, в котором злое чудовище увидело само себя, и пало, лишившись всех своих масок, оземь. Но пал и волшебник, ибо в своей магии он зашёл за границы доступного человеку, и с тех пор не было столь доброго и столь могущественного волшебника на свете, как Д'дальфи, — мама закрыла книгу и погладила дочку по голове. — На сегодня всё. В следующей главе мы прочитаем, как принцесса Ния и её друзья справились со злобными гремлинами, которые грабили всех, кто хотел выбраться из подземелья на свободу.

— Они же их не убили? — сквозь сон спросила девочка, прижимая к себе куклу неведомой зверюшки.

— Нет, нет, Ния и её друзья справились с разбойниками дружбой, хитростью и умом, — мама вновь погладила дочку по голове и поправила одело. — Всё, спи.

Отец посидел рядом, поглядев на то, как его дитя укладывается спать, улыбнулся своим мыслям и вдруг встал и отошёл от телеги подальше, приблизившись к общему костру. Вскоре к нему подошла и супруга.

— Что такое? Ты выглядишь… встревоженным.

— Сам не знаю, — признался Добросил, — странно чувство… Как будто что-то должно произойти, но откуда ждать нападения, не знаю.
Алисия оглянулась назад, в сторону головной телеги:

— Нападения? Но ведь… Кто нападёт на караван путешественников? Мы же не купцы какие-нибудь… Да и герои бдят.

Добросил дёрнул плечом, с недоверием проследив за ближайшим огоньком факела:

— Эх, Лися, нет у меня к ним доверия. Было, но после того, как я узнал, что герои не только защищают, но и грабят, если хотят… — караван-баши вздохнул и махнул рукой: — Чего я тебя пугаю?

Его жена неуверенно посмотрела на остальные телеги и палатки, огороженные невидимым барьером магии, и, прижавшись к мужу, тихонько спросила:

— Может быть, пойдём к костру?

— Пойдём… — кивнул Добросил, а сам подумал:«Может быть, меня так тревожит то, что как только поднялся туман, на нас перестали нападать? Эх…»

Возле общего костра сидела почти половина попутчиков, причём почти все — мужчины. Только двое из семи пришли с жёнами, не считая караван-баши.

— Доброй ночи, отец дорог, — уважительно поприветствовали Добросила.

— Доброй ночи, сыновья тракта, — отозвался человек и добавил, следуя одним караванщикам знакомому ритуалу: — Разрешите ли вы погреться возле вашего огня мне и моей спутнице жизни?

Мужи переглянулись между собой, и один из них взял на себя ответственность сказать заключительные слова:

— Да, и пусть согреют камни тракта ваши стопы, как наш огонь ваши тела.

Добросил сдержанно поклонился и сел на скамейку к остальным, предварительно очистив место для супруги. Мгновение, и людей возле костра стало двенадцать.

— Интересные у вас обычаи… — прогундосил один из них, сидящий в сторонке. Его чёрные, как воронье крыло, волосы спадали за уши водопадом, а нос, явно не раз сломанный, сейчас был зажат рукой.

— Такие же, как и у остальных караванщиков, — пожал плечами Добросил и тут же участливо предложил: — Кровь? Могу дать тряпочку…

— Обойдусь, — огрызнулся юноша, отнимая руку от лица.

— Мог бы и поуважительней с нашим баши, — поучительно проговорил орк, ехавший то ли третьим, то ли пятым в колонне.

— Тебя не спрашивали, — вновь пробурчал парень.

Пока они друг с другом выяснялись, Добросил шёпотом поинтересовался у соседа:

— Слушай, Гардин, а кто этот молодочик?

— Не знаю, — так же шёпотом отозвался дварф, — пришёл ниоткуда, попросился к костру… Вроде бы нормальный малый, но на героя не похож. Не к ночи будет сказано, но если бы мы были в пустыне, я бы на шайтана грешил, а так… Просился погреться, пока дальше не пойдёт.

— Куда?

— К Коркаталю, наверно, — предположил дварф.

Алисия зябко поёжилась, будто ей в спину подул холодный ветер:

— Дорогой, я пойду-посмотрю, как там спит Миель… Только без драк, хорошо?

— Конечно же, дорогая. Я же караван-баши, пресекать мордобой — моя обязанность, — постарался улыбнуться Добросил.
Как только его жена ушла к телеге, как парень пересел к главе каравана поближе.

— О чём хочешь поговорить? — после недолгого молчания спросил караванщик.

— Меня зовут… — маленькая заминка, но ухо опытного караванщика её уловило. — Солар, и я… как бы так сказать?.. путешественник. Ходок.

— Герой? — обождав секунду, уточнил Добросил.

— Не совсем… Вроде бы герой.

— Как это так? — удивился караван-баши.

— Действительно? — теперь и Гардин заинтересованно пододвинулся к ним.

Огонь костра поднимался на высоту, примерно равную росту среднего орка. В ночном мраке только лишь он и пятёрка факелов по периметру освещали округу.

— Если бы я мог объяснить… — усмехнулся Солар. — Хранитель и его подопечный… Связка, неразрушимая ничем, даже смертью. Но может быть так, чтобы либо Хранитель, либо герой отказался бы от этой ежедневной каторги?

Сидящие возле костра переглянулись.

— Переяр? — робко бросил один из них.

— Не, он на покой ушёл, — зашикали на него со всех сторон.

Парень довольно улыбнулся и стал смотреть на звёзды, вслушиваясь в спор, зачинщиком которого он невольно стал.

— К чему ты клонишь? — не стерпел Добросил.

— Да к тому, что мой Хранитель от меня отказался, — просто ответил бывший герой.

— Что? — Гардин аж подскочил, услышав подобную ересь. — Но это же невозможно!

— Не суди о том, чего не знаешь, смертный! — зло одёрнул его парень.

Караван-баши только хотел вмешаться, как вдруг на его плечи легли руки Алисии. Даже не смотря на неё Добросил понял, что она встревожена.

— Дорогая, — он повернулся к жене, — что случилось?

— Наша дочка… — только произнесла она, как Солар нагло вклинился между ними:

— О, так вы семья?

— А тебе-то какое дело? — непривычно грубо откликнулся караванщик. — Вот тут ещё двое со спутницами жизни, к ним и приставай. Лися… что с ней? На тебе прям лица нет.

— Похоже, жар. И странная высыпка на сгибе локтя, — на одном дыхании сказала Алисия.

— Высыпание и жар? — повторил Добросил, меняясь в лице.

— Знакомо, — протянул Солар. — Если у вас нет хорошего лекаря… Что, нету? Мда уж… И до Руин вам добираться сутки… Не успеете.

— Молчать, щенок… — яростно прошептал парню караван-баши, на что он пренебрежительно хмыкнул:

— Не будь идиотом: сражаться с героем, пусть и бывшим… Смерти для себя возжелал?

Добросил не ответил, уйдя ещё на середине фразы к своей телеге, но вместо него отреагировал другой разумный…

На плечо парня лёг стальной рельс. Солар обернулся и встретился взглядом с Гардином, наступившим брови.

— Чего те… — кулак попал под основание челюсти, смахнув героя со скамейки, как пушинку.

Солар упал навзничь, раскинув руки, и молча проглотил слюну, насквозь пропитавшуюся кровью из прокушенного языка.

— Пошёл прочь, отродье песчаной отрыжки! — нависло над ним разъярённое лицо дварфа.

Парень лишь злобно улыбнулся, глядя на то, как оно бледнеет, и через несколько секунд ему пришлось перекатываться, чтобы не ловить грудью сражённого неведомой слабостью сына Творца.

Солар коснулся рукой челюсти. После столь сногсшибательного хука прошло только несколько секунд, но уже ни синяка, на трещины в кости.

— Вот и лежи здесь, смерд, — почти беззлобно хихикнул парень и встал на ноги. Поглядел в сторону костра, потом перевёл взгляд на силуэты возле головной телеги каравана и хихикнул вновь.

— Какой же ты, дварф… вкусный, — качаясь на пятках заметил он, и только собрался уходить, как вдруг пригляделся к ауре девочки.

Пригляделся, и похолодел. Столь необычное переплетение разноцветных линий изнутри поражал чёрный, как смоль, ёж, разрывая иглами-лезвиями энергопотоки и выплёскивая в окружающее пространство яркие внутренности эфирного тела. Или астрального? Родители девочки, разумеется, ничего этого не видели, да и не всякий маг смог бы пронзить взглядом материальность.

Миель металась в лихорадке и бессвязно всхлипывала. Добросил бегал по лагерю за лекарственными зельями, а Алисия сидела рядом с дочерью и пыталась хоть как-то облегчить её страдания. Когда очередное полотенце, пропитанное холодной водой, по температуре сравнялось со лбом девочки, мама выжала его на землю и вновь полила водой из бурдюка.

Голос, как показалось, раздавшийся прям из-за спины, едва не остановил сердце Алисии:

— Сударыня, поверьте, это бесполезно.

— Вы лекарь? — с испугом и некоей надеждой спросила Алисия, повернувшись к говорившему, и разочарованно вздохнула. Им был тот парень, который всем своим видом демонстрировал всем своё превосходство. Герой, одним словом.

— Нет, но я могу помочь вашей дочери, — ничтоже сумняшеся ответил Солар.

— Но ведь героев не учат лечить! — в отчаянии воскликнула женщина. — Вы можете лишь убивать, и лишь для этого и существуете!

— Да почему все, кому я ни скажу, что герой, считают меня существом второго сорта?!! — от гнева, зазвучавшего в крике парня, Алисия отшатнулась. — Я умею лечить! Не мог бы, прошёл бы мимо вашего горя! Я ведь герой, что мне до вас, ничтожества?

Парень замолчал, тяжело дыша после столь яростного всплеска. Но ненадолго:

— Так или иначе, ваша дочь не доживёт до утра, если я не помогу. Однако…

— Сколько? — без колебаний спросила мать девочки.

— Не сколько, а что: денег мне не надо, а вот с ингредиентами для лекарства… Капля крови, отданная добровольно, — сразу же отреагировал Солар и с ухмылкой посмотрел на изменившееся лицо Алисии. — Нет?

Вопреки ожиданиям парня, мама девочки согласно кивнула.

— Тогда… — протянул парень и достал из ножен прямой клинок стилета. Но только он вынул лезвие целиком, как на его запястье сомкнулись жёсткие пальцы, сжавшиеся на болевой точке. В следующий миг кинжал выпал из пальцев, и Добросил невольно начал душить Солара, чересчур сильно сжав ему горло в захвате.

— Не надо! — с мольбой в голосе вскрикнула его жена, подбегая к мужу. — Он обещал помочь нашей Миели!

— Он лишь злоязычный «пустой»! — столько презрения было в голосе только у Солара, когда он стоял над дварфом и насмехался. — Ты и впрямь считаешь, что он и ему подобные могут нам помочь?

— Я… кха-кха… могу! — не делая никаких попыток выбраться, прокашлял брошенный Хранителем. — Я… умею!

— Отпусти его, пожалуйста! — со слезами на глазах попросила Алисия. — Я… знаю, чем моя дочь болеет, и он назвал верный способ исцеления!

Секунда, и захват на шее парня ослаб.

— Говори! — приказал Добросил.

— Я поступаю только добровольно, и твоё счастье, что мне хочется вам помочь. — уголки губ героя приподнялись. — В вашу дочь проник астральный паразит. Я вижу его и то, как он пожирает её изнутри. И если вы оба не дадите мне по капле крови и если я не проведу обряд изгнания, то утром от вашей… останется лишь оболочка. Безумная оболочка.

Только Солар договорил, как рука исчезла. Парень потерял равновесие и отступил несколько шагов. Наконец он остановился:

— Спасибо. Твоя жена… готова дать мне требуемое, А ты, Добросил?

— Я тоже, — глухо проговорил отец, садясь на край повозки рядом с дочерью. Миель обессилела настолько, что даже метаться перестала. Сейчас она лишь плакала, так и не приходя в сознание. — Но скажи мне, Солар… Чего тебе до нас?

«Чего мне до вас? Хех, не повторяй моих вопросов. Но не могу же я сказать, что мне интересен сам паразит, а их дочь мне совершенно побоку? Выживет, не выживет… А не чувствую ли я обязанным им за костёр? Или, может быть, завидую их семейному счастью? Тому, чего мне никогда не будет суждено получить?»

— Считай, что это моя прихоть, — но в глубине души «пустой» ощущал… пустоту. — Дай мне каплю крови, и жизнь твоей дочери будет спасена.

Рядом с отцом девочки встала её мать, и она оба посмотрели на героя.

— Держи мой кинжал… Он серебряный и ни разу не пил крови невинных, — чуть громче, чем обычно, сказал Добросил и протянул парню нож рукоятью вперёд.

Один их путешественников кинул в костёр полено, и взвившееся пламя осветило туманный купол.

Герои, патрулирующие лагерь, с завистью глядели на спящие ряды телег. Кто бы им дал выспаться? Иногда наличие Хранителя, дающего сверхчеловеческие силы, лишь в тягость…

На головной телеге сидел человек, весь объятый туманом красного цвета. К нему тянулись тёмно-бордовые нити от двух тел, лежащих внутри телеги рядом с девочкой. Высшее заклинание магии крови: передача жизненных сил — требовало неимоверной концентрации, а уж учитывая то, что поддерживать одновременно приходилось два канала: один для Алисии и Добросила, а другой для паразита… Не имей маг чудовищного запаса энергии, всё окончилось бы печально.

Солар убрал руку со лба девочки. Они оба были покрыты испариной, а парень к тому же к концу ритуала побледнел, аки призрак.

— Всё… — выдохнул он, чувствуя, как внутри него рассасывается чёрный ёж. Изменённая аурой вампиризма суть героя оказалась ему не по зубам. — Теперь жизни вашей дочери ничего не угрожает. Отцовская защита выгнала паразита, а материнская любовь залечила душевные раны. Вот зачем мне нужна была ваша кровь...

Алисия и Добросил с трудом раскрыли глаза.

— Ощущаете себя, как будто вас прожевали и выплюнули? — хихикнул герой.

Караван-баши и его супруга кивнули.

— Благодарите небеса и ваших Хранителей за то, что я захотел вам помочь. И ещё, — Солар встал с телеги и поднял с земли рюкзак, — вы оба добровольно отдали мне столько сил, сколько я месяц собирал насильно. Больше, чем деревня Овражки.

— Какая деревня? — слабо спросила Алисия.

— Вы ведь едете в Руины? — лицу героя возвращался естественный цвет. — Что ж, отплачу добром за добро.

— Добро?

— За паразита. Вам будут рассказывать о чёрном маге или о некроманте, терроризирующем город и разоряющем деревни. Так вот, можете на них плюнуть. Никакого некроманта не было и нет. А вот кто был…

Герой встал и насмешливо глянул на них обоих сверху вниз:

— Был маг крови, — чётко выговорил каждое слово Солар и блеснул красным туманом в глазах. — Был я.

Раны на теле вампира пульсировали чудовищной болью. Проклятый рыцарь! Выскочил из жертвенного костра подобно шайтану, и пока парень отходил от шока, успел схватить свои вещи! Да ладно, вещи… Двуручный меч, как пушинка, едва не отправил парня на встречу с Хранителем! Если бы не этот треклятый ступор…

Каждое движение давалось Солару с огромным трудом, в глазах мутило... Единственное, что хоть немного утешало, так это понимание того, что рыцарю досталось не меньше.

Очередной спазм заставил героя выгнуться в неестественной позе, но тут же сошел на нет, стоило только дотянуться до вещмешка, в котором вяло трепыхалась украденная из деревни несушка. Два движения, хруст позвонков, и боль утихла, смытая кровью. Птичьей, но всё ж.

Крякнув, воин попытался подняться на ноги, но тут же упал наземь — сухожилие, перерезанное клинком рыцаря, еще не восстановилось. Но встать на четвереньки Солар смог... в отличие от Светозара, который сидел, прислонившись спиной к дереву, и баюкал перебитые руки.
Отдышавшись, герои посмотрели по сторонам: сражение ощутимо потрепало полянку, на которой они находились. То тут, то там были видны клоки взрытой ногами земли, на деревьях остались отметины от ударов, по траве как будто пробежало стадо быков...

— Ну как, рыцарь, доволен результатом? — парень криво улыбнулся. — Наш с тобой колдун уже наверно свалил куда подальше, а мы даже с места двинуться не можем! Ну а теперь, когда мы вроде как разобрались, что ты собираешься делать? Попытаешься меня прикончить или всё-таки займёшься делом?

— А тебе-то какая разница? И нечего зубы скалить — оба хороши. Ну ты меня и отделал...

Услышав это, Солар не сдержал смешка:

— Ха, как и ты меня. Надо отдать тебе должное: ты покруче тех полудурков, которые за мной охотились раньше.

— Вот уж чьи похвалы меня не заботят, так это твои. И вообще, ты по всем приметам...

— Да-да... опять та же песня... как ты думаешь, за мной охотятся просто так? Да здесь вся округа знает, что "ой-ой-ой, в городе живет страшный клыкастый вампи-и-и-р… Наверное это из-за него неурожай уже второй год! Ой, а у меня ж корова померла, которую я две недели не кормил! Наверное вампир виноват! ОЙ, СЕГОДНЯ ВЕСЬ ДЕНЬ ДОЖДИ, НАВЕРНОЕ ЭТО ТОТ СТРАННЫЙ ПАРЕНЬ С КЛЫКАМИ НА НАС ПОРЧУ НАВЁЛ!" ДОСТАЛИ!!! В КАЖДОМ РАСТРЕКЛЯТОМ ГОРОДЕ! В КАЖДОМ!!!

Герой на секунду прервался набрать воздуха.

— ...разумен, — наконец договорил рыцарь, но Солара было уже не остановить:

— Повсюду такие высерки как ты и твои друзья пытаются нашпиговать меня стрелами только потому, что какой-то крестьянин сказал, что я тут черную магию ворочу… И знаешь, за такое я бы ее воротил, если бы умел! Пусть получат, чего хотят! Я устал пытаться быть человеком! Они хотят монстра? Они его получат... когда нибудь. А пока у меня есть цель, к которой я иду — Лунный Орден не покину и угрожать никому не намерен...

— Лунный Орден? — боль в руках Светозара стихла. "Вот и исцелился… Шайтан меня дери, долго-то как!" — Ты разве не знаешь, что его распустили?

— Кто?!

— Глава ордена, судя по всему… Бинты нужны?

— Быть не может! Имир Дуэргарт сообщил бы мне об этом!

— Я ушёл из Руин утром этого дня. Ты и того раньше, поэтому неудивительно, что тебе не сообщили: посланника от Лунных я встретил у ворот города. Хотя… Вряд ли они расщедрились бы на персонального гонца блудному герою, — Светозар попытался пошутить, но всё, чего он добился, был очередной тяжелый вздох:

— Похоже на то... — светлый огонёк в глазах юноши исчез полностью, и его место заняло глубокое отчаяние. — Может так и должно быть?.. Может быть... Хрен с тобой, Светозар сын Креслава... Похоже, мне придётся тебе помочь, пока я вновь не разберусь, что же мне нужно…

— Не помню, чтобы я говорил тебе полное имя, — слегка суховато проговорил герой.

***

Целый день путники шли вдоль болотистых низин, стараясь нагнать колдуна, но достичь окраины болот — середину пути — смогли только сейчас. Сутки вне города, включая ночёвку… Наверняка маг уже подбирался к Коркаталю, в то время, как им обоим надо было преодолеть добрую половину. Утешало только то, что дорога отсюда и дальше была куда в лучшем состоянии, но усталость и еще не зажившие ранения отнюдь не способствовали быстрому движению. Вдобавок и солнце к закату клонилось.

Следов колдуна не было видно. Солару начинало казаться, что они идут не туда, а жуткая магия этого выродка прямо сейчас истребляет население какой-нибудь деревни в окрестностях Руин... Не то, чтобы ему было дело до этих крестьян (в особенности после того, как они его чуть не линчевали), но ему определенно не нравилось, что очередное бедствие приписывают ему. Однако, несмотря на все сомнения, вампир чувствовал нечто странное, разлившееся в воздухе над трактом. Непонятное заклинание его попутчика подтверждало эти ощущения, вспыхивая серебряным копьём, нацеленным на Коркатталь.

Опираясь на меч, как на трость, юноша ковылял и проклинал Светозара последними словами за поврежденные сухожилия. Рыцарь же ехидно комментировал особо изысканные перлы, но в перебранку не влезал. Так продолжалось до тех пор, пока впереди не замаячил огонь бивачного костра. Спутники переглянулись и ускорили шаг, но как только они приблизились к стоянке каравана, Солар толкнул рыцаря в больной бок:

— Я туда идти не могу — сам понимаешь, какие слухи про меня ходят — так что выяснять насчёт жуткого колдуна с моей рожей придётся тебе. Они ведь разбегутся кто куда, если меня увидят, — Солар усмехнулся и еще раз толкнул рыцаря в больной бок, за что тут же оказался с заломанной за спину рукой. На секунду, не больше.

— Руки не распускай, не девица, — сказав это, Светозар поглядел в пылающие гневом зенки вампира и дёрнул краем рта. — Сам-то что делать будешь?

— Пойду в обход, поищу следы вокруг. Или хочешь посмотреть, как те будут драпать со всех ног?

— Обойдусь. Встречаемся за караваном, выше по тракту.

Парень ничего не ответил, только кивнул и исчез в придорожных кустах.

— Какой Хранитель, такой и герой, — вполголоса проговорил Светозар и направился к обозам.

Добросил (таким именем назвался караванщик, который откликнулся на вопрос о необычных встречных) не отходил далеко от своей телеги и постоянно оглядывался назад, в сторону жены и дочки. Звезда истины, применённая на них, показала магию колдуна, по следу которого они оба шли.

— ...И вот он такой встал перед нами, а у нас в руках и ногах слабость несустветная, и сказал, что он уходит из Руин, — глава семейства ощущал себя не в своей тарелке, невольно робея перед героем.

— Он что-нибудь говорил ещё?

— Соларом назвался, магом крови, и всё. Одну секунду, я к супруге...

Добросил направился к телеге, и Светозар огляделся вокруг.

Вечерняя дымка съедала горизонт, но до того тумана, который был вчера вечером и сегодня утром, она не дотягивала.

«Что ж, судя по рассказу главного караванщика, этот человек — маг крови, и при этом маскируется под моего попутчика. Какого бескуда, спрашивается? Почему именно под Солара? И что это была за магия такая, с помощью которой он вылечил девочку? Что-то очень знакомое… Тёмное...»

Когда бывший рыцарь Ордена смотрел на последствия применённого магом крови заклинания, он был поражён тем, насколько расширились энергоканалы у этой девочки. Такой уровень более подобал эльфу, причём не средней руки. Но вот чтобы у человека…

«Если она доживёт до совершеннолетия, то либо станет величайшей магессой в истории, либо страшнейшей ведьмой», — Светозар так и сказал. Как после этого его не подняли на вилы любящие родители...

— Господин герой, Солар ушёл посреди ночи, — будто сквозь вату отнеслись слова Добросила до рыцаря.

— Ясно, — пробормотал герой, отметая лишние мысли. — У меня ещё пара вопросов. Скажи, как ты и твоя супруга себя чувствуете?

— Хорошо, а что такое?

— Я считаю, что ночной гость выпил из вас жизненные силы и передал их вашей дочери. Может быть ничего и не произойдёт, подумаешь, пяток лет испарились, но вот если я ошибаюсь... Берегите себя. В вашей ситуации болеть — верный путь в могилу. Могу посоветовать хорошего лекаря в Руинах.

Добросил удивлённо почесал затылок:

— Герои ведь помогают за плату?

— Вы мне уже заплатили сведениями о вашем госте, — Светозар едва сдержался от сарказма. — Считайте, что мы в расчёте. Теперь же я пойду.... Если вам не нужен.

Внезапно к Добросилу подошла его супруга и, настороженно глядя на рыцаря, спросила:

— Скажите, что вы сделаете, когда поймаете того мага?

Бывший рыцарь ордена Воронов не долго тянул с ответом:

— Да, он спас вашего ребёнка, но какой ценой? Десятки, если не сотни жизней, включая ваши, были проглочены им, как сено пламенем, и это только начало. Такие существа, как он, не имеют права на жизнь. Он сделал свой выбор.

— А герои? А ты?! Вы ведь тоже убиваете! И были бы монстры, так ведь и невинные люди: борцы за справедливость, охотники за нечистью, рыцари и аристократы — их кровь на ваших руках! У моей подруги сын — герой, и я знаю, что вы такое!

— Не надо, — с испугом в голосе поторопился сказать Добросил, заслоняя супругу собой, но Светозар не думал злиться. Не, не, как можно?

— А мы, герои, и я, в частности, караем виновных. Пусть даже вина их в том, что они хотели убить нас. Вина в том, что их глупость не знает границ!.. Ладно, задержался я с вами что-то. Пора мне идти дальше. Или вы хотите меня остановить?! Что ж, я так и думал. Хорошей дороги вам и вашему каравану, Добросил.

Сказав это, Светозар развернулся и пошёл прочь.

Герои, охранявшие периметр, смотрели на рыцаря, как на прокажённого, но его это не волновало. Ни капельки. После таких слов… Стоит ли вообще что-либо делать? Спасать этих людей? Да пусть этот колдун заставит мир умыться кровью!

Герой озадаченно остановился и потрогал лоб:«Похоже, мне нужно помедитировать, а то много гадости на душу налипло...»

***

«Ох, как же меня бесят эти сверчки! — кусты и впрямь кишели насекомыми, мелкими, зелёными и прыгучими. — Проклятый рыцарь, проклятые стрекотальщики! Да ещё и жрать хочется и Жажда напирает... Что за вечер-то сегодня такой?!»

Низина, в которую Солар спустился, уходила в овраг. По краям расщелины в изобилии рос кустарник, а из плотной земли выпирали древесные корни. Отличное место для временного укрытия или засады…

Нос вампира дёрнулся, уловив ржавый запах свернувшейся крови. Вдобавок с кустов, висевших прямо над оврагом, опала листва. Явный след Той магии, магии «мертвителя».

Если бы здесь засели грабители, они бы напали уже давно, когда караван проходил мимо них. За всей этой растительностью можно было подойти наперерез к путнику, не вызвав ни малейшего подозрения, но сейчас это не имело значения — Солара волновала только подступающая Жажда. Красться с больной ногой было неимоверно трудно, но юноша, стиснув зубы, упорно двигался к скоплению кустарников в надежде, что там прячется какая-нибудь тварь, которую можно было бы загрызть... Фига с два. Раздвинув ветви, юноша обнаружил сделанный на скорую руку алтарь, залитый кровью.

»Он пытается нас надуть! — словно молния ударила неподалёку, так ясно Солар увидел во всём происходящем руку мага крови. — Сраный колдунишка поставил эту хрень, чтобы сбить нас со следа своей ауры! И сожрите меня бхуты, если у него не получилось!»

Гнев смешался с раздражением, и Солар едва сдержал вопль бессильной ярости. Жажда, бесконечный стрекот, голод, злоба и горечь поражения, хоть и незначительного, все это смешалось в одну мощнейшую эмоцию, повалившую его навзничь... Черные кровеносные сосуды вновь начали пульсировать на его руках, но воин подавил ярость, вспомнив, что такие приступы обычно заканчивались плачевно. Теперь Хранитель мог начать требовать очередную душу.

Солар начал озираться по сторонам в поисках любого живого существа, но кроме караванщиков вокруг не было никого... Нет, он не мог позволить себе напасть на тех людей. Не сейчас, когда его и так держат за колдуна, истребляющего все живое…

«Опять мешкаешь? — произнес голос в голове. — Не думай, что я не наблюдаю за тобой... Можешь не трястись от страха, я не буду тебя наказывать... пока. Напротив, я пришел похвалить тебя... ведь ты добыл мне душу Героя».

Непонятно отчего голос издал саркастический смешок и замолк, но стоило парню подумать, что всё кончилось, как его Хранитель продолжил:«Я прислал тебе подарок, но он находится внутри твоего друга-рыцаря».

— Хватит издеваться, ты знаешь, что у меня нет друзей... Погоди, как это «внутри»?!

Молчание. Его темнейшество удалилось, не удостоив подопечного ответом.

Охота и разбивка лагеря (ночь окрасила небеса яркими точками звёзд) скрасила время ожидания, да и кровь пойманного кролика заставила Жажду отступить. Славный перекус и, что куда лучше, Хранитель не требовал души. Это было странно, но весьма удачно, и потому Солар встретил рыцаря в слегка приподнятом настроении, чего нельзя было сказать о Светозаре.

— Ага, а вот и наш спаситель обездоленных! Ну, рассказывай, что тебе наговорили наши путешественники?

— Поздравляю: либо этого колдуна зовут так же, как и тебя, либо он пытается кое-кого подставить… тебя, если говорить открыто, причём я склоняюсь ко второму варианту. — бесцветным голосом проговорил Светозар, после чего подошёл к поперхнувшемуся парню и с силой стукнул его по спине. — Полегчало?

— Эта мразь использует моё имя?!! — гнев вновь захлестнул Солара. Как назло, вернулась и мигрень. — Я прикончу его, кем бы он ни был: героем, не героем, бессмертным, смертным… Убью, сожгу дотла, отправлю душу в Черноту! Ох, он заплатит за это... — вампир стал нарезать круги вокруг кострища, выдумывая все новые наказания таинственному колдуну.

Рыцарь же достал из сумки пару спальных мешков, откупорил склянку с мутным туманом и очертил этой гадостью границы их стоянки. «Последняя…» — со вздохом разочарования подумал бывший Ворон, глядя на то, как вокруг лагеря создаётся магический купол, отводящий внимание всему живому и неживому в пределах видимости. Если бы не Солар, состава должно было хватить ещё на две ночи.

— Долго ещё мельтешить будешь? — недовольно спросил Светозар, садясь в позу лотоса.

— Чуть не забыл, — если парню и не понравился тон, которым был задан вопрос, виду он не показал, — этот гад следы путает, так что не верь своему заклинанию. Внизу, в овраге, стоит… стоял алтарь, у которого точно такая же аура, как и у того ублюдка. Похоже, нам нужно поторопиться, если мы не хотим, чтобы он еще таких наделал.

— Умеешь же ты обнадёживать, зу… парень, — Светозар прикусил язык, сообразив, что едва не назвал напарника своим фирменным прозвищем:«Не иначе, Ильэльная вспомнила меня!» — Что ж, спасибо за информацию. Сейчас, прошу, не мешай: медитация — дело тонкое. И ещё… Как нога?

— Хреново, мог бы и сам догадаться.

— Ясно… Завтра нам много идти, так что пожалуй… Лови!

Золотистым росчерком фиал в виде двух переплетённых змей упал в раскрытую ладонь парня.

— Что это? Зелье? Яд?

— Кровь. Не простая, секрет фирмы. Помогает телу самоисцеляться. Бери, у меня ещё есть. Мы, Вороны, хоть и бывшие, запасливые.

— Бывшие? Ха, с ордена попёрли?

Светозар взглянул на пламя костра и с лёгкой улыбкой вспомнил то времечко, когда он и не подозревал о существовании Оркостана:

— Не совсем. Смертные могут входить в геройские гильдии. Герои в гильдиях смертных?.. Нам ведь запрещено вмешиваться в их жизнь до определённого предела. Всё, закончили. Не хочу обсуждать эту тему.

— Пф... обижаешься как малолетка.

Рыцарь пожал плечами и негромко усмехнулся:

— А ведь ты смог меня задеть! Малолетка, надо же... Тот запрет не безусловен. Есть лазейки. Мой кулон тому подтверждение. Но знаешь... Одно осознание того, что все, с кем ты встречаешься, дружишь, воюешь, да просто видишься в коридорах рано или поздно исчезнут... Только оно одно уже заставляет героя благословлять неведомого судью, установившего настолько жёсткие правила.

— Ну, мне ты это можешь не объяснять. Мне некого и нечего терять, вояка. Я уже потерял всё, — Солар помрачнел, но он тут же сделал максимально непринужденное выражение лица, какое только мог. — И вообще, дуй спать, я первый подежурю.

— Не вопрос. Только за барьер на заходи, плетение можешь порвать, — сказав это, Светозар улёгся в спальный мешок, однако долго ещё после этого лежал на спине и глядел на звёзды, россыпями искрящихся точек мерцающих на небосводе.

Ворота Коркаталя напарники миновали без происшествий, разве что несколько приставучих дварфов-бюрократов требовали оформить «необходимые для учёта и регистрации» бумаги, но после переговоров с Соларом, в которых он подробно расписал участь тех, кто его задерживает, процесс пошел значительно быстрее. Правда, как оказалось, у Светозара были на этот случай верительные грамоты на свободный вход в город, но он решил не мешать самодеятельности парня.

Улицы города приятно удивили малым количеством прохожих. Небольшой группкой мимо героев прошли местные жители, явно не дварфы, расовой принадлежности которых Солар не знал, да и знать не хотел, уж больно они были странными. Да и вообще, дома в виде ракушек совершенно ему не нравились:

— Нет, я, конечно, понимаю, что это другая культура, прочая хрень… Но почему даже дварфы и орки живут в таких? Возьмут себе отгрохают эдакую загогулину в форме буквы «зю», и шлындают по спирали…

Речь Солар обильно сдабривал жестами. Редкие прохожие неодобрительно косились на него, но молчали. Пока.

— Живут себе и живут. И не веди себя, как варвар, на нас косятся.

— Косятся они на него…Я тот, на кого косятся независимо от действий, так что мне насрать.

— Но это не значит, что стоит демонстрировать всем свою натуру. Попахивает мазохизмом.

— Попридержи язык, психолог доморощенный. И вообще, я думаю, что приезжие знают больше местных про нашего с тобой «друга». Он же тоже здесь наверняка проездом.

— Логично.

— В общем, план у меня такой: поскольку колдун похож на меня, я лучше не буду светиться на улицах, а спрячусь где-нибудь, поспрашиваю народ в постоялых дворах, тавернах… Не, чисто ради дела, а ты, пока я ищу колдуна в злачных местах и тавернах, обратишься к страже, к Совету… ну не знаю, со своими дружками свяжись, в конце концов. Может они чего нароют или уже нарыли, раз уж вы такие крутые ищейки черномагов.

— В принципе, я и собирался так поступить. Буду ждать тебя в Совете.

— Чего?! Ну-ка, прикинь: я вваливаюсь в Городской Совет после того, как ты получил наводку на нашего колдунишку. Веселая картина? Что будет с твоим рыцарством, когда тебя найдут в компании с опасным магом, вырезавшим хренову кучу народу?!

— Ничего со мной не будет… Но ты прав, ситуация не самая хорошая. Будь по-твоему. Сам тебя найду.

Светозар проводил Солара взглядом:«Если подумать, его доводы разумны. Но почему мне кажется, что он в процессе так увлечётся, что напьётся в стельку?»

С такими мыслями герой пошёл в сторону здания, над входом которого висела эмблема копья. Учитывая, что с таким знаком в Коркатале расхаживали все увиденные ранее стражники, этот дом мог быть только их штабом. Впрочем, казармами тоже, но наверняка в этом месте был бы хоть кто-нибудь, знавший или видевший в лицо мага крови.

После того, как Ворон представился охотником за головами и предъявил гербовую грамоту (печать была поставлена вверх ногами, из-за чего офицер долго не мог понять, что же его смущает в документе), ему выделили провожатого и дали пропуск в архив, где лежали листы с именами всех, кто проходил через городские врата за последние три дня. Магические кристаллы мигнули, когда Ворон начертил излюбленное заклинание поиска, но ни на одном из листов не было и намёка на след «мертвителя».

Расспросы стражников тоже ничего не дали. Колдун как будто и не заходил в Коркатталь, ведь пройди маг крови через врата, его имя было бы занесено в архив, да и лицо спутника Ворона так или иначе показалось бы кому-нибудь знакомым. Но нет, ничего подобного.

Светозар вышел из тесного помещения прихожей Коркаттальских стражников на свежий воздух. Холодный и сухой, он будто окатил героя с головы до ног, заставив его вздрогнуть и нахмуриться. Солнце потихоньку склонялось к горизонту навевая мысли о тёплой таверне и мягкой постели, вот только… Пока маг крови где-то бродит на свободе и отравляет своей ворожбой Пандору, ни о каком отдыхе и речи быть не могло.

«И что же теперь делать? Похоже, идея искать мертвителя в городе была обречена на провал с самого начала… Что ж, отрицательный результат тоже результат. Пойду, сообщу об этом Ордену. Насколько мне помнится, здесь должен быть филиал "моей" гильдии».

Через полчаса блужданий в кривых улочках Коркаталя Светозар наткнулся на приземистое строение, тёмным пятном выделяющимся на фоне серых дварфских домов. Висевшая над входом табличка в виде расправившего крылья над мешком монет ворона отметала все сомнения, кто мог быть его владельцем: банк «Фиджер и сыновья», дочернее предприятие Ордена..

«А ведь если не "звезда истины", и за сутки бы не нашёл!» «»

— Чем могу помочь? — насквозь лишённым эмоций голосом спросил Светозара клерк с ничем не примечательным лицом.

— Светозар сын Креслава, герой, сын магистра Ордена Воронов Креслава. Что-нибудь ещё?

Служащий кивнул:

— Вашу правую руку, пожалуйста.

Герой закатил глаза к потолку. Сколько раз он не посещал подобные заведения во всех городах, его всегда проверяли. На что, спрашивается?

Человек коснулся ивовым прутиком до запястья рыцаря, подержал секунды две, а потом удовлетворённо кивнул:

— Что ж, герой Светозар, добро пожаловать в филиал банка «Фиджер и сыновья». Вы за чем-то конкретным или вам нужно получить задание?

— Вообще-то, я уже выполняю задание...

— Ох, простите, не увидел пометки «секретно» в индикаторе вашей занятости. Что ж, тогда не представляю, чем могу вам помочь. Разве что отчитаться о состоянии вашего счёта и о последних операциях с ним, — клерк доброжелательно улыбнулся.

— Нет, спасибо. Мне нужно, чтобы вы отправили письмо через свои каналы.

— Будет исполнено. Позвольте уточнить: вы напишете письмо сами или?..

— Сам. Грамотой владею.

— Тогда прошу пройти в соседний кабинет. Лист и писчие принадлежности скоро принесут. Не соблаговолите ли чего-нибудь выпить во время ожидания?

Светозар поглядел на настенные часы. Обычно после такого вопроса приходилось ждать не более пяти минут, но раз уж предлагают...

— Не откажусь. В особенности, если есть гранатовый сок.

— Как пожелаете. Орден заботится о своих героях, — сказав это, клерк вышел из-за стойки и открыл перед Светозаром дверь в соседний кабинет.

На столе рыцаря уже ожидал графин с рубиновым напитком и хрустальный бокал. Удобное кресло, горящие вдоль стен и под потолком магические светильники — всё это внушало необъяснимое спокойствие и настраивало мысли на спокойный лад. Писать в такой атмосфере получалось куда лучше, чем при тусклом свете свечи на неровной столешнице из грубой древесины.

Вскоре были принесены и перо с чернильницей вместе с кипой листов.

— Согласно правилам, мы закрываемся на ночь, но если вам откажут в постое, вы можете обратиться к нам, — вполголоса произнёс служащий. — Должен предупредить: несмотря на ваш статус в Ордене, мы всё же удержим с вашего счёта некоторую сумму.

— Что и следовало ожидать. Не богадельня и не монастырь.

— Полностью с вами согласны. И ещё: если что-то потребуется, скажем, новые листы, позвоните в колокольчик, — клерк поклонился и вышел, закрыв за собой дверь из светлого дерева.

Светозар же приступил к написанию письма главе Воронов, эльфу Тазриэлю, одному из основателей «отряда охотников на нежить». Знал бы он тогда, во что выльется его идея...

Кипа бумаг, принесённая одним из безликих служащих банка, оказалась как нельзя кстати: мысль упорно не складывалась в слова. А ведь следовало написать не только главе и магистрам, но и простым охотникам — главам отрядов в соседних с Коркаталем городах.

«Слухи и опасения подтвердились. Наш маг использует силы, которые способны повергнуть Пандору в океан отчаяния и смерти, но я его упустил и он мог пойти куда угодно. Вдобавок оказалось, что он копирует внешность и имя одного разумного, который сейчас в целях безопасности путешествует со мной. Описание внешности прилагается».

Через два часа герой постучался в дверь и дал в руки клерку исписанную кипу листов:

— Одно письмо отправить Тазриэлю, второе — Креславу, а остальные главам ячеек охотников Кайлердора, Штиля и Пёстрой Коровы. Отправить самым быстрым способом, какой только возможен.

Клерк забрал листы и поинтересовался:

— Облава?..

— Да. Сколько с меня?

— Четыреста золотых, не считая расходов на бумагу и чернила. Платить будете наличными или спишете со счёта?

Не то, чтобы Светозар сомневался в том, что в его кошельке хватит золота, но пока сам отсчитаешь требуемую сумму, пока служащие банка проверят каждый золотой, пройдёт не меньше часа. Поэтому...

— Последнее.

— М… Согласен. Так надёжнее. Вашу руку, пожалуйста…

Ивовый прутик вновь коснулся запястья героя, и Светозар ощутил, как от веточки заструились потоки холодного воздуха.

— Всё, средства списаны. Ваши письма будут отправлены в течение получаса. Достичь адресатов должны в течение суток… Если ситуация не была бы столь критична. Негоже отбивать у героев их работу, но если на кону судьба мира, то о вашем письме узнают сразу же после отправки, — клерк кивнул головой, впервые продемонстрировав что-то отличное от равнодушия, показательного почтения или услужливости. — Удачи тебе в твоём задании, и да пусть благоволит тебе Хранитель.

После этих слов оставаться в конторе банка не было необходимости, и Светозар вышел на улицу. Вновь подул ледяной ветер, спрятавший солнце в облака.

— Этому городу я явно не нравлюсь, — пробормотал герой, растирая мигом озябшие уши. — Так, и где же теперь мне найти Солара?
Серебряное сияние привычно вспыхнуло в дорожной пыли…

***

Дверь трактира со скрипом открылась, впустив в провонявший рыбой тесный зал уже изрядно набравшегося, потрёпанного и замученного икотой парня. Множество недобрых взглядов встретило Солара, и лишь двое оборванцев — хлипковатый орк и дварф, больше похожий на раздувшуюся жабу, не обратили на вошедшего никакого внимания. Чужаков тут явно не любили, но из всех остальных питейных заведений парня уже выгнали, так что выбор был невелик. Не обращая внимания на вперившиеся в него взгляды, Солар вразвалочку подошел к стойке и с грохотом на нее облокотился. Трактирщик, по-видимому, тоже не был рад незнакомцу, однако все же подошел и нехотя спросил:

— Чего желаешь, новичок?

Новичок повременил с ответом, оценивающим взором смерив хозяина питейного дома. Тот усердно протирал стаканы с видом абсолютной невозмутимости, но вампир заметил, что дварф отчего-то прятал взгляд.

— Есть залесский… ик!.. синий эль?

Трактирщик покачал головой:

— Нет, парень, он уж больно дорогой. Тебе в другое место за ним идти надо… знаешь, есть неподалёку заведение….

— Возле площади был... ик!.. в рыбацком трактире… был, в постоялом… ик!.. дворе тоже был.

— А что ж ты там не остался? — с прищуром спросил дварф.

— Произошли… эм… разногласия между мной и.. ик!.. ребятами, которые… обычно стоят возле дверей.

— Что, вышибалы надрали тебе задницу, а? — дварф наполнил большую кружку элем и поставил перед воином. — Держи, но знай, что хоть вышибал у меня нет, зато ребята, — он кивнул в сторону зала, — дух вышибить могут не хуже.

— Ну раз так… — протянул Солар с безумным огоньком в глазах и отхлебнул половину. — Раз так, значит мне будет... весело!!!

Кружка полетела по воздуху, оставляя за собой шлейф из пенистого эля, и попала одному из посетителей в висок. Шмяк! Бородач обмяк и сполз под стол. Его дружки в полном обалдении уставились на невесть откуда взявшийся снаряд и перевели взгляд на парня у стойки. Разом стихли все разговоры.

— Вали ублюдка! — завопил друг отправленного в нокаут, и толпа радостно побежала мутузить героя.

Первый забулдыга — довольно крепкий орк — кинулся на Солара и был мгновенно остановлен хуком справа, а второй, летевший прямо за ним, лишился пары зубов от затрещины гардой меча. С хохотом парень перекатился через стол и, схватив за шиворот одного из сидевших в углу, кинул его к остальной ораве:

— Чего расселись?! Присоединяйтесь к веселью!

— Ах ты гадёныш… да ты… да ты хоть знаешь что произо…

Пятерня Солара запечатала его рот и герой жарко зашептал:

— Не ной, не баба! Нет ничего лучше хорошей пьяной драки, чтобы забыть о проблемах! — с этими словами герой точно так же вытащил из-за стола пухлого дварфа и пинком отправил в самую свалку. Результат превзошёл все ожидания: сын Творца проделал в рядах дерущихся целую просеку и вампир перестал себя сдерживать, целиком отдавшись сладкому чувству разрушения.

Он кинулся вперёд, вслед за дварфом, и пусть дерущиеся и попадали по нему болезненными тумаками, это не имело значения:«Я нашёл! Я, а не этот напыщенный рыцарь-придурок!»

Могучий удар табуретом едва не лишил парня равновесия, но он смог устоять на ногах и ответил любителю мебели броском металлического кувшина. Следующий противник выхватил заточку, но тут же завопил, схватившись за вывихнутое запястье, и попытался убежать подальше.
Солар очень не жаловал любителей кабачной поножовщины...

Любитель «перьев» пробил головой стекло и вылетел на улицу, где и остался лежать. Но не успел герой опомниться, как тут же получил очередной удар и был вынужден вернуться в гущу драки, в которой теперь каждый был сам за себя. Трактирщик яростно отбивался от напиравших на него пьяниц, размахивая жутковатой на вид кочергой, ну а в зале и вовсе творился сущий хаос. Но во всем этом хаосе Солару нужны были две конкретные цели. И он их «вёл».

Оборванцев, которых парень приметил еще вначале, прижали к стене трое широкоплечих орков, судя по всему, бывалых кулачных бойцов, пусть и потравленных алкоголем. Солар ринулся к бедолагам и, на бегу подхватив стоявшую возле стены вешалку, перехватил ее как пику на манер всадника. Если бы ситуация позволяла, то герой расхохотался бы: с вешалкой наперевес, на падающем дварфе… Чистый цирк или рыцарский турнир!

Удар! Один из зеленокожих гигантов подавился собственной рвотой. Не будь под его одеждой лёгкой кольчуги, лежать бы ему с пробитым животом. Остальные два переключились на более серьезную угрозу и бросились на Солара. Вот только он поступил по-человечески коварно, притянув к себе какого-то дварфа в качестве щита.

«Трактирщик? Какая ирония», — хихикнул про себя парень, проскользнув между орками. Вопли попавшего в их объятия сына тверди, казалось, должны были призвать всех демонов ада и самого Творца, который бы не потерпел творящегося здесь богохульства. Даже искушенный в нецензурной брани Солар почерпнул для себя парочку новых слов, но оставаться в трактире ещё на пару минут было крайне плохой идеей.
Быстро вырубив обоих «избранников», парень поволок их на улицу, попутно прикрывая их от летящей во все стороны мебели или ее ошметков. Вот только его там уже ждали…

Светозар с непроницаемым выражение на лице глядел на то, как его напарник тащит за собой две туши и при этом ничуть не напрягается:«Не понимаю, зачем всем демонстрировать, кто ты есть? Хотя бы тяжело дышал для виду…» Крики изнутри таверны не оставляли сомнение в том, что там бушуют нехилые страсти, и вот-вот варево из бурлящего котла выльется на улицу.

— Вот, эти ребята... — Солар сплюнул и удивлённо уставился на кровавый след в слюне.

— Знают про мага? Отлично… Хотя бы у тебя получилось. Оттащи их подальше от двери, — сказав это, Светозар подошёл ко входу в трактир (Солар как раз отволок спящих) и кинул внутрь склянку с алхимическим зельем.

Скорости, с которой рыцарь рванул от двери, мог позавидовать снежный барс. Почти сразу же после этого из разбитых окон и открытой двери таверны вырвался зеленоватого вида туман. Ещё секунда, и шум драки прекратился, сменившись на кашель, хрипы и грохот падающих тел.
Этикетка на склянке не врала: всего пара вдохов, и любой впадал в глубокий сон.

— Сильно они по тебе прошлись? — Светозар словно и не ощущал вину за то, что ему только что пришлось сделать.

***

Допрос крестьян, учинённый Соларом, пролил свет на все интересующие напарников вопросы, и, «одолжив» у старейшины деревни самоходных конструктов, герои двинулись к Штилю. Ехать пришлось большую часть ночи, поэтому парень предпочёл хорошо отоспаться, оставив Светозара управлять повозкой.

Ночь, не смыкая глаз… Если не считать медитацию посреди тракта. Хорошо, что след магии колдуна отпугивал монстров, а то Ворону пришлось бы совсем худо.

Однако всё имеет свойство рано или поздно заканчиваться. Вот и дорога подошла к концу: впереди стало светать и показались очертания города, но стоило спуститься с возвышения, Штиль опять пропал. Светозар уже собирался будить напарника, как невольный случай избавил его от этой необходимости: телега подскочила на камне, и в глубине повозки что-то глухо стукнуло по доскам.

— Ай! — судя по восклику, это была голова Солара. Стоило только Светозару представить, с каким выражением лица Солар глядит на пустые бутылки из-под эля, как тот постучал в бортик телеги.

— Проснулся?

— Ага. Вода есть? А то в моём бурдюке сухо, как в пустыне...

— Совсем похмелье замучило? — вздохнул рыцарь и отстегнул от пояса сосуд с бесценной влагой. — Ты же вампир, в конце концов… Яды тебя брать не должны, что естественного, что алхимического происхождения.

— Ох, было бы это так… — выдохнул парень, вернув ополовиненный бурдюк Светозару. — Долго еще?

— Почти приехали, как раз светает, — рыцарь указал на горизонт, где по небу разрасталось красное пятно.

— Эм… а ты уверен, что это рассвет? Больше похоже… — напарники переглянулись, и Солар договорил: — Больше похоже на пожар…

Светозар не ответил. Едва заметный взмах вожжами, и конструкты побежали в два раза быстрей. Вскоре из-за скал и барханов показался источник света: город Штиль.

— Святой Владимир, какого ада тут происходит?! — не сдержался Ворон, глядя на пламя множества пожарищ, бьющее через городскую стену. Неизвестно, что произошло в городе, но виной тому явно был тот проклятый колдун.

«Колдун, который использует моё имя!» — пришедшая мысль буквально затопила сознание вампира яростью, и он даже зарычал.

— Эй-эй, ты чего еще удумал? — одернул его рыцарь, заметив странный прищур и хищный оскал на лице спутника.

— Просто… Просто я хочу убить этого высерка как можно быстрее и как можно мучительнее! Уф… Слушай, а ведь теперь, когда этот гад показался в открытую, нас с тобой наверняка повяжут! Ну, или меня... Ты подумал, что мы будем делать в этом случае?

— Мы? Ничего. Мои согильдийцы нас вытащат, вдобавок, у меня есть специальный документ…

— Всюду у вас, бюрократов, документы…

Светозар хохотнул, услышав о себе такое. "Кто бы мог подумать, что меня так обзовут?"

— Знаешь, тебе бы тоже не помешало обзавестись парой пропусков.

— Они у меня всегда с собой, — съязвил воин и показал клыки. — Не поверишь, везде радушный прием.

— Ясно… Сейчас осторожно: подъезжаем к воротам. На всякий случай, накинь-ка капюшон.

Возле городских ворот толпились беженцы и торговцы — все спешили спрятаться за городскими стенами от неведомого проклятия, растекающегося по этим землям, словно клякса по пергаменту, медленно и неумолимо. Повсюду слышался плач детей, стенания больных и возмущенные возгласы:«Как город закрыт? А где мы должны защищать наши семьи? Куда нам еще идти? В пасть демонам пустыни?»

— Значится, карантин?.. — подытожил Солар, и повернулся к рыцарю. — На этот случай твой пропуск работает?

— Должен. Сиди здесь…

Светозар слез с повозки и пошёл к окошку в стене сбоку от ворот (сторожка везде располагалась одинаково). После короткого диалога стражник взял свиток Светозара, что-то пошуровал у себя и протянул обратно рыцарю, отрицательно покачав головой. Тогда Ворон что-то резко сказал стражнику, на что он затравлено забегал взглядом, промямлив нечто неразборчивое и с хлопком закрыл окно.

Светозар вернулся с весьма озадаченным видом.

— Что, не пускают?

— Говорят, город закрыт из-за усиливающихся беспорядков. Люди в отчаянии начали мародерствовать, убивать… Проклятье, этот маг крови вновь опередил нас! Меньше, чем на пару часов, но… Но теперь он полностью замёл все следы за собой! Все эти горожане, все селяне, все те, кого убьют сегодня… Вся эта кровь на наших руках! И мы должны остановить его, пока её не пролилось ещё больше.

— Хм, а я просто хочу сожрать его селезенку заживо. Просто сожрать, безо всякой патетики, — пожал плечами Солар и спрыгнул с повозки. — Может, свяжешься со своими друзьями-рыцарями? Авось они там словечко замолвят?

Светозар глубоко вздохнул, коснувшись пальцами амулета:

— Что ж, это единственный способ попасть в город и найти хоть какую-то зацепку.

Золотые искры магии опали на сухой песок. Ворон с удивлением попробовал ещё раз задействовать амулет, но вновь неудача. Тогда Светозар вздохнул и с мрачным взглядом посмотрел на вакханалию у ворот. Решение пришло мгновенно, но для этого ли он учил тёмное искусство?

— Солар, одна просьба: не вмешивайся в ритуал. Сейчас я отойду на тот холм и начну. Не следуй за мной.

— Больно надо...

Конец фразы потонул в тишине. Солар что-то продолжал говорить, языки пламени вздымались над зубчатым ограждением стены, орки и люди у ворот затевали свару, но всё это без звука, в полном онемении. Подобная глухота — спутница некромага.

Герой направился в сторону возвышения, с которого открывался прекрасный вид на умирающий город. И впрямь, с холма виды горящего Штиля были ещё живописнее.

«Светозар сын Креслава вызывает того, кто умеет слышать потоки силы. Астрал, ментал, Океан, именем Четырёх Великих божеств, сущностью Хранителей и матерью-первоэнергией, заклинаю вас, дайте мне Силу!»

На коже рыцаря сквозь поры выступили мельчайшие капельки пота, смывшие частички мёртвой кожи.

«Та, кто милостиво принимает у себя всех когда-либо живших, живущих и будущих жить, услышь того, кто недостоин повелевать твоими детьми! Преподобная мать, королева в ночи, последняя звезда, возьми, что мне дорого...»

Вокруг Светозара закружилась дымка, подобная той, что окружала Солара там, в царстве Тьмы, но на этот раз она была плоть от плоти этого мира.

Беженцы у ворот наконец поняли, что происходит нечто странное, ибо зеленоватые всполохи на близком холме могли быть только актом творящейся некромантии. О, жители этих песков знали, что такое магия смерти, ведь совсем недавно, лет эдак двадцать пять назад, в соседнем городе Оркостане разворачивалось точно такое же…

— Впустите нас! — по воротам заколотили десятки рук. — Спасите!!! Помогите!!!

— Вызовите магов! — прокричал кто-то в закрытое окошко, но всё напрасно.

На холме развернулась целая феерия призрачного огня зеленовато-серого цвета, и Светозар ощутил, как из него выходит нечто… Нечто бесконечно дорогое ему, то, чего ничто не сможет заменить. И в ту же секунду он разорвал руками нить заклинания:«Не тронь, что мне дорого!!! Пошла прочь, Костлявая! Я герой!»

Смерч яростно взвыл, опав тучей песка, но рыцарь успел откатиться назад, к подножию холма. К счастью, его никто не заметил, так как полнейшая неразбериха и темнота скрыли его от ненужных взоров.

Ощущение потери осталось, но, хвала Хранителю, это было не то, что герой и впрямь мог лишиться. Какая-то заноза, какое-то инородное пятно в душе, тяжёлым грузом давившее на Светозара и оскверняющее его, теперь было отделено и висело где-то в астрале, на периферии сознания.

Заклинание окончательно развеялось, и теперь Ворон совершенно успокоился: проигнорировать подобное его согильдийцы никак не могли. Жаль, что пришлось зайти так далеко, но вернуть порядок в хаотически звенящие нити магических потоков можно было только одним способом: разом заставив их замолчать. Ритуал «Святой смерти», уничтожающий тело некроманта и лишающее всех в радиусе действия возможности пользоваться магией. Как оказалось, против ауры Велеха он тоже помогает. А что для героя очередная смерть?

Солар следил за медленно бредущей к нему фигуре взглядом и молчал. Какие эмоции бушевали за его непроницаемым лицом и полуприкрытым взглядом даже опытный дознаватель не смог бы понять…

— Думаю, ворота скоро откроют. Мои согильдийцы весьма убедительны в вопросах, связанных с некромантией... Ладно, пошли. Телегу, увы, придётся оставить.

Только герои вступили под арку городских врат, как они распахнулись, и Светозар увидел согильдийцев, выбегающих в боевом построении. Чёткие и выверенные движения: каждый прикрывает другого, воины впереди клином, маги в центре и лучники позади — прям как в учебнике. Героев только в качестве щита не хватает.

— Именем Тазриэля, остановитесь и назовите вашего командира! — приказал Светозар, продемонстрировав именной амулет с изображением небезызвестной птицы. Золото под пальцами вспыхнуло ласковым солнцем, подтверждая статус и право рыцаря на подобный тон и командование.

Отряд почти сразу прекратил движение и десятки глаз с недоумением уставились на столь непохожего на Ворона человека. Тем более, на одного из магистров.

— Командир Тумидус, мастер-мечник и заместитель капитана Воида, — отозвался рослый орк, стоящий на острие клина. — А кто вы… Магистр?

— Светозар сын Креслава, — отчеканил рыцарь. — Прибыл по приказу магистрариума для расследования дела «мертвителя». А это Солар, мой напарник и невольная жертва мага крови.

— Невольная жертва?.. А сам-то… — вполголоса произнёс вампир.

— Потом объясню… Вашему командованию пришло письмо от меня?

— Есть, магистр, — кивнул Тумидус, с любопытством оглядев вампира с головы до пят. — А что касательно некромагической вспышки пару минут назад?

— Заблудший некромант. Вышел прямиком на меня.

— Тогда всё ясно… Отряд, походное построение пять, возвращаемся. Магистр Светозар, герой Солар, вы идёте с нами.

Услышав это, чернь у ворот недовольно зашумела и полезла вперёд, не обращая внимания на героев.

— Маги! — скомандовал Тумидус, и перед накатывающей волной возникли ледяные стены.

— Эй, нас тоже впустите! — раздались крики за сотворённой преградой. — Впустите! Мы что, пыль и песок? А ну, на три, пробьём стену! И раз… И два…

— И три, — прошептал Светозар, щёлкнув пальцами.

Городские ворота захлопнулись.

Офицерский кабинет по сравнению с аналогичной комнатой городской стражи выигрывал во всём: в обстановке, в комфорте, в количестве падающего света… Вот только магистра Воронов совершено не впечатлили кожаные ножны и другие весьма дорогие произведения орочьего гения. Наоборот, увидев всё это, он нахмурился и подумал, что капитан Воид тот ещё фрукт, если не сказать прямо: транжира.

— Где ваш капитан? — после двухчасового отчёта о положении дел и краткой экскурсии по казарме и школе местного отделения Ордена Светозару было не до разглагольствований.

— Он скоро вернётся из патруля, — бодро ответил оруженосец (Тумидус с благословения магистра сразу же после прибытия в штаб-квартиру испарился вместе со своими людьми на «помощь городской страже, так как они не справляются с хаосом и мародёрами...». Светозар грешным делом думал, что Воид пропадает там же).

— С каких пор патрульные отряды возглавляют капитаны?

— Ну… У нас так принято: если возникла угроза смертомагии, капитан берёт бойцов и самолично с ею разбирается!

Герой скупо дёрнул краем рта, стараясь, чтобы недовольство происходящем не превратилось в разгромный разнос местных оболтусов: «Ага, а почему тогда мне навстречу выехал не он, а его заместитель? К тому же это идиотизм высшей пробы: гнаться за медальками, выслеживая и ликвидируя некромантов! Или ты темнишь, а, Воид? Впрочем, мальчишка вряд ли во всём этом разбирается...»

— Для противодействия некромантам требуется знать их уловки и разбираться в их магии, если ты не герой. Вот скажи, какую молитву лучше читать, когда маг смерти захватил контроль над твоим телом?

— Э… — на парнишку было жалко смотреть, так явно он поник. — А… А разве молитвой защищаются?

— Именно! — Светозар поднял палец вверх. — Молитвой своему Хранителю! Но ты спросишь, что делать, если твой Хранитель слаб? Тогда тебе остаётся применить метод чищеного апельсина.

— Чищеного апельсина? — глаза оруженосца округлились до размеров золотого. «Эх, юный воин, как многого ты ещё не знаешь...»

— Именно. Если тело перестало тебе повиноваться, то самым действенным способом будет вычистить из сознания установки, навязанные магом. Для этого нужно представить перед внутренним взором апельсин… Ты его хоть раз ел?

— Ага, мне на кухне как-то дали! Он такой большой и мохнатый…

— Мохнатый?.. Э… Это был не апельсин. Киви, может быть, или персик… А апельсин другой: он круглый и покрыт жёсткой кожурой, которую надо снимать. Ну, а банан ты хоть видел?

— Да, — пацан будто бы обиделся, — вы что, думаете, я совсем ничего не знаю? Банан такой большой и жёлтый, и похож на… Ну… О! На лунный серп! И я такой ел!

— Верно… — протянул Светозар, думая, как бы понятней рассказать мальчику об основах ментальной магии. — Теперь смотри: твой разум похож на этот фрукт без кожуры.

— А почему?

— А потому, что ты ещё не поднаторел в схватках разумов. И вот этот некромант — червяк, который грызёт мякоть банана. Закрой глаза и представь себе это…

Оруженосец смешно сморщил покрытый веснушками носик, когда зажмурился так, будто от этого зависела его жизнь.Светозар же продолжал мягким и спокойным голосом, от которого даже самые буйные впадали в гипнотический транс, попутно проверяя паренька на сопротивление внушению:

—- Ты — это банан без кожуры. По тебе ползает червяк и хочет прогрызть ход в тебя. Но вдруг мякоть желтеет… Твердеет… Червячок мечется и ищет, куда бы вонзить зубы… А твоя кожура твердеет…. И вот уже червяк грызёт невкусную кожуру, а твоя броня становится всё твёрже… И даже зубы червяка не могут оставить след на ней… Твоя кожура блестит и покрывает тебя с головы до ног… Червяк скользит по ней, срывается и падает… И ты просыпаешься!

Парень резко раскрыл глаза, пошатнулся и только то, что Светозар подхватил его, не дало ему упасть на холодный каменный пол. Впрочем, мальчонка быстро пришёл в себя.

— Что это было? — спросил он, боязливо косясь на магистра. — Вы маг?

— Похоже, я ввёл тебя в гипноз, — развёл руками Ворон, виновато улыбнувшись. — Это не магия. Вернее, не классическая магия, а менталлистика, но магией я владею. Герой ведь.

— Это было круто, — потрясённо выдохнул оруженосец. — А меня научите? Я тоже хочу так колдовать словами, как вы сейчас!

— Твои учителя, думаю, это умеют. Скажи им, что я разрешил тебе давать уроки ментальной магии.

— Правда? — в последний раз с такой благодарностью во взгляде на Светозара смотрел… Да давно уже никто не смотрел. — Спасибо, спасибо, спасибо!

Внезапно их обоих окликнули. Магистр и оруженосец одновременно посмотрели в сторону возгласа и Светозар понял, что что-то произошло. Что-то очень нехорошее, так как будь это «нечто» хорошим, воин не стал бы бежать по коридору с такой скоростью, словно за ним гналось стадо быков.

— Магистр!.. Уф, магистр Светозар!.. — вновь выкрикнул мечник.

— Что случилось? Кратко!

— Вести от отряда Воида… Но сначала… Сначала Солар!

— Солар?! Где он? И что он?!

— В баре! Там почти все наши, и… И Кальцифер сдуру сказал, что у нас на него есть досье! А Солар как возьми, так и за грудки его!

— Вот идиот… — только и проговорил герой, и было непонятно, к кому из них двоих это относится.

***

«Ну и дурной же у этих Воронов вкус в выпивке», — Солар прикончил очередную кружку местного эля и жестом потребовал ещё. Несмотря на жуткие беспорядки на улицах, в баре рыцарей этого странного ордена царило спокойствие, и атмосфера казалась какой-то непривычно дружелюбной. Чутьё подсказывало ему, что всё слишком хорошо складывается…

«В город прошли, раз. На след мертвителя вышли, два. Никаких вопросов со стороны этих Светозаровых знакомых, три… Тут какой-то подвох».
По соседству с барной стойкой сидел молодой парень и откровенно пялился на вампира. Смотрел он уже довольно долго, и Солара это начало серьезно доставать, но он сдерживал желание встать и разобраться в чём дело. Вряд ли поднятая шумиха или, того хуже, драка помогли бы быстрей добраться до глотки колдуна.

Так герой бы и стоял себе возле стойки и давился здешним, уж больно слабеньким элем, но этот подозрительный тип внезапно встал и подошёл к нему, смотря уж с каким-то совсем нездоровым блеском в глазах.

Неловкая ситуация разрешилась сама собой:

— А я тебя знаю! Ты ведь герой Солар, да? — с восторгом в голосе спросил молодой Ворон, судя по амуниции, маг. Человек-маг. Единственный среди всех остальных Воронов, представленных воинами-орками.

— Имя. Откуда. У тебя. Мое. Имя? — процедил герой, косо глядя на собеседника.

— А разве оно секретно? Ты ведь проходил через ворота Штиля, жил в Руинах, работал в Залесье с Имиром, мир его распущенной гильдии... Так что ты не такая уж и тёмная лошадка! Меня, кстати, Кальцифером звать, — маг подмигнул, но, заметив на лице Солара тень раздражения, поспешил дать правдивый ответ: — Да и Светозар... Ты знаешь, что он сын магистра Креслава?.. Прислал письмо, в котором подробно тебя описывал и имя упоминал. Но я знал тебя раньше из нашего досье!

— Ты сейчас только что сказал, — едва Солар осознал, что ему только что сказали, как нервный тик заставил левый глаз вампира опасно дернуться, — что вы собираете обо мне сведения?

Кальцифер вопросительно моргнул, не понимая, почему чего герой так среагировал. Вампир подозрительно небрежно поставил кружку на стойку и внезапно заорал, уставившись собеседнику прямо в глаза:

— Так ты знал меня раньше?! Значит и ты, и твои рыцари-дружки за мной шпионили с самого начала?!!

Отдыхавшие в баре орки стали недоумённо поворачиваться в сторону двоих спорщиков.

— И ничуть не шпионят! — упрямо возразил Кальцифер, сцепившись взглядом с героем. — Сам подумай, зачем нам, охотникам на нежить, воевать с героями? Это безумие! А вот Серые плащи... Им только дай повод, сразу же засядут хуже репея или астрального паразита! Вот они-то за тобой и следили... И следят, судя по всему!

— О том, что за мной прут Плащи, я и без тебя знаю! И за что, я тоже прекрасно знаю! А вот какого бхута за мной прицепились ВЫ... — он схватил мага за шиворот и развернул к себе. — Отвечай, пока твои зубы ещё не во-о-он там, — Солар кивнул в сторону двери.

Увидев, что происходит, орки почти моментально вскочили из-за столов. По напряженным позам было видно, что к подобному никто не готовился, но если дойдёт до драки...

— Отпусти нашего соратника... Пожалуйста, — добавил один из воинов, стоявший ближе всего к выходу из бара. — Можно разойтись ведь мирно?

— Отпущу… но сперва он ответит на мой вопрос.

— Кальцифер? — поразительно, сколько в одном вопросе может быть оттенков.

— Я всего лишь сказал ему, что давно о нём знал! Не понимаю...

Судя по всему, остальные прекрасно понимали, в чём глубина ляпа, допущенного самым молодым из них. Тот самый воин, который говорил о мирном разрешении конфликта, сглотнул и, задействовав амулет, выбежал в коридор звать единственного, кто мог противостоять герою на равных: другого героя.

— Господин Солар, пожалуйста, отпустите дурня-мага, — вновь попросил командир отдыхавшего отряда. — Мы и впрямь за вами следили... Несколько месяцев назад. Всё дело в Плащах: мы ведь специализируется на нежити и демонах, вот они вас и заказали. Но, исследовав ваш случай, нам стало ясно, что вы герой, и, следовательно, не наш профиль.

— Это так! — закивал Кальцифер, глядя на совсем перекосившееся лицо вампира. — Орден Воронов не охотится на героев! Совсем! А вы... Ну уж точно не то чудовище, которое выходило по словам Серых!

После этих слов Солар смягчился, увидев в глазах тщедушного мага неподдельный страх. Он отпустил бедолагу и двинулся к выходу. И вдруг ворвался Светозар в сопровождении убежавшего за помощью орка:

— Бескуда мать, Солар, что здесь произошло?

— Недоразумение, — сквозь зубы процедил Солар так, чтобы его услышал только Светозар, и прошёл мимо напарника к дверям бара.

Ворон проводил его взглядом, мысленно повторяя и повторяя ответ парня и пытаясь понять его подоплёку, но едва Солар прикоснулся рукой к ручке, как он его окликнул:

— Ты куда? Разве не идёшь вместе с нами на колдуна?

Парень повернулся к Светозару половиной лица и ехидно ответил:

— Иду, но что мне здесь делать? Или у вас кроме бара ничего больше нет?

— Есть конечно…

— Вот поэтому мне тут делать нечего. Понятно?

Командир отряда жестом остановил своего подчинённого, решившего что-то сказать парню (судя по насупившемуся выражению лица, либо обругать, либо бросить нечто резкое и колкое) и подошёл к Кальциферу. Тот сидел понурившись, словно макнутый в лужу щенок.

— Но я всё же не советую ходить по коридорам в одиночку, — Светозар же пропустил дерзость Солара мимо ушей. — Много времени потеряешь, а выходим мы после обсуждения тактических вопросов.

— А зачем мне вообще быть на вашем обсуждении? Это ваши заморочки, так что оставь меня в покое!

— Извини, но это необходимость, а не прихоть: чтобы не мешать друг другу и действовать эффективней, нам надо держаться одного плана… Или хотя бы быть в курсе действий друг друга. Теперь дошло?

Вампир неопределённо дёрнул плечом, однако всё же нехотя спросил:

— Где эта ваша комната обсуждений?

— По коридору направо, потом до упора и наверх по винтовой лестнице. В зале будет висеть карта окрестностей. Можешь даже взять что-нибудь из книжных стендов или снять с оружейных стоек… Мы подойдём через несколько минут.

— Светозар?.. — решил уточнить командир.

— Что слышал, Борк, — отрезал магистр.

Входная дверь хлопнула, и только после этого Ворон оглядел всех присутствующих и как бы вскользь поинтересовался:

— Воид ведь ознакомил вас с моим письмом?

— Да, магистр… — нестройно отозвались бойцы второго патрульного отряда.

— Значит, вы знаете, насколько Солар неуравновешен и опасен? Тем более, у нас и так на него есть полное досье, где это говорится прямым текстом. Или у вас в одно ухо влетело, а из другого вылетело? Можете не отвечать, по глазам вижу… Тогда какого рожна ты не уследил за своим подчинённым, Борк?! И так чудом избежали кровопролития, и не надо мне тут говорить про ментальную магию — на Солара она не действует — но вообще доводить до подобного? Я вами всеми очень недоволен… Кальцифер, зачем ты вообще полез к нему?

— П-п-по той п-п-ричине, м-магистр, — от волнения маг начал заикаться, — что м-мне пок-казалось…

— Показалось?! — Светозар сложил руки на груди и скептически приподнял бровь. — А что показалось?

— Что Солар, п-при всей его нетерпимости, п-п-просто запутавшийся в себе человек. П-пусть и вампир, но он в глубине души хороший… — совсем тихим голосом закончил Кальцифер.

Он уже вживую представлял себе, как его лишают всех привилегий боевого мага и отправляют в совсем дикую местность вроде Залесья или Сольвейга на постоянную службу. И от этого ему становилось очень грустно, вплоть до обиды на самого себя.

Но странное дело: магистр вовсе не торопился оглашать приговор проштрафившемуся. Наоборот, он довольно благодушно вздохнул, посмотрел на всех и развёл руками:

— Ну что я могу сказать? Ребята, вы все одновременно показали себя и с лучшей, и с худшей стороны. Но я не могу вас наказать, так как вы уже хлебнули горя по самое не могу: когда я появился, вас и без того трясло. Что ж… В тактический зал! — Борк и его отряд гаркнули «Есть!» и направились к двери. — Ну а Кальцифера я задержу.

Маг замер на месте и вновь покрылся холодным потом:«Магистр меня живьём съест и не поморщится!»

Когда все вышли, Светозар аккуратно закрыл дверь и повернулся лицом к собеседнику.

Выдержав несколько секунд драматической паузы, герой сказал:

— С одной стороны, ты и впрямь тонко подметил сущность Солара, но с другой, ты должен был понимать, что из-за отношения к таким, как он… Вернее, из-за того, что он сражается со всем миром и искренне удивляется тому, что мир его принимает в штыки, сам факт слежки и вмешательства в его жизнь почти однозначно спровоцирует его на агрессию. Вдобавок, его инициация в героя и события, предшествовавшие этому, оставили неизгладимый шрам на психике, в результате чего он тот ещё параноик и всегда решает проблемы с наскока. Для него быть добрым — значит проявить слабость, а кому-нибудь доверится — совершить неописуемую глупость, так как он неоднократно бывал из-за этого бит. А тут ты весь из себя доброжелательный и лучистый, который открытым текстом заявляет, что наш Орден за ним следит! Ну, следил, не важно. Подумай, как это выглядело со стороны Солара?

— Э… Даже не знаю… — маг наморщил лоб и вдруг охнул: — Неужели?..

— Да, как будто всё вокруг — западня, и все только и ждут сигнала чтобы напасть и скрутить, а потом торжественно спалить как колдуна, принёсшего в этот город разруху, болезни и беспорядки. Они ведь так друг на друга похожи, как внешностью, так и поведением... Теперь тебе понятно, в чём была твоя ошибка?

— Да, магистр Светозар, — горько произнёс маг, вертя в руках кружку, из которой пил Солар. — Но как так вообще можно жить? Если тебя постоянно окружают враги, если нет того, кто мог бы быть другом, то…

— То ты либо сломаешься, либо обрастёшь непробиваемой бронёй. Шипастой такой, с ледяной начинкой внутри.

— Видеть в мире одну лишь Тьму… — Кальцифер вздрогнул, будто и впрямь на секунду ощутил себя в шкуре молодого героя. — Мне его жаль. Честно.

Светозар отошёл от двери и, хлопнув мага по плечу, прошептал:

— Не тебе одному… — после чего уже нормальным голосом добавил: — Идём к остальным. Нас уже заждались, судя по всему. Да и к Воиду выдвигаться надо как можно скорей.

— А Тумидус?

— А Тумидус остаётся в городе. Мы с ним это уже обговорили.

***

Марш-бросок под утренними лучами солнца невероятно бодрит. Особенная прохлада, возможная только в пустыне, когда песок после ночной холодрыги подобен ледяному крошеву и ещё не прогрелся, вместе с сухим воздухом моментально изгонят из любого даже намёк на сонливость.

Селение, в котором обложили мага крови, было неподалёку от Штиля, как раз возле одного из бесчисленных оазисов. Но стоило только вспомнить деревню Овражки... Если капитану Воронов и его отряду удалось выжить после встречи с этим чудовищем, то это уже было нечто из ряда вон выходящим, а если ещё и запереть в оазисе, то Воид явно мог претендовать на повышение.

— Магистр! Отряд капитана Воида за тем барханом, — хоть Борк и был предельно собран, в его голосе слышалась неуверенность и тревога.

— Что не так?

Орк коснулся медальона, но ничего не произошло:

— Никто из нас, даже Кальцифер, не может связаться с капитаном или с кем-либо из его отряда, — теперь тревога явно. — Но не только это… Все духи местности тоже молчат, словно песка в рот набрали.

Светозар коснулся золотого амулета. Безрезультатно.

— Что ж, этого и следовало ожидать… — вполголоса проговорил он, пряча медальон обратно под одежду. — Этот колдун умеет подавлять магический эфир, поэтому связи нет и быть не может. Передай своим, чтобы держались рядом и не теряли друг друга из виду. Будьте готовы ко всему и пусть Кальцифер ставит антимагический щит. Мы не знаем, что мертвитель может на самом деле, поэтому лезть без прикрытия — глупо.

— Есть! — стукнул себя по груди орк и побежал к отряду, едва не сбив с ног Солара.

— Чего ждём, рыцарь? — грубо спросил парень, показав Борку неприличный жест.

— Защиты от магии мертвителя… Чего смеёшься? Это для нас она как с гуся вода, а для них, — Светозар показал взглядом в сторону орков и размахивающего руками человека, — она смертельно опасна.

— Ага, пока этот малыш будет магичить, наш колдун опять улизнёт!

— Не улизнёт. Его зажали…

— В деревне, полной орков, — перебил магистра вампир и скривился в сардонической улыбке. — Вы, Вороны, похоже совсем тупые. Это не твой Воид его обложил — это он позволил себя обложить! Но так даже лучше: он наверняка не будет ожидать двух героев вместо одного, так что колдунишка попался.

Рыцарь кивнул и вновь поглядел в сторону бархана, напополам разрезанного магической дорогой жёлтого песчаника. Солар уже хотел спросить Светозара, о чём он задумался, как магистр Воронов сам нарушил тишину:

— У меня к тебе две просьбы: не пытайся прикончить мага крови в одиночку — в лучшем случае, мы не разберём, кто из двоих Соларов мертвитель, а в худшем… Поскольку ты отчасти вампир, магия Воронов подействует и на тебя.

— Напугал ежа голой задницей… А вторая?

— А вторая… — человек вздохнул, махнул Борку, чтобы выдвигались, после чего пристально уставился Солару в глаза и отчеканил: — Держись рядом с нами. Нельзя, чтобы возникла путаница, кто есть кто. Это ведь не сложно?

— Да пошёл ты, — огрызнулся вампир, но Светозар с облегчением понял, что до парня дошло.

Последний раз капитан Воид выходил на связь около получаса назад. Его последними словами были «…маг крови пытается прорваться, создаёт големов-кровавиков, но мы успешно отражаем его атаки», после чего амулеты замолчали. Теперь, когда подмога прибыла, и Светозару, и Борку стало ясно, отчего им никто не отвечал: на центральной площади, если пятачок, со всех сторон окружённый хибарками из песчаника можно было так назвать, лежали сваленные в кучу тела как селян, так и орков из отряда Воида, ныне покойного.

«И у нас опять нет ни намёка на то, куда мертвитель ушёл! Следов, конечно, тут до кучи, — возразил сам себе магистр Воронов, с каким-то болезненным любопытством глядя на результат трудов колдуна, — и вянущие листья пальм, и жуткая тишина в воздухе, как в Овражках, и маслянисто блестящая поверхность воды… Да, наследил он тут знатно. Но как Воид допустил подобное? Что заставило его пойти в самоубийственную атаку?! Он что, не понимал, что у него нет шансов?»

— Твои дружки — отпетые идиоты, — в кои-то веки Солар оказался солидарен со Светозаром.

— За свою ошибку наш капитан уже расплатился сполна, — глухо возразил Борк, пока все они в полной боевой готовности приближались к обезлюдевшей деревне.

— Колдун, похоже, либо хороший тактик, либо умеет внушать на расстоянии, как это делают некроманты, — задумчиво проговорил Светозар, восстанавливая картину предшествующих событий.

Судя по всему, выходило, что ещё полчаса назад все из отряда Воида были живы, равно как и сам их капитан. Потом, после потери связи, скорее всего, он отдал приказ идти в атаку… По-крайней мере, так читались следы на песке, да и пятна копоти на стенах домов однозначно говорили о применении боевых заклинаний.

«А вот и останки големов, — обгоревшие скелеты были слегка припорошены песком. — Странно, зачем ему вообще надо было их создавать? Это же неразумно! Или… Или это был отвлекающий манёвр?»

— Что скажешь, напарник? — спросил Светозар Солара после того, как озвучил свою мысль.

— Херня, — однозначно обрубил герой. — Если колдунишка настолько силён, что големов на коленке клепает, то какого бескуда он сразу не ударил по рыцарям?

— Замаскировать готовящееся заклинание? — влез в беседу Кальцифер.

Учитывая то, что ему приходилось держать щит от всепроникающей ауры мертвителя, дабы она не поразила остальных не-героев, даже такое проявление любознательности следовало пресечь. Хоть на миг нарушить концентрацию — следовало гарантировано убить всех.

— Лучшее прикрытие для ритуала — ещё один ритуал, который в свою очередь прикрывает третий ритуал, — вампир сплюнул на мгновенно заскворчавший песок. — Гениально! И как мы сразу до этого не додумались?!

— Я просто предложил… — промямлил Кальцифер и смущённо отстал от героев в сторону остального отряда.

— Кстати, что теперь делать будем, а, напарник? — с лёгкой иронической ухмылкой на лице спросил парень, глядя на суровых и собранных орков. — Твои ребята, похоже, за своих готовы мертвителя голыми руками разорвать!

— Для начала разделимся и поищем следы колдуна. Он не мог просто так взять и испариться.

— Ага, а потом вот среди те-ех трупов появятся новые жмурики. Это я к тому, что вдруг он всё ещё здесь?

Светозар кивнул, признав правоту Солара. Тем временем герои и охотники на нежить достигли внешних домов поселения.

— Отряд, слушай мою команду! — выкрикнул магистр, встав перед остальными Воронами. — Не расходиться, не терять друг друга из виду, держаться по трое как минимум! В наши цели сейчас входит обход селения и поиск следов мага крови, после чего вы останетесь здесь и упокоите мертвецов, а я и Солар отправимся вслед за колдуном! Вопросы и возражения имеются?

Орки все как один выступили вперёд и вскинули в воздух кривые мечи. «Фальшионы, что ли? Не, друджийские сабли!», — вспомнил Светозар. Глядя на воинов, в чьих душах кипел праведный гнев и справедливая ярость, он видел тех, кто не оступится и не сойдёт с пути даже под страхом смерти, и всей своей жизнью послужит общему делу. С такими бойцами победа была бы гарантирована, если враг сражался привычным оружием, но мертвитель бил исподтишка, в самое слабое место… Кто знает, может и отряд Воида в таком же единодушном порыве ринулся вперёд грудью на кровавиков и с радостью лёг под нож мага? Если так, то насколько сильным он теперь должен быть!

У Светозара даже возникла предательская мысль скомандовать «отступаем», ибо смертные в близящемся бою были бы обречены, но тогда вся идея существования Ордена была бы попрана.

— Тогда идём! — закончил магистр и первым пересёк жёлтый слоистый забор, отделявший селение от пустыни.

Всё, буквально всё повторяло Овражки, начиная с мёртвой живности и заканчивая трупами орков, которые где стояли, там и осели оземь, когда заклинание мертвителя прервало их жизнь. Сухой воздух и жаркое солнце быстро высушило трупы, и теперь несчастные скалились в посмертной улыбке, словно приветствовали тех, кто в скором времени должен был присоединиться к когорте мертвецов.

От такого пристального внимания, казалось, совершенно неживых тел, многим стало не по себе. Герои заметили, как то один, то другой орк шевелит губами, в молитве обращаясь к духам предков. Сам Светозар тоже обратился к Хранителю с молитвой, хотя обычно предпочитал медитацию, а Солар… Впрочем, лезть в дела столь индивидуальные рыцарю совершенно не хотелось.

Наконец они дошли до площади, чей песок побурел от неимоверного количества пролитой здесь крови. Следовало отдать новые указания, и магистр так и поступил:

— На первый-второй-третий рассчитайсь! Первые, вы под начальством Борка обыскиваете дома справа от площади; вторые — под моим начальством левые! Кальцифер и Солар, вы прикрываете тылы вместе с третьими. И ещё! Если хоть кто-нибудь заметит человека, похожего на Солара, ни в коем случае не вступайте с ним в бой! Он может убить одним касанием или обратить в безвольную куклу!

— А наши амулеты? — спросил кто-то из отряда Борка.

— Они защищают от некромантов. Магия крови — это иное, близкое, но не перекрывающее некромантию искусство, — пояснил Светозар. — Так или иначе, без касания он ничего не сможет с вами сделать. Но не стоит искушать судьбу. Вы не бессмертны!

«Наверно, не стоило говорить последних слов, но простые истины нуждаются в многократном повторении, иначе забываются. А на моих руках и так много крови».

После того, как воины разделились на группы, Кальцифер перенаправил потоки энергий для того, чтобы щит прикрывал каждый из отрядов, и Вороны пошли в обход. Светозар не боялся за их единственного мага, ведь там был Солар. Остальным же, казалось, вообще перестало быть ведомо, что такое страх: после чёткого инструктажа кто такой мертвитель и что по отношению к нему можно, а что нельзя, орки относились к магу крови как к диковинному некроманту, который, конечно, опасен, но при соблюдении несложных правил легко ликвидируется.

В дома Вороны не заходили, поэтому обход надолго не затянулся. Не успело солнце встать в полуденный зенит, как обе группы вернулись на площадь.

— Нашли что-нибудь? — с затаённой надеждой спросил Борка Светозар.

— Нет, — коротко ответил Борк. — Никаких следов на расстоянии полёта стрелы.

— Есть какие-нибудь предположения, куда он мог деться?

Орк почесал в затылке и кивнул в сторону Кальцифера, сидевшего возле стены в тенёчке:

— Магия?

— Похоже на правду… — эта фраза прозвучала донельзя уныло, ведь сам Светозар, один из лучших охотников не нежить, расписывался в своём бессилии. — Ощущение, что мертвитель смог подавить действие своей ауры... Тогда становится ясно, к чему он вновь лишил жизни не один десяток разумных.

Вместе главы объединившихся отрядов подошли к Калициферу.

— И что теперь? — было видно, как маг расстроился.

— Предать деревню огню. Поражённые мертвителем земли должны очистится, — озвучил давно принятое решение магистр Воронов. — Когда вся мёртвая растительность оазиса сгорит, воды уйдут и эти безжизненные пески обновятся уже без порчи мага крови. Кстати, пока мы ходили…

— Ничего не произошло, — предугадал вопрос рыцаря маг.

— Ну, я сходил помочиться, — пожал плечами Солар, после чего зло процедил, глядя на разом посуровевшее лицо рыцаря. — Что, мочиться мне надо было на виду у твоих идиотов?

— Злой у тебя язык, парень, — Борк вздохнул. — Не доведёт он тебя до добра.

— Больно нужны мне твои советы, с-с-с… — грязное ругательство застряло между зубов вампира и вышло неразборчивым свистом.

— Хватит! — резко взмахнул рукой Светозар, привлекая внимание. — Бойцы, группируйтесь в походное построение. Мы возвращаемся в город…

— Эге-гей, а ну-ка подожди!

— Солар? — видимо, такой реакции вампир и ожидал, так как довольно потёр руки и перешёл на таинственный шёпот:

— Слушай, железяка, пока ты со своими дружками ходил и вынюхивал следы мертвителя, хе-хе… Я нашёл вон в той рощице его алтарь. Давай сделаем так: я его разобью, а ты применишь своё заклинание, и мы вновь будем знать, куда эта тварь пошла.

— Звучит разумно… Вот только я сказал тебе не теряться из поля зрения моих подчинённых!

— Ага, в следующий раз ссать буду у них на глазах, параноик.

Кальцифер потёр виски и с усталостью во взгляде обратился к спорщикам:

— Магистр Светозар, если бы Солар не вернулся, я бы забил тревогу. Более того, вернись он хоть на долю процента не таким, каким был… Я проверил. Бояться нечего.

Светозар глубоко вздохнул, мысленно костеря Хранителя его героя-напарника за то, что тот вырастил своего подопечного таким обалдуем. Но всё же была какая-то тревожная трель на самом краю сознания, которая упрямо возвращалась и назойливо звенела колокольчиком:

— Ладно, пойдём и глянем на твой алтарь…

Солар с удивлением поглядел на рыцаря и повертел пальцем у виска:

— Мой алтарь?

— Я и вправду так сказал?

— А что, по мне не видно?

Светозар сжал зубы, чтобы не вызвериться каким-нибудь особо изощрённым проклятием. Спасибо Тазриэлю, научил на свою голову героя эльфийскому языку. К счастью, волна необъяснимой злости почти сразу же сошла на нет.

— Кальцифер, вместе с Борком и остальными поджигайте всё здесь. Я вместе с Соларом разберусь с алтарём и сожгу оставшееся. Борк!

— Да, магистр?

— Вместе с Кальцифером подожгите всё, что здесь находится, включая трупы, и уходите: не лес, не стоит волноваться по поводу пожара… Меня с Соларом не ждите: мы разберёмся с алтарём мага крови, после чего либо вернёмся, либо пойдём по следу. И ещё: Тумидус и ты разделите должность капитана до тех пор, пока не придёт официальный приказ от магистров. Из числа ближних задач: помощь страже и героям Орды, организация патрулей, образовательного процесса, ну и так далее по списку. Справитесь?

— Это нам по силам, — ответил новый капитан местного отделения Ордена и принялся командовать поджогом селения.

Светозар пошёл вслед за Соларом. Вскоре жёлтые с коричневым стволы пальм сменились на такого же цвета траву, и герои вышли на берег озера.

— Вот здесь, — Солар показал пальцем на пирамидку из оскальпированных голов, лежавших внутри грубо начерченного на песке пентакля.

— Не знай я, что деревню убило заклинание… — потрясённо протянул Светозар, глядя на образец примитивной рунной магии: — Слушай, а тот алтарь, который ты разрушил… Он был таким же?

Солар ехидно хохотнул:

— Не, у велеха не хватило возможностей для создания столь сложного алтаря, поэтому он обошёлся камнем, на который щедро ливанул своей крови. Сейчас же у него в руках была целая деревня, а потом ещё и Вороны под нож легли. Ха-ха…

Рыцарь коснулся кончиком меча рунного рисунка. Меч опасно завибрировал в такт потокам Силы, струящейся вдоль искусственных каналов пентакля.

— Есть идеи, как разрушить этот алтарь? Прошлый ведь ты смог развалить…

— Разве что нарушить целостность барьера. Мне вообще кажется, что этот алтарь нечто вроде подпитки для колдуна. Он через него высасывает жизнь и магию из окрестностей. А если разорвать плетение, то ударит по тому, кто разорвал.

— Тогда как нам теперь найти мертвителя?! — не сдержался Светозар и топнул по песку, едва не сбросив ярость в виде магической волны.

— Как, как… — Солар глубоко вздохнул и посмотрел в глаза рыцарю странным, невозможно-тоскливым взглядом. — А его искать не надо. Вот он я.

В воздухе повисла могильная тишина. И единственной мыслью Светозара сейчас было непередаваемое и непроизносимое не то слово, не то просто комок эмоций.

— Совсем ум за разум зашёл? — наконец процедил рыцарь, внимательно глядя на выражение лица напарника.

— Ничуть, — кротко отозвался юноша. — Ты правильно сказал, чтобы Солар ни за что не пропадал из поля зрения твоих Воронов. Но вот он отошёл в кусты, а вышел я. Впрочем, он герой, ничего с ним не случится… Хотя твои ребята подожгли деревню, так что пламя скоро и до него доберётся. Поспеши, и тогда этот мальчик не превратится в кусок хорошо прожаренного мяса.

— Сам же сказал — герой, ничего с ним не случится...

— Да. С ним нет. А вот с тобой…

Резкий взмах меча едва не рассёк Солару грудь, но мертвитель оказался настолько же быстрым, как и вампир. Светозар не упустил возможности кольнуть этим наблюдением колдуна, на что получил кинжалом в запястье.

— Когда живёшь за счёт чужой жизни, то становишься гораздо сильнее и быстрее обычного смертного, — пояснил маг крови, вертя между пальцев второй кинжал и смиренно дожидаясь, когда герой возьмёт меч здоровой рукой. — Ну а если ты к тому же был когда-то героем… Подумай, почему Солар тебя сильнее?

— Потому что он связан с Тьмой, когда мне Хранитель так не помогает, — прошипел Светозар, кровавыми каплями кидаясь в мага крови.

Тот саркастически засмеялся, но в середине пути капли обратились шарами синего пламени, и ему пришлось уворачиваться от них:

— А ты силён, некромаг! — с почти незаметной отдышкой воскликнул колдун, но тут же его задело вернувшимися огнешарами, и ему стало не до разговоров.

Запахло палёными волосами и подгоревшей кожей, однако мертвитель не зря носил такое прозвище: вихрь красного тумана сбил все сгустки некромагии и пропахал землю вплоть до успевшего отскочить героя. Слишком медленно...

— Лови! — выдохнул Светозар, метнув вытащенный из ладони кинжал в колдуна. Тот отвлёкся и щёлкнул пальцами, моментально расплавив сталь, но открылся для рыцаря левым боком…

Меч наткнулся на кость и ушёл в землю, схваченный корнями убитых растений, но крик боли подарил драгоценные секунды, чтобы достать второй клинок.

— Как тебя зовут? — спросил рыцарь, отпрыгивая от кольев из костей, выросших из-под земли.

— Велех! — выдохнул парень, пропуская лезвие разделившегося меча над собой и в отчаянном ударе вгоняя кинжал в щель между пластинами доспеха. Он скрипнул, царапнув по металлу, и ушёл по рукоять в тело.

— Агрх! — Светозар пошатнулся, едва не упав на мага крови, но удержался на слабеющих ногах.

Последний тоже выглядел не лучшим образом: половина лица обгорела, резанная рана вскрывала руку, словно консервную банку — но всё это было мелочью по сравнению с тем, что только что произошло: рана от кинжального удара оказалась смертельной.

Рыцарь повалился навзничь, громыхнув доспехом. Велех же застыл на месте и принялся медитировать, поглощая красный туман из глазниц черепов.

«Пробито лёгкое, задеты кровеносные пути… Смерть наступит в результате кислородного голодания и масштабного отёка лёгких…» — зашёлся соловьём голос в голове героя, и Светозар потерял счёт времени. Всё вокруг заволокло тягучей болью в груди и ощущением тяжести, словно кто-то положил пудовую гирю на рёбра.

Свет, падающий в глаза героя, закрыла тень. То был Велех. Он встал над поверженным противником и ухмыльнулся здоровой половиной лица.

— Что смертные, что бессмертные — все вы одинаковые. Я дал уйти твоим Воронам, но в следующий раз я убью всех. И даже вас, героев, смогу убить окончательной смертью. Поэтому прошу: оставь меня в покое.

Кровавые пузыри выступили изо рта охотника на нежить, но маг крови прекрасно понял, что Светозар попытался сказать. Он с усилием вытер лицо, смахнув обгоревшую кожу, и погладил шрам на руке, с удовольствием заметив изумление в глазах Светозара.

Магия крови творила чудеса не хуже Хранителей. Исцеляла так точно не хуже...

— Твой выбор. Тогда, коли ты так этого хочешь, знай: я иду в Озёрный город. Там у меня незаконченное дело, после чего… Плачь, сражайся, зови всех своих друзей-смертных, героев — это ничего уже не изменит. Поэтому всё-таки сделай мне одолжение — перестань за мною гнаться. Ну, или умри.

Вспышка молнии прорезала безоблачное небо, и на мгновение мёртвая белизна затопила собой весь видимый мир. Раскат грома ударил по ушам, и Светозар потерял сознание.

Мертвитель не стал добивать героя. Болезненно кривясь, он пошёл в сторону Озёрного города, как и говорил. Теперь ему спешить было некуда: последние аккорды увертюры отзвучали, и ничего уже не могло предотвратить назревающую бурю.

Лежащий не жухлой траве человек перестал хрипеть в тот момент, когда очередная вспышка молнии прорезала покрывшиеся грозовыми тучами небеса. Порыв ветра раздул пламя, превратив весь оазис в огромный погребальный костёр, и впервые за много лет над пустыней пошёл дождь.

***
«Мама, а кто такие герои?»

«О, герои — это очень сильные люди, которые стоят всем своим существом напротив зла, штурмующего наш мир. Они очень… Очень сильные».

«Когда я вырасту, я буду героем!.. Мама? Ты плачешь? Почему?..»
***



ОБСУЖДЕНИЕ


Silent Wrangler
#2
[​ϟ] Командор
могущество: 14853
длань судьбы
гоблин Генджис
98 уровня
Вышло очень хорошо, лучше первой части.
Шерхан
#3
[​ϟ] Командор
могущество: 31114
длань судьбы
эльфийка Ильэльная
122 уровня
Silent Wrangler, спасибо!
Можно будет спросить тебя по поводу концовки? В смысле, как воспринимется финальный диалог курсивом?

Ещё раз спасибо тебе за комментарий. Также благодарю Бамбра за указанные ошибки в прологе.
Рашап
#4
[█A█] Магистр
могущество: 19596
длань судьбы
мужчина Шимшон
110 уровня
Господа Авторы!
Мне понравилось, что в тексте есть много симпатичных мелочей. ))) Текст более слажен, чем предыдущий.

Следующие вопросы ответа не требуют. Просто подумайте об этом, на будущее. Ну, если захочется,что либо обсудить -- пожалуйста.

Почему Солар-вампир, просто не изменил внешность? Отрасти бороду, забинтуй пол головы и т.п.

кривой клинок стилета. -- Стилет это формо фактор. Если кривой -- это не стилет. См. картинки.
Он серебряный -- вампир и серебро??? лучше не влезать в стереотипы.
Герои, патрулирующие лагерь -- откуда их несколько?
Солнце клонилось к закату. -- Не следует начинать абзац со штампа.

Два персонажа, с именем Солар -- все таки вызывают путаницу при чтении, я понимаю, что так и задумано, но путаница из за того, что они говорят и думают и пр. совершенно одинаково, а они все таки, не дубли.

А мы, герои, и я, в частности, караем виновных. Пусть даже вина их в том, что они хотели убить нас.-- это самозащита, а не кара.
достал из сумки пару спальных мешков -- Мешки из марли??? )))))))))) И зачем ему два? Или волшебная бездонная сумка???
Одно осознание того, что все, с кем ты встречаешься, дружишь, воюешь, да просто видишься в коридорах рано или поздно исчезнут... --
Это мысли старика, а не молодого человека. Нет у него такого опыта.

Небольшой группкой мимо героев прошли местные жители, явно не дварфов, расовой принадлежности которых Солар не знал, да и знать не хотел, уж больно они были странными. -- косяк
Но это не значит, что стоит демонстрировать всем свою натуру. Попахивает мазохизмом. -- Может все таки эксгибиоционизм??? Хотя и то и это не в веке
С такими мыслями герой пошёл в сторону здания, над входом которого висело копьё. -- Представьте себе это зрительно )))) Нелепо.
Ох, простите, не увидел пометки «секретно» в индикаторе вашей занятости. -- Вы в каком веке проживаете?
На столе рыцаря уже ожидал графин с рубиновым напитком и хрустальный бокал. -- и как они угадали????
Кстати -- счет, в 14-15 дело не распостраненное )))) был распостранен -- кредит ))) и последующее его погашение
Достичь адресатов должны в течение суток… Если ситуация не была бы столь критична. Негоже отбивать у героев их работу, но если на кону судьба мира, то о вашем письме узнают сразу же после отправки, --- путано.
— Вот, эти ребята... -- а как он их установил?
«одолжив» у старейшины деревни самоходных конструктов -- это такая богатая деревня или конструкты такие дешевые.И зачем по сюжету конструкты??? Слово такое упомянуть????
Героев только в качестве пушечного мяса не хватает. Вы в каком веке проживаете? И по смыслу не верно. "В качестве щита"
Но так даже лучше: он наверняка не будет ожидать двух героев вместо одного, так что колдунишка попался. -- а почему не двадцать вместо шести? и т.п.
Держись рядом с нами. Нельзя, чтобы возникла путаница, кто есть кто. Это ведь не сложно? -- Т.е. С. и С. еще и одеты совсем одинаково? Военный не знает про знаки различия???? Нельзя заставить С. надеть, например, форменный плащь, повязать шарф????

По поводу всей операции из гл.3 а что, денег (соображалки) нанять в городе еще 2-3-6 Героев не хватило? В Штиле прописано и служат не мало Героев. Ну задавили бы они некроманта массой ))))) Без человеческих потерь.

Ятаган не мечь, и не таой уж кривой )))) см. картинки
В дома Вороны не заходили, поэтому обход надолго не затянулся. -- Это что за странная зачистка??? Почему не проверили дома???
— Есть какие-нибудь предположения, куда он мог деться? -- например, спрятался в подпол в домеа а В дома Вороны не заходили ))))
Светозар не упустил возможности кольнуть этим наблюдением колдуна, на что получил кинжалом в запястье. Загадка....?????
Меч наткнулся на кость и ушёл в землю, -- Это как? Попробуй перед зеркалом.
И даже вас, героев, смогу убить окончательной смертью. Поэтому прошу: оставь меня в покое. -- А не проще тогда не трындеть, а убить?