Фольклор

Отчаянная прогулка

байка

Произведение __ Искра __
Произведение Не своё дело
    Нет ничего ценнее человеческой жизни. Потеряв жизнь, теряешь всё. А пока бьётся сердце, всегда есть надежда на будущее. Впрочем, иногда потеря не жизни, но поистине важных вещей, составляющих её часть, может потянуть за собой в пропасть забвения всё остальное. Это и произошло со Световидом, который когда-то был уважаемым человеком из почётного сословия, видным богатеем, счастливым обладателем верной жены и прекрасной дочери, а сейчас медленно и безучастно брёл прямиком в лес, покидая Кайлердор, так и не ставший ему домом.
    Сначала злой рок отнял у него жену, которая скоропостижно скончалась от тяжёлой болезни. Пережить эту потерю было для Световида очень трудно. Он долгие годы не терял надежды всё-таки завести сына, наследника, хоть ему самому уже было немало лет. Жена, будучи значительно моложе него, желала того же и молилась о ниспослании им ребёнка. Световид, наверное, ещё несколько лет пытался бы добиться успеха, но ему пришлось смириться с судьбой и найти в себе силы пережить удар, ведь с ним осталась нежно любимая дочь, на воспитание которой он бросил все силы и средства. Покинув старый дом в Красных Дюнах, где всё напоминало ему об умершей супруге, Световид перебрался в Кайлердор. Но там его поджидала новая беда: чужая похоть отняла у него и молодую дочь, доведя бедняжку до самоубийства. Это стало той самой последней каплей, которая переполнила чашу самообладания и подвела знатного аристократа к краю пропасти, в глубине которой виднелась лишь нескончаемая тьма. Загоревшийся мыслью о возмездии Световид лично искоренил в Кайлердоре всю воровскую шайку, атаманша которой похитила и довела до отчаянного поступка его единственное дитя. Избежать кары удалось лишь самой главной виновнице, Рхиир, на чьих руках и была кровь его дочери. И сколько Световид ни старался найти сбежавшую воровку, он не смог этого сделать. Дикие звери или жестокая пустыня, в которую направилась беглянка, спасаясь от преследователей, лишили его возможности совершить воздаяние.
    Говорят, что жажда мести сушит душу. Несколько месяцев Световид жил только ею. Жажда расплаты стала единственной его целью в жизни, поскольку всё остальное потеряло смысл. Ему не нужно было ни огромное богатство, которым он обладал, ни вино, в котором он мог бы утопить своё страдание. И когда его главная цель оказалась достигнутой, пусть не им самим, но суровой природой, и возмездие свершилось, он так и не смог вернуться к прежней жизни, не смог обрести новый смысл для существования. И тогда решился на отчаянный шаг.

    Световид знал, что вышел на прогулку в очень неподходящее время, знал, что предвещают собой столь низко плывущие по небу тучи. Каждый пандорец, слушавший сказки от своих родителей, с малых лет учился бояться этих туч и прятаться в любом укромном уголке, едва завидит их на горизонте. Ведь они были предвестником жуткого явления – волны перемен, порой сотрясающих Пандору до самого основания. Находиться на открытом месте во время, когда бушует эта волна, было крайне опасно. С безумцем, отважившимся на подобный шаг, могло произойти что угодно, и смерть порой была вполне милостивой участью.
    Но Световида это уже не волновало. Он был опустошён и подавлен. В этой жизни ему уже не было места, поэтому он искал либо другое бытие, где его уже не будет волновать всё перенесённое в прошлом, либо вечное забвение. Он брёл вперёд без оглядки, зная, что волна перемен уже дышит ему в затылок и вот-вот закружит его в своих объятиях. И когда она пришла, он отдался ей с готовностью, с наслаждением и отчаянной смелостью.
    Почти сразу же Световид почувствовал на себе чей-то внимательный взгляд. Казалось, его тщательно изучает какой-то неведомый дух, пытаясь оценить, что за фрукт попался ему на пути. Человек, по собственной воле свободно разгуливающий по лесу во время волны перемен, действительно был весьма редким явлением. А может изысканным деликатесом? Или удобным материалом? Или дорогим подарком? Световид ощутил, как холодок пробежал по его спине, но возвращаться было уже поздно. В густом тумане утонул и окружающий его лес, и даже мшистая земля, по которой он шёл. Теперь каждый сделанный им шаг гулко отдавался в окружающем круговороте серых полутонов зловещим эхом, которому вторили завывания ветра и далёкий, медленно нарастающий гул, не имеющий источника. Световид быстро потерял направление, но продолжал идти, потому что не мог решиться остановиться. Пока он шёл, с ним ничего не случилось, ни плохого, ни хорошего, он продолжал оставаться самим собой, а значит нужно не останавливаться и идти, искать свою новую судьбу.
    Материя вокруг него обретала всё новые и новые формы. Световид понял, что идёт внутри некоего шара, который защищает его от круговерти хаоса вокруг, ступает по его внутренней поверхности и тем самым катит вперёд. Вперёд ли? Он видел тени неведомых существ, которые сопровождали его подобно почётному эскорту, видел острые очертания мириадов шипов, когтей и острых зубов, которыми они обладали, но в ужасе не прекращал движения, боясь, что именно оно поддерживает в целости шар, отделяющий его от творящейся вокруг круговерти небытия. Реальность вокруг засияла новыми ядовитыми цветами. До уха Световида донёсся душераздирающий вой боли тысяч живых существ и шипение растворяющейся в кислоте плоти. Он зажмурился, не в силах смотреть на то, свидетелем чего ему приходилось становиться, но не убавлял шага. "Движение – это жизнь," – думал он. Или это была не его мысль?
    Веки горе-путешественника сквозь миры и время налились свинцовой тяжестью. Он не хотел спать, но не мог открыть глаз, однако продолжал видеть красные и зелёные сполохи вокруг себя, будто веки стали прозрачными. Или он вовсе их лишился? Вдруг наступила пронзительная тишина, столь глубокая, что можно было услышать, как кровь бежит по венам в голове. После какофонии звуков, воплей, рёва и гула это было столь неожиданно, что Световид закричал. Но звук утонул в обступившей скитальца тьме, не пролетев и одной ладони. Он ничего не видел и почти ничего не слышал, кроме собственного дыхания и биения сердца. Все органы чувств были словно парализованы. И это было самое страшное – осознавать себя, но быть полностью потерянным во времени и пространстве. Шар, защищавший путника, исчез, оставив его растворяться в окружающей действительности. Только мышечная память заставляла Световида продолжать перебирать ногами. Это была единственная вещь в этом лишённом всяких ориентиров месте, в смысл которой он ещё верил, хоть уже и очень слабо.
    Через какое-то время мрак начал расступаться. Мгла, окружавшая скитальца, рассеялась, и Световид понял, что он уже не идёт, а плывёт по облакам высоко в небе, а под ним в кошмарной агонии, окутанный плотным облаком чёрного дыма, горит величественный каменный город. Огонь был настолько горяч, что плавил камень, а иную материю пожирал за секунду. Но не это поразило Световида. Город казался ему живым существом, борющимся в безнадёжной схватке со стихией. С одной стороны огонь поглощал всё новые и новые территории, а с другой стороны город добавлял всё новые дома и улицы, складывая самого себя из появляющегося прямо в воздухе материала. Это была немыслимая, но завораживающая битва созидания с разрушением, которая продолжалась, возможно, даже задолго до возникновения мира, в котором ему пришлось родиться. Разрушение в этот раз побеждало. Огонь захватывал всё больше кварталов, пока окончательно не окружил пытающийся уцелеть клочок города со всех сторон. А потом накрыл и его гигантской огненной воронкой, простирающейся до самых небес. Мелькнула ослепительная вспышка, от которой померкло в глазах, а затем раздался оглушительный взрыв. Световида сбило ударной волной и потянуло вниз. Он падал вниз, в неизвестность, и ничто не могло его уберечь от неминуемой встречи с землёй, о которую он неизбежно разобьётся, если не сгорит раньше в кошмарном пламени, которое он видел перед вспышкой прямо под собой. Но ничего не происходило. Ветер свистел в ушах, было трудно дышать на столь высокой скорости, но земли не было. Не было и огня. Скиталец падал в неизвестность. Опять.
    Световид потерял сознание.

    Очнулся он в мягком гамаке под тентом. Он был самим собой, в здравом уме и трезвой памяти. Если бы не незнакомая обстановка, он подумал бы, что ему просто приснился кошмар. Но нет, воспоминания были чем-то гораздо большим, чем сон. Стоял солнечный день. Тент находился во внутреннем дворе какого-то дома. От одного взгляда на архитектуру становилось понятно, что дом принадлежит эльфу. И была эта архитектура столь прекрасна в своей первозданной чистоте, что скорее всего не только этот дом, но и квартал, и весь город были исконно эльфийскими. В Световиде закипел гнев. Волна перемен не стёрла ему память, как не стёрла и прочно укоренившуюся в последние месяцы ненависть ко всем нелюдям, коих была полна перебитая им шайка воровки Рхиир. О да, он отчётливо вспомнил и её.
    В дверях показался почтенный эльф, держащий в руках тарелку овощного супа. И тут Световид понял, что не ел уже очень давно, и жадно принялся хлебать суп прямо через край, без ложки, вгрызаясь в поданный ломоть свежего хлеба. Пока он ел, эльф поведал ему историю его спасения, как его нашли посреди леса, истощённого донельзя, но живого, окружённого трупами нескольких хищников, с которыми он как-то сумел справиться. О том, как принесли в город, омыли грязь с его тела, поменяли многолетние лохмотья на новую одежду... Световид перестал жевать и внимательно посмотрел на своего спасителя. Многолетние лохмотья? Боги, сколько же времени прошло с его исчезновения в волне перемен? Оказалось, что прошли многие годы. Все, кого он знал, уже умерли. Так что в некотором роде Световид действительно вступил в новую жизнь, где уже нет места прежним страхам и сожалениям. Но самое главное, что узнал в этот день Световид, что выжить в волне перемен и не потерять себя мог только поистине великий духом – тот, кого оберегает Хранитель.
    Новость эта была подобна грому среди ясного неба. Искавший смерть обрёл великие умения и бессмертие. Световид не заметил, как эльф ушёл, оставив его наедине с самим собой привыкать к новой для себя судьбе. Прошёл не один день, прежде чем Световид вновь нашёл своё место в жизни. Он познакомился с городом, в который его занесли лихие перемены. Оказалось, перепрыгнув почти полвека за одно мгновение, он по земле отошёл от Кайлердора очень недалеко. За время его отсутствия в диких землях эльфами, бежавшими от наступающей пустыни ещё дальше на запад, был основан небольшой городок с красивым именем Оннадуин, что означает "рождающий реку". Город этот стоял на берегу живописного озера, питавшегося множеством маленьких ручейков и подземными водами и дававшего начало полноводной реке. Долго бродил по его улицам вернувшийся к жизни скиталец, да так и остался в нём жить.
    Героем Световид всё-таки не стал, не было у него тяги к приключениям и дорожным невзгодам, но стал выдающимся Мастером-стражником, каких ещё не было на земле. То путешествие по мирам и временам не прошло для него даром. Он знал всякое чудовище на земле, его повадки, силы и слабости, так что мог уберечь не только себя, но всякого рядом с собой от печальной участи быть разорванным на куски очередным монстром. Он научился чувствовать всякое коварство среди пандорцев, видя насквозь гниль в чужих душах. Но осталась у него всё-таки слабость: Световид очень не любил всех нелюдей и не прощал им ни малейшего пригрешения, а свою расу любил и мог пощадить даже за большие проступки.



ОБСУЖДЕНИЕ


Старый [ОПГ Х]
#2
могущество: 1445

женщина-дварф
Минди
92 уровня
Чудесные приключения - да, безумные... вряд ли
Argo
#3
могущество: 7052

мужчина-человек
Дориан
99 уровня
Старый
Если ко всем рассказам подходить с одной стороны, получится не конкурс, а парад областного психоневрологического диспансера. У каждого автора свой взгляд, и это замечательно, потому что создаёт разнообразие.
Mefi [lu]
#4
могущество: 478

мужчина-эльф
Максиэн
39 уровня
Старый, мы живем в безумии.... ведь что такое "нормальность"?

Я думаю, что в пожеланиях конкурса имелось в виду интересность повествования, а не банальность и очевидность сюжета.
Старый [ОПГ Х]
#5
могущество: 1445

женщина-дварф
Минди
92 уровня
Тогда бы и написали - интересными.
Скоро узнаем, что кто имел, а вообще тут админы делают, что хотят. Кто им запретит-то))