Фольклор

Не своё дело

байка

    Настоящую любовь осмыслить нельзя.
    Спросите любого, почему он выбрал в спутники жизни именно свою возлюбленную. Если он начнёт перечислять вам кучу достоинств своей второй половинки, не сомневайтесь – тут затесался холодный расчёт, а не искреннее чувство. Расчётом может быть как жажда чужих денег и положения в обществе, желание манипулировать другим человеком или подчиняться ему, так и банальная усталость от одиночества. Это не значит, что подобная любовь обречена на неудачу, вовсе нет. Большинство союзов происходят именно по такому сценарию. Встретить в жизни именно того, кто подходит тебе идеально, чтобы влюбиться в него без памяти, почти невозможно. Тем не менее пандорцы живут вполне счастливо: заводят семьи, рожают детей. Но изредка среди них всё же происходят судьбоносные встречи. И великое счастье, если эта любовь взаимная. Тогда сила, связывающая двух возлюбленных, способна творить настоящие чудеса. Но если подобная любовь безответна, ей под силу разрушать целые города.
    Раньше Рхиир не верила в любовь с первого взгляда. Как можно влюбиться в кого-то, если ты почти его не знаешь? Всякие безрассудства были совсем не по части этой эльфийки. Будучи опытной воровкой, она знала, сколь высока бывает цена у разных опрометчивых поступков. Всегда именно холодная голова и пристальная внимательность к малейшим деталям вели её к успеху. И сейчас, спешно покидая Кайлердор, она отчаянно проклинала тот момент, когда всё-таки не смогла устоять и отступилась от своих профессиональных и жизненных принципов во имя, как ей тогда казалось, чего-то действительно важного.
    Рхиир бежала через поля на восток, в пустыню. Бежала стремительно, без оглядки. Горячий ветер высушивал слёзы на её щеках, стягивая гладкую кожу. Рхиир старательно убеждала себя, что причиной слёз был дующий прямо в лицо сухой ветер, и бежала изо всех сил, широко раскрыв глаза, чтобы волны горячего пустынного воздуха ещё сильнее высушивали изумрудные глаза. В её привычки не входило лить слёзы. Даже в детстве, ударив коленку, порезавшись об острый лист травы или уколов палец иглой, она не показывала своей боли, убегала прочь, пряталась в углу и лишь там, вдали от чужих глаз, могла позволить себе как следует прорыдаться. По мере взросления подобное случалось всё реже и реже. Рхиир училась держать себя в руках, быть хладнокровной. Но сейчас в ней снова проснулась та самая маленькая девочка, которая бежала в самый дальний и глухой закуток, прячась от чужих глаз, чтобы в одиночестве скорбеть о своей печальной судьбе. На её пути возникла межа – узкая канавка, поросшая кустами, по дну которой струился маленький ручеёк. Или Рхиир уже устала бежать, или же слёзы слишком сильно застилали ей глаза, но она не смогла перепрыгнуть ручей, оступилась и кубарем скатилась к воде, с треском ломая ветки и сучья. Свернувшись калачом, кривясь от пульсирующей боли в ушибленном боку, она положила голову на приятный своей прохладой мокрый песок у самой воды. Ручеёк приветливо блестел под лучами полуденного солнца. Блестели жёлтым цветом и редкие песчинки, которые перекатывал поток воды, унося их дальше по течению. Рхиир знала, что так блестят частички золота. Что ни говори, а Кайлердор давно славился богатством своих недр. И подтверждения этому можно было найти на каждом шагу, если быть достаточно сведущим и уметь замечать детали. Эльфийка не двигалась. Она была вымотана. Бежать дальше ей недоставало сил, особенно в дневной зной. Она смотрела на золотые песчинки, слушала убаюкивающее журчание воды и пыталась осознать, что в одночасье потеряла всё.

    Всё началось на главной базарной площади Кайлердора. Рхиир незаметно приглядывала за порядком, собирая причитающиеся ей проценты от сделок и примечая скупцов, пытающихся уклониться от этих "пожертвований". Таких упрямых или непосвящённых товарищей Рхиир быстро перевоспитывала, обворовывая их дома и караваны на суммы ощутимо большие, чем торговцы заплатили бы сразу. Для таких случаев у неё имелось всё необходимое: верная клика и диковинные магомеханические приспособления, которые воровка мастерила сама. Страсть к механике воспитал в ней отец ещё с малых лет. Рхиир росла сорвиголовой и поначалу ни в какую не хотела учиться и перенимать опыт своего родителя. По счастью её отец был мудрым эльфом и сумел заинтересовать дочь своим ремеслом, заставив её разбирать на детали старые поломанные конструкты. Увидев воочию, как порой сложно и интересно устроены механизмы изнутри, Рхиир навсегда влюбилась в процесс создания механизмов. Что же до магии, то она практически у каждого эльфа в крови. Но кто мог знать, что даже попав под очарование магомеханики, она не бросит своих проказ и не станет использовать полученные знания в нечистых делах? Среди приспособлений, которыми обладала эльфийка, были и наручи, выстреливающие маленькими парализующими и усыпляющими дротиками, и различные метательные снаряды, рождавшие ослепительный свет или туман, способные сбить с толку любого преследователя, если эльфийку вдруг замечали; была и тонкая, но удивительно прочная бечева с цепким складным тройным крюком на конце, способная выдержать значительный вес и в нужный момент отцепиться; имелись и сапожки с пружинными подошвами, которые в нужный момент позволяли воровке запрыгивать на чересчур высокие заборы и крыши, в процессе овладения которыми Рхиир набила себе не один синяк при неудачных приземлениях, пока не настроила должным образом механизм под свой вес и не научилась делать перекаты и подтягивания; владела она и немыслимой по своей сложности отмычкой, которая в умелых и чутких руках эльфийки была способна открыть любой незачарованный замок. Сначала воровка действовала в одиночку, но со временем ей пришлось прибегнуть к помощи нескольких информаторов для организации более успешных грабежей и поставщиков редких диковинок, кои очень часто были необходимы Рхиир для изготовления очередного чудного приспособления. Каждый нечистый на руку житель Кайлердора восхищался талантами эльфийки и был готов отдать всё имущество и душу впридачу, чтобы работать вместе с ней и получать долю от тех баснословных богатств, коими по слуху обладала предводительница воров. Рхиир было из кого выбрать себе надёжных помощников. Её сподвижники были лучшими из лучших, а также преданными ей до гроба. Дела у Рхиир шли просто замечательно. К ней в карман регулярно попадали самые редкие и крупные драгоценные камни, отнятые кайлердорскими шахтёрами у недр земли. И так бы продолжалось ещё очень долго, если бы эльфийку не угораздило влюбиться.
    Некоторые особо приближённые члены шайки были в курсе необычных предпочтений Рхиир. Над ней тихо посмеивались, называли за глаза не самыми пристойными выражениями, между собой делились пикантными фразочками о готовности угостить её крупным калибром (Рхиир была весьма и весьма привлекательной особой), но в лицо не упрекали, а также не распространялись по этому поводу. Боялись навлечь на себя гнев воровки, а вместе с ним и большие проблемы. Как говорится, все не без изъяна. Вот и Рхиир прощали её особенность за её мастерство. Эльфийка была персоной верной своему выбору и обещаниям, а также весьма ревнивой. Некоторое время назад шайке пришлось выпутывать свою атаманшу из весьма неприятной ситуации. У Рхиир была дама сердца, с которой она имела обыкновение проводить свободные часы. И вот однажды Рхиир прознала, что её возлюбленная не сдержалась и изменила ей с мужчиной. История закончилась весьма печально – убийством. Рхиир оказалось не по силам перенести такое предательство. Как раз тогда для некоторых её соратников, прикрывавших ей спину в непростой ситуации, и вскрылась эта тайна. Но то было дело прошлых дней, а сейчас в сердце Рхиир зажглось новое чувство.
    Причиной этого чувства была удивительной красоты молодая девушка, недавно приехавшая со своим отцом-аристократом в Кайлердор после смерти матери. Рхиир влюбилась в неё сразу и без памяти, хоть та и была человеком, а не эльфом. И сейчас, лёжа в мокрой канаве, она с поразительной точностью могла воссоздать в памяти её нежный образ: тёмные, слегка волнистые волосы; элегантный, но строгий чёрно-белый наряд с закрытой шеей, подчёркивающий манящую стройность её тела; изящное гранатовое ожерелье, которое девушка то и дело теребила в руках; очаровательную улыбку, когда она взяла в руки музыкальную шкатулку; и особенно гипнотический взгляд её бездонных глаз, когда девушка посмотрела на мгновение в сторону палатки, где сидела предводительница кайлердорских воров. Именно этот взгляд и решил всё. Рхиир поняла, что встретила настоящее сокровище, и возжелала обладать им, как она обладала всеми самыми прекрасными драгоценными камнями, поскольку добиться ответной любви не рассчитывала. Ведь этот взгляд пленил не только её. Вокруг богатой девушки так и вились разные молодцеватые ухажёры, некоторым из которых та отвечала сдержанной симпатией.
    Выяснить место, где поселилась новоприбывшая семья, было легче лёгкого. Чуть сложнее было проникнуть внутрь дома, чтобы ночью выкрасть ничего не подозревающую жертву прямо из её кровати. Её отец был человеком весьма не бедным и позаботился о том, чтобы жить в достатке и удобстве. Его дом охранялся не только привратником, но ещё и несколькими весьма злобными псами, бесшумно справиться с которыми Рхиир в одиночку не могла, а потому была вынуждена взять с собой нескольких самых преданных помощников.
    Похищение прошло успешно. Рхиир вывезла напуганную до полусмерти дочь аристократа в свой богатый дом и заперла её там на верхнем этаже. Но не учла, сколь серьёзным будет подобное потрясение для её пленницы. Пережившая в недавнем прошлом смерть матери, а теперь закрытая в ненавистном доме и склоняемая к нежеланной любви девушка от отчаяния выбросилась из окна и, упав, сломала себе шею, пока её тюремщица занималась своими делами на рынке. Её, уже бездыханную, нашли находившиеся неподалёку каменщики, пришедшие на шум. Поскольку отец этой девушки, обнаружив пропажу дочери, сразу поднял на уши весь город, опознана она была моментально. Когда тело доставили несчастному родителю, стали выяснять, как такое случилось. И когда всплыло имя Рхиир, ей тут же припомнили все прегрешения, а учитывая обстоятельства нынешней смерти, смогли связать и старое убийство с именем воровки. С этого момента дни Рхиир в Кайлердоре были сочтены. Обезумевший от потери семьи отец поклялся собственноручно извести всю воровскую шайку в городе и с разъярённой толпой отправился на базар вершить самосуд.
    Рхиир повезло, ей в последний момент удалось скрыться из виду и покинуть город. Сейчас по всем окрестным дорогам носились всадники, пытаясь её разыскать. Что стало с её кликой, она не знала, но, убегая, краем глаза видела, как нескольких её друзей толпа до смерти забила кулаками и палками прямо на месте. У всего есть своя цена, и Рхиир заплатила её сполна. Но не ожидала, что эта цена будет чересчур высокой.

    Рхиир встала на колени и припала губами к воде. У неё был с собой небольшой бурдюк с вином. Вино она вылила и стала аккуратно наполнять его водой. Она знала, что ей предстоит долгий путь на восток, через пустыню, а вино – далеко не лучший способ утолить жажду. Затем осмотрела другие свои пожитки. С собой у неё почти ничего не было: небольшая сумма денег, на которые эльфийка рассчитывала нанять караван, чтобы уехать как можно дальше от случившегося кошмара, небольшая пачка уже потерявших свою ценность расписок, которые сгодятся для розжига костра, чтобы согреться ночью, связка ключей от её сундуков, оставшихся на рынке, да набор инструментов, с помощью которого эльфийка мастерила свои диковинные приспособления и с которым ни за что бы не рассталась. Выкинув связку ключей, чтобы не нести лишний вес, эльфийка быстро побежала дальше.
    Поля закончились. Впереди виднелся лес. Если до него добраться, то Рхиир наверняка бы спаслась, но между полем и лесом была проложена дорога, на которой её наверняка поджидали преследователи. Эльфийка сбавила скорость и пригнулась, чтобы остаться незамеченной. Последние сажени преодолевала ползком. Добравшись до обочины, аккуратно приподняла голову и осмотрелась. В этом месте дорога была прямой, так что слева она легко разглядела всадника, стоящего невдалеке и высматривающего беглянку. С другой стороны на холме возвышался силуэт второго соглядатая, который как раз смотрел в её сторону. Рхиир чертыхнулась. Перебежать дорогу незамеченной было невозможно. Оставалось только ждать темноты, что тоже было вариантом крайне сомнительным. По её следу наверняка уже идёт погоня. Если сейчас её ищут только по дорогам, то вскоре наверняка начнут обыскивать всю округу и тогда точно наткнутся на её следы, по которым пустят собак. Эльфийка содрогнулась. Она не смела решить, какой конец будет лучше: от зубов собак или от рук отца своей жертвы, который вряд ли подарит ей быструю смерть.
    И в этот момент на дороге со стороны холма показалась повозка. Она двигалась в город, так что не привлекала к себе внимания наблюдавших за дорогой всадников. Но не это было важно. Повозка ехала по дороге, оставляя за собой длинное облако пыли. И это был единственный шанс воровки на спасение, шанс, о котором она так истово молила небеса. Повозка быстро приближалась. Рхиир била дрожь. За свою воровскую карьеру эльфийка много раз бывала на волоске от того, чтобы быть раскрытой, но именно сегодня после всего пережитого она свято поклялась, что больше никогда не ступит на путь преступлений и не вернётся к своему воровскому ремеслу, если выберется из этой передряги. С неё было довольно произошедшего. Рхиир поняла, насколько неправильную жизнь вела до этого и была твёрдо намерена изменить свою судьбу. Только бы не обнаружить себя!
    Пять... Четыре... Три... Две... Повозка поравнялась с Рхиир, скрипя колёсами и бренча посудой под покрывалом. Одна... Ещё рано, так и под телегу попасть можно. Пошла!
    Рхиир оттолкнулась и резко прыгнула вперёд, словно выпущенная стрела. Дорогу она преодолела всего двумя шагами и ничком кинулась на землю по другую сторону, вслушиваясь в звуки на дороге, с ужасом ожидая услышать окрики часовых, подписывающие ей смертный приговор. Несколько томительных секунд она слышала только оглушительное биение своего сердца, которое хотело вырваться из груди. Звуки повозки удалялись, а кроме них было слышно только стрекотание кузнечиков да жужжание шмелей. Ей удалось проскочить незамеченной. Рхиир снова заплакала, но уже не от горя, а от радости и облегчения. Спасительный лес был совсем близко, а папоротники, сквозь которые осторожно пробиралась эльфийка, обеспечивали ей надёжное укрытие. Бывшей королеве кайлердорских воров ещё предстоял опасный путь через пустыню, полную всевозможных опасностей, но теперь за ней приглядывали куда более могущественные силы, заинтересовавшиеся столь необычной судьбой.

    Поиски беглянки никаких результатов не принесли. Жители Кайлердора сумели наткнуться на её след, нашли брошенные в канаве ключи от сундуков с деньгами, но в лесу следы эльфийки затерялись. Хоть Рхиир и прожила очень долгое время в городе, она всё же оставалась достойной дочерью лесов, которые были для неё родным краем. Отец покойной девушки, поклявшийся во что бы то ни стало достать эльфийку хоть на краю света, разнёс по всем городам весть, что заплатит небывалую награду за воровку, живую или мёртвую. Но все труды охотников за головами были напрасны – никто и нигде больше не видел Рхиир ни живой, ни мёртвой. Было ясно, что Рхиир не сумела пересечь пустыню и сгинула в зубах диких зверей или умерла по дороге от жары, истощения и жажды. Аристократ, растративший всё своё состояние на поиски злодейки, виновной в смерти его дочери, вскоре тоже исчез из города. Кто-то говорил, что он утопился, кто-то, что повесился в глухом лесу на каком-нибудь суку. Домыслы были разные. Поговорил народ, поговорил, да и перестал. И очень скоро вся эта история, некогда будоражившая головы всех обывателей без исключения, совсем забылась.
    Но когда через много лет смелые исследователи земель Пандоры под защитой неизменных героев покинули цивилизованные земли и ушли далеко на северо-восток со своей очередной экспедицией, они случайно обнаружили в глухом лесу небольшое эльфийское селение. Удивлению путешественников не было предела, когда прочные механические ворота города сами отворились перед ними, движимые неведомыми магическими силами. У ворот стояли диковинные самодвижущиеся конструкты, охранявшие селение от незваных посетителей и монстров. Уличные светильники зажигались сами собой с наступлением темноты, а к домам, расположенным на деревьях, вели выдвижные лестницы, появлявшиеся на пути гостей как по волшебству. Никто из исследователей не узнал Рхиир, ставшую Мастером, которая всё-таки выжила много лет назад, укрывшись в этом глухом отдалённом лесу от всего, что связывало её с прошлой жизнью. Здесь она нашла жившую обособленно эльфийскую общину и за долгие годы в совершенстве освоила новую науку, которая некогда помогала ей в преступной деятельности, а теперь служила на благо всем её соседям,– магомеханику.
    После возвращения экспедиции на карте появилось много новых отметок о ландшафте, реках, разных достопримечательностях. И среди них была отметка и нового городка под названием Таур-Долен, что в переводе с эльфийского означает "сокрытый лес", к которому совсем скоро потянулись и другие охочие до приключений герои.



ОБСУЖДЕНИЕ


Старый [ОПГ Х]
#2
могущество: 1445

женщина-дварф
Минди
92 уровня
Пара вопросов - главный герой мальчик или девочка? В теме конкурса первое, по тексту второе.
И в чем безумность приключения? В том что украл девочку имея возможность и желание, или что убежал куда глаза глядят спасая жизнь?
Argo
#3
могущество: 7051

мужчина-человек
Дориан
99 уровня
Женщина, исправил в теме конкурса, спасибо.
Рассказ про нехарактерную для главной героини безумную любовь и последствия оной. Да, это не безумные приключения в диких землях, но мне захотелось подойти к написанию фольклора именно с этой стороны. Главное, что к путешествию в неизведанные земли Рхиир подтолкнул именно импульсивный, безумный поступок.
DedkovAG [НБ]
#4
могущество: 19645
разработчик
мужчина-человек
Темнослав сын Злободара
82 уровня
чтобы волны горячего пустынного воздуха ещё сильнее раздражали роговицу изумрудных глаз
Не уверен, что пандорцы, тем более без медицинского образования знают про роговицу.

коими по слуху обладала королева воров
Откуда такой титул, если в Пандоре не было ни одного королевства? Нет королей и королев. А значит и герцогов.



Сообщение изменено
Старый [ОПГ Х]
#5
могущество: 1445

женщина-дварф
Минди
92 уровня
DedkovAG
А к радужной любви замечаний нет? В Пандоре с этим все в порядке?
Argo
#6
могущество: 7051

мужчина-человек
Дориан
99 уровня
DedkovAG
Спасибо за вычитку. Исправил.
Старый [ОПГ Х]
#7
могущество: 1445

женщина-дварф
Минди
92 уровня
DedkovAG
Не уверен, что пандорцы, тем более без медицинского образования знают про роговицу.
а у вас есть оное образование? Но термин-то известный.
В Пандоре распространены лекари и целители - без знаний анатомии им никуда.
Да и остальные более-менее образованные люди просто обязаны знать ее азы.
Кмк, конечно.
DedkovAG [НБ]
#8
могущество: 19645
разработчик
мужчина-человек
Темнослав сын Злободара
82 уровня
Старый
Мне про роговицу в школе рассказали. В конце 20 века. А эльфке кто?
Лекари Пандоры, возможно, знают.
Старый [ОПГ Х]
#9
могущество: 1445

женщина-дварф
Минди
92 уровня
DedkovAGда тот же лекарь мог и научить за 200 лет, или сколько там у них юность.