Фольклор

Столь разная правда

о героях призёр конкурса расширенная вселенная

Герой Fenris
Герой Ильэльная
Гильдия Корпорация™
Гильдия Хренелли
Город Авалтен
Город Деус
Город Сва-Лок
Город Стор-Фаен
Мастер Фай-Лах
Мастер Хён-Гон
Мастер Шен-Лах
Монстр капитан Серых Плащей
Хранитель Vicious
Хранитель Шерхан
Здравствуйте, Сказочницы и Сказочники!

Рад представить вам новый рассказ, написанный на текущий конкурс, по традиции, под самый конец всевозможных сроков. Новый мастер, новый город... и новая история, которая развернулась под небесами Пандоры.

Огромное спасибо Vicious-у за посоветованные исправления и вычитку.


Столь разная правда

Пролог

    По потолку туда-сюда сновали тени от ветвей. Рассеянный свет луны и слабый ветер за окном создавали ощущение, будто доски колышутся подобно поверхности пруда. Приглушённые ночные звуки перемежались с редким бряцаньем доспехов патруля, обходившего ночные улицы Сва-Лока.

Постояльцу, низкорослому гоблину с тонким шрамом на щеке, не спалось. Он лежал, невидящим взором упираясь в деревянный настил. Со стороны могло бы показаться, будто он погружён в тягостные раздумья или медитирует с открытыми глазами, но как было на самом деле, можно было только гадать.

Жизнь в одном из центральных городов Пандоры не предвещала ничего худого, не то, что Фронтир или заставы в диких землях. Стабильный заработок, ленивые подчинённые и скрадывающая течение дней обыденность… Спите мирно, жители Простора! В городе всё спокойно.

Губы гоблина тронула лёгкая усмешка. Не хотел ведь вспоминать, но проклятая Данбгланом бессоница…

«Что мне стоило отказаться? — вновь кольнула застарелая мысль. — Понизили бы в звании, побыл бы рядовым, экая невидаль. Теперь же остаётся тешить самолюбие ничего не значащим вне Простора статусом капитана… Хорошо хоть ребята толковые и преданные. Хоть на край света готовы идти».

Гоблин сглотнул вязкую слюну: на ужин был жареный барашек (настоящая находка в эльфийском городе!) с таким обилием специй, что пожар во рту пришлось заливать несколькими кружками местного приторного эля.

Шен-Лах перевернулся на бок, разглядывая теперь трещинки на стене. «А, может, гори всё оно синим пламенем?» — заблудшая мысль попробовала на зубок решимость стражника, но спешно ретировалась, освистанная и оплёванная. Гоблин уже слишком далеко зашёл, чтобы так бездарно обмануть надежды даже не столько пославших его аристократов, сколько чаяния верящих в него бойцов отряда!

Так за всеми этими размышлениями Шен-Лах плавно соскользнул в долгожданную дрёму...


Глава первая и последняя. В погоню...

    Кристальная чистота шагающих нога в ногу мыслей, искры застывших пылинок в лучах солнца, падающих сквозь витражи Совета, и десять силуэтов впереди за полукруглым столом: аристократы и Мастера Простора, цвет города.

Для Шен-Лаха они все были на одно лицо. Ну, разве что Мастера...

— Мы глубоко ценим... Ваш вклад в безопасность… — слова барона Аксилиана доносились будто сквозь вату, бесконечно преломляясь в пылающем разуме гоблина.

В таком состоянии Шен-Лах был только однажды: когда в лаборатории отца смешал экстракт луноблеска с эссенцией ярости и обнаружил, что не выдержал пропорции… Потерянные секунды до взрыва отзывались в ушах звенящей тишиной и медленным гулом пульсирующей жилки на виске. Сейчас была похожая ситуация.

— Со всем почтением, господа мои, — шершавые губы донельзя медленно выговаривали ничего не значащий словесный мусор, — я заместитель капитана… Не имею права послать погоню за ворами.

— Поэтому… Мы решили… — стороннему наблюдателю наверняка показалось бы, будто барон вальяжно и самодовольно растягивает каждый звук выговариваемых слов. — Наделить тебя… На время... Всеми полномочиями…

«Выделить отряд. Послать в погоню. Сделать меня виновным за провал. Их мысли», — с безысходностью подумал стражник, не допуская эмоций на лице. Только дежурная бесстрастная мина, как и полагается.

— Верните наши реликвии, капитан Шен-Лах, — вступил в разговор сосед Аксимилиана, барон Богдан. Немолодой человек с проседью в аккуратной бороде глядел на гоблина с прищуром, в котором виделась лёгкая ирония. — Вы же не просто так стали заместителем Некраса. Теперь же, когда ваш начальник показал свою некомпетентность на должности главы стражи Простора, вы получите его место. Если справитесь.

От лицемерных улыбок гоблина едва не стошнило на месте, но он нашёл в себе силы поклониться и сказать:

— Сегодня же приступлю к подбору отряда.

— Верните наши реликвии! — повторил барон, будто опасаясь, что Шен-Лах забудет о своей задаче.

***

    Буквально неделю назад в Простор заглянул дварфийский караван, не то совершающий паломничество, не то переселяющийся к северным пикам. Дварфы не стали задерживаться, однако следы их пребывания виднелись до сих пор. Особенно весомый вклад они оказали в репертуар песен менестрелей и выпивох-завсегдатаев.

Слух гоблина немного коробил этот раскатистый ор, сопровождающийся стуком кружек по столам и топотом ног, но причин разгонять празднующих не было. Проще самому уйти, но в этот раз Шен-Лах решил пострадать во благое дело: другого времени обсудить сложившуюся ситуацию могло и не быть. Вдобавок с таким «музыкальным» сопровождением мало кто смог бы подслушать беседу.

Лучшим другом гоблина был сотник из соседней казармы, человек. Пожалуй, только с ним Шен-Лах мог поделиться своими мыслями.

— …В отсутствии меня Совет, скорее всего, примет твою кандидатуру, — напиток в стакане Шен-Лаха горчил. Вязкий вкус не смягчал даже принесённый кусок сахарной головы, лежащей на блюдечке с декоративными щипчиками.

— Не говори так, — собеседник гоблина, сотник Горесвет покачал головой. — Ты будто уже заранее решил сдаться.

— Я просто трезво оцениваю свои шансы. Смотри сам. Во-первых, я и мой отряд что, охотники за головами, чтобы гнаться за шайкой бандитов из города в город? Во-вторых, далеко не в каждом городе нам могут пойти навстречу. Каждый раз объяснять ситуацию, демонстрировать грамоты и надеяться на положительное решение… Да я эти шкатулки никогда не верну! Воры, в отличие от нас, законом не связаны.

— Подожди, что за шкатулки?

— Это… Украденные реликвии находятся в хитрых шкатулках, — гоблин отхлебнул крепкий чая и поморщился. — Поэтому меня строго-настрого предупреждали, чтобы я не пытался вскрыть их и сразу же отправлялся обратно.

— А что в них такого хитрого?

— А я знаю? Какие-то заклинания и замки, наверное… Высокородные слишком озабочены сохранением только им интересных тайн.

Горесвет усмехнулся, однако барабанный перестук пальцев по столу выдал его неуверенность.

— Ну а в-третьих… Сдаётся мне, и барон Аксилиан, и остальные просто-напросто хотят от меня избавиться. В человеческом городе — да вдруг капитан стражи из гоблинов?

— Лучше уж гоблин-мастак, чем человек-олух, — со всей серьёзностью заявил сотник и растерянно моргнул, услышав тихий смех друга.

— Это ты так говоришь. Вспомни Некраса. Сколько он был на посту капитана? Если бы не благоволение аристократов, он бы вылетел с таким треском, что об этом скандале даже бы в Руинах трепались! Эх… Что же делать, как же мне выполнить это треклятое поручение?

Друг виновато хмыкнул, понимая, что ничего предложить не может, да и нечего: никакой мысли в голове не завалялось. И без того ситуация из ряда вон выходящая, даже пугающая. Но это же надо было умудриться: пробраться в верхний город, усыпить сторожевых псов, оглушить псарей и обойти прислугу поместья, найти и взломать гоблинский сейф, да не один, а все пять, в разных поместьях, ну а после исчезнуть из Простора, словно тени? Или… залечь на дно?

— Шен, откуда ты знаешь, что воры уже покинули Простор? — поделился соображениями Горесвет, подняв задумчивый взгляд от трещин на столешнице.

— Откуда знаю? Ха. Ха-ха-ха! Это Совет откуда-то знает, раз меня послал в погоню! Понимаешь теперь, в чём вся соль?

— Дела… Бхут подери, теперь твои опасения очень смахивают на правду!

— Так что ты не удивляйся, Горесвет, если Они, — Шен-Лах выделил это слово, и сразу стало понятно, кого он имеет в виду, — предложат тебе пост капитана стражи. Скажем, через месяц после того, как я выдвинусь из Простора. Но если вдруг у меня действительно получится… Если я ошибусь в своих выводах, то тогда ты смело можешь называть меня паникёром.

— Тогда я буду называть тебе везучим авантюристом. И не смейся, я серьёзно.

— Ловлю тебя на слове.

Горесвет хлопнул Шен-Лаха по плечу, и они оба рассмеялись так легко и свободно, будто не было всей этой кутерьмы с поручением, словно они на какую-то минуту вернулись в то славное время, когда ходили в одном патруле и травили байки, находясь в дозоре на городской стене.

***

    Собранный отряд состоял из пятнадцати бойцов: семерик людей, четверо дварфов, пара орков и гоблинов. Стражники толковые, уже не один раз ходившие в патруль как по городу, так и по окрестным деревням, а, главное, без семей. Случись что, не будет безутешных вдов или бедных сироток... Шен-Лаху такого совершенно не хотелось.

Единственная дорога вела в Стор-Фаен. По ней отряд и отправился в сопровождении героя. Ходок-орк время от времени уходил вперёд, разведывал путь и возвращался, часто с обагренным оружием. Во время редких привалов он молча сидел на краю телеги и нещадно дымил трубкой.

Их проводник оказался орком добросовестным, к тому же искусным воином. Благодаря ему стен Стор-Фаена отряд достиг вечером того же дня.

Следовало разделиться: Шен-Лах должен был последовать к Совету города и предъявить грамоты Простора, после чего получить разрешение на сыскную деятельность, кому-то пришлось бы заняться, разумеется, после посещения Совета, расспросами в злачных местах — может, тут-то украденные шкатулки и всплывут? — кто-то должен был снять комнаты в постоялых дворах…

На счастье Шен-Лаха, Мастера пошли ему навстречу, но гоблина не покидало ощущение, будто над ним очень тонко... поглумились, однако стража свободолюбивой вольницы не стала чинить ему препятствий.

Прошло два дня, и в своём поручении капитан стражи Простора не продвинулся ни на шаг. Сцепив зубы, Шен-Лах решил обратиться к тем, у кого наверняка было больше информации по всяким мутным личностям и странным происшествиям, однако уже тогда понимал, что сильно об этом пожалеет.

Шен-Лах отправился к ордену Серых Плащей.

***

    Здание из серого камня скромно прижалось к краю улицы, соседствуя с аляповатыми домами, облицованными разными породами камня. Намётанный глаз сразу выделял из всего многообразия красный гранит с рудников Нортина, белый, розовый, голубоватый и зелёный мрамор; местами орочий песчаник соседствовал с буйными зарослями «живых» эльфийских стен. Одним словом, вольница.

Шен-Лах стряхнул незаметную пылинку с перевязи и постучался в дверь. Через несколько минут дубовые створки распахнулись, и вежливый юноша (судя по одежде, послушник ордена) с виноватой улыбкой обратился к просителю:

— Прошу простить, сегодня не принимаем.

— Настойчиво прошу вашего капитана взглянуть на эти бумаги, — гоблин ожидал подобного ответа. — Возможно, тогда вы измените решение.

— Прошу подождать несколько минут. Если ваши сведения нас заинтересуют, капитан примет вас, — послушник кивнул головой, после чего вновь улыбнулся и закрыл дверь.

Ждать пришлось недолго, но из-за палящего солнца гоблин ощущал себя ягнёнком на вертеле, и подобно ягнёнку исходил со... потом. В кабинете же главы здешнего отделения Ордена было тихо и прохладно. Шен-Лах аж вознёс хвалу Четырём Великим.

— Не будем ходить вокруг и около, капитан Шен-Лах, — капитан был полной противоположностью послушника: тяжёлая складка на лбу и выраженные морщинки возле губ завершали образ резкого и импульсивного человека. — Что вы хотите от нас получить?

— Если ваша сеть осведомителей всё так же обширна, как об этом…

— Я же сказал, не будем юлить! Давайте быстрее излагайте, после чего перейдём к обсуждению.

«Если перейдём», — невысказанная мысль повисла в воздухе.

Гоблин проглотил нанесённое оскорбление и сказал:

— Меня интересуют указанные артефакты. Где всплыли, кто интересуется, возможно ли изъять и вернуть законным владельцам.

— Предположим, мы сможем в этом помочь… Но что взамен?

— Прошу меня простить, сперва хочу выслушать ваше предложения.

— Вернее сказать, требования, — капитан хохотнул, после чего встал из-за стола и подошёл к карте Пандоры, висевшей на пол-стены. — Вы ведь не глупы, капитан Шен-Лах. Весьма не глупы. Вы ведь понимаете, что весь этот ваш поход — фикция? От вас хотели избавиться. Да, вижу, дошли до этой мысли. Почему тогда вы всё равно отправились в погоню?

— Это допрос?

— Нет, ни разу... Ни разу, — капитан Плащей шаркающей походкой подошёл ко столу и сел в кресло. — Можете умолчать… И всё же вам есть, что предложить, — человек взял в пальцы писчее перо, откупорил чернильницу. — Договоримся о следующем: вы гарантируете мне, что, когда вернётесь на пост капитана стражи, поспособствуете расширению отделения Ордена в Просторе. Взамен мы предложим глаза и уши наших осведомителей, чтобы вы имели возможность выполнить поручение власть имущих Простора. Не торопитесь, как следует обдумайте… Подписывать здесь и здесь.

***

    Стук в дверь разбудил гоблина.

— Кого мара принесла? — пробурчал Шен-Лах, подходя к засову.

— Восточный ветер, — отозвался ночной визитёр. — Есть вести.

— Проходите, не стойте в дверях…

Первым делом осведомитель пристально осмотрел интерьер, после чего удовлетворённо кивнул, заметив дымоход, и повернулся к капитану. Гоблин откинул капюшон и ощерился, пряча лицо за тёмно-синей карнавальной полумаской.

— Шен-Лах, не так ли? Я Нок-тюр, мастер пера и отмычки. У меня есть нужная информация. Горячая, как пирожок на ярмарке!

— Не ожидал так скоро, — капитан вздёрнул бровь. — Прошло всего лишь пять дней!

— Некоторые дилетанты очень спешат избавиться от жгущих рук вещей. Про таких говорят, что они расплачиваются крашеными бубенцами на кровавом полумесяце.

— Ближе к делу, пожалуйста.

Вор хихикнул, поправил полумаску и доверительно зашептал:

— Описанная вами шкатулка была в руках Юн-Дуса из Моргора. Похоже, воры пытались разгадать секрет магомеханического замка.

— Откуда такие подробности?

— По крошке оттуда, по капле отсюда. Из крошек кучка, из капель море, — и Нок-тюр противно захихикал.

Шен-Лах принялся бродить по комнате, заложив руки за спину.

— Моргор, Моргор… куда они отправятся дальше?

— По секрету: Юн-Дус не сумел разгадать тайну замка. Он сказал, что только в Сва-Локе могут найтись умельцы… или не сказал? Рука ведь руку моет. У меня другой вопрос, капитан: что такого может быть в шкатулках, раз гнильё Простора так завоняло? Подумай над этим на досуге… — глаза вора блеснули отражением свечного огня, и спустя секунду он исчез, только порыв ветра да шум в дымоходе остались свидетельствами ночного гостя — мастера пера и отмычки, как он сам себя назвал.

— Кто же ты, Нок-тюр? — бросил в пустоту Шен-Лах.

***

    Несмотря на засилье эльфов, Сва-Лок оказал на капитана весьма благоприятное впечатление. Эльфийская архитектура гармонично вплеталась в сугубо практичные коробки цехов, а над всем этим довлел город в городе — Комплекс переработки. Если бы мысли гоблина не отравляло поручение Совета Простора и речи Нок-тюра, то он бы даже нашёл Сва-Лок красивым городом, гармоничным смешением гоблинского и эльфийского мировоззрений. Совсем не так, как в Лотир-Нериэне.

Мастер-палач выслушал капитана и почти безоговорочно выдал необходимые бумаги, разрешив Шен-Лаху на законных основаниях судить и казнить преступников, похитивших реликвии аристократов Простора.

— Будь моя воля, вот где бы они все у меня были, — Хён-Гон изобразил в воздухе плаху и ненавязчиво поинтересовался: — Шен-Лах, а вы, случаем, не родственник известного Мастера-стражника Фай-Лаха?

После непродолжительной беседы палач отпустил соплеменника на все четыре стороны, пожелав, конечно, успеха.

Вернувшись к отряду, капитан ощутил накопившуюся усталость. С того дня, как стены родного города оказались позади, и мир раскинулся во всей полноте, прошло больше двадцати дней. И пусть переходы от Стор-Фаена до Сва-Лока дались относительно легко, слишком долго Плащи не могли засечь след.

На второй день после прибытия в Сва-Лок с Шен-Лахом связались осведомители Ордена. Как оказалось, воры оторвались от погони на трое суток ходу, и пусть уже были далеко за городом, времени на заметание следов у них не оставалось… Но куда они могли бежать, окромя Кель-Абана? Однако были и плохие новости: скорее всего, им удалось найти мастера, взломавшего хитрые замки шкатулок.

Передавший ценные сведения Серых Плащей неприметный нищий в лохмотьях на поверку оказался совсем юным дварфом. У него даже пушок бородой не сменился, но, несмотря на свой возраст, он говорил весьма дельные вещи:

— Идти в джунгли без геройского сопровождения, сударь, сущая смерть!

— Предлагаете нанять героев? А как же ваша поддержка?

— Ох… Сюда наши справочники доходят с большим запозданием.

— Справочники?

— Орден ведь следит за героями. А как же ещё можно препятствовать их разгулу? Только составляя списки, внося героев с безупречной и с… не очень безупречной репутацией в наши Орденские свитки.

— Любопытные у вас порядки… Но как это влияет здесь и сейчас?!

— В том, что мы не уверены в лояльности местных героев! Ой, простите… Капитан Шен-Лах, самым верным решением будет позволить Кель-Абанскому отделению поймать воров, когда те окажутся в пределах досягаемости. Они предупреждены и готовы перехватить преступников со шкатулками.

— Со всем уважением, но откуда вы вообще взяли, что воры идут в Кель-Абан? Из того, что это единственный путь в том направлении? Это настолько очевидно, что только дурак угодит в расставленную ловушку!

— Не гневайтесь, сударь… Я передам ваше послание моему капитану как можно скорее. Мы решим вопрос с геройским эскортом.

— Договорились, — произнёс гоблин, а про себя подумал, что этой ночью вряд ли уснёт: слишком уж бурлили глубоко загнанные эмоции.

***

    Щебет пташек, далёкие не то визги, не то подвывания, влажное хлюпанье под ногами — и это при том, что джунгли остались далеко позади! — вот что сопровождало идущий тесной группой отряд Шен-Лаха.

Троица героев: миловидная эльфийка, суховатый и подвижный орк, широкоплечий человек, выше любого из присутствующих — вот какое сопровождение им раздобыли «заинтересованные лица» из ордена Серых Плащей.

Сопровождающие сохраняли поразительное спокойствие. Более того, на их лицах была написана такая скука, будто они выводят детей на прогулку, а не идут по смертельно опасному лесу.

Временами орк останавливался и присматривался к земле, кустарникам; пробовал на вкус щепотку почвы, после чего иногда резко менял направление движения.

Поначалу гоблин и его подчинённые пытались разговорить бессмертных попутчиков, но те довольно терпеливо (по геройским меркам) попросили не болтать в дороге, так как это мешает вслушиваться в окружение и предупреждать возможные опасности. «Впрочем, если вам всё равно, можете балаболить, — пробасил человек. — Но тогда не дам слово, что до вашей цели доберутся все и в, хе-хе, полном комплекте».

Прошло уже больше половины дня, когда орк внезапно поднял ладонь и объявил привал. Пока бойцы отдыхали, ходоки позвали к себе Шен-Лаха и начали походный совет.

— Злэнька, — орк очень своеобразно выговаривал, а если точнее, коверкал слова, из-за чего порой его было трудно понять. — Вышы байда ушла вперёд, вперёд и вправо, не в стойбыщ, как мы мышлял.

— Граг хочет сказать, что ваши воры идут дальше в лес, а не выходят к тракту или Кель-Абану, — «перевела» речь орка эльфийка.

— Что делать будете? Дальше дикие земли, поход станет слишком опасным. Нам-то без разницы, а у вас жизнь одна, — пробормотал человек, проводя точилом по лезвию меча.

— Граг лажет, что байда хрум-хрум монстрюки. Идти их костяк гребать?

— Нам нужно вернуть шкатулки вместе с их содержимым, — Шен-Лах не был уверен, что правильно понял вопрос орка. — Продолжаем погоню.

— Я предупреждал, — человек встал на ноги, — наш договор расторгается после твоей смерти, гоблин. Постарайся выжить… или умереть последним.

— Боюсь, я неправильно понял…

— Потому что нам не заплатили за каждого из вас. Мы отвечаем только за твою голову… Умрёшь — вернёмся в город. А смогут ли твои бойцы выжить в лесу, кишащим монстрами, без нашей помощи?

После импровизированного совета отряд двинулся дальше. Теперь и Шен-Лах начал понимать, что грабители выбрали действительно странный путь: если он правильно помнил купленную утром карту, джунгли за Сва-Локом почти сразу же сменялись обычными лесами, а там и лесистыми холмами, а там и до диких земель недалеко. Воры же всё дальше отдалялись от тракта, будто стремились скрыться в дикоземье…

Верхушки деревьев окрасились в закатные тона. За весь день героям только пару раз случилось обнажить оружие и вступить в схватку с бестиями, но зато и гоблин, и отряд наконец увидели, что может сделать действительно умелый герой, закалённый в тысячах сражений. И увиденное… впечатляло. Ради такого можно было простить даже то высокомерие, с которым пришлось столкнутся.

Уже ночью, после привала и скудного ужина, когда усталые стражники завалились спать, герои опять собрались на походный совет.

Шен-Лах глядел на языки пламени и лениво размышлял о том, что будет делать после этой истории. Вернётся ли он в Простор, станет ясно завтра, когда отряд настигнет шайку воров, а сейчас можно вяло помечтать…

— Капитан, — вполголоса позвал гоблина человек. — Есть пара соображений. Хочется узнать, что ты обо всём думаешь.

— Вас интересует моё мнение? — устало спросил он, но вздохнул и с кряхтением поднялся с поваленного ствола.

Герои дождались, когда их наниматель сядет рядом, и продолжили беседу.

— Для вас ходить по диким землям смерти подобно, — довольно поэтически начал человек, чем вызвал слабое удивление Шен-Лаха. — Мы тому исключение. Но на нашем пути полно останков порождений леса, а это значит только одно: среди врагов есть герои. Такие же, как и мы. В лучшем случае.

— А в худшем, гораздо искуснее, — эльфийка была мрачнее тучи. — А это значит, что всё резко осложняется. Так и вдобавок неясно, сколько их там. Один? Двое? Пятеро?

— Обнадёжили, нечего сказать! — выдохнул гоблин в сердцах и погрузился в тягостные раздумья. Герои же заступили на ночную вахту.

Сон к гоблину не шёл. Вообще, никак, хоть из кожи вон лезь. Перед глазами появлялись страшные картины мрачного пиршества ужасающих химер на трупах лесного побоища, и над всем этим висели печальные лики нынешних проводников: «Извините…» Бродячие дубы пускали корни в растерзанные внутренности, жадно покрывали отростками мертвенно-бледные лица погибших, прорастали свежими ростками сквозь провалившиеся глазницы...

Шен-Лах распахнул глаза. Он подскочил на месте и выхватил из ножен меч. Всё-таки уснул, но явно что-то услышал сквозь сон. Или показалось? Нет, точно что-то было! Шелест кустов, листьев в кроне… Хруст лесной подстилки?

Костёр ещё не прогорел, и в его свете гоблин увидел подбегающий силуэт.

— Капитан, — окликнул Шен-Лаха знакомый голос, и в отсветах пламени показалось лицо эльфийки, — Граг кого-то засёк. Похоже, к нам приближается отряд. Слишком хорошо организованные для бандитов.

— Та-а-ак… — протянул гоблин, мгновенно осознав, чем это грозит.

Не тратя лишних слов, Шен-Лах стал будить своих бойцов. Герои и пара часовых занялись тем же самым, споро объясняя, что происходит. Стражники, наскоро стряхнув остатки сна, проверили снаряжение и приготовились встречать полуночных «гостей».

Тем временем между деревьев показались магические светлячки. «Отходим!» — скомандовал Шен-Лах.

Отряд вступил под ветви окружающих поляну деревьев, скрывшись в тенях. Герои сгруппировались по центру, чтобы перетянуть на себя всё внимание и дать стражникам хоть какой-то шанс.

Наконец, ночные визитёры вышли с противоположного края поляны. Намётанный взгляд стражника сразу же определил тот или иной артефакт, и Шен-Лах покрылся холодным потом — то были герои. К счастью, всего нападавших было шестеро: люди и пара гоблинов.

«В атаку!» — знаками приказал Шен-Лах и специально для ходоков, не привычных к условным обозначениям стражи, повторил прямым текстом. К счастью, бессмертие не снижает умственных способностей… Сам капитан с тройкой бойцов двинулся по вдоль кустов, обходя поляну по кругу. Старо как мир: зажать противника в клещи.

Шум схватки заглушил шелест лесной подстилки, хруст веточек и опавших шишек. Стражники и герои умело противостояли шестерым воинам, не сдавая позиций. Но как так получилось, что враги сумели связать боем почти втрое превосходящий отряд? Гоблин гнал от себя плохие предчувствия.

Шен-Лах заметил человека в шляпе, стоящего в арьегадре и явно скучающего. Он наблюдал за сражением, в котором его соратники медленно, но верно теснили подчинённых гоблина, и меланхолично курил сигару. Сомнений не оставалось: вот лидер вражеского отряда!

«Атакуем?» — спросил жестом стражник, кажется, Син-Тен.

Шен-Лах кивнул добавил: «Все сразу!»

Длиннополый, похоже, совсем не ожидал нападения, поэтому не успел отреагировать, когда на него с четырёх сторон напали вооружённые двумя локтями стали тени.
Он испуганно отшатнулся, выронил трубку и только-то и успел, что потянуться к ножнам, как оказался пронзён мечами.

«И всё?» — с ноткой разочарования подумал Шен-Лах, как вдруг осевшее тело рассыпалось искрами.

— Это иллю… — только успел выкрикнуть капитан, прежде чем его что-то легонько ткнуло в затылок. Трава колыхнулась, земля приветливо распахнула объятия, и гоблин упал на лесную подстилку.

Что происходило дальше, он не помнил.



    Гоблин поморщился, с трудом открыл глаза и попробовал шевельнуть руками. На запястьях оказались миниатюрные кандалы. Сквозь гул в ушах Шен-Лах услышал ироничный вопрос:

— И кто тут у нас оказался, Дон? — спрашивала, похоже, девушка. А у кого ещё может быть настолько мелодичный голос?

— Даже и не представляю, кто бы это мог быть... — в тон ей ответил мужчина в длиннополом плаще, лицом один в один с тем, на кого Шен-Лах напал, — кроме чересчур героических стражников из Простора.

Стоило только ему это произнести, как капитан покрылся ледяным потом: где его бойцы? Что с ними стало? Зачем их пленили?

Стражники отчего-то оставались подозрительно молчаливыми. Они вообще не шевелились, понял гоблин, приглядевшись к своим подчинённым. Парализованы... Как пить дать, без магии не обошлось!

Нанятые герои сидели на земле обезоруженные и скованные. Такими мрачными Шен-Лах их ещё ни разу не видел. Орк, человек и эльфийка не поднимали глаз, теснясь друг к другу.

— Так что с ними решим? — спрашивающая оказалась эльфийкой: гоблин заметил кончик острого уха, выглядывающий из-под пряди волос. Свёрнутая не то стеклянная, не то обсидиановая плеть висела у девушки на поясе: «Так вот что над полем мелькало… Сверкающий хлыст!»

— А что лиходеи совершают со стражами закона и порядка? — Дон пожал плечами, после чего повернулся в сторону Шен-Лаха и подмигнул.

Его соратница принялась командовать. Тотчас спелёнутых стражников вместе с бесполезными героями погрузили на грузовых конструктов, и магомеханизмы в сопровождении пары человек потащили немую поклажу куда-то в лес.

Человек подошёл к гоблину:

— Вставай. Разговор есть.

Шен-Лах промолчал.

— Даже не плюнешь под ноги? — Дон усмехнулся. — Понимаешь ли, капитан Просторской стражи, у нас есть полное право так обойтись с теми, кто нарушил границы недавно созданного города Авалтен.

— Авалтен?

— Что, в пылу погони не было времени послушать объявление на городской площади Сва-Лока? Ты многое упустил из виду, Шен-Лах.

— Откуда вы знаете моё имя?

— Оттуда же, откуда знаем о твоей миссии и о том, кто тебя послал в поход. Вот только шкатулки ты им уже вряд ли вернёшь… А если и вернёшь, пустыми они им ни к чему.

— С чего бы это?

— Тебе же Нок-тюр намекал… Шкатулки, магомеханические замки, городище в диких землях? Нечто, обладающее безусловной ценностью даже за семью замками?

— Не… не может быть!

— Именно. И если ты сейчас встанешь на ноги и позволишь мне снять с тебя кандалы, то ты своими глазами увидишь подтверждение моим словам. В Авалтене, — Дон улыбнулся. — С твоими стражниками, к слову, ничего худого не случилось, разве что синяков да ушибов от души понаставили. Мы ж не звери какие-нибудь. Ну так что, Шен-Лах, ты решил?

***

    Лес отступил на расстояние двух полётов стрелы. Временный частокол уже несколько раз переносили, расширяя городище; добровольцы под геройской охраной валили деревья, прорубая пути, которые вскоре станут новыми ответвлениями трактов.

Шен-Лах сидел в палатке и глядел на пять шкатулок, лежащих на столе. Открытые. Пустые. Скрывающие позорную тайну аристократов Простора.
Гоблина не торопили. После той ночи ему пришлось многое переосмыслить, примирить себя с новой правдой, которую узнал.

Вот что имел в виду Нок-тюр, когда отзывался о пославших капитана стражи как о гнилье. На самом деле украденные «реликвии» были ничем иным, как Сферами. Аристократы копили их, меряли свой престиж и влияние количеством накопленных артефактов, способных изменить жизнь простых пандорцев в лучшему. Но чего жаловаться? Так обычно и происходит. Декадентство, деградация… От этого становилось донельзя грустно .

Шен-Лах откинул последнюю надежду на возвращение. Оказывается, он был прав почти во всём, когда подозревал, что не справится с поручением. А, если честно, теперь он был рад, что потерпел фиаско. Стоило ли кресло капитана стражи Простора такой жертвы?

Гоблин вышел наружу, с каким-то отеческим чувством наблюдая, как группа трудолюбивых соплеменников возводит бревенчатую времянку. Повсюду доносились звуки дружного и сплочённого строительства, иногда слышались детские возгласы и смех. Пожалуй… Нет, только не эта мысль!

К капитану подошёл один из стражников, отправившийся вместе с ним в этот безнадёжный поход-погоню. Безнадёжный ли? Ведь в конце концов они обрели гораздо больше, чем потеряли.

— Да, Сен-Тей? — первым нарушил молчание Шен-Лах.

— Моё почтение, капитан. Я не говорю от всех своих соратников, но если вы согласитесь остаться в этом городе, я полностью поддержу ваше решение.

— Вольно, Сен-Тей… Ты очень тонко попал в мои мысли.

«Ведь нам действительно некуда возвращаться, а тут хотя бы есть шанс начать всё с нового листа», — с затаённым сожалением подумал гоблин, а вслух спросил:

— Присмотрел себе кого?

— Как можно? Я же на службе, — во весь рот улыбнулся стражник и стукнул себя кулаком в грудь.

— Ну иди… А то ещё скажут, что капитан поощряет небрежное отношение к обязанностям. Иди, я пока обдумаю…

Шен-Лах проводил его взглядом и спрятал улыбку. Он уже всё решил. И если остальные бойцы из отряда согласятся, то он останется в новом городе и займётся тем, что умеет: наведением порядка. А там и весточку послать старому другу в Простор как-нибудь оказия выпадет… И с Орденом рассчитаться.

Всё-таки, кровь Лахов порой действительно сильно проявляется в потомках славного мастера-гоблина, кто бы что ни говорил.


Эпилог

— Он не выполнил нашего задания, — барон Аксимилиан нервно сцепил пальцы.

Пятеро наиболее влиятельных аристократов Простора собрались в его поместье чтобы обсудить недавние события и, разумеется, они не могли не вспомнить Шен-Лаха.

— Говорят, он стал советником в магистрате Авалтена. Как вы думаете, вернулся бы он, даже если сумел бы выполнить задание? К тому же его поступок наводит на размышления…

— А мне интересно, кому удалось взломать шкатулки так, чтобы не уничтожить содержимое.

— Кому-кому… Тем, кто объявил о поддержке нового города. Заложенного благодаря нашим Сферам!

Аристократы, не сговариваясь, одновременно поглядели на письмо, разосланное геройской гильдией северо-востока по Советам близлежащих городов.

— И мы это так просто оставим безнаказанным? — спросил Богдан. — Он нас опозорил, а мы спустим это ему с рук?

— Не спустим, — Аксимилиан удовлетворённо откинулся на спинку кресла. — Поэтому я вас всех и собрал. Как вы думаете, долго ли Шен-Лах проживёт, если мы за его голову выставим награду?

— Мы?

— Он же нас опозорил.

Аристократы переглянулись.

— Думаю, недолго, — высказал за всех барон Аксимилиан. — Только, господа, попрошу проявить благоразумие. Не думаю, что кому-либо следует знать, что мы неравнодушны к судьбе, хе-хе, советника Авалтена. Да, Богдан?

— Нам ещё надо определить, кто действительно стоял за кражей, — пожилой аристократ продемонстрировал донесение из ордена Серых Плащей. — Не могли наши воры так глупо попасться им в Кель-Абане. Уж что-что, а я чую во всём этом явный подвох.

— И?

— Я копну в этом направлении, — Богдан криво усмехнулся. — Вспомню прежние навыки.

Аксимилиан разжал пальцы и кивнул:

— Кстати о прежних навыках и теневых связях. Тебе что-нибудь говорит имя Нок-тюр?

Богдан пару секунд молчал, равнодушно глядя барону в глаза, после чего покачал головой:

— Нет. А что?

— Он предлагает свою помощь в решении наших деликатных дел…



ОБСУЖДЕНИЕ


Шерхан [​ϟ]
#2
могущество: 13109
длань судьбы
эльфийка
Ильэльная
97 уровня
Прочая техническая информация (публикуется по причине возможных неясностей в тексте):
1) Шен-Лах надёжный стражник гоблин. Правдолюб.
2) Авалтен -- город на линии между Кель-Абаном и Аматиром. Связывает воедино эти два селения и соединяется трактом со Сва-Локом напрямую (если позволяет механика игры). Раса -- гоблины.



Сообщение изменено
Нехороший [ОРДА]
#3
могущество: 7706

орк
Гро-Мунх
55 уровня
— Та-а-ак… — голова гоблина заработала с умопомрачительной скоростью.
голова заработала с умопомрачительной скоростью? Он так сильно головой мотает, что ум померк? ))

В начале ещё:
Кристальная чистота шагающих нога в ногу мыслей, танец застывших пылинок
шагающие мысли, ещё и в ногу - дело вкуса, слога и стиля, но... танец застывших пылинок - это не хорошо. Либо они танцуют, либо застыли.



Сообщение изменено
Шерхан [​ϟ]
#4
могущество: 13109
длань судьбы
эльфийка
Ильэльная
97 уровня
Нехороший, танец застывших пылинок... Уй!
Поправил оба указанных места.

Кстати говоря, обновил рассказ: переписал (но не вычитал) сцену с засадой, добавил эпилог.
Старый [ОПГ Х]
#5
могущество: 3483
длань судьбы
дварфийка
Минди
102 уровня
Эка невидаль - гораздо автентичнее без я.
Гоблин и сглотнул - и лишняя, кмк.
Со всем почтением - нет финального знака.
Следы пребывания - логичнее виднелись, а не виделись.
В отличие от нынешнего - человека вместо человек.
Собранный отряд состоял - семерых? Или так задумано.
Кто же ты, Но к-тюр - не хватает такой, кмк.
Vicious [ОПГ Х]
#6
могущество: 7735
длань судьбы
мужчина
Fenris
156 уровня
Сообщение удалено автором



Сообщение изменено
Шерхан [​ϟ]
#7
могущество: 13109
длань судьбы
эльфийка
Ильэльная
97 уровня
Эка невидаль -- экая невидаль... Оставлю с "я", сугубо из-за вкусовщины. С Нок-тюром так же... можно добавить и "такой", однако можно и не добавлять.
Семерик -- семерых. Да, так и задумано.

В отличие от нынешнего... Перечитал, почесал в затылке и удалил. Слишком перегружено и вдобавок размыто.
Гоблин сглотнул, следы виднелись -- несомненные опечатки.

С "почтением" не уловил, в чём помарка.
Старый [ОПГ Х]
#8
могущество: 3483
длань судьбы
дварфийка
Минди
102 уровня
В конце предложения нет точки или еще чего там.
Шерхан [​ϟ]
#9
могущество: 13109
длань судьбы
эльфийка
Ильэльная
97 уровня
Старый, стоило только взглянуть на свежую голову (и не искать ошибки в оформлении диалога и авторской речи), как обнаружил пропажу. Спасибо за указание на ляп. :-)