Книга Судеб

Сложное начало.

автор Пешка в игре судьбы [ᎪᏒᏚ] состояние принята (1 мудрого квинта сырого месяца 216 года)
ваш голос результаты «за» 101, «против» 14 (итого «за»: 87.8% из 60%); «воздержалось» 1

Запись в летописи о Мастере

  • Мастер: Эргонд
    деятельный
    мужчина, стражник и
    правдолюб
  • из города: Родрог
  • изменение влияния: увеличить на 6400

Запись в летописи о принятии

Все Мастера участвуют в жизни городов, в управлении ими, но редкому Мастеру доводится город основать. До приезда Эргонда Родрог представлял собой небольшую деревушку на краю огромного провала в земле. Но после его прибытия закипело строительство, стали прибывать из других городов те, кто хотел начать новую жизнь на новом месте, и те, кто поверил невзначай пущенному героем Вегусом слуху, будто бы под Родрогом таятся богатейшие месторождения золота, руд и самоцветов. И вот настал момент, когда Эргонд мог сказать: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!». Ведь под его управлением Родрог из деревушки стал самым настоящим городом, начавшим путь к расцвету.

Герою быть!

Пролог

Тихий щелчок нарушил царящее под куполом небольшого храма безмолвие. Открылась дверь, а после стали слышны голоса: оба мужских, но один — усталый баритон, а второй — участливый и сочувствующий тенор. Говорящие застыли на пороге, что-то обсуждая, а потом наконец зашли внутрь.

Первым показался сухощавый эльф с заплетёнными в косу волосами. На его длиннополой мантии были вышиты символы, в руках он держал молитвенник. За ним следовал потрёпанный жизнью человек. Навскидку ему можно было дать около сорока пяти лет. Редкие седые волоски мелькали в прядях и в коротко подстриженной бороде, морщины испещрили лоб и уголки глаз, но по тому, как он держался, отчего-то могло бросить в дрожь — так ходить могли только ветераны тракта.

Священник открыл книгу и зашевелил губами. От его неслышимых слов загорелись фитили лампад и свечей, заранее расставленных вокруг исписанного рунами алтаря.

— Спасибо, — сказал прихожанин, — дальше я сам.

Эльф кивнул, не сбиваясь с чтения псалма, и как только закончил, посмотрел на собеседника:

— Возьмёте книгу?

— Не нужно. У меня… Будет личный разговор. С Хранителем.

— Когда закончите, найдите меня. Буду в своей келье.

— Спасибо.

Эльф оставил Эргонда одного. Тот сперва дождался, пока шаги стихнут, потом закрыл дверь на замок. Достал из сумы благовония, насыпал их горочкой в нужную выемку на поверхности алтаря, зажёг от свечи. Фимиам затлел, наполнив воздух приятными сочетаниями мёда, разнотравья и коры пряных деревьев.

Мужчина сел перед постаментом, глядя на почти незаметный красный огонёк, и вдруг тихо рассмеялся.

— Кто бы мог подумать... — начал было он, но осёкся и устало потёр слезящиеся глаза.

В неясном тёплом свете тени ложились донельзя странно, словно обнажая истинную суть вещей: почти пропала седина, заострились скулы, а сбоку, где висели пустые ножны, словно замерцала гарда меча.

Некоторое время бывший герой молчал. Потом тихо произнёс:

— Сколько времени утекло с того утра, как я потерял тягу к путешествиям? Всего лишь шесть лет, так мало для героя... Хех, в мёртвый квинт двести восьмого года, как раз перед Помином первых. Подумал тогда, что просто хочу подольше остаться в родном городе, праздники встретить с друзьями, а оказалось...

Мужчина тяжело вздохнул и поправил лопаткой слегка осыпавшуюся горку благовоний.

— Почему так, Хранитель? — горько спросил он, глядя в потолок. — Неужели я просил тебя меня отпустить? Почему?

И вдруг Эргонд расправил плечи:

— Как же хорошо, что я ошибся. Никогда не верил в то, что Ты действительно меня оставил. Не могло же так быть! И… спасибо, что дал такой глубокий урок. Что наверняка сделал бы любой другой герой на моём месте? Хо, глупый вопрос. А я не оставлял надежды, что Ты снова вернёшься. И действительно, откуда мне узнать жизнь простых горожан? Судьба героя — постоянные странствования, а чтобы понять, как живут пандорцы… Вот я и остепенился. М-да, Ты мне веришь? А я вот самому себе не верю. Остепенился… Да если так, то тем далёким днём, четыре года назад…

Глава первая и единственная. Прошлого нити

Сапоги громыхали набойками по криво уложенным камням. Впереди мелькала спина того, кого бывший герой выслеживал несколько дней подряд. Этот юный орк, тощий и поджарый, знал город как свои пять пальцев, но бывший герой и не таких догонял. На трактах, в лесу, в горах — где угодно.

— Стоять, мелкий! — гаркнул он, видя, как орк собрался залезть на ящики возле забора, и получил в ответ непристойный жест. — Я предупреждал…

Небольшой, почти что игрушечный арбалет лёг в руку. Крайняя мера, так как калечить без нужды Эргонд не любил… пусть этот подлец заслуживал куда большего!

Стрелка впилась в ногу, и орк с хрустом битого стекла скатился в переулок. Резко запахло алхимией. Паренёк завопил, отскакивая от задымившейся лужи и глядя на пузырящуюся руку. Спустя пару мгновений его прижали к стене. Раз пощёчина, два… Скрипя зубами, бывший герой откупорил фляжку и окатил паренька. Тот, кажется, пришёл в чувство.

— Тва-а-а-арь! — выдавил он. — Моли-и-ись! Тебя теперь…

Удар под дых заставил орка захлебнуться словами.

— Поверь, мне плевать, что со мной будет, — зло улыбнулся бывший герой, припирая паренька к стене. — Имена! От кого ты получаешь йочак?! Как выйти на торговцев дурманом?!

Орк попробовал сплюнуть, но Эргонд, отпустив его, снова ударил в грудь и подхватил, не давая упасть:

— Ну же, или мне с тобой пожёстче?

Паренёк что-то хотел было сказать, как вдруг раздался топот ног, бряцанье доспехов, и в переулке оказались стражники.

— Именем закона, опустить оружие! — выкрикнул патрульный с алебардой.

Бывший герой медленно положил арбалет на землю.

— Стоять! К стене, не двигаться!

— Он разносчик йочака и подобных зелий, — хмуро произнёс Эргонд, не мешая связать ему руки за спиной.

— Оба хороши! В суде разберутся, — мрачно пообещал патрульный и подтолкнул обоих арестованных. Капнула кровь…

— Орка к лекарю, быстро! — завопил командир, а после повернулся в сторону мужчины: — Если из-за тебя он умрёт…

— Это его, — тот кивнул головой в сторону осколков рядом с забором.

Маслянистая лужа потихоньку впитывалась между камней, обугливая попавшие в неё щепки.

***

— Зачем я вообще влез в эту историю? Сидел бы дома, изредка выходил только охотиться, как знакомые ветераны тракта. Но… не знаю, пропала тяга к путешествиям, но тяга к жизни осталась. А сколько героев, когда оставляют тракт, лишаются какой-либо цели и тихо доживают свой век?

Эргонд перемешал благовония, нахмурился и вздохнул:

— Хранитель… Не благодаря ли Тебе я стал держать своё слово, несмотря ни на что? И вот, наверное, моё понимание правильного та самая причина, по которой я не мог пройти мимо, когда сын хорошего знакомого подсел на йочак. Не смог отказать просьбе найти тех, кто стоял за торговлей дурманящими зельями. Ха-ха, знал бы я, чем это всё обернётся…

***

Одиночная камера пять на шесть шагов, вместо кровати доска с матрасом, наполненным обрезками холстины. Толстые железные прутья на окошке под потолком и, похоже, специальные амулеты против магов — такой была тюрьма для всех попавшихся с поличным. Но хотя бы радовало, что скоро должен был быть суд, и квинта не прошло со дня задержания.

Выжил ли паренёк, Эргонд не задумывался. Как бы то ни было, бывшего героя и впрямь мало что могло испугать. Даже мысль о возможной смерти, должной стать последней… А вдруг нет? Вдруг Хранитель всё ещё незримо оберегает? Хотя если оберегал, дал бы попасться в руки патрульным, позволил бы орчонку вывернуться из захвата и так долго петлять, прежде чем попасться в тупик?

Скрежет двери вырвал его из размышлений. Мужчина сел на нарах, приподнял брови — кто это мог к нему прийти в тюрьме, да ещё и ночью?

— Мастер, этот преступник... — услышал он тюремщика, но тут же раздался знакомый голос.

— Не нужно. В своих партнёрах я не ошибаюсь.

В камеру зашёл высокий эльф в неброской, но дорогой одежде. Смерил взглядом накидку на плечах бывшего героя, драные штаны из материи, которая расползалась под пальцами, и хмыкнул:

— Друг мой, до чего ты себя довёл!

— Тоже рад видеть, Гаэлралаитт, — отозвался мужчина и в тон добавил: — Предложить сесть не могу. Сам видишь, как бы не пришлось от клопов и вшей избавляться.

— Не преувеличивай. Приличная тут тюрьма, зря её содержу из своего кармана?

— А, так это твоей милостью кормят меня два раза в день?

Мастер сел на матрас и положил ногу на ногу. Испытующе вперился взором в невинные глаза бывшего героя.

— Скажи-ка, мой друг, — вкрадчиво начал он, — с какого вяза ты упал? Зачем разбоем занялся?

Эргонд выругался, поглядел на тюремщика, который стоял в дверях и теребил ключи. Помолчал. Спросил:

— Он… наш?

— Наш человек, наш, не беспокойся, — Мастер вздохнул. — Нет, действительно, что это за безумие на тебя нашло? Посреди бела дня гнаться за честным горожанином, покушаться на его жизнь, владеть незаконным оружием… Достойная хоть цель была? И вообще, как так получилось, что ты не задумался об элементарной маскировке?

— Это был контрабандист. Сбывал йочак, серную эссенцию, вытяжки из синих грибов и прочий товар.

— Больше не будет. Умер. Нет, не из-за тебя — помощник лекаря ошибся и вместо лекарства дал ему концентрированный мышьяк. Перепутал, говорит, порошки.

— Избавились.

— А?

— От орка избавились. Допрос ему устроить не успели?

— Какой допрос, я тебя умоляю… Ты ему пару рёбер сломал, вдобавок алхимические ожоги. Теперь ничего не скажет. Но вот если ты прав…

Гаэлралаитт поглядел куда-то вдаль и вполголоса произнёс:

— Выкуп за тебя внесу. Но что ты будешь делать на свободе? Опять вернёшься к выслеживанию контрабандистов?

Тишина была лучшим ответом.

— Вот был ты героем, мог заниматься чем угодно, менять мир, порядки, а сейчас… Ты до сих пор не понял, что больше не герой? Что ты не имеешь никакого права так делать, обязан подчиняться установленным законам? Да что там, среди всех остепенившихся ходоков с тобой больше всего проблем, так как одним Аунайри ведомо, что ты в следующий раз сотворишь!

— И что предлагаешь?

— Предлагаю… авантюру. Но предупрежу заранее, от тебя потребуется гораздо большее, чем когда ты был бессмертным ходоком. Иначе, извини, сам понимаешь, ради твоей же безопасности придётся сделать то, что тебе не понравится.

— Согласен.

— Даже не узнаешь, что именно задумал?

— Догадываюсь, — мужчина помедлил, хмыкнул и добавил: — Партнёр.

Эльф кивнул:

— Суть такова: Эргонду придётся умереть...


***

Под потолком храма вился дымок. Отзвуки слов, казалось, всё ещё витали между стен, но на самом деле царило безмолвие.

— Герои, Мастера, селяне, уличная голытьба и ремесленники, аристократы и жрецы, путники и осёдлые — сколько их, взглядов на мир? Когда был героем, казалось, постиг их все. Но потом, в камере, понял, что ничего на самом деле не знал. Кому, как не Мастеру, в голову могла прийти мысль о том, что бывший герой Эргонд должен умереть, а на его месте появиться наёмник Вацслав? Перекрасить волосы, подправить магией черты лица, и всё для того, чтобы вступить в городскую стражу. Авантюра. Чисто эльфийская авантюра.

Он устало моргнул, покачал головой:

— Зачем так нужно было сделать? Гаэлраитт объяснил это по-своему: не каждый пандорец согласится работать вместе с героем. Особенно с бывшим. Другое дело, воин, выживший благодаря личному мастерству, а не помощи Хранителя. С такой легендой мог вести расследование. Сперва один, а потом с помощниками, поскольку Совет тоже понял, что проблема контрабанды дурманящих зелий куда значительнее, чем казалось. Но навыки, которым я научился в своём геройском прошлом, мне помогали.

Герой покачал головой и улыбнулся:

— Мне, спасибо рекомендациям Мастера, сразу выдали десяток бойцов. Занялся их подготовкой, муштровал от рассвета и до заката. В первый же год поймали мелкую банду и попались на глаза начальству. Капитан стражи, эльф из старой гвардии, сразу повысил до офицера. Меня, человека, кондотьера... «Таких, как ты, закалённых трактом, нам весьма не хватает!» — его слова. Но всё это время не забывал о своей настоящей цели и через два года наконец-то нашёл, кто дёргал за ниточки… Жаркий месяц двести четырнадцатого года выдался особенно удачным. Одного за другим посадил нескольких контрабандистов. Такого вмешательства в свои планы иногородний «паук» простить не мог и, как мне стало известно от осведомителя, он собрался приехать на место, чтобы, так сказать, разобраться.

***

Немолодой офицер, одетый как мирный горожанин, спокойно шёл по улице, лавируя в эльфийском потоке. На проезжей части катились телеги. То были вольные купцы и муниципальные служащие, привозящие собранный окрестными деревнями урожай.

Воздух звенел от гомона. Особенный гул стоял у фонтанов, где было свежо и пахло сыростью, а не загаженной улицей. Чирикали воробьи, за которыми со смехом гналась детвора. По небу плыли тучи, предвещая близкий сырой месяц.

За офицером, ничем себя не выдавая, следовала фигура в костюме писаря среднего достатка. Она то останавливалась у прилавков, торгующих чернилами, бумагами и прочими письменными принадлежностями, то бросала медяк просящему подаяние, то глядела на выступление скоморохов. Слежку за Вацславом вёл настоящий мастер в своём ремесле.

Мужчина свернул в проулок, ведущий к другой, не менее оживлённой улице. Грязно выругался, отряхивая сапог от навозной лепёшки, и двинулся вперёд, внимательно следя за чернеющими проёмами подворотен, не мелькнёт ли там кто.

Соглядатай ускорил шаг, сменил плащ на неприметный мышиного цвета, побежал наперерез, неслышимо ступая мягкими подошвами обуви… и остановился. Вацслав куда-то пропал.

— Только без резких движений.

Соглядатай почувствовал слабый, но ощутимый укол в спину, и торопливо произнёс условную фразу.

Холодная сталь тотчас же пропала, и Вацслав развернул эльфа к себе лицом:

— Зачем эта дрянная слежка?!

— Необходимость, Пан Вацлав. Я пришёл вам кое-что сказать. Нынешней ночью прибудет тот, кто стоит во главе торговли разнообразными… Зельями.

— Всё?

Эльф отрицательно покачал головой. Следующие несколько минут офицер внимательно выслушивал, сколько ожидается «гостей», чем они будут вооружены, какой товар везут, где прячут и всё остальное, ради чего соглядатай явился.

Наконец, тот замолчал. Вацслав хмыкнул своим мыслям:

— Так думаю, ждёшь моей благодарности?

— Не совсем, — помедлил эльф, — вернее, не той «благодарности» в золотых монетах. Я прошу иное.

— Ближе к делу. Ещё немного, и меня хватятся.

— Хорошо. Надеюсь, вы промолчите, что именно я шепнул это вам?

— Даю слово. Ещё что-то?

— Хвала Ануайри… Да. Мои родные. Не хочу, чтобы они узнали, что я...

— Они не узнают.

— Спасибо, ваша милость! И ещё — правдивы ли мои догадки, что вы на самом деле бывший герой?

Вацслав не изменился в лице, только внимательно окинул соглядатая взглядом:

— Не стоит ввязываться в торговлю дурманом. У мелких соучастников, бывает, содержимое головы превращается в кисель. Не видали таковых несчастных?

Эльф стушевался, накинул капюшон:

— Видал. Поэтому и пришёл….

***

Вдох, выдох, вдох — перескочить через кипящую лужу — и бежать дальше. Сейчас бывший герой выкладывался на полную.

Цель — некто в серебряной маске — петляла в узких улочках, стремясь выбежать к другим воротам. Позади, у восточного въезда в город Лориэн, слышался шум битвы — местные герои били приезжих, охранявших повозки с ядовитым товаром.

Вдох, выдох, стиснуть зубы, преодолевая дурноту — «торговец» разбил о стену флакон, из которого вспухло пурпурное облако. В мыслях помянув Хранителя добрым словом за внезапную уступчивость интенданта, выдавшего перед выходом противоядия, Эргонд продолжил погоню..

Похоже, тот приезжий начал уставать. Он с трудом перемахнул через забор, упал на брусчатку за ним. Кое-как вскочил на четвереньки, обернулся, сложил ладони в колдовских пассах, но попросту не успел — человек налетел на него и сшиб с ног.

Но ненадолго: магическая волна подхватила бывшего героя и отбросила. Тот поднялся, сплюнул — на языке остался солоноватый привкус. Маг же опёрся о стену и выставил ладонь:

— Постой, мы можем договориться!

Щелчок! Стрелка попала в руку.

Вспышка!

Мгновенный мрак перед глазами. Мерцание облаков… Звон в ушах. По щекам что-то течёт… Кровь?

Эргонд закашлялся, с трудом поднялся, проковылял к заклинателю и снял маску.

— Дери тебя демоны, — потрясённо произнёс он, глядя в лицо знакомого по прошлой жизни эльфа.

***

После стольких лет Эргонд вновь смотрел через решётку на камере для особо опасных заключённых. Только вот с обратной стороны.

— Позвольте узнать, пан Вацслав, что вы собираетесь теперь делать? — сах'Дхокиер, казалось, ничуть не смущался того, что находился в темнице.

— Буду держать вас здесь столько времени, сколько потребуется, Мастер, — хмуро отозвался он и услышал нежный эльфийский смех.

— Да неужели? Какой скандал поднимется, когда станет известно, что без оснований задержали советника? Я уж молчу про дальнейшее. Ха, ну действительно, что же вы, как дитя малое, не смогли просчитать последствий?

— Ввоз йочака, вытяжки из синих грибов, эссенций беладонны и прочего, запрещённого и сомнительного. Думаете, наши Мастера будут в восторге?

— Определённо не в восторге.

— Сами же...

— Потому что эти товары у меня заказывают ваши алхимики. Ну действительно, если бы вы, пан Вацслав, нашли время прочитать опись груза, тогда бы сего, к-хм, недоразумения не случилось… Но вот что интересно, кто вам рассказал о моём визите? Хотя не важно. Право разбираться с моими недоброжелателями я оставляю бессмертным соратникам. А они… Малость неразборчивы в средствах.

— Угроза должностному лицу?

И снова смех:

— Поймите правильно, вы же влезли не в своё дело, пан… У вас есть жена? Дети? Может быть, родные? Ах да, я и забыл… Простите, сам холостяк. Но вот ваши ребята, хм. Как они на моих подручных налетели, сразу видно отличную подготовку! Вот вам не жалко подставлять их под удар? Впрочем, если вы меня освободите, я постараюсь удержать своих помощников от… необдуманных поступков. Да и вам советую тоже поостеречься. Так, на всякий случай.

— Боюсь…

— И правильно.

— Зря перебил. Я с тобой, мерзавец остроухий, никакого соглашения не заключу. И добьюсь, чтобы тебя настигло справедливое наказание.

— Как досадно… — эльф поправил спутанную прядь и покачал головой. — Мы же оба знаем, что мои партнёры из Совета через пару дней направят протестную грамоту. Хочешь, не хочешь, а я буду на свободе. И чего тогда ты этим добился?

Эргонд замер на мгновение, а потом криво усмехнулся:

— Показал, что закон един. Для всех. И даже если ты выйдешь сухим из воды, то какое пятно на твоей репутации, а? Какой удар по профессиональной гордости? Мастер-вор, пойманный офицером стражи, ха!

В ответ сах'Дхокиер усмехнулся и внезапно отвернулся:

— Разговор окончен. Всего хорошего.

Больше он не проронил ни слова.

***

На столе лежало извещение из Совета города о том, что офицер Вацслав временно отстранён от службы.

С освобождения сах'Дхокиера прошло несколько дней. Все стражники, участвовавшие в аресте контрабандистов, сидели по домам… Должны были сидеть, но на деле собирались в казарме, будто ничего и не произошло.

Утешало, что советники ограничились только этим. В магистрате творилось нечто неописуемое. Он напоминал растревоженный осиный улей, и со дня на день могли полететь головы. Знаки отличия вот уже слетели.

В дверь постучали. Эргонд, не меняя позы, отозвался:

— Войдите.

На пороге появился посыльный из Совета.

— Что на этот раз? — хмуро поглядел на него бывший офицер.

— Один из влиятельных героев просит встречи с вами.

— Кто именно?

— Дориан.

— Неужели… А как же запрет Совета?

— Это исключительный случай. Сможете принять его вечером?

— Да, смогу.

После ухода посыльного Эргонд впервые за эти дни рассмеялся.

***

Тени предметов заметно удлинились, а в солнечном свете появились оттенки заката.

— Здравствуй, — тепло улыбнулся визитёр. — Помнишь меня?

Помедлив немного, бывший офицер стражи кивнул и пожал ему руку.

Разговаривали оба героя долго, даже стемнело и пришлось зажигать свечи.

— Так всё обстоит в конечном итоге, — Дориан провёл пальцем по карте Пандоры, — меняется весь Нефельский порог. Точно нет желания вернуться на тракт?

— Нет. Давно уже нету.

— Жаль. А как насчёт того, чтобы войти в Совет?

— Я? В Совет? Зачем?

— Зачем… Видел я твоих солдат. Грозные ребята, многим пример для подражания. К тому же ты, в отличие от знакомых героев в отставке, сохранил живость духа, а твоё соперничество с сах'Дхокиером меня вообще восхитило. И позволь спросить, сколько уже лет прошло без помощи Хранителя? Пять?

— Шесть, а что?

— За шесть лет хоть немного, но постарел бы. Только не говори, что не обращал внимания.

Эргонд закрыл лицо руками. Дориан сочувственно похлопал его по плечу.

— Поэтому ты мне предлагаешь на север поехать, да? — сквозь ладони пробормотал бывший офицер.

— С одной стороны, там длинные руки Мастера-вора до тебя не дотянутся. С другой, где, как не там, проявить свой талант? Север по сей день не самое безопасное место.

— Тогда у меня будет одна просьба. Нет, условие.

— Всё, что в моих силах, — кивнул Дориан.

***

Свечи почти прогорели. Клубящийся под сводами храма дым скрывал потолок.

— Прошу, Хранитель, даруй мне лёгкой дороги до заветных лесов. Убереги доверившихся слуге твоему от зверя хищного, от порчи демонической, от Теней и от нежити. Может, те пандорцы и ошибаются, но даже если я недостоин, ради них, даруй мне сил, прошу, — прошептал Эргонд и положил на алтарь гладкий камушек с собственноручно вырезанным тайным символом.

Моментального ответа он не ждал, но отчего-то ему показалось, что даже дышать стало легче. Может, действительно Хранитель услышал?

— Спасибо…

Эпилог

Предрассветный туман плыл между домами. На небе, мерцая, горели яркие звёзды. Кроме них, ничто не освещало улицы. Даже луна, и та закатилась.

Квартал возле северных врат, неприметное место со складами, различными пристройками, ранее обжитыми, а ныне пустующими. Сонное место.

Впереди, прямо на площади перед вратами, стоял собранный караван. Слышались разговоры, кто-то смеялся, бряцали доспехи и испуганно ржали кони, сторонясь ездового конструкта. Кому он принадлежал, было неясно.

— Доброе утро, — Дориан ступил с подножки повозки. — Готов выйти на тракт?

— Доброе. Пару минут…

Бывший герой свистнул и взмахом ладони поприветствовал всех людей из своего отряда. Они воодушевлённо потрясли алебардами и пиками.

Наверное, Гаэлраитт был всё-таки не прав. Смертный, бессмертный… Главное, что пандорец хороший. Жаль, Мастер так и не явился попрощаться. Вопросы у Совета к нему возникли насчёт происхождения некоторых бумаг. Но в переданном письме желал всего хорошего и надеялся на сколь угодно отдалённую встречу.

— Бойцы! — Эргонд сжал кулак и с пламенем в глазах встретился с каждым взглядом. — Сейчас мы покинем безопасные стены и выйдем в большой, полный загадок и опасностей мир! Путь тяжёл, но сейчас я смотрю на вас всех и вижу, что он каждому по силам! Вы, орлы! Вам выпадает редкий шанс увидеть Пандору такой, какая она есть! Наш путь пройдёт через Пустыню, горы и завершится там, в северных лесах! Ну что, покажем миру, на что способны лучшие сыны сего славного города?!

— Покажем!!! — хором отозвались солдаты.

Дориан, молча наблюдавший за этой картиной, беззвучно поаплодировал:

— Весьма неплохо, Мастер.

— Да какой я Мастер, действительно?

— Не принижай своих заслуг. Ладно, ближе к делу. Я сопровождать вас не буду, занят. Ещё с Алыми встреча… Но да ладно. Понимаю, у тебя самого большой опыт. Ещё ребят своих вышколил, но у меня личный интерес, чтобы вы все добрались без потерь. Поэтому, не обессудь, с вами отправятся пара моих героев. Их имён вам знать не нужно. Там, на месте, с вами выйдут на связь герои из эльфийской гильдии Арканум Сильва. Вот как выглядит их герб, — и передал Эргонду лубок. Цвета разглядеть в сумраке не удалось, поэтому тот положил столь важную вещь в подсумок.

— Хорошо. Кто встретит?

— Илир аэп Тальдир, Вегус или Каэль'Тас.

— Ещё раз спасибо за помощь.

Дориан улыбнулся:

— Не за что. Напротив, без твоего участия, сах'Дхокиера выкурить из его паутины было бы гораздо труднее. Хм… В трущобах Мастера-вора на днях вспыхнул пожар. Совпадение. Не правда ли?

Эргонд поглядел в сторону караула.

— Действительно.

Створки врат постепенно начали открываться. Солнечный луч расплавленным золотом окрасил зубцы стен, и, повинуясь внезапному порыву, бывший герой вдруг прислонил шлем к груди у сердца.

И не только он — все остальные солдаты подхватили этот прочувствованный искренний жест, так сильно напоминающий прощание.

Два неприметных героя в похожем обмундировании заняли позиции в начале и конце каравана.

— Успеха на новом месте! — пожелал ему Дориан и пожал руку. — Увидимся.

На это Эргонд дёрнул краем рта в неловкой усмешке:

— Как знать.

Караван двинулся.

***

Илир аэп Тальдир сложил письмо обратно в конверт. Делир, ходящий туда-сюда по комнате в ожидании, остановился и поглядел на брата:

— Ну что там?

— Всё очень хорошо.

— Он?..

— Да, к нам в скором времени приедет Эргонд. И не один, а с собственным отрядом стражи.

— Не совсем понимаю.

— Там далеко на юге что-то происходит. Как обычно. На на нас эти события почти не влияют, так что не стоит и вникать.

— Вот как? Ладно, на то ты и магистр, чтобы думать. Ну, я пошёл рассказывать нашим?

— Постой. Ещё нужно набрать добровольцев для одного дела..

Делир шутливо отсалютовал:

— Да не вопрос! Кто нам потребуется?

— Все. Все, кто отзовётся. У нас вопрос с Родрогом повис именно из-за того, что Мастера не было.

— Секунду, Родрог? И Эргонд…

— Да. Именно так. Я же отправлюсь туда прямо сейчас, осмотрю ещё раз те места, примечу, где лучше начать постройку форпоста. Наших посылай туда же. И найди Каэля — отдай ему письмо и скажи, чтобы выдвигался навстречу каравану. Возможно, до резиденции гильдии доезжать ему будет лишним. С тракта свернуть в сторону Родрога быстрее будет.

— Вот это я понимаю, обстоятельно. А если он не Мастер?

— А если не Мастер, то вместо города появится просто очень хорошо укреплённая деревня. Однако новое поселение нужно, сам понимаешь.

— Ага. Считай, письмо уже отдал. Жди вестей!

Эльф покинул комнату. Илир, задумчиво покрутив меж пальцев перо, достал чистый лист, чернильницу и стал торопливо писать.

До приезда Эргонда надо было завершить несколько оставшихся дел.



ОБСУЖДЕНИЕ


IoannSahin
#2
[ᎪᏒᏚ] Магистр
могущество: 13550

эльф Илир аэп Тальдир
72 уровня
Ждём модерации и подтверждения от Шерхана
Является итогом фольклора "Герою быть!"



Сообщение изменено
Шерхан
#3
[​ϟ] Командор
могущество: 32493
длань судьбы
эльфийка Ильэльная
124 уровня
Подтверждение и прикрепление фольклора есть.
Кавычки-лапки в прямой речи на ёлочки замените?
Смотритель
#4
системный пользователь
Запись была отредактирована, все голоса сброшены.

название: Сложное начало.

запись в летописи о принятии:
Все Мастера участвуют в жизни городов, в управлении ими, но редкому Мастеру доводится город основать. До приезда Эргонда Родрог представлял собой небольшую деревушку на краю огромного провала в земле. Но после его прибытия закипело строительство, стали прибывать из других городов те, кто хотел начать новую жизнь на новом месте, и те, кто поверил невзначай пущенному героем Вегусом слуху, будто бы под Родрогом таятся богатейшие месторождения золота, руд и самоцветов. И вот настал момент, когда Эргонд мог сказать: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!». Ведь под его управлением Родрог из деревушки стал самым настоящим городом, начавшим путь к расцвету.
Грустный Ворон
#5
[Լ|UA] Магистр
могущество: 27682
модератор
эльф Наэр Крабан
124 уровня
и все таки мне еще нужен владелец Вегуса..
NickoAilus
#6
[ᎪᏒᏚ] Командор
могущество: 3311

мужчина Вегус
54 уровня
Грустный Ворон
Ну вот он я. :)))

Даю согласие на использование имени моего героя в записи.
Смотритель
#7
системный пользователь
Запись одобрена. Изменения вступят в силу в ближайшее время.

Итоги голосования: 101 «за», 14 «против» (итого 87.8% «за»), 1 «воздержалось».