Фольклор

Когда огонь не искупает. Эпизод третий. Конец всего — прах

байка о героях о гильдиях о городах о монстрах о фольклоре о Хранителях призёр конкурса

Герой Солар
Гильдия Пацифисты
Город Озёрный
Монстр некромант
Произведение История Астероида Б-612
Хранитель Solar
Хранитель Шерхан
***
Вот и подошла к концу повесть Шерхана и Solar-а "Когда огонь не искупает" в трёх эпизодах и о десяти главах.

Трудно начать. Труднее закончить. Несоизмеримо труднее, ведь как можно оставить эту историю, оборвать на самом интересном моменте? Во ещё чуть-чуть, ещё немного... Но нет. Надо ставить точку. И раз уж мы начали с Велехом, были рядом с ним в момент его становления, то и закончить должны его уходом. Или наоборот, его триумфом.

Выставляю на ваш суд последний эпизод повести "Когда огонь не искупает. Конец всего — прах". Надеюсь нам, не столь уж и умудрённым, не столь мастеровитым и знающим тонкости литературного дела соавторам удалось достойно завершить эту, не постесняюсь громкого слова, эпопею. Или, может быть, это наш грандиознейший провал, но решать уже Вам, Хранители и Хранительницы.

Приятного чтения.

В окрестностях Руин заметили порчу, и Светозар, вызвавшись добровольцем, принялся расследовать дело о "мертвителе" (так прозвали неизвестного некроманта). По прошествии месяца он выходит на колдуна, но к тому времени "мертвитель" покидает Руины, навешивая на себя личину весьма одиозного в той округе героя Солара, репутация которого низка из-за вампирских наклонностей.

Герой отправляется в погоню магом, но по пути встречает Солара. Считая, что он и есть "мертвитель", Ворон пытается ликвидировать врага, но в схватке рыцаря и вампира не оказалось победителя. Поняв, что он заблуждается насчёт природы соперника, Светозар предлагает объединить усилия и ликвидировать мага крови. Солар, услышав о краже его имени и лица, с охотой соглашается.

Велех обходит Коркатталь и отрывается от погони более, чем на сутки. Герои же рыщут по городу в тщетных попытках вновь выйти на след "мертвителя", и лишь по чистой случайности Солар натыкается на поражённых магией Велеха крестьян, благодаря чему напарники продолжают погоню.

Маг крови, не таясь, проходит через Штиль, чем вызывает в городе панику и провоцирует беспорядки на улицах. Пока герои вместе со смертными реагируют в столь хаотично меняющейся обстановке, он убивает жителей деревни. Подоспевший отряд Воронов ничего не может ему противопоставить и гибнет вслед за беззащитной деревней. Однако после проведения ритуала Велеху раскрывается истинное предназначение заклинания, делающего его подобным бессмертным героям, и он решает пойти против нависшего над ним рока. В надежде, что герои смогут его остановить, он раскрывается Светозару, но рыцарь проигрывает в сражении.

Велех уходит в Озёрный город, оставляя за спиной преследователей.

Безымянный герой шёл по пыльному тракту в Озёрный город. Судя по остекленевшему взору и механической походке, он был одним из так называемых «пустых», которым Хранители перестали помогать. Но вот что странно… Молодой ходок неразборчиво бормотал под нос на странном наречии, ни разу не звучавшем под этими небесами. На наречии Хранителей...

Редкие герои обгоняли неторопливо бредущего собрата и мчались за горизонт, изредка замирая в кровавых стычках с извечным врагом — Господином Случаем. О, это чудовище довлело над Пандорой словно энтропия над Ойкуменой и нераздельно правило нечестивый бал, подчинив себе всё и вся. Только Велех ныне вышел из-под властной длани Господина, но не сказать, чтобы герою было от этого радостно или наоборот, грустно.

Ему было никак.

Монстры не спешили нападать на человека, словно сторонясь беспощадной ауры, плотным шлейфом укутавшей велеха мантией кроваво-красного тумана. Коснись такой — повезёт, если просто подохнешь..

Магия, которую он сотворил, оказалась не просто средством выжить даже после смертельных ранений — она была создана с единственной целью дать заклинателю возможность вернуться из сферы Хранителей, лежащей за пределами мира Пандоры. И Велех вернулся. И изменился. А вот некромант, который создал это заклинание, так и не решился использовать его на себе и пошёл Туда без какой-либо защиты. Мир его праху… Наверно, он был единственным в своём ремесле чистоплюем, не желающем излишне марать руки в крови. Кто знает, что сталось с его душой среди строчек гипертекста, когда раскалённое добела знание выжгло глаза и испепелило мозг?

Велех медленно брёл к Озёрному городу.

Он не лгал Светозару, когда упоминал о том, что у него осталась пара незавершённых дел. Жила там троица отшельников далеко за городской чертой, которые и дали наводку на пещеру четвёртого из их кагала… или ковена? Грязные, безумные, они обладали отблесками той страшной силы, которая изменила бывшего героя и превратила его в нечто совершенно иное: ни ходок, ни монстр, ни обычный смертный…

Мир Пандоры чёрным струпом зажимал героя в клетку дорог, не давая возможности свободно вдохнуть. О том же, чтобы покинуть обжитые земли, и мысли не возникало: если он стал настолько чужим для этой реальности, то выход за пределы стабильного ядра мгновенно выкинул бы его обратно в междумирье.

Герой ковылял в сторону Озёрного города, не желая становится добычей безжалостной судьбы.

***

Прочь, на север, в Аматир. Нехорошо забывать свои корни…

***

Красное знамя воздалось над миром. Мы и вправду стали сильны! И теперь никто не устоит пред рассветом Алой страны!

***

Когда рванул магический колебатель, чёрный шар из мрака — нет, Тьмы!.. — стремительно вырвался из точки средоточия магических векторов, и Повелитель радостно захохотал, принимая вместе с миром окончательную форму бытия.

— Курносая, будь моей! — выкрикнул он прежде, чем слова потеряли смысл и мир обрушился в точку...

***


Герой тряхнул головой. Последние видения ясно указывали на то, что часы его сочтены. Бордовая пелена перед глазами рассеялась, и Велех увидел перед собой плоскогорье вместе с далёкими, но уже различимыми городскими стенами.

Наверняка там его уже ждали. Право, если бы Велех зашёл бы в город, то оказался бы в центре стабильности, где мог протянуть ещё немного времени, прежде чем Пандора исторгнет его вместе с теми, кому не повезёт оказаться рядом. Так выдавливают прыщ с кровью и болью, но бывшему ходоку не хотелось продлевать агонию.

Он развернулся и направился к далёкому силуэту холма, в котором темнел провал в пещеру отшельников.

Громкая брань звучала над битыми дорожными камнями: Солар пытался удержать тройку магомеханических конструктов на тракте. Тело бездыханного спутника перебрасывало от одного борта телеги до другого на каждом повороте. Наверное, юноша никогда не был бы так рад присутствию Ворона, как сейчас, и словно ответ на его безмолвную мольбу из повозки донесся тяжелый вздох.

— Проснулся, ленивая задница? — прокричал воин, пытаясь перебить цокот копыт и скрип колёс. Без своего оружия и доспехов выглядел он безобидно, однако рубаха, вымазанная кровью, придавала ему вид человека, которому нечего терять.

— Воскрес, — пробормотал рыцарь и перелез на соседнее с возницей место. — Солар… Я же не зря говорил, чтобы ты держался на виду. В общем, молодец.

— Молодец? Я только отошёл помочиться!

— И дал себя скрутить Велеху.

— К твоему сведению, этот кусок дерьма меня за секунду вырубил. Кстати, как ты его только что назвал?

— Велехом. Это его имя, — Светозар оглянулся и с облегчением вздохнул: все его вещи были на месте.

Солар проследил за его взглядом и ехидно подметил:

— Между прочим, тебе бы похудеть. Я охренел тебя до телеги тащить.

— Нёс в полном облачении? Да уж, ты полон сюрпризов.

Некоторое время они мчались по тракту молча, но Солар хотел знать, как это Светозар умудрился проиграл колдуну, и в конце концов не утерпел:

— Сам-то как попался?

— Он прикинулся тобой, — и рыцарь заметил, как его напарник помрачнел. — Честно сказать, мне кажется, что как тактик он весьма хорош… или мы все настолько плохи. Он контролировал ситуацию вплоть до мельчайших деталей и тебя смог подделать так, что даже магическая проверка не распознала подмены… Теперь я понимаю: он всё просчитал на десятки ходов вперёд, но убийство всех, кто идёт по его следу, не вошло в список его планов. Неужели он столь уверен в своей неуязвимости? Странно это… Кстати, куда мы едем?

— В Озерный Город.

— Откуда ты узнал, куда он направился?

— Да после всего, что он устроил в деревне, от него так кровавой магией фонит, что никакие алтари его не спасут! Вдобавок, есть у меня одна идея...

О чём Светозар подумал, для Солара так и осталось загадкой, но выражение искреннего недоумения на его лице удивило парня.

— Мне он сказал, что ему надо добраться до Озерного, — в задумчивости проговорил рыцарь и помассировал виски. — Зачем?

— Сказал? Зачем ему говорить, куда он идет?

— Не знаю. Как ни крути, мы бы и так вычислили. Ты вот смог, например... А тут сам на блюдечке необходимые сведения подносит.

— Хех… Тогда мы мчимся в ловушку, — Солар протянул вожжи Светозару. — Ты с этими «конями» лучше управляешься. Разбуди, когда приедем.

Тем временем показались стены города и блестящая гладь озера, давшего имя селению. Даже с такого расстояния солнце, отражающееся в воде, больно било по глазам.

Светозар прищурился.

После пустынного пекла прохладный ветер возвышенностей показался северной стужей, и конструкты, повинуясь неслышимой команде, перешли в галоп.

Хорошо, что тракты защищены от оползней и лавин, иначе бы герои не доехали. И так пару раз возникала опасность слететь с дороги в пропасть или размазать по скалам редкого путника.

Через полчаса после разговора телега остановилась перед воротами Озёрного Города, и Светозар разбудил Солара.
В Озёрный их пустили без проволочек, только переодеться заставили, «дабы люд не смущать».

Светозар нет-нет, да украдкой поглядывал на своего спутника. Любопытно было, как тот ощущает родной город. Сам рыцарь чувствовал бы некий духовный подъём от того, что пришёл домой, пусть дому он особо-то и не нужен. Солар же впервые за всё совместное путешествие старался держаться в тени и не привлекать лишнего внимания. Впрочем, даже неискушённый в менталлистике понял бы, что вампиру сейчас очень, очень худо.

Лезть в личную жизнь напарника рыцарю не хотелось, однако когда они оба вышли к ратуше, Светозару пришлось выдернуть парня из тяжёлых раздумий:

— Солар, мне нужно связаться с Орденом.

Он вздрогнул, затравленно оглянулся и зашептал:

— Здесь меня по имени не называй. Если обо мне хоть кто-нибудь услышит, это может обернуться большими проблемами. Впрочем, ты и так об этом в курсе. У твоих уродов на меня досье, как-никак.

— Хватит уже из мухи слона раздувать. Не нравится, что досье на тебя… Встречаемся у местного отделения Ордена через два часа.

— Э? А где твои дружки засели?

— Между ратушей и базарной площадью, как раз на главной улице.

— Лады, но если не появлюсь — не ищи. Есть у меня одна мыслишка, куда Велех мог пойти, но там я должен быть один. Мой информатор не потерпит лишних глаз и ушей.

— Договорились.

Спутники разошлись. Вскоре рыцарь исчез из виду, ну а Солар, накинув капюшон, направился в северную окраину города — в место, где собирались «сливки» общества: беглые заключённые, алхимики-нелегалы, воры и убийцы…

Небольшой домик того, кого Солар назвал «информатором», находился рядом с питейным заведением, которое хоть и носило гордое звание таверны, на деле являлось притоном всякого сброда, вдобавок под тамошним потолком висело такое амбре, что нормальный человек не смог бы выдержать и минуты без глотка свежего воздуха. Сам дом, казалось, перенял самые худшие черты посетителей питейной: прогнившие доски стен, все испещрённые жуками-древоточцами, побитая черепица крыши, провалы разбитых окон… Казалось, что строение может развалиться от малейшего дуновения ветра. Возможно, так оно и было, но этот дом стоял ещё с тех пор, когда Солар пешком под стол ходил. Эти зданием пугали детей, рассказывая, что в нём живут привидения и монстры…

Правильно пугали.

На троекратный стук, равно как на гулкий удар, никто не откликнулся. «Неужто помер?» — герою на секунду стало плохо, но неожиданно дверь отворилась сама собой, словно приглашая зайти.

Любой здравомыслящий человек поспешил бы скорее убраться от распахнутого зева, смердящего гнилью, но вампир бесстрашно вошёл под своды пыльного коридора. Этот старый дом хранил немало секретов в заброшенных комнатах, однако следы в пыли вели вниз, в подвал. Зрение в послекрасных тонах раскрашивало поверхности, словно где-то горел магический светильник, и Солар уверенно шёл по скрипящим доскам. В воздухе пахло кровью, как свежей, так и застарелой; просто невыносимо тянуло металлом и запахом плохой смерти. Очень, очень плохой…

Дверь подвала поддалась с первой попытки. Парень сморгнул, на долю секунды ослеплённый светом простой свечи. Подвал полнился книгами и магическими рунами, начерченными где попало. И герой тут был не один.

То, что Солару показалось свечой, на деле являлось магическим огоньком, зажжённым на кончике пальца.

Древний старик полулежал на кушетке и ехидно смотрел в лицо герою, который замер и с широко раскрытым ртом глядел на давнего знакомого — за десять с лишком лет колдун не изменился ни на йоту.

— Чего явился, Солар? — прохрипел маг. Звук его голоса подействовал на героя, будто ушат воды:

— Ты остался последним. И ты знаешь, зачем я пришёл к тебе.

— О! Я-то знаю… Знаю, например, что ты убил тех троих сумасшедших. Но не удивишься ли ты, если я скажу, что я могу тебе позволить сделать то же самое со мной? Только трудно тебе будет это сделать, мальчик. Уж на что я великий маг, но даже моя магия не способна меня убить. Вернее, она не хочет моей смерти.

— О чём ты?

— Хо-хо, думаешь, сколько лет я живу на этом свете? А ведь я был уже в возрасте до того, как ты родился… Но ты пришёл не за праздными беседами, верно? — старик вздохнул и с тоской поглядел на кучу фолиантов в углу. — Я расскажу тебе, что знаю, если ты пообещаешь мне одну вещь…

— Какую?

— Когда раздобудешь свой меч, пронзи меня им.

Вот тут Солар растерялся:

— Откуда ты знаешь про меч?

Старик вновь расхохотался мерзким клокочущим смехом и затряс рукой, словно в припадке:

— Такие артефакты оставляют метку на владельце. О, твоя связь с ним невероятна...

— А ты можешь сказать мне, куда эта связь ведет?

— Нет, меч слишком далеко, да и Он мутит мне взор. Вижу только горы… Озеро… Когда это было? Сколько лет назад?

Герой навис над стариком и угрожающе прошипел:

— Тогда говори, не тяни время.

— Только если ты выполнишь мою просьбу, — абсолютно бесстрастно отчеканил заклинатель и обнажил чёрные остовы зубов: — Я хочу проверить, разорвёт ли твой клинок мою связь с Сердцем мира. Хочу прекратить это существование. Оно... тяготит меня. Чего я только не делал, всё впустую...

Парень отошёл от лежанки мага и посмотрел на стены подвала. Выгоревшие руны образовывали странную вязь, больше всего напоминающую контур весьма специфичного заклинания...

— Ты создал «сотрясатель земли»? — вполголоса спросил старика Солар, осознав, что эта магия ему напоминает. — Но почему он разрушен?

— Я направил его на себя. Да, знаю, если бы удалось, от Озёрного Города остались одни руины… Или болото, но как видишь, даже эта магия меня не уничтожила.

Заклинатель привстал на кушетке и охватил взмахом руки всё, что находилось в комнате:

— Знаешь, как долго писать «сотрясателя»? А ведь необходимо выжидать как минимум по три четверти лунной фазы, чтобы начать следующую обмотку, да и ингредиентов особых воз использовать! Это было непросто. Архисложно! Три года ушло на заклинание, которое может менять ландшафт подобно тому, как это умели Древние, уйму энергии потратил и собрал в этих линиях, и, знаешь, когда я замкнул последний контур, над городом, как мне потом рассказали, вспыхнуло полярное сияние! Хотел уйти в блеске собственного детища — и не получилось. Оно улетело ввысь и откололо камень с небесной сферы. Один из Хранителей поселился в нём и теперь летает в компании ещё нескольких Сущностей над Пандорой... Ты меня вообще слушаешь?

— А?

Старик устало вздохнул и едва не сплюнул от расстройства:

— Просто пообещай, что убьёшь меня. Или попытаешься.

— Да пожалуйста, — усмехнулся герой.

— Хорошо… — маг прикрыл глаза и лёг обратно на старый матрац. — Теперь слушай. Наш круг «чернокнижников», как его здесь называли, первоначально занимался изучением некромантии, но вскоре после того, как один из нас обнаружил странные эффекты, связанные с кровью, и вывел базовые закономерности, мы перешли на изучение магии крови. Стали Велехами.

— Кем-кем? Так ведь зовут того, за кем я гонюсь!

— Велех — это не имя. Это именование мага крови на языке… Ох, забыл, что за язык. Не важно. Нас было пятеро, но один ушёл в Руины когда обнаружил, что мы похищаем горожан и пытаем их для получения большего количества виталиса. Со временем ряды наших последователей пополнились многочисленными учениками; мы продвинулись в изучении магии крови до невообразимых высот и наконец достигли цели, ради которой всё и затевалось: мы победили Курносую. Стали подобны героям, неспособные умереть. Но вместе с этим привлекли нежелательное внимание. Серые стражи… Плащи, то есть, орден Воронов, герои, родня которых проживала в те тёмные дни здесь… Мы слишком поздно обнаружили, что в нашем культе есть предатель. Просто в одну ночь со всех сторон на нас навалились все те, о которых я только что говорил. Из всего культа выжило пятеро, но остались в здравом рассудке только мы двое: я и предатель. Трое моих друзей и сподвижников не выдержали напора магии, которая их спасала от смерти, и низринулись во Тьму. Когда через несколько недель я вытащил их из глубин Неведомого, они тронулись умом и более не могли быть возле меня. Сам я изменил внешность… Разве тебе интересно?

Солар кивнул головой:

— Получается, тот Велех, с которым я сражаюсь, был тем предателем?

— Нет, не так. Новый маг крови пришёл от того, кто откололся от нашего культа. Тот самый некромант, который ушёл в Руины. Он так и остался теоретиком и не довёл практическую сторону магии до идеала. Уж поверь мне, почерк своих друзей я ловлю сходу. Та аура, которую я засёк, лишь парой штрихов отличается от его наработок. Как же его звали? Рудольф? Франкен-камень? Не, не помню. Я и своё имя с трудом вспоминаю.

Дребезжащее старческое хихиканье прервало поток слов и заставило Солара заскрежетать зубами:«Видимо, старикашка совсем плох, раз в памяти такие провалы».

— О чём это я? — заклинатель зачмокал губами и с воскликом «О!» поднял палец вверх. — Только что проверил и угадал: мальчишка пошёл к пещере убитых тобой велехов. Вот, значит, откуда он узнал о существовании четвёртого культиста...

— Он пошёл к пещере отшельников? Ха! Единственное, что он найдёт, так это поляну с жертвенным костром.

— Верно. А теперь поспеши, — Солар кивнул и направился к выходу из подвала, но только он коснулся ручки двери, как колдун его буквально заморозил фразой: — Светозару наверняка будет любопытно узнать обо всём этом…

— А про него-то ты откуда знаешь?

Старик неопределённо развёл руками и хитро улыбнулся.

— Не хочешь говорить — не говори, — буркнул Солар.

Герой вышел из подвала. Он уже собирался подняться по лестнице, но тут его догнал ответ первого из велехов:

— Его отец был тем самым предателем,.

Солар моментально развернулся, но дверь уже захлопнулась и более не открывалась.

После того, как герои направились по своим делам, прошло уже более часа, и если Солар успел за этот срок найти того, кто ему был нужен, переговорить с ним и к этому времени возвращался на площадь, то Светозар же потерпел сокрушительное фиаско. Нет, его приняли, выслушали, даже выдали расходное снаряжение; нашли и безвозмездно поделились запасным комплектом брони Ордена, но вот выделить людей отказались напрочь.

— Понимаете ли, магистр, — оправдывался перед Светозаром капитан этого отделения Ордена, — у нас ведь не Фронтир, народ не заинтересован в том, чтобы вступать в наши ряды… Налицо и так невообразимый недобор: магов десяток из необходимых тридцати, воинов, правда, половина набралась, но и те в большинстве деревенские необученные несмыслёныши.

— А как же обслуга?

— Из числа орденцев, — даже усы дварфа обвисли, когда он признался в этом. — Ну не идут к нам что люди, что мои собратья. Даже денежный достаток их не завлекает. А вот Плащи здесь едва ли не полноправные хозяева: их и любят, и уважают, и стража им подчиняется.

— Сын Творца, почему Я и Орден в моём лице узнаём обо всём этом сейчас? Почему по докладам здесь успешная и укрепившаяся ячейка, а на деле просто пугало ворон пугать?

— Так это потому, что после неудачи с добровольцами на совете мы выбрали… как там её?.. специализацию перевалочной базы, вот! И по бумажкам мы прекрасно ей соответствуем: всего-навсего тридцать магов, пятьдесят воинов и двадцать лучников. При этом на складах лежит вооружения на сотни две человек! А если не только на человек, то целых пять сотен комплектов получается. Хоть прямо сейчас караваном отправляй в Сольвейг или там… Ад-Альхар, кажись.

Магистр сжал кулаки, отчитал про себя десять вдохов и совершенно спокойно проговорил:

— Свободен, капитан. Да, свободен, хотя у меня и к тебе, и к вашему совету есть претензии. Другое дело, когда приедет официальная инспекция, потрудитесь объяснить, как это вы действуете в обход решения полноправных магистров. У меня таких полномочий, к счастью для вас, нет.

Сказав это, Светозар пошёл к выходу из здания Ордена, оставив бледного дварфа позади себя. Герою было крайне неприятна вся эта ситуация от начала и до конца, и хотя умом он понимал, что вина капитанов и их подчинённых в сложившейся ситуации минимальна, сам Светозар ощущал жуткую злость на своих согильдийцев, на которых он так истово рассчитывал. Что делать дальше, магистр Воронов не представлял. Оставалось разве что нанять кого-нибудь, хотя бы тех же героев, но какой ходок согласится встать под знамена к другому герою? Светозар бы и сам не встал, загордился бы:«Чтобы мной, избранником Хранителя, помыкал кто-то, у кого Хранитель другой? Это что получается, его покровитель сильнее моего покровителя?»

Герои иногда мыслят удивительно схожим образом.

Между ратушей и базарной площадью стояли не только жилые дома и отделение Ордена. Вдоль главной улицы Озёрного города обильно рассыпались таверны, одна другой краше. Их названия, казалось, явились прямиком из тех древних эпох, когда мир был моложе, трава зеленее а эль забористее. Чего только «Голосистая глотка» или «Стальная крыса» стоили?

Возле «Крысы» Светозар и остановился. Хмыкнул, оценив броскость названия и внешний вид таверны, после чего зашёл внутрь.
Свет магических светильников разбавляло пламя факелов и толстых свечей на рогах сохатого, голова которого висела прямиком над барной стойкой. Весьма оригинальный подсвечник.... Впрочем, стойке он изрядно добавлял колорита.

Услужливый хозяин моментально раскусил геройскую суть посетителя и всячески стал извиваться, стараясь угодить обычно щедрым гостям. Впрочем, Светозар не настолько был в духе, чтобы платить за представление, поэтому корчмарь ушёл несолоно хлебавши, пускай и с заказом. Не то, чтобы герой умирал с голоду, но столь длительный пост начинал действовать на нервы: казалось, ещё немного, и желудок навеки прилипнет к позвоночнику.

За трапезой Светозара нежданный проситель и застал.

— Прошу прощения, у вас свободно? — спросил высокий эльф в совершенно несвойственной его расе манере.

— Не занято, — отозвался Светозар, внимательно оглядев собеседника.

— Тогда разрешите присесть к вам на пару слов? — непонятно чему обрадовался он, широко улыбнувшись насторожившемуся человеку.

Внешне эльф выглядел как большинство представителей перворождённого народа: светловолосый, с утончёнными чертами лица, остроухий в меру, но при всём этом с весьма ухоженной кожей. Будь он девицей, Светозар ещё бы понял, зачем так прихорашиваться, но у взрослого че… эльфа это выглядело, мягко говоря, странно.

— Зависит от того, насколько эти слова важны, уважаемый...

— Ванрэ.

— Уважаемый Ванрэ, — закончил магистр Воронов и с интересом стал ждать продолжения.

— О, многоуважаемый…

— Светозар, — усмехнулся про себя герой, заметив промелькнувшую в глазах эльфа тень.

— Светозар небезызвестного в определённых кругах Креслава? — осторожно уточнил высокорождённый, на всякий случай держа руки на виду, дабы не было соблазна герою ударить его, а потом заявить:«Он проклясть меня хотел, я лишь защищался!»

— Он самый. Вот только о каких кругах речь? — взгляд человека стал напоминать кошачий прищур перед прыжком. — И да, уважаемый Ванрэ, садитесь…

— О тех, которые заинтересованы в том, чтобы тот, кого ты, Солар и остальные Вороны знаете под именем Велех, больше не ходил под небесами Пандоры. Кстати, это не имя.

— Хм…

— Так называют мастеров магии крови. У некромантов, насколько я знаю, мастеров зовут элгхин'нами. У эльфов-некромантов. Маги природы зовутся друидами, маги звёзд — галдеями…

— А ты… нет, Вы кем будете?

Эльф помолчал, сидя со сплетёнными в замок пальцами, и внезапно раскрыл ладони. Из точки между ними вылетела серо-зелёная дымка, которая упала на стоящую перед магом кружку. Пара секунд, и дерево рассыпалось в труху.

— Эффектно, — покачал головой герой, — только вот до сих пор непонятно, что за магию ты использовал. Это может быть и некромантия, и друидовская хитрость.

— Подобная демонстрация должна ясно показать, из какой купели исток моей силы, — слегка разочарованно заметил эльф и повторил трюк, но в этот раз на куриной ножке.

Перед Светозаром возник миниатюрный голем-кровавик, застывший в пасквиле на саму идею существования такой птицы, как курица.

— Убедил… — вздохнул Ворон и достал из-под стола именной меч.

— Что ж… Дальнейшего диалога не будет, я полагаю? — весьма тактично поинтересовался некромант.

— Ну почему так однозначно, мессир Ванрэ? Ваш потенциал я измерил, взвесил и должен признать, он впечатляет. Жаль, вы не пошли в магию жизни, хотя чего уж жалеть о несбывшемся?..

— И впрямь… — согласился эльф несмотря на то, что совершенно не понимал происходящего. Чего Светозар пытается добиться подобным поведением? Этот сын Последних ведь сам некромант, причём не из низших: вон возле Штиля сложнейший ритуал начал. Да ладно начал! Прервать смог, чего не всякий слуга Курносой сможет!

«Возможны два варианта: либо этот посвящённый попытается меня убить, либо отпустит. Но так или иначе с заданием я не справлюсь».

— Так о каком задании мысли, младший магистр Ванрэ? — широко улыбнулся некромагу Светозар.

***

Когда в отделении Воронов сказали, что Светозар куда-то ушёл, Солар едва там же и не взорвался.

«Мог бы сообщение у дружков оставить, в конце концов!» — парень просто кипел, но изо всех сил сдерживался, стараясь не привлекать внимания прохожих и стражи. Как назло, последние уже дважды смотрели в спину герою, заходящему в каждую таверну, и явно намеревались подойти и поинтересоваться, какого рожна тот шатается по округе.

К счастью для Солара, Светозар нашёлся в «Стальной крысе». Жаль, обстановка в таверне напрочь не соответствовала названию, а то, бывает, войдёшь в «Снулую скумбрию», а там трактищик лицом рыба-рыбой, и публика характерная: гнилая.

— Чего изволить будете? — подскочил к парню трактирщик и впрямь похожий на крысу, но тут же отпрянул: из-под бровей на него глянули разъярённые зенки с явно нечеловеческим зрачками.

— Этот мудак давно тут ошивается? — сквозь зубы просипел Солар, кивнув в сторону Светозара.

— А чего мне с этого будет? — моментально среагировал ушлый орк, и парень вживую ощутил, как сворачивает ему шею. К счастью для трактирщика, это было просто желание.

Каким-то чутьём орк осознал, что если не ответит странному герою, то будет бит. Возможно даже по рёбрам.

— Совсем недавно, да разговор, судя по всему, закончился. Вот, десерт им несу.

Солар слегка оторопел, только сейчас заметив собеседника рыцаря, судя по одеяниям, младшего магистра магической школы знаменитого города магов. «Какое у Истаротцев к Воронам может быть дело?» — раздражённо подумал герой, но осадок остался. Впрочем, это не помешало ему грохну о стол кулаками и широко ощериться в фирменной улыбке:

— Светозар, а чего ты здесь? Или думал, я у информатора буду все два часа?

Рыцарь вопросительно приподнял бровь, взглядом скользнув по кинжалу, по рукоять вошедшего в столешницу меж двух ладоней напарника:

— Скажем так, возникли некоторые трудности. Уже решённые, но…

— Да ты своим бы мог записку оставить и не подставлять меня под удар!

— Извините, вы кто? — вклинился в их беседу эльф.

— То же хочу спросить и тебя, Истаротец!

Высокородный растеряно замолчал, всем своим видом демонстрируя оскорблённую невинность.

— Он не из города магов, — Светозар встал из-за стола и миролюбиво поднял руки ладонями вверх. — Слушай, не бей сгоряча. Да, извини, не подумал. Хотел как лучше, а получилось… сам видишь. С другой стороны, я сам не знал, куда пойду после посещения согильдийцев.

— Кстати, о твоих дружках… Ты же вроде говорил об отряде, а никого я не вижу!

— Уважаемый, поверьте, против велеха любые смертные, кроме нас, не способны выстоять, — маг был сама вежливость и тактичность.

— Правда? А кто ты такой, ушастый?

Высокородный скрипнул зубами, проглатывая обиду, и громко подумал, чего не укрылось от Светозара:«Клянусь Госпожой, если бы не моя миссия — от этого наглеца и костей бы не осталось!»

«А я как-то уже привык, так что и тебе велю», — пожал плечами в ответ рыцарь-менталлист.

— Чего это вы? — безмолвный диалог не укрылся от внимательного взгляда Солара.

— Да так… — туманно отозвался эльф и сложил руки на груди в традиционном приветствии: — Младший магистр школы некромантии Ванрэ к вашим услугам. А вы, как я полагаю, герой?

— Что? — челюсть парня стала медленно отвисать, и лишь смешок Светозара вернул Солара в нормальное состояние духа. — Не, я просто хренею с тебя, рыцарь… Твой Орден, значит, вырезает некров, а ты на расстоянии меча стоишь с одним из них и ничего? Ну ты и лицемер.

Солар даже присвистнул в конце, не в силах просто вот так взять и обойтись словами. В его взгляде можно было прочитать целый коктейль из эмоций, и в числе них было и некое восхищение.

— Велех для всех нас угроза номер один, — как маленькому разъяснил парню некромант, — а враг моего врага… Кто?

— Разве что так. Но бхутовы кишки...

Светозар кивнул головой:

— Вот и славно. Кстати, наш союзник представился, в то время как ты нет.

— А что, я обязан? Ты часом головой не ударился, рыцарь?

— Вы ведь герой, не так ли? — спросил парня Ванрэ. — Я сужу по тому, что ни одно заклинание подчинения не связало тебя, несмотря на характерное строение челюсти. Кгхм… О таком мы слышали ранее: некоторые Хранители дают своим чадам способности нежити, что как бы приоткрывает источник силы тех Сущностей, но лично я впервые сталкиваюсь с подобным.

— Да, я герой, — нехотя признался парень и с лёгким скрипом выдернул кинжал из столешницы. — Ещё вопросы?

Эльф подождал секунду и кивнул:

— Мы как только выходим из таверны, сразу же идём к велеху. По моим данным, он возле пещеры «трёх отшельников»…

— Верно. Он там. Более того, эта мразь сидит напротив моего жертвенного костра и пытается вызвать души тех самых трёх жмуриков.
Светозар мельком скосил глаза под стол, где в воздухе висела карта магических потоков. Продвинутое заклинание «звезды истины» почти полностью съедало естественное восполнение магического резерва, из-за чего герой был несколько скован в плане заклинаний, но даже оно давало погрешность в сотню метров.

— Откуда столько уверенности? — вполголоса спросил Ворон.

— У него мой меч, — со злостью в голосе ответил парень и сплюнул. — Меня «информатор» научил на него настраиваться.

Трактирщик хотел уже было крикнуть, чтоб не плевались, но сник, вспомнив, как едва не оказался бит:«Лучше уж дождаться, пока эти уйдут. Эх, выручка едва окупит затраты… И стол к тому же испортили!»

Герои ещё некоторое время что-то вполголоса обговаривали, причём один из них — тот самый с красными глазами — явно насмехался и нещадно критиковал предложения своих соратников. Впрочем, обсуждение надолго не затянулось, спорные моменты были улажены и все втроём принялись за принесённую хозяином таверны стряпню.

Когда они выходили, один из них, по доспехам явно рыцарь, поманил трактирщика к себе и спросил:

— Сколько мы должны помимо еды?

— Столешницу менять — одна штука, угрозы моей жизни — два раза... — принялся перечислять орк, поспешно загибая пальцы и выражая всем лицом глубокую задумчивость.

— Не наглей, — нахмурился герой и с нажимом повторил: — Сколько мы действительно должны?

— Пятнадцать золотых… Что б вам пусто было!

— Будет, будет… — с непонятным весельем в голосе ответил Светозар и вышел вслед за своими соратниками.

Орк растеряно сжал пальцы на тесёмках кошеля, в котором золота было явно больше, чем пятнадцать кругляшков, и прошептал:

— Да что с героями сегодня такое? С ума все посходили, что ли?

О чём ветер поёт в пустом сердце моём?
О том поёт, что огонь сжёг всё в сердце моём…
© Макс Фрай

План был таков: поскольку магия крови и некромантия конфликтуют друг с другом (Светозар хмыкнул, вспомнив недавний бой с велехом), герои пойдут в атаку, а некромаги своими ритуалами внесут помехи в творящееся колдовство и отрежут Велеха от астрально-магического плана.

Солар, как обычно, взъярился и обвинил Ванрэ в том, что он пустослов и «спит и видит, как бы использовать героев в своих целях, а потом присвоить их победу над магом крови себе», но эльф заметил, что если бы он так и намеревался, то предательски ударил бы в спину не до, а после победы над бывшим ходоком, ибо «между сиюминутной славой и возможностью дальше трудиться во имя великой Цели очевидна разумность последнего».

К счастью, в дальнейшем обошлось без неприятных разговоров и взаимного недоверия… по-крайней мере, открытого. Ученики Ванрэ следовали молчаливыми тенями следом за эльфом, Солар внимательно следил за дорогой, ну а Светозар всё водил и водил пальцем по кольчужной броне, нанося невидимый рисунок незамысловатых рун.

Некромант с интересом глядел на то, как герой создаёт на себе грубое защитное плетение и усмехался себе под нос: с дварфийской магией у Ванрэ, мягко сказать, не задалось с самого начала.

«Если бы Светозар не был героем, я вполне мог бы взять его в ученики. Или, как знать, мог бы взять и сам Он?..» — с почти священным трепетом подумал эльф о том, кто послал его с миссией избавиться от Велеха.

Некромант будто бы опять оказался в том тёмном зале, куда входить имели право лишь избранные...

***
— Элгхин'н, мой повелитель, чем может быть опасен тот, кто несёт на себе Печать? Ведь выдержать её мощь не может никто, будь даже тысячу раз бессмертным!

Фигура на свинцовом троне шевельнула пальцами, и в этом жесте Ванрэ заметил глубокую усталость вкупе с раздражением.

— Мой ученик, мой верный ученик, — речь Повелителя резанула по ушам похлеще гневного окрика. — Ныне лишь Печать удерживает того героя в нашем мире, но ты знаешь, что произойдёт, когда он поддастся гласу небытия.

— Так ведь всё едино! Зачем…

— Я сказал: он должен её раскрыть сам, иначе нам никогда не понять, что же лежит за пределами нашего мира. Сейчас это знание его, но как только он раскроет Печать, каждый, имеющий уши, услышит истину о мире, в котором обитают Хранители! Заставь Велеха страдать, заставь алкать бессмертия, сделай так, чтобы он ступил на путь разрушения! Сделай это ради того, чтобы Пандора его исторгла, и тогда уход велеха в небытие не будет напрасным. Он послужит нашей Цели так же, как это делаем все мы. Как это сделаешь в своё время и Ты, Ванрэ...

***


— Мы на месте… — вырвал эльфа из раздумий голос Светозара.

Некромант моргнул, и через мгновение уже ничего не указывало на то, что мыслями он был в ином месте и в ином времени. Ванрэ посмотрел на своих учеников. Каждый из них чуть заметно кивнул наставнику и обнажил краешек магического конденсатора, в простонародье называемого волшебной палочкой.

— Господа герои, мы остановимся здесь. Через десять минут будем готовы к атакам мага крови. Вы можете выждать это время, прежде чем пойдёте его... ликвидировать?

— Можем, — мрачно отозвался Светозар, глядя на презрительную усмешку Солара. — И ещё: вы ощущаете это странное… Как бы сказать?

Некроманты переглянулись, и их наставник спросил:

— Вы про гармоничные колебания магического поля на частотах…

— Да, про этот зуд, — перебил эльфа Светозар. — Есть мысли, что это может быть?

Ванрэ помедлил, прежде чем ответить:

— Это Велех, но что он делает… Разве что ваш напарник может узнать через связь с артефактом. Солар, вы же можете смотреть через металл вашего меча?

— Я ни шайтана не вижу, бхут вас раздери, — Солара вынужденная проволочка, судя по злости в голосе, сильно бесила. — Этот урод мой клинок либо в пещеру кинул, либо в ткань закутал…

— Направление хоть определишь? — поинтересовался Светозар, заканчивая вычерчивать в песке «звезду истины».

— Да всё туда же, к поляне с костром… Ха, так я и думал, что твой «компас» ничего не покажет!
Рыцарь затёр носком ботинка фигуру и сдержанно улыбнулся:

— Доспех не жмёт?

Солар не ответил, только странно зыркнул из-под бровей и отвернулся.

Оставшиеся минуты прошуршали песчинками песочных часов, тихо и незаметно: Светозар дорисовал последние штрихи к защитной вязи, некроманты раскладывали боевой инвентарь и очерчивали границы лагеря шипучей алхимией, ну а столь похожий на велеха герой танцевал с кинжалами. Нельзя сказать, что он получал от этого удовольствие, но так хоть время убил. И всё же справедливы те, кто говорят, что «потерял меч — потерял руку»!

— Дурацкая железка, — не сдержался парень, в очередной раз выводя кончиком лезвия чересчур вверх.

— Мы готовы, мастер, — произнёс один из учеников Ванрэ. Герои тотчас повернулись в его сторону:

— Надо же, а я-то думал, что вы немые… — ухмыльнулся парень и привычно ощутил на себе множество неприязненных взглядов.

— После вашего ухода мы закроем границу, — эльф выступил перед героями и показал на клочок зелёной травы между сожжёнными кислотой проплешинами. — Что ж… Хоть вы и бессмертны, я пожелаю вам милости Хранителей. Бой для вас выдастся нелёгким.

— Спасибо на добром слове, Ванрэ, — сухо поблагодарил его Светозар, и не преминул добавить: — Хоть бы все некроманты были подобны вам. Тогда бы и не было вокруг вас и вашей магии зловещего ореола.

Собеседник Светозара застыл на месте и не нашёлся, что ответить. Только широко раскрывшиеся глаза показывали, как эльфу стало не по себе.

— Лучше не стоит, Светозар, лучше не стоит, — прошептал Ванрэ и отошёл на шаг, пропустив ходоков туда, где в сию секунду раскрывалась Печать.

Вскоре герои отдалились от лагеря некромантов настолько, что даже прищурившись Солар не мог разглядеть происходящее во всех подробностях. Дорога пошла вниз с горки, и негустой лес окончательно скрыл стоянку магов смерти.

— Слышь, смотри! — парень ткнул рыцаря в бок и показал пальцем на следующий холм. — Видишь чёрный провал? Там как раз те отшельники и жили… Вот ведь дикая магия, лес вырастила! Теперь та поляна, где я их сжёг, не видна… Велех, похоже, там и окопался.

— Занятно… Скажи, зачем ты их убил? Старые больные люди…

— Ой, давай только без этой мутни, а? Эти старые больные люди превратили меня в это чудовище, и я искренне рад, что их постигла участь гораздо хуже!

Эхо вернуло последние слова парня, и Светозар решил прекратить разговор, уж слишком болезненно Солар отреагировал.

Чем ближе герои подходили к пещере отшельников, тем явственней ощущались ими странные вибрации на самом краю сознания, будто в голове засел постоянно трезвонящий колокольчик.

— Не нравится мне это… — обеспокоенно проговорил Светозар, глядя на лёгкую облачную дымку, ни с того, ни с сего появившуюся в небе. Ему даже показалось, что облака сгустились прямо на глазах.

Видимо, Солар подумал о том же, так как он сплюнул:

— Гр-р, это точно его магия! Помнишь, какой туман стоял на тракте?

Герой не ответил, лишь сильнее обхватил пальцами рукоять именного меча.

Через сотню шагов они оба достигли пещеры и, не задерживаясь, направились в сторону поляны с остатками жертвенного костра. Герои шли пригнувшись, бесшумно отводя ветки кустарников и мягко ступая по едва шуршащему подлеску. Но только между деревьями показалось до сих пор не заросшее пепелище, как морок спал, и Светозар вместе с Соларом застыли на расстоянии броска кинжала перед велехом.

Как ни странно, «пустой» сидел спиной к героям, но почему-то возникла странная уверенность в том, что он их ждал. Может, по неестественно ровной осанке? Или по трём алтарям и гигантской фигуре, чёткие линии которой расчертили поляну жёлтой травой? Колья алтарей ехидно глядели на героев обугленными черепами тех самых отшельников, которые пали от руки Солара.

«Как символично: первые маги крови стали основой силы для последнего из их числа, — подумал Светозар, кожей ощущая напряжение, повисшее в воздухе. — Но что за дьявольский ритуал он сготовил?»

— Ну что, колдун, вот теперь-то мы с тобой наконец пообщаемся... — Солар едва сдержал порыв броситься на тщедушного двойника. — Значит, спёр моё имя, а теперь ещё и броню, и меч... ну и мразь же ты! Но надо отдать тебе должное: ты неплохо разделался со мной в прошлый раз.

— Мой ритуал больше не требует непосредственного контроля, — безжизненным голосом ответил Велех и повернулся к героям. На его исхудавшем лице не было и кровинки; в солнечном свете он выглядел бледнее мела и казался неживой скульптурой, а глаза… они с последней встречи потускнели, постарели на десятилетия.

— Ну тогда хотя бы поведай, что ты хочешь сделать… — Солара столь разительные изменения ничуть не тронули, а вот Светозара… От увиденного его язык прилип к нёбу.

Велех улыбнулся с безумным огоньком в глазах:

— Скажу только, что я больше не вижу разницы между разумным и неразумным существом. Всё теперь просто инструменты.. Нет, даже не инструменты — топливо для моего колдовского костра. И когда он поглотит вся и всех, я обрету жизнь там, вне пределов этого дурацкого, убогого и ограниченного мирка. Я стану больше, чем бессмертный! Стану равным Хранителям!

Велех даже подскочил на последних словах, но покачнулся и был вынужден заново опереться о поваленное бревно. От такого зрелища Светозара пробило на нервный смешок, но тут его напарник коснулся пальцами кинжалов...

Молниеносный пасс велеха привёл Светозара в чувство. Оба героя отскочили от неизвестного заклинания, каплей жгучего света упавшего к их ногам. Словно чугунный плуг перепахал землю, на которой они стояли, и из проклятого места поднялся зеленоватый туман, неприятно напомнивший Светозару одно весьма специфичное заклинание из некромантической школы…

Дым развеялся, и рыцарь зло выругался: высушенные до полупрозрачного состояние травинки перепутать ни с чем иным невозможно. «Тлен веков» — одно из сильнейших заклинаний некромантов… Но чтобы создать его небрежным пассом?

Светозар в свою очередь послал излюбленный «пылающий прах», но велех в этот раз даже не стал уклоняться: магия героя развеялась, как только коснулась врага. Ответ Велеха широкой косой повалил деревья и полетел дальше к облакам.

«Ну ни хрена себе, так мы и весь лес угрохаем, пока с ним воюем!» — с затаённым ужасом пронеслось в голове Солара. Очередной сгусток едкого тумана едва не попал ему прямо в грудь, и лишь сверхчеловеческая скорость спасла вампира от, казалось, неминуемой гибели.

Светозар в этот момент обходил колдуна с другой стороны, пытаясь найти способ разрушить алтарь — это должно было ощутимо замедлить ритуал, а то и вовсе прервать несмотря на все заявления и бахвальство мага. Главное, чтобы напарник смог достаточно долго отвлекать внимание велеха… И этот сумасшедший не нашёл ничего лучше, кроме как побежать прямиком на мага крови!

«Стой!» — хотел было крикнуть ему рыцарь, но Солар уже пересёк границу фигуры, за которой мощь творящейся магии могла справиться даже с героями. «Ему там долго не выстоять», — молнией обожгла мысль, и Светозар разрубил мечом «Курой» первый из алтарей. Резкий порыв ветра сбил героя с ног, но только это спасло рыцаря от колдовских щупалец, которые бы точно пронзили его внутренности, продолжай он стоять рядом с шестом.

Солар с торжествующим смехом вонзил кинжалы в двойника, но вдруг услышал точно такой же смех. В животе словно взорвалось солнце, наполнив сознание героя какофонией света и боли, и он умер.

***

Темнота, тьма вокруг и везде, как ни старайся разглядеть что-либо в кромешном мраке. Нереальная, невозможная Пустота.
Не понимая, что происходит, парень занервничал, и тут окружающую тишину разорвал знакомый тысячеголосый хохот:

— Ну как тебе, человечек, находиться внутри собственного меча?

— Внутри... меча? — в сонном отупении переспросил Солар, даже не пытаясь отыскать взглядом злобно ухмыляющуюся тварь.

— Да, смертное существо. Перед тем, как отправиться на корм теням, души тех, кого ты убиваешь моим мечом, попадают сюда и находятся здесь, пока я их не заберу...

— Значит... я не там, где раньше?

— Нет. Но ты здесь не задержишься. Я чувствую желание вернуться в мир живых... Но сперва ответь мне на вопрос.

— Как... всегда...

— Да... Зачем ты так сильно хочешь помочь этим существам? Почему ты, будучи убеждённым, что все настроены против тебя, решил защищать их?

— Я... не хочу защищать... Я хочу вернуть... Своё... Имя...

— Достойный ответ…

Внезапно всё вокруг покрылось трещинами, сквозь которые заструился свет, и Солара выбросило из самой жуткой темницы, какая только может быть.

***

После того, как Велех пронзил парня его же мечом, прошло всего лишь несколько мгновений, но магу крови смерть героя дала дополнительных сил. Светозар даже не успел подняться, как его пришпандорили к земле щупальцами воплощённых заклинаний.

Если бы не бой, герой наверняка смог бы восхититься красотой этих гибких когтей и наверняка понял, что они ему напоминают крылья Ильэльнаи, но ему было не до этого. «Словно в каждой ране засело по астральному паразиту», — только потом он смог подобрать правильное сравнение, но сейчас даже думать было невыносимо.

Боль, боль, боль! БОЛЬ! Раздирающая, выедающая внутренности, сочащаяся сквозь поры и без надежды на спасительное забытие — это пытка, достойная бессмертного существа.

Велех поднялся с бревна и подошёл к герою. Кинжалы выпали из него при первом же шаге, и, осознав это, маг крови горестно вздохнул. Однако эти безумцы сами выбрали свою судьбу, равно как и некроманты, которые пошли вслед за героями. И на что служители Курносой вообще надеялись? Помешать? Так у них ничего не вышло: не так-то просто одновременно блокировать мага крови и отбиваться от его големов.

«А ведь стоило немного подождать, и я бы сам пал в их руки. До чего же эти смертные глупы! Будто мне Пандора позволит надругаться над собой!»

Вдруг он насторожился. Несмотря на то, что человек застыл на границе жизни и смерти, ожидаемого притока силы Велех не дождался. В таком виде его Солар и застал…

«Этот ублюдок использовал моё имя!!! Моё!!! Имя!!!» — мысль, не дававшая покоя воину всю дорогу, громом грянула в его голове. Чёрные кровеносные сосуды моментально вздулись и Солар спустил с поводка внутреннего монстра…

Велех не заметил пробуждения вампира, но его магия почуяла угрозу: щупальца ринулись к ожившему герою, но промахнулись мимо стремительной и смертоносной тени...

Ударь с такой силой парень по камню, то наверняка размолотил бы его в пыль, но колдуна хук едва пошатнул. Следующий ударом Солар выбил из рук мага крови Черный Меч и наконец смог отбросить Велеха от Светозара.

Ошарашенный невероятной прытью вампира, двойник Солара рассёк воздух щупальцами, но воин играючи увернулся от каждого удара и поймал его за руку.

— Ты опоздал, — на лице мага крови появилась жуткая ухмылка, но тут же её стёр отчаянный укус Солара в незащищённое плечо.

Небо в несколько ударов сердца закрылось тучами. Волна губительной энергии прошлась по окрестностям, сметая всё живое на пути. Даже леса на холмах мгновенно затрещали падающими деревьями, и невесомый туман виталиса потёк к фигуркам, застывшим в колдовском круге.

***

Светозар очнулся в очень странном месте: сухая и безжизненная земля ежесекундно озарялась светом мертвенных молний в тускло-серебряных тучах. Камешки возле самых глаз человека дрожали, будто от землетрясения. Изредка налетал ветер. Хоть он едва заставлял трепетать кончики волос, герою казалось, что будь эти порывы сильнее — его душа с готовностью полетела бы вслед за вольным воздухом.

«Бивуак, да?» — думать не хотелось совершенно, но какая-то сила заставила подняться его на ноги и потащить в руке тяжёлый меч.
Оставалось ещё два шеста, чтобы прекратить этот чудовищный ритуал.

«Ничего не понимаю. Зачем что-либо прекращать? И где это я? И… Я?» — человек нахмурился не в силах вспомнить не то, что недавние события — свою жизнь!

«Будто тенью стал, бесплотной и беспамятной», — вяло прошелестела мысль.

Шаркающей походкой рыцарь доковылял до палки с ехидно скалящимся черепом. Удар! Клинок расколол череп как раз по спайкам, подняв в воздух костную пыль.

Появились звуки. Хотя что с ними, что без них… Разве что стало чуток неприятно от животных воплей из кратера, в котором бушевал смерч из высосанного виталиса, и от гулкого треска сотен разрядов белых молний, хотя этот «треск» любому бы показался неописуемым грохотом.

Пока рыцарь добирался до последнего алтаря («О, что-то стал вспоминать! Но алтаря для чего?»), крики и нечленораздельное бульканье в кратере несколько раз затихали. В такие моменты ветер ярился особенно сильно.

Полыхнуло слепящим разрядом. «Сейчас будет гром...» — от резкого головокружения человек упал на колени и опёрся рукой об землю. На сухую почву что-то капнуло. «Дождь, что ли? Нет, слишком тёмное пятно для воды. Неужели кровь?» Герой дотронулся до зудящих ушей:«Мокро... Взаправду кровь. То-то я грома не услышал».

Череп на шесте поглядел на человека с сочувствием и клацнул челюстью, словно приглашая насладиться вместе зрелищем Судного дня. А смотреть было на что: убитая Велехом земля поливалась небесным пламенем, будто Пандора знала, что никто, кроме неё, не сможет вычистить эту скверну. Солнце стыдливо спряталось за тучи, не желая смотреть, как гаснет смертный мир, и торопилось сойти с небосвода дабы не светить безумцам, допустившим Такое.

Человек опустил глаза и, сжав зубы так, что в челюсти хрустнуло, поднялся на ноги. Третий алтарь неторопливо приближался, качаясь, будто корабль в шторм.

Уже рядом с последним якорем мага крови герой заметил в лезвии меча отражение. Оно настолько его поразило, что вопреки кукольнику, двигающему его непокорные конечности, рыцарь посмотрел на невесомые всполохи…

***
«...и знаешь, когда я замыкал последний контур, над городом, как мне потом рассказывали, вспыхнуло полярное сияние!»
***


— Северное сияние, — поправил мужчина неизвестного ему рассказчика и замахнулся. Воздух взвизгнул, расходясь перед стремительно падающим клинком, и третий отшельник принял посмертное небытие.

Вихрь красного тумана развеялся. Внутри него оказались два совершенно одинаковых силуэта, только вот один из них пронзил другого клинком абсолютно чёрного цвета. Более чёрного, чем самая безлунная ночь, более чёрного чем самый глубинный уголь.

Рыцарь поднял глаза к небу и захохотал.

И небеса раскололись звёздным дождём.

Огонь пожрал страницы, оставив лишь обугленный переплёт...

— Ну и, значит, беру я этого... колдуна... за шкирку... — пьяный вусмерть Солар уже практически лежал на барной стойке. — И ка-а-ак хвать его в шею! Видал бы ты его рожу, малец! — тяжёлая рука чуть не сшибла мага со стула. — И вообще, пока этот рыцарственный дебил валялся в коматозе, я делал всю работу в одно рыло! Я, понимаешь? Я! Так что нечего тут ему вытрепываться, мол, «Я тут всех спас! Я герой, а тот… как там его?.. вампир — просто хрен какой-то». Запомни это, парень! Без меня он хрен бы что сделал...

— Так магистр Светозар и не говорил такого...

— Рано или поздно скажет. Это я тебе точно говорю. А ты его на место поставишь. Меня ж тут не будет. Вот ты и будешь за меня тут слово держать. Верить, я, конечно, тебе не верю: ты, как никак, за мной шпионил... но всё же. И да, пусть твои друзья внесут в грёбаное досье, что я охренеть как боюсь собак. Прям кондратия хватает, если загавкают. А, и ещё вот тебе урок: есть две вещи, которые развязывают язык лучше чем твоя мозгомагия — это тумаки... и бухло… Понял?

— Ага, — кивнул Кальцифер и вздрогнул: Солар с глухим стуком уронил голову о столешницу захрапел. Талмуд с опаленными страницами вывалился из его сумки.

«Хоть какой-то трофей остался от Велеха. Жаль, что хлам», — подумал маг и коснулся книги…

Громкий скрежет мясницкого ножа о точильный круг заставил его выронить поднятый фолиант, и тотчас виды пыточной камеры сменились привычным баром Ордена, в котором Ворон находился последний час.
.
Книга зло блеснула свинцовым замочком из недр Соларовской сумки.

***

— Господин маг, господин маг! — крикнул посыльный, выбегая из-за поворота.

— Э… Вернер? — недоверчиво спросил Кальцифер, вспомнив, что этого паренька рекомендовал к обучению сам магистр.

— Да, меня так звать… Уф, господин маг, срочное дело! Пока ещё никто не знает, но офицеры уже паникуют…

— Что случилось? — мигом с менталлиста слетела вся легкомысленная шелуха.

— Магистр Светозар пропал! — на одном дыхании выпалил посыльный и с надеждой уставился в глаза магу.

— Светозар пропал… — повторил Кальцифер и расплылся в широкой улыбке. — Где там офицеры-паникёры?

— Над баром, а что?

— А то, что они пропустили мимо ушей всё, что говорил наш магистр! Он ведь за сегодня раз пять, наверное, предупредил о том, что уйдёт из отделения: ему письмо пришло от… как там её зовут?.. От его эльфийки, вот он и пошёл её встречать. Вот иди им и… Хотя не надо, вместе пойдём.

Парень со столь взрослым именем почесал в затылке и последовал за господином магом. Кальцифер всё ждал того вопроса, который вертелся на языке мальчонки, но посыльный стоически терпел и не пытался разузнать, кого же ему назначили учителем. Но кое-что он всё-таки спросил:

— А, может, всё-таки стоит узнать, где наш магистр сейчас находится?

— И как же? Есть идеи?

— «Звездой истины» можно было бы…

Маг опять улыбнулся и отрицательно покачал головой:

— Сомневаюсь, что Светозар хотел бы, чтобы его сейчас отвлекали. Если уж он даже комнату в таверне снял для своей пассии…

— Пассии? Это кто?

— Ну… так говорят о своей половинке.

— А, ясно… — парень шмыгнул носом и внезапно жизнерадостно заявил: — Когда я буду магом, я тоже буду знать столько умных слов?

Кальцифер снисходительно потрепал Вернера по вихрам:

— Будешь. Ведь твоим учителем стану я.

Светозар и впрямь не желал, чтобы ему мешали проводить время с той единственной, которая озарила его жизнь в тех мрачных пещерах под Оркостаном и с тех пор не покидала его сердце. Она не хотела, чтобы их дёргали посторонние в тот недолгий срок, который Хранитель отпускает своим чадам на праздное безделие. В этом их мнения сливались в одно, и в этом была их гармония.

Сквозь щели в оконных ставнях проглядывало закатное солнце, соперничая светом со свечой на тумбочке. Крепко сбитый стол неловко прятал заскорузлые пятна под раскиданными на нём всякими приятными кошельку мелочами.

Белая туника перевешивалась рукавами через спинку стула и удерживалась, казалось, только добрым геройским словцом. На самом деле же это горная мантия вместе с железными цепямим не давала всей конструкции упасть на пол.

Ныне, после долгожданной встречи, человек и эльфийка отдыхали, негромко разговаривая друг с другом на самые различные темы:

— ...а помнишь, как ты расплавила золотой трон Доброгневы? Сколько времени с тех пор прошло… Милостивые Хранители, больше пятнадцати лет!

— Ха, да что там трон?.. Вот слышал, что недавно Сва-Лок трясло, будто опять дварфы горы возводили?

— Мм-м… Как-то не дошли до меня эти слухи.

— О, тогда ты многое потерял: Корпорацию обвинили в том, что в стремлении докопать до дна мира они разрушают земные столпы, на которых держится Пандора. Деревенщины… А у тебя что было?

— Этот месяц… нет, больше, я охотился на Велеха.

— А это кто?

— Не знаешь? Я-то думал, что байки о нём до Моргора дошли.

— Если ты о слухах про клыкастого, с крыльями горгульи пожирателя младенцев — то я ни в грош не ставлю эти бредни. Одному пришлось даже по мордасам дать, чтобы народ не пугал. Проповедник нашёлся, астральными паразитами обглоданный на всю голову.
Светозар тихо засмеялся, представив себе описанную Ильэльнаей картину. Получалась фантасмагория в духе Святого города.

— Да уж, весело у вас там.

— И у вас здесь, — сразу же добавила эльфийка, блеснув тёмно-зелёной радужкой, напомнившей Светозару не то малахит, не то нефрит. — Мне на торговой площади про вчерашний день поведали много чего интересного. О том, что солнце за тучами спряталось; о том, что странная магия вилась в воздухе; о стене из молний и разноцветном небесном пожаре… Ты мне точно ничего рассказать не хочешь?

Герой уставился в потолок, чувствуя, как жёсткий матрац впился в спину.

— Как ты на таком собираешься спать? — вполголоса спросил он и тут же кашлянул: — Извини, задумался. Я бы и рад рассказать, но… Если ты не поверишь, то никто не поверит.

Эльфийка повернулась на бок и выжидательно посмотрела герою в глаза:

— Ты меня удивил, сын Последних. Чего же такого ты собираешься рассказать, что даже я могу отмахнуться от этого, как от кабацкой байки?
Светозар глубоко вдохнул, мысленно повторил фразу и решился:

— Я попал под удар Обновления. После того, как Велех был убит Соларом, мы оба оказались в эпицентре Изменений.

— Вот только ты нисколечко не изменился, как я погляжу, — протянула Ильэльная и хмыкнула: — Будь иначе, ни о каком Светозаре я бы не вспомнила. Или ты бы не вспомнил обо мне, так как однажды сказал Вон-бард, мир его праху, «Обновление происходит, когда параллельности сходятся или расходятся». Я ведь тоже однажды попала под волну Изменений, но…

— Хранитель тебя защитил, как защитил меня.

На короткое время в комнате стало настолько тихо, что они оба услышали приглушённую досками пьяную песнь в гостевой зале.

— И… как? — шёпотом под стать моменту спросила эльфочка.

— Представь себе гигантское чёрное пятно, окружённое и рассечённое напополам световым потоком, — герой вздрогнул, вспомнив космический холод, сопутствующий этому зрелищу. — Это висит на небе вместо солнца. И звёзды… Миллионы звёзд вокруг, яркие и колючие снежинки, холодные игрушки. Ещё секунду назад я был в центре бури и видел, как рушится мир, то в следующее мгновение оказался в том месте, где прекратилось всякое движение. Невозможная стабильность. Переход из царства хаоса в ледяное безмолвие…Только так могу описать.

Ильэльная молчала, и свет свечи играл с тенями на её прекрасном лице.

— Наверно, только моя любовь к тебе удержала мою душу от превращения в промёрзший булыжник в том мире, — Светозар лёгким касанием убрал девушке за ухо выбившуюся прядь волос и улыбнулся.

— Я вспомнила… — глухо проговорила она. — Я тоже там была… Это преддверие мира нашего Хранителя. Там плохо, очень плохо, но всяко лучше по сравнению с развоплощением в вихре Изменений. Но мы-то отмечены Им, нам легче. Должно быть легче. А что было с твоим напарником?

— Трудно сказать. Я с трудом понимал, что происходит. Видел только, как светящиеся змейки обвили нас с ног до шеи — вроде бы они нас согревали. Потом прямо между мной и Соларом раскрылась полная игольчатых зубов пасть, из которой вылетело нечто… Помню разговор двух фигур, но очень смазано. Можно сказать, ничего не запомнил, кроме того, что первый сильно злился, а второй… Мне кажется, что это был наш с тобой Хранитель, так он размеренно и спокойно что-то объяснял Хранителю Солара. Но вот о чём именно у них шёл разговор, я сказать не могу. Не помню, и всё!

— А дальше?

— А дальше Солара вместе с Велехом проглотила та самая пасть, ну а я… Не поверишь, заснул. Открываю глаза, а рядом мой напарник ворочается и проклинает не то судьбу, не то жизнь в общем. Тело Велеха мы так и не нашли. Впрочем, я догадываюсь, куда оно пропало.

— Да уж… — Ильэльная покачала головой, чувствуя, как привычная картина мира с треском расползается по швам. — Ты прав: нам никто не поверит… А что Солар?

Светозар пожал плечами:

— А он свою броню и меч вернул и в ус не дует. Уверен: сейчас он напивается в баре Ордена. Что ему до высоких материй? Он ведь с ними ежедневно дело имеет. Кстати, если хочешь, могу выдать досье на него. Возможно, Генджиса Солар заинтересует. Так сказать, в рамках проекта свободного обмена информацией, заодно и связи укрепим между гильдиями…

Эльфийка шутливо стукнула героя в грудь:

— Стоит с тобой не видеться более года, как работа для тебя оказывается на первом месте? Не стыдно, сын Последних?

— Ничуть, дочь Магии. Ха-ха, щекотно же!

Приглушённый смех ещё долго раздавался за дверью в комнату. Через несколько минут герои покинули гостевой номер и спустились на поздний ужин: как раз к тому времени должна была подоспеть заказанная запеканка.

Невидимый наблюдатель со вздохом разочарования понял, что больше ничего путного не услышит, и исчез в складках магического поля.
Некромант снял руку с хрустального черепа и вынул из глазниц потёкшие свинцовые шарики:

— Все послужили нашей Цели, как Вы и предсказывали. И даже Велех…

— Сам того не ведая, служил Нам с самого начала, — тень на троне посмотрела в сторону витража, в котором навеки застыла изломанная человеческая фигура посреди бесконечных серых барханов под двумя жёлтыми лунами. — Я скорблю том, что его душу поглотил только один Хранитель, однако даже такой результат для нас величайшее благо… Иди к главам кругов и прикажи готовиться к созданию магического колебателя.

— Но ведь...

— Я сказал: настанет время, и мы разорвём косность этого мира и даруем свободу всем и каждому. Милость коснётся каждого, и никто не останется обделённым. Но ныне, когда у Нас впервые появилась возможность сотворить это, разве Мы упустим её? Иди, мой ученик, и неси весть всем кругам и служителям Госпожи.

— Повинуюсь, Элгхин'н, — и эльф склонился в глубоком поклоне.



ОБСУЖДЕНИЕ


Рашап
#2
[█A█] Магистр
могущество: 19874
длань судьбы
мужчина Шимшон
111 уровня
Так и не понял, причем тут: Анархо-пацифизм и История Астероида Б-612?
Не смог угадать, что такое "Воронская броня"?
selok
#3
[-☮-] Магистр
могущество: 1434
длань судьбы
оркесса Глазастая Волосина
76 уровня
Рашап
Так и не понял, причем тут: Анархо-пацифизм и История Астероида Б-612?

Я тоже не понял. По-видимому, при этом:
— Представь себе гигантское чёрное пятно, окружённое и рассечённое напополам световым потоком, — герой вздрогнул, вспомнив космический холод, сопутствующий этому зрелищу. — Это висит на небе вместо солнца. И звёзды… Миллионы звёзд вокруг, яркие и колючие снежинки, холодные игрушки.

Не смог угадать, что такое "Воронская броня"?

В целом, ИМХО, конец вышел не очень и довольно смазан.

Судя по всему, какая-то именная вешчь, типа упомянутого чёрного клинка.


Шерхан
#4
[​ϟ] Командор
могущество: 33666
длань судьбы
эльфийка Ильэльная
125 уровня
Воронская броня -- ошибка. Исправил.

Анархо-Пацифизм и астероид Б-12:
— Знаешь, как долго писать «сотрясателя»? А ведь необходимо выжидать как минимум по три четверти лунной фазы, чтобы начать следующую обмотку, да и ингредиентов особых воз использовать! Это было непросто. Архисложно! Три года ушло на заклинание, которое может менять ландшафт подобно тому, как это умели Древние, уйму энергии потратил и собрал в этих линиях, и, знаешь, когда я замкнул последний контур, над городом, как мне потом рассказали, вспыхнуло полярное сияние! Хотел уйти в блеске собственного детища — и не получилось. Оно улетело ввысь и откололо камень с небесной сферы. Один из Хранителей поселился в нём и теперь летает в компании ещё нескольких Сущностей над Пандорой...
Рашап
#5
[█A█] Магистр
могущество: 19874
длань судьбы
мужчина Шимшон
111 уровня
Несмотря не на что это большая форма, (самая большая в фольке) и три месяца времени.
Мои поздравления с завершением труда!

Шерхан
Спасибо. Стало понятнее. Но про АП без компаса не найдешь)))

selok
Первый "Когда огонь не искупает" набрал 12 +
Второй 6 +
Третий уже 6 +
Любопытна на реакция читателей, посмотрим, она не мгновенная.

selok
#6
[-☮-] Магистр
могущество: 1434
длань судьбы
оркесса Глазастая Волосина
76 уровня
Шерхан, благодарю про разъяснения.
Авторам респект и поздравления с окончанием сложного проекта. Надеюсь, это не точка. Если не точка, надеюсь, вы всё же найдёте время поработать над этим