Фольклор

Дёшево и сердито

байка о городах

    Личность в плаще тёмно-сером плаще пересекала главную площадь Теалора в то время, когда любые приличные торговцы начинают убирать товар. Здание ратуши и Дом Торговли высокомерно смотрели на копошащихся муравьёв.
    Несколько попыток купить особый товар оказались провальными для человека. В столь поздний час продавцы устало отмахивались от несвоевременных покупателей. Тёплый и уютный дом манил сильнее, чем очередная горсть монет. Да и у особо удачливых этих горстей целый мешок — одна из причин поспешить скрыться из-под тёмного неба. Есть среди них и тот, кто “охотился” по ночам.
    Роспись украшала большую дверь под вывеской “Лавка Зиорза”. Зачем выдумывать привлекательное название, если репутация важнее любого пафоса?
    Зайти снаружи мог лишь обладатель позолоченного ключа. Таких всего двое — сам дварф и его помощник-гоблин.
    Вот и он своими глазёнками смотрит на посетителя. “Кто там?”, — послышалось из глубины помещения. Что же сказать человеку? Слушать начатую ругань двух голосов, конечно! Выяснилось следующее: гоблин занимается чушью, человек не вор, а потенциальный покупатель особого товара…
    Помещение походило на секретный штаб. Окна заклеены картинами, копирующими стены помещения.Пара свечей отдают приглушённым светом. Три двери. Одна входная. Вторая во внутренние комнаты, где обитал сам торговец. Третья предназначалась для помощника.
    Интерьер выделялся неоднозначностью. Огромный красный ковёр эльфийской работы, роскошная люстра (используемая лишь как украшение, не более) контрастировали с обычным деревянным полом, невзрачными монотонными стенами.
    Сам хозяин, как и гоблин, снизу вверх оглядел посетителя. Чутьё подвело — обычный. Брови нахмурились.
— Добрый вечер! Я хотел бы приобрести товары, которые нельзя приобрести обычным способом, — осторожно начал тот.
Зиорз наклонил голову вбок и изменился в лице. Если раньше на нём красовалось раздражение, то сейчас — недоумение.
— Что же?..
    Спешно подойдя к лавке, человек продолжил разговор.
— Какие-нибудь мощные магические артефакты. Пусть даже опасные для жизни.
— Ишь, героя занесло, — то ли с недовольством, то ли с сарказмом ответил Зиорз. — Есть товар. Но каков покупатель?
    Герой понял намёк и показал кошелёк с кучей золотых монет, заработанных всеми честными и нечестными способами. Торговец одобрительно кивнул, попросил ознакомиться с документом, висящим на двери, и молнией ускользнул в другую.
    Документ представлял собой свод правил:
1. Не шуметь.
2. Ноги вытирать.
3. Деньги заранее подготовить, если хочешь покупать. Если нет, то что ты сюда пришёл?
4. Растения не трогать!
5. Товары не трогать.
    Щурящегося человека дёрнул за плащ гоблин. Он сообщил, что хозяин спрашивает о целях покупки. Цель была ясна как день: показать своё тщеславие перед другими. Самое лучшее время — вечерняя таверна, где пьяный народ живо поверит в любые чудеса и начнёт рукоплескать и боготворить. Так рассуждал герой. Однако дал иной, более благозвучный, ответ: хочет впечатлить толпу.
    Зиорз вынес ковёр. Немного пыльный, он смотрелся элегантно: золотистые линии переплетались в изящные узоры на синем полотне. Будто бы вытащили из старой сказки.
— Сядь на него. Закричи во всё горло: «Ку-ка-реку!» И, крепко зацепившись за него, лети. С первого раза может не сработать. Повтори.
— И правда сработает, да? — в последнем слове человек расписался в своей наивности. Если б не она, Зиорз бы выругался и выгнал вдруг надоевшего ему покупателя.
— Я же сказал: “Не сработает — повтори”. Эффект не заставит себя ждать. Зато сколько внимания. Надеюсь, ты не боишься подобной высоты, герой…

***

    Шумная таверна. Самыми шумными тут зарекомендовали себя дварфы-шахтёры. Сегодня для них поистине счастливый день, ведь завтра хозяин недавно открытых шахт — некто Рив-Цир — объявил выходной.
    Она уже успела пропахнуть пивом и рыбой, выловленной в местной речке. Выпивали и за здоровье владельца-гоблина, и за благополучие Теалора, и просто за хорошую и спокойную жизнь. К очередному тосту подоспел герой.
    Звали его Святославом. Разочаровавшись в новой жизни после смерти, он странствовал по городам в поисках впечатляющих магических артефактов. Собственно, гордыня — вот его ведущая черта характера. А выпячивая её всюду, отряд для амбициозных поисков не соберёшь.
— Итак, друзья, — встал седой дварф с огромной кружкой пива, — выпьем же за рабочих этого города! Здесь мы можем творить, как заповедовал бог. Здесь — земля возможностей!
    Этому же дварфу чуть погодя суждено было стать собеседником Святослава. Только вот фирменные дварфские шутки заходили всё дальше и дальше, пока не поразили гордость человека в самое сердце. Впрочем, тот повод искал изначально.
    Вскочив на стол, он завопил:
— Смотрите, пьяные морды, смотрите на чудеса! Мне надоело ваше общество. Я улетаю из этого смрада!
    Достав из рюкзака ковёр, он постелил его на стол, встал и прокричал: “Ку-ка-реку!”. Собрался левитировать. (Как им управлять, спросить торговца забыл, и понадеялся на себя.) Ничего не произошло.
    Кажется, слова кого-то зацепили.
— Чтоб ты сдох! — пронеслось сквозь волну смеха, да так, что все после замолчали. Теперь ползла новая волна — ответная, задетой дварфской годрости. Лицо за лицом перекашивалось в злобе.
    В ту ночь в таверне произошла большая драка, с последствиями и причинами которой предстояло разбираться уже главе стражи…

***

    Утро следующего дня Зиорз встретил с чашки чая в компании своего помощника.
— Не слишком ли жестоко мы с ним поступили? — вдруг забеспокоился тот.
    Сделав глоток, торговец спокойным тоном, будто бы заранее заготовил речь, проговорил:
— Он хотел славы? Он её получит. Он же не упомянул, какую точно желает. Ишь чего удумал. Самый хитрый, думает. Нет, я, Зиорз, хитрее. Не смотри на меня так, — совесть смотрела на него, — я выискиваю магические штуковины не для всяких прохиндеев, и вовсе не виноват, что ковёр назван летающим. Да продал дешевле, чем купил. А ты, пожалуй, сходи на рынок, посмотри-ка что да как.
    Осмотр товаров конкурентов — привычная практика у торговцев. Дварф же через подручного делал подобное чуть ли не каждый день. А ведь он также входит в Торговую Палату. К слову, пора посмотреть время ближайшего собрания. Листок лежал в спальне. Но не только за этим он зашёл сюда.
    Помимо большой кровати в комнате расположились не менее массивные шкафы, содержащие, как сказали бы многие, барахло. Причём барахло экзотическое. Покопавшись, иной сведущий в артефактах наверняка нашёл бы нечто ценное.
    Главным сокровищем скупого дварфа являлось растение с его рост, называемое им “плющедуром”. Именно о нём говорилось в своде правил. По вечерам горшок заносился во внутренние помещения. Пора выносить.
    Пожаловал первый клиент.
– Меня оповестили, что данная лавка пользуется большим спросом у приезжих, — томно проговорил человек в бледно-жёлтом плаще.
– У местных. Чего надобно?
– Один из героев пожаловался. Ему продали нелетающий, хм, летающий ковёр.
– Я гарантий не давал, – фыркнул дварф. – Он полетит, если скинуть его с высоты.
– В таком случае я передам ваши слова.
    Человек ушёл. У Зиорза остался неприятный осадок. Нет, не из-за обмана. Из-за странного поведения. И у него, и у Мирослава есть особое чутьё на подозрительных персон. Отчего, к слову, они друг друга недолюбливали: уж больно сильных "запах" от каждого.
    Бывает, разговариваешь с кем-то. Вроде, всё нормально. А внутренний голос говорит: "Не верь ему. Он не тот, кем кажется". Ты натягиваешь улыбку, стараешься ничего не показывать. Один момент – и дрогнет мышца на лице.
    На лице Зиорза содрогаться было нечему – весь он превращался в каменный идол. Вот-вот, если не поднесёшь звонкий дар, кинется на тебя.
    Вошёл Мёг, скрывающий правую руку.
– Инструменты нужны. Для точной работы, – произнёс сиплым голосом.
– Для резки камней или трупов? – саркастично выпалил тот.
– Для второго.
    Совет разделился надвое по поводу гоблина. Зиорз и Бортон считали, что тот всё время врёт, а то и вовсе давно сошёл с ума. Мирослав и Нилиор – что делать этого не умеет. Ни то, ни другое, конечно же, не верно. Как на самом деле, не интересовались. И зачем, коли он на заседания не является, а если и является, то ведёт себя как декорация?
– Если тебе не трудно, – начал просьбу торговец, – отдавай драгоценности с трупов мне, коль найдёшь.
– С-с-самое драгоценное у них уже отнято.
– Ну да. Мародёры. Всё же приноси. Бесплатно добуду персонально для тебя безделушки всякие.
    Радостные новости принёс помощник с рынка. Из-за драки в таверне Рив-Цир вынес выговор рабочим. Торговец повеселел.
Никто не может сказать, когда началась вражда между ними: на первом собрании Палаты или они были знакомы до этого. Каждой неудаче соперника радовались как собственному успеху.
— Я выбил куш! И деньги заработал, и подгадил этому гоблинишке. Какой удачный день, какой удачный я… — напевал он.
    В мыслях уже хотел переименовываться в “Чудесные товары Зиорза”, да только пока опрометчивый шаг. Вон, кто-то уже вычислил его. Или всё это подстава от хитрого зеленокожего? Вскоре явится и Бортон наверняка.
    И явился.
    Неприятный разговор и следом неприятная информация на листке: собрание в обед.

***

    Семеро богатейших персон нового города уселись за круглый стол. Тему заявил Рив-Цир. Иных вопросов пока не поступало.
— Ввиду того, что потребности города в железе полностью удовлетворены, хочу предложить усилить внешнюю торговлю им. Потенциально данный план принесёт невероятное количество денег. Дополнительно к сведению: составил торговую карту, где можно впустить наш металл. Помимо этого, мне намекнули, что не больше, чем через квинт потребуется огромная партия железа, — члены Дома начали неприкрыто зевать, — ввиду этого предлагаю не только начать подготовку, а она обойдётся нам недёшево, но всё окупится, уверяю, — подготовку железа к транспортировке, но и обеспечить согласно оптимальным расчётам его запас.
    Зиорз сморщился. Подарок судьбы конкуренту испортил всё настроение. Хорошо продаёт товар тот, кто продаёт его последним по завышенной цене. Несомненно, завышена по причине его малого количества, не иначе.
— Прежде, Палата, — оживлённо встал дварф, успев до того момента, пока остальные не до конца проанализировали что к чему, — хочу попросить не торопиться с предложением коллеги. “Недёшево” — это словно смертельное заклинание для любого хорошего дела в нашей сфере. Предлагаю передать малую часть железа ему, а большую зарезервировать. Члены Палаты, вы не задумались, зачем это через квинт понадобится партия железа? Новая угроза для Севера? Лучше сохранить запасы на непредвиденный случай, — эта речь вселяла в сердца присутствующих тревогу, — глядишь, поднимется в цене.
    Манипуляция сработала. Дом постановил так, как сказал Зиорз. Рив-Цир же надменно поглядывал на торговца во время голосования: подобное начало долгой партии тому ничего не даст; что тот сейчас совершил, умный ход ли?
    Соображали ли представители Палаты, к чему всё идёт? Хороший вопрос. Пока точно нет.
    Тем временем, Зиорз через чёрный ход — одна из его развилок выходила в подвал его дома, как он настоял, — вернулся в лавку.
Оставшись наедине, подручный жарко стал расспрашивать хозяина.
— Я не могу допустить увеличения его влиятельности. У меня давно созрел один план. Время его доработать и реализовать.
— Что за план?
— Относительно скоро ко мне придёт один аппарат. Мало ему не покажется тогда. Надо подготовить речь. Не беспокой меня до конца дня по пустякам.



ОБСУЖДЕНИЕ


ДенисКа
#2
[DIY] Магистр
могущество: 1174
длань судьбы
гоблин Дигга
59 уровня
В принципе интересно, хоть и не понял всего, прям как срез дня чужого человека, нифига не понятно, но увлекает дочитать.
В особенности гложут вопросы:
1. Почему в городе такие проблемы с артефактами что их обычным способом нельзя купить? Или это спец правила местной торговли? Или эмбарго?
2. Торговец не особо знаю что за герой без задней мысли продаёт ему туфту и ещё с перспективой опозориться... А мысли о своих кишках на полу перед каким-нибудь чёкнутым бессмертным его не посещают?
3. Зачем ему чёрный ход в лавку если тем же ходом может воспользоваться "конкурент", а лучше сказать заклятый друг, т.е. всё кому хочется доставить ему хлопот? Как-то усложнит организацию безопасности.



Сообщение изменено
Хронослав
#3
[ARS] Командор
могущество: 848
длань судьбы
мужчина Мстислав
70 уровня
1. Проблем с артефактами в городе нет. Зиорз пользовался и пользуется репутацией того, кто может достать что угодно. Герою необходимо было купить нечто особое, то, что нельзя легко заполучить. Потому и обратился к дварфу. К слову, ему повезло, что тот его вообще впустил.
2. Как вскользь упомянул выше, к торговцу просто так не попасть, просто так никого не пускает. К нему, как правило, обращаются проверенные люди. Чутьё дварфа подсказало ему, что зашёл не чёкнутый герой, а дурак, которого можно обвести вокруг пальца. Впрочем, развитие этой истории я запланировал написать позже.
3. Чёрный ход расположился в самой Торговой Палате: здания связаны. Чтоб лишний раз не "светиться" на улице. Ага, как можно догадаться, Зиорз — тёмная личность. Слабо изменился с Йоля. Дополняя первый пункт: там он тоже торговал "особыми" товарами, даже Сферу добыл, только пришлось из-за неё покинуть город.
А сама дверь в его подвал имеет два замка для двух ключей, которые носит всё время собой во внутренних отделениях одежды. Один ключ открывает дверь, а другой — обезвреживает ловушки. Там хитрая система, что мало кто догадается, как она работает.
Первый ключом (если идти с Палаты) нужно открыть дверь как обычно. Вторым "закрыть" — но дверь не закроется. Затем нужно войти в помещение и закрыть дверь первым ключом, а вторым её "открыть". Только тогда ловушки деактивируются. Для повторной активации есть кнопка в комнате торговца, куда тот и выходит с подвала. Этот механизм не стал описывать в данном фольке. Всё по чуть-чуть.
Ещё один — третий — ключ от главных (крайне крепких) дверей в лавку.



Сообщение изменено
Шерхан
#4
[​ϟ] Командор
могущество: 53681
длань судьбы
эльфийка Ильэльная
144 уровня
Если в Сказке до сих пор публикуются, значит, это кому-нибудь нужно. Спасибо за рассказ в фольклоре.
ДенисКа
#5
[DIY] Магистр
могущество: 1174
длань судьбы
гоблин Дигга
59 уровня
Хронослав
Так значительно понятнее, а то не ясно было из контекста фолка )