Фольклор

Наперегонки со смертью

о героях расширенная вселенная

Глава 1

    Много лет (для героев и мастеров ли?) прошло с тех пор, как вблизи Залесья были обнаружены целебные деревья и источники.
    В истории было немало личностей, стремящихся, по их мнению, исправить роковую несправедливость мира — смерть. Впрочем, подобное оправдание свойственно альтруистам. Иные же жаждут бессмертия для себя и для исполнения собственных корыстных целей — чаще всего то обретение могущества.
    Более других этим грезят люди. Ведь как за такую короткую жизнь накопить много силы, богатства? Да и их раса всегда отличалась амбициозностью и радикальность взглядов.
    Однако вернемся в Жемчужину Севера. Тут жил один из подобных людей.
    Поздний вечер. В доме Любомудра Омедита, расположенном на улице Кузнецов прямо возле площади Алмари, в распахнутом окне горел свет.     Здание было одноэтажным, с четырьмя комнатами: спальня (прямо по коридору), личный кабинет (справа), кабинет для приёма пациентов (слева), кухня со спуском в подвал, в котором уже давно не было порядка. Дверей в коридоре три штуки (кроме входной), а вход на кухню располагался в рабочей комнате, что бесило владельца.
    В рабочем кабинете сидит Любомудр. Кипа бумаг, снадобья, какие-то колбы да травы — чего только не было в открытом ящике стола. Сам он в тишине города читал книгу.
    Долгое, погружённое чтение прервал влетевший в комнату мотылёк. Чуть влево, чуть вправо, но конец — смерть в пламени свечи. Глупое существо двигалось к собственной погибели. Зачем? Что такого в обычном свете? Не поэтому ли оно глупое?
— Так. Достаточно на сегодня, — Любомудр с хлопком закрыл книгу, потушил свечу и отправился спать.
    О мотыльке напомнил пациент, заговоривший о фестивале:
— Скоро в Йоле будет фестиваль. Вот вылечусь — поеду туда. Там так ярко в эти дни. Загляденье!
    «И сколько мотыльков слетается туда?», — невольно всплыло в мыслях у лекаря.
    Тем же днём Любомудр получил письмо. В нём местный молодой лекарь просил помощь. Он перечислил ряд симптомов: побледнение лица, еле прощупываемый пульс. Сначала Омедит насторожился, ведь не отличался хорошей репутацией в Залесье. Однако нужно было действовать.
— Я не знаю, что это такое, — начал тараторить молодой целитель, когда коллега пришёл к нему, — Если бы знал, что…
— Пройдёмте, — сухо перебил Любомудр.
    Больному, заявил он, осталось совсем немного. На лице хозяина проступил страх.
— И…
— И лучше оставить его. Безнадёжно.
    Молчание. После некоторых колебаний продолжил:
— Но Смерти мы его просто так не отдадим...
***

    Утром Любомудр пришёл мрачнее обычного. Не столько от усталости, сколько от безуспешной попытки спасти жизнь. Действительно, стоило ли оно того? А будь то родной человек, стоило ли тогда? Быть может, подобные вопросы всплывали в головах у обоих лекарей.
    Любомудр решил запереться в доме и отдохнуть. Проснулся в обед.
    Обычный день, не предвещавший ничего особенного. В последнее время для целителя они соединялись в непрерывную череду рутины — утро, приём, отдых, вечер, сон. Однако этот день всё-таки стал уникальным в жизни человека.
    К вечеру полил дождь. Омедит хотел было зайти в спальню, но свернул направо. Периодически он совершал своеобразный ритуал — разговор с портретом отца.
— Тяготит меня это всё... — заговорил Любомудр, сидя за столом и глядя на портрет.
    Комната представляла собой узкое помещение. В нём находились следующие предметы: книжная полка с дюжиной разножанровых книг, кресло, картина с пейзажем, стол. Письмо.
    Взгляд приковался к письму. Лежало оно тут несколько дней. Каждый раз, когда Любомудр находился возле него, в сердце проскальзывали раздражение и злость. Этот раз не стал исключением: Любомудр резким движением схватил бумажку и принялся читать.
Отрывок из письма по доставке:

Дорогой Зиорз,
У меня ввиду некоторых причин досрочно закончились запасы. Я знаю, что по договору сейчас не время для новой партии. Но мне срочно нужны ингредиенты. Конечно же, ты понимаешь, что часть из них можешь достать только ты, за что отдельная благодарность.
Так вот, мне необходимо.
*дальше пошёл длинный список трав*
За оказанные неудобства заплачу дополнительно. Не переживай.


— Фи! И почему я должен ему доплачивать? И вообще, куплю часть на рынке. Пока он довезёт... А письмо закончу и отправлю позже.
    Любомудр уставился в окно. Всё так же капли били по стеклу, темно; он продолжил ритуал.
— Ты научил меня целительству, но не научил жить… не научил, как относится… к этому, — мысль мгновенно перескочила на мучившую тему. — До сих пор помню. Что за игры Богов?
    В дверь постучали.
— Почему все должны умирать? Справедливо ли это? Мы лишь отсрочиваем неизбежное.
    Стук стал настойчивее.
— Что, сложно понять, что никого не принимаю?! — не выдержал лекарь, подходя к выходу.
    У порога стоял ужасно бледный старик в капюшоне, фигурой невероятно худой. На лице — что можно было заметить не сразу — виднелись язвы. В первые секунды Любомудр покосился.
— Уже не принимаю.
— Я не за этим…
— Вас бы… Ладно, что там у вас?
    Незваный гость пошатнулся и вошёл.
— Итак, что с вами? Вид, признаться, у вас ужасный.
— Хе-хе, — старик встал посреди коридора. — Не беспокойтесь за меня. Я ведь скоро умру.
    От такого откровения целитель немного занервничал. «Сумасшедший на голову свалился».
— И-и-и вам не нужна помощь? Так спокойно говорите об этом.
— Все мы умрём, ты сам это знаешь. Умрёт и твой труд. Всё умрёт. Твой отец хотел избежать участи… и также умер.
— Действительно, сумасшедший. Вы ошиблись адресом. Прошу пройти к выходу.
— Нет, смерть всегда приходит по адресу. Ты знаешь, куда идти, чтобы избежать её, знаешь, но не торопишься. А дни текут и текут по каплям, по каплям.
— Не понимаю, что вы несёте. Выйдите отсюда.
— Не ты один ищешь спасения. Почему бы нам не объединить усилия? Я жду, жду тебя на назначенном месте. Живым или не совсем. Разум не так важен для меня. И до него доберусь.
    Любомудр уже не слушал, лишь принял грозную стойку. Незнакомец ушёл, но оставил за собой и кучу вопросов, и неприятный запах гниющей плоти, и страх…
    «Жди меня на том свете, смертник», — сказал хозяин, захлопнув и заперев дверь.
    «Что это всё значило? — первые мысли целителя уже в постели, — Откуда он всё это знает? Будто бы прочитал мои мысли. Некромант, демонолог, демон?..» Дальше мысли вновь зацепились за тему смерти. Удалось — с тяжестью — заснуть только через несколько часов.

Сон первый

    Вокруг туман и темнота. На горизонте виднеются силуэты домов. Странный белый свет шёл сверху. Любомудр оглянулся. Он смутно понимал, что то сон. Неожиданно из пустоты пронеслось: «Страшно тебе?».
— Кто или что ты?
— Я… — пауза. — Твой главный страх.
    Любомудр тяжело вздохнул. На мгновение он застыл.
— Не пытайся себя обмануть, — продолжил голос, — Мы прекрасно знаем об этом.
— Покажись, трус!
    В его голосе чувствовался страх, но он решил скрыть это показной мужественностью.
— Трус?!
    После данной фразы окружение затряслось на несколько секунд. Когда всё успокоилось, лекарь снова осмотрелся. Через мгновение, почувствовав чьё-то присутствие, Любомудр начал вглядываться вдаль. Чёрное, худощавое существо с косой приближалось, но, дойдя до места, где его было едва ли заметно, остановилось.
— Мой образ — твой образ. Можешь назвать меня им, ею. Но я…
    Опять пауза. Мгновение — остриё косы оказалось, еле касаясь, около горла Омедита. Человек вздрогнул всем телом.
— Теперь узнаёшь, м?
— Ты лишь сон. Не боюсь тебя. Кошмары мне не страшны.
— Неужели? Раз я твой сон, — Смерть рукой приподняла голову целителя, — Тогда развей меня.
    Любомудр взглянул в её сияющие бледным, могильным светом глаза. Страх сковал тело. Губы его разжались, но не смогли ничего произнести.
— Не боишься, значит? Будь честен перед собой. Все меня боятся. Особенно вы, лечащие других. Так неприятно из-за одной ошибки отправить кого-то ко мне, не так ли?
    Любомудр в ярости стиснул зубы. Смерть предвидела это, поэтому сильнее прижала косу к горлу.
— Оставь эти попытки. Даже Хранители не могут оградить своих подопечных от меня.
    К удивлению человека, сущность испарилась. Дома начали приближаться.     Через некоторое время он стоял на площади Алмари. Она была пуста. Любомудр пошёл к ближайшему зданию, приняв то за свой дом. Но не смог дойти: ноги стали подкашиваться, сознание — мутнеть…

Глава 2

    Быстрый вскок окончательно выбил Любомудра из сна. Он не знал, что делать дальше: не спать, попытаться уснуть или начать размышлять над необычным сном. Первый вариант грозил ему порчей репутации, ведь известно, что мутный разум сонного лекаря — опасность для пациентов. Второй не устраивал, так как потенциальная возможность снова встретиться с ней вызывала дрожь по телу. Третий вариант сулил перейти в первый. Был выбран новый, четвёртый, вариант.
    Целитель встал с кровати, пошёл умыться и, не давая мыслям взять верх (и вообще зацепиться в голове), стал читать книгу, вернувшись в постель. Книга повествовала о выдуманном гоблине, который своими выдуманными изобретениями терроризировал такой же выдуманный город. Чтение помогло ему заснуть.
    Лекарь решил сходить на рынок с утра пораньше. Ничто не утомляло его так сильно, как скопление народа. Но откладывать уже было нельзя.
Рынок. Полдень. Солнце, даже не находясь в полноте сил, пекло достаточно сильно, чтобы каждый, кому предстояло пробыть здесь целый день, начал проклинать светило. Сегодня к ним присоединился ещё один человек: Любомудр бродил по рядам достаточно долго. Оттого, стоит заметить, походы вечно откладывались.
    Целитель крайне строго оценивал товар, будь то корешок или экзотический для тех мест ингредиент, оттого так долго возился. Порой данная придирчивость обижала особо ранимых торговцев, что приводило к ругани или к злобным взглядам и перешёптываниям за спиной.
    На этот раз Любомудр повстречал в рядах своего давнего приятеля — эльфа Нилиора. Был он той же профессии. Подойдя друг к другу, они начали разговор.
— Хах! Этот чудесный день стал ещё чудеснее!
— Нет. Этот ужасный день стал чудеснее.
— Да брось. Ты так редко выходишь из своего дома. А сейчас и вовсе какой-то мрачный.
— Мне бы твой оптимизм, честно…
    Человек опустил голову, стараясь своим видом показать, что хочет либо сменить тему, либо вовсе закончить разговор. Подобное действие лишь раззадорило собеседника: на лице того стало виднеться любопытство.
— Что тебя печалит, друг мой?
— Что это?! — обратился он к торговцу. — Что это за дрянь? Вы у нежити это взяли? Оно совершенно сухое.
    Торговец засуетился и предложил скидку на остальные товары. Тем временем эльф сделал шаг ближе.
— Вот и хорошо. Советую вам выкинуть это, — сказал Любомудр неестественно приказным тоном.
— Ничего, я могу подождать тебя у порога дома. Благо, он недалеко.
    Собеседник резко поднял голову и начал говорить, смотря куда-то вперёд.
— Неужто это так важно?
— Да! Разве тебе не хочется поделиться с кем-то горем? А может, радостью. Хоть чем-то.
— Знаешь, возможно, ты и выведешь меня из этого состояния. Хоть и сомневаюсь. Просто хочу услышать мнение насчёт… Встречаемся у тебя дома?
— Иногда тебя так легко уговорить, Любомудр. Аж диву даёшься. Да.
— Вот и идите по своим делам, Нилиор. Нечего меня отвлекать. Ещё шататься тут бог знает сколько.
***

    Возле самой стены, то есть на краю Залесья, расположился дом ещё одного лекаря. Тут живёт Нилиор. Помимо основной деятельности он также занимается и религиозной.
    Среди части лекарей и обычных жителей города распространено учение некого Эрлеаха. Некоторые считают это ересью, другие — культом, третьи — подобием мифа.
    Друзья, как порешили, встретились. Омедит грустно посмотрел на эльфа и вошёл. Молчание прервалось лишь спустя полчаса.
    Любомудр вновь взглянул на эльфа. «Неужели судьбе было угодно свести меня с этим странным светлым во всех смыслах эльфом? Эта улыбка, это дружелюбие — причину всего этого мне никогда не постичь», — рассуждал Любомудр, не сводя с того глаз.
— Вижу, — заметил Нилиор, — Ты вспомнил прошлое.
— Скажи, как ваше учение относится к смерти?
— Несмотря на то что Дракон покровительствует целительству и самой жизни, он, согласно учению, не видит в смерти однозначного зла. Она чем-то естественна. Если задуматься… Постой, у тебя снова кто-то умер?
Нилиор подсел к Любомудру и посмотрел прямо в глаза.
— А если мы сможем победить смерть?
    Эльф, явно не ожидавший подобного, опустил глаза и тяжело вздохнул. Человек подскочил и стал расхаживать по комнате взад и вперёд:
— Лекарство от смерти! Не будет больше горечи по утрате близких. Все станут как герои — бессмертными. И даже лучше! Что же дальше? Меня не волнует.
    Нилиор продолжил смотреть в пол. Он не мог подобрать слов.
    Омедит подошёл к нему, взял за плечи и взглянул в лицо:
— Это будет угодно всем: Пандоре, Хранителям, Эрлеаху.
    Собеседник робко взглянул в лицо. Глаза выдавали некую смесь фанатизма (чего эльф всегда боялся в любом деле), надежды и осколков отчаяния.
— Даже если так, — осторожно начал он, — Каким образом мы достанем это зелье?
— Нет, не достанем, а создадим сами.
— Разве то не будет актом кощунства над высшими силами?..
    Любомудр ушёл от ответа:
— Если они нам позволят, то не будет ли на то их воля — избавиться от изъяна мира?
    Вновь пересечение взглядов. Даже после смерти отца в нём не наблюдалось этого. «Что с ним произошло? Что я проглядел?», — Нилиор не знал ответа, поэтому мысленно стал винить себя.
— Если создание будет связано с тёмной магией, Любомудр…
— То я сам откажусь от затеи, — прервал собеседник.
    Эльф слегка облегчённо вздохнул: хоть тут друг разумен.
    Они обсудили план. Согласно нему Любомудр должен добыть одну книгу в городе. В случае провала придётся ехать в Йоль. Нилиор должен, по возможности, отыскать героев, которые не будут задавать лишних вопросов. Эльф всячески пытался скрывать скепсис, но если не он может повлиять на Любомудра и оградить от неверного пути, то кто?

Глава 3

    К амбициозному делу Омедит решил привлечь и старого друга семьи.
Ничто не соблазняло его знакомого, как жажда к развитию, выражающаяся, как и у его отца, в накоплении магической силы. Даже сомнительными способами.
    Лекарю стоило лишь слегка подцепить сердце молодого мага. Поэтому в написанном письме, наполненным пафосом и опустошённым подробностями, появились намёки на «безопасный» путь становления могущественным волшебником. Результат не заставил долго ждать.
***

    На пороге стоял черноволосый маг, с виду напоминающий подростка не столько отсутствием бороды и усов, сколько гладкой кожей лица и ярко выраженным инфантильным поведением. Тем не менее зрелости он всё-таки не достиг.
    Стоял он с задранным кверху подбородком. Нет, не от гордости. Маг залюбовался высоким небом. Так залюбовался, что не заметил как открылась дверь дома.
— Небо… такое далёкое. У нас в Истаросте оно ближе и менее загадочно.
— За год ты не изменился, Хракату, — то ли с насмешкой, то ли с грустью заметил Омедит.
    Любомудр рассказал о своём плане. Бесконечный поток вопросов от собеседника он игнорировал. Когда тот стал обижаться, лекарь перешёл к новости — скоро они пойдут к знакомому.
— ...В последний раз спрашиваю: зачем там я? — раздражённо спросил маг, то обгоняя, то отставая по дороге к Нилиору.
— Скажи, что является главным, хм, качеством любого отряда?
— Опять заладил, — Любомудр спешно постучал в дверь. — Ах, допустим.
    Дверь открылась. Эльф приветливо улыбнулся и протянул руку Хракату. Тот же успел натянуть улыбку.
— Я Нилиор. Местный целитель. Слышал о вас от моего друга, — он перевёл взгляд на последнего и быстро проговорил, — Проходите в дом.
Хракату механически поздоровался. Ловким движением эльф потянул гостя в помещение. — Хракату. Один из многих магов Истароста.
    Последовали стандартные вопросы о делах и о дороге. По эльфу было видно, что он торопится.
    Гости сели в зале. Нилиор вышел.
— Какое же великое приключение да хотя бы без одного эльфа? — неспешно сказал Хракату.
    Хозяин вернулся. Вместе с ним вошла эльфийка.
— Что ж, друзья, я нашёл того, кто будет сопровождать нас в путешествии. Галанодэль — моя сестра.
    Маг встал и сразу напал вопросами.
— Герой? Эльфийка? Наш защитник?
    Любомудр хотел было успокоить пыл друга, а Нилиор — погасить напряжение, но вмешалась эльфийка.
— Вы давно не видели женщин? Что вас смущает во мне?
    Маг хмыкнул и ответил:
— Все свои «претензии» я выразил в вопросах. Как мага может защищать… женщина?
— Друзья, — громко произнёс эльф, — Перестаньте. Оставьте предрассудки.
— Да, — перехватил инициативу Любомудр. — Не будьте детьми. Я Любомудр, друг вашего брата, — он грозно посмотрел на мага, — Хракату, из Истароста. Прошу простить за его поведение.
— Давайте уберём формальности и будем общаться на «ты», — предложил Нилиор.
    Пламя конфликта удалось погасить.
    До полудня все сидели и обсуждали план. Если бы не Галанодэль, то присутствующие бы утопли в море вопросов от мага-непоседы. При ней он тщательно избирал вопросы и, не находя половину ответов на них удовлетворительными, сопел и изредка косился на девушку.
    Любомудр закончил словами «Будьте бдительны. Дело серьёзное. И не торопитесь» .
    Тем же днём Хракату предпринял попытку всё-таки разузнать у лекаря о таинственной книге. Последний ответил, что всему своё время. После этого маг решил пойти против правил подобной «игры».
***

    Когда маг вышел из дома, нерешительность стала брать верх. Несколько раз он хотел развернуться обратно, видя свой план невозможным: «Старик упрётся наверняка».
    Хракату зашёл в библиотеку. Рядом со стойкой — две фигуры. Обе были преклонного возраста. Первая обладала высоким ростом и седыми волосами — эльф. Вторая — низокая, скрючена, в очках — гоблин. Человек, подходя, услышал часть разговора:
— ...Не думаю, что кто-то возьмётся за написание. Все такие ленивые, — он взглянул на вошедшего. — У тебя посетитель.
— Да, что вам нужно, Хракату?
— Позвольте поинтересоваться: откуда вы меня знаете?
— Я знал вашего отца, — ехидно сказал библиотекарь, видимо, догадываясь о цели собеседника.
— Что ж, я пришёл за одной книгой…
— О, — подхватил гоблин, — Это уникальный артефакт. Сам Илир заинтересовался им. Пытается перевести этот довольно странный язык.
«Ах ты ж… О ней что, теперь весь Север знает? Так и знал, что не стоило сюда идти. Ведь точно не даст», — подумал Хракату.
— Может, я смогу каким-то образом получить её? — задал вопрос маг от безысходности.
— Простите, не могу, даже учитывая репутацию вашего отца. Теперь книга — достояние Ордена.
— Достояние науки. В жизни не видел этого языка. Что скрывают записи? — невпопад сказал гоблин.
— Вы так уверены, что там есть что-то ценное?
— Тогда незачем было бы шифровать, не так ли? — заметил Вильсар.
    Хракату ничего не ответил.
— Тогда спрошу откровенно: где она хранится?
— Оу, внизу. Но поверьте: не стоит, — эльф лукаво улыбнулся.
    Маг попрощался. Присутствующие продолжили разговор.

Глава 4

    Проезжая Тролльхейм, Любомудр — словно обязанность — упомянул, что поселение ему не нравится. Галанодель познакомилась с сопровождающими героями и весь путь проводила с ними, разговаривая о своих новых жизнях после смерти. Нилиор и Хракату сблизились за обсуждением различных магических тем.
    Сам же лидер половину пути сидел угрюмым. Лишь изредка «просыпался», да и то при нападении монстров. Иногда удивлял остальных, когда подходил к свежему трупу бестии и рассматривал его.
***

    Отряд разделился. Эльфы искали гостиницу, Хракату и Любомудр искали нужную лавку. К вечеру она была найдена. Дверь приоткрылась. Из щели показались мелкие глаза, которые за секунду оглядели стучащих.
— Что вам нужно?
— Мы к Зиорзу. За заказом, — сделал особое ударение целитель.
    Дверь закрылась. Через минуту снова открылась. Лавка, на удивление обоих, оказалась большой изнутри.
    Зиорз стоял за лавкой. Он представлял собой дварфа с небольшой коричневой бородой, массивным телосложением. Разговор начал Любомудр:
— Мы пришли за...
— Так. Нет, и не проси. Никаких долгов я не прощаю, — его голос был неприятным и грубым.
— У меня же нет долгов.
— Да? Тогда зачем пришёл? По иным делам не ходят.
— Раз так начали. Я пришёл за книгой.
— Не библиотека.
— Кхм. Я же заказывал у тебя особенную книгу. Помнишь? В последнем письме упоминал.
— Вот демон! Это ты задрал меня. Выкрали её. Говоришь, долгов нет? А за доставку, демон побери, заплатил? — Любомудр отрицательно покивал головой. — Пока не заплатишь, не скажу, куда унесли.
Хракату прошептал про себя: «Одни демоны… то есть деньги на уме».
— Хорошо. Однако мне кажется, что ты не Зиорз.
— А кто же ещё? Лучший поставщик Йоля.
— Тогда скажи, раз уж тебя так достала та книга: как меня зовут?
— А-а-а...
    Лекарь сощурил глаза.
— Ладно-ладно. Признаюсь. Письма принимает мой помощник. Ненавижу с бумажками возиться. У любого уважающего себя дварфа есть дела поважнее. Но помощника я вам не покажу. Он занят.
— Это всё объясняет, — целитель вздохнул. — Вернёмся к делу.
— Ага. Заплатить вам всё равно придётся. Эта книга ходила по рукам коллекционеров из центральной части Пандоры. Сами понимаете.
    Любомудр достал тугой мешочек с деньгами.
— Хватит?
— Помощник придёт — пересчитает. Ключ-то всё равно у меня. — Зиорз достал из кармана мятую карту. — Тут отмечено место.
— То есть ты предлагаешь нам принести этот сундук сюда?! — возмутился Хракату.
— Ничего не знаю. Делайте, что хотите. И вообще, вам пора. У меня дела.
    Как только они вышли, дварф запер двери.
— Нас хотят подставить, Любомудр. Всё так мутно. И сам он — мутный.
— Правду мы узнаем только там. Завтра разработаем план действий.
— Но…
— Хракату.
— Понял, понял.
    Ко времени, когда члены отряда вернулись от торговца, остальные спали, вернее спал один Нилиор. Утром Любомудр объяснил ситуацию. С сожалением эльф сообщил, что у его сестры появились неотложные дела.     Это озадачило лидера.
— Просить помощи героев мы не можем. Хм. Есть ли у вас хорошие знакомые в Йоле?
    Хракату пожал плечами, а Нилиор задумался.
— Друг, как видишь, высшие силы не благоволят нам в этом деле. Давай вернёмся домой?
    Теперь задумался Любомудр: вот-вот и всё-таки придётся переступить через принцип и попросить сторонней помощи, но это опасно. Лекарь начал перебирать все оставшиеся варианты. Быть может, если бы эльф не заговорил, о следующем бы он и не вспомнил:
— Точно, Нилиор, — указал пальцем на друга, — Ты рассказывал, что у тебя здесь есть хороший знакомый.
— Есть один... — начал он. — Возможно. Я не знаю.
— Хоть что-то, — заключил Любомудр, и все отправились на поиски.
    Как оказалось, знакомый жил в том же доме, о котором помнил Нилиор. Эльф предупредил, что у хозяина скверный характер и что было бы лучше, если разговаривать будет только он.
— Не могли бы вы позвать Бортона, — как можно приветливее попросил эльф неприветливую рожу, вынырнувшую из-за двери.
— Тебе не хватает прямолинейности, — дварф почти улыбнулся. — Входите.
    Они вошли. В центре дома располагалась большая гостиная. По обеим её сторонам располагались лестницы наверх.
— Есть только пиво. За чаем и прочим идите в другое место.
— Я хотел бы попросить по старой дружбе выполнить одно задание.
— Прямо-ли-ней-нее.
— Нужно добыть один сундук в пещере, которую охраняют… — Нилиор специально не закончил фразу, но остальные двое это не заметили.
— Я этих… Но ладно. Я тебе должен пожизненно. Куда идти?
— Что, так сразу? — равнодушно спросил Любомудр.
— Зачем тянуть кота? Давайте месторасположение.
    Любомудр достал карту и развернул её на каменном столе.
— Тут. Только ключа у нас нет.
— Разобьём.
— Это бы не хотелось.
— У того дурня нет денег, чтобы нанять героев? Если хотите, могу с ним немного «поговорить».
— Было бы здорово, — ворвался в разговор Хракату.
— Вам бы, молодой человек, помолчать, — возразил Любомудр.
— Вы бы стольких должников спасли… Ваша воля.
    Дварф ушёл в другую комнату. Послышались звуки падающих предметов. Прошло немного времени. Бротон вышел, держа в руке топор; на теле его были лёгкие доспехи.
— Вперёд!
***

    К вечеру команда вышла к подступам назначенного места. Возле пещеры горел костёр, возле которого сидели дварфы.
— Я поговорю с ними. Сидите здесь и даже не высовываетесь.
    Бортон, с топором наперевес, подошёл к сидевшим. Те достали оружие.
— Кто ты?
— Не узнаёте? Голорд передавал вам привет.
— Голорд?
— Он передал, чтобы я забрал сундук торговца и перенёс в другую пещеру.
— Хм. Не верим.
— Пойди сюда.
    Когда один из дварфов подошёл, Бортон показал надпись на топоре.
— Я бы не стал ходить с этим по городу, верно?
— Эх, ладно. Всё равно этот сундук никому не нужен без ключа. Подери того торговца!
    Бортон подошёл к сундуку, который располагался прямо у входа..
— А, чуть не забыл. Голорд сказал его тащить вам. На другую базу.
— Узнаю его…
    Дварфы подняли сундук и потащили в другое место. Удар! Удар! Две головы полетели с плеч. Ещё удар — и одно тело разрублено пополам.
— Я до этой суки доберусь ещё.
    Бортон спокойным шагом пошёл к остальным.
— Я слышал звуки битвы, — сказал Нилиор.
— Битвы? Переговоры.
    Эльф выглянул,чтобы посмотреть на то место. Рука Бортона дёрнулась, но груз был слишком ценен, чтобы уронить его.
— Зачем?..
— Думаешь, они бы проявили ко мне милосердие в тот день? Сделали бы то же самое.
— Но ты мог этого не делать.
— Всё просто, мой друг: либо ты, либо тебя.
— Могучий Эрлеарх, столько крови…
— Идём к Зиорзу, — прервал разговор Любомудр.
***

    Стук в дверь. На этот раз можно было лучше разглядеть помощника. Это был худой гоблин с бледной кожей.
— Господин Зиорз занят, зайдите позже.
— Эй, ушастый, хочешь я уроню этот тяжеленный сундук с пожитками твоего хозяина на тебя?
    Дверь открылась. Помощник куда-то убежал. Дварф стоял возле своей лавки.
— Как много у вас связей. Даже самого ненавистного жителя Йоля припахали.
— Истинно ненавижу я лишь торгашей и прочую нечисть, — сказал это     Бортон «случайно» кинул сундук на лавку.
— Эй, поаккуратнее.
    Торговец побежал в свою комнату за ключом.
— Так, — он приоткрыл сундук так, чтобы содержимое было видно, только ему одному. — Вот ваша книга. Только не раскрывайте её здесь. Вот этот символ никогда не встречал. Вдруг печать от демона. Мало ли кто может из книги выскочить.
— Суеверный, — сказал Хракату.
    Отряд вышел на улицу.
— Пойдёмте к Бортону. Там откроем книгу, — предложил эльф, дварф в ответ то ли фыркнул, то ли хмыкнул.
***

    Любомудр один сидел около камина. Столько много всего произошло, да так быстро, что он так и не нашёл времени поразмыслить. Что за Бортон? Почему Нилиор о нём ничего не рассказывал? Чем тот пожизненно должен? Почему в доме столько комнат, но он живёт один? Не придя ни к одному логичному ответу, он взял рядом лежащую книгу, на которую он всё время смотрел.
    «На ней странные символы. Может, дварф прав?», — вспомнил он слова Хракату при возвращении в дом. Любомудр провёл пальцем по фиолетовым символам чёрной толстой книги. Одно действие, быть может, перевернёт всю историю Пандоры. В лучшую ли сторону?..
    Целитель вспомнил отца, вспомнил дерзкий облик Смерти. Не он ли избранный? Настал час!
    Ничего не случилось, к счастью. На её страницах описывались какие-то ритуалы и заклинания. «Шифр, значит… Старый дурак хотел меня обмануть», — припомнил библиотекаря Любомудр. Он всю ночь пытался отыскать нужный рецепт. Не мог же он ошибиться, в конце концов?

Глава 5

    Солнце освещало стены дварфской гостинной, где Нилиор с Хракату пили купленный ранним утром чай, а сам хозяин пил пиво. Книгу Омедит унёс с собой в постель. Все гадали, отыскал ли он рецепт.
    Во время разговора маг спросил эльфа, как он познакомился с их общим другом. Нилиор не очень любил рассказывать это, поэтому ушёл от ответа, пообещав рассказать позже. Тогда последовал другой вопрос: как он познакомился с Бортоном. Тут Нилиор взял роль отца, который не может объяснить малолетнему ребёнку сложные вещи:
— Ох, Хракату. А ведь Любомудр прав, ты много болтаешь, — он слегка улыбнулся, стараясь не обидеть юношу.
— Но это не ответ на вопрос.
— Я расскажу, когда все соберутся. Расскажу при первом удобном случае.
    Хракату затаил детскую обиду, ведь ни Любомудр, ни Нилиор не хотели делиться с ним информацией, видимо, считая его слишком маленьким.
    Маг поднялся наверх. Он намеревался хоть краем глаза взглянуть на то, что написано в той загадочной книге. Долгие попытки обнаружить её не увенчались успехом. Расстроенный, он пошёл на улицу.
— Парень обиделся, Нилиор, — попивая пиво произнёс Бортон.
    Эльф лишь покачал головой, показывая нежелание говорить об этом. Он откинулся на кресле и молился, чтобы никто в этом путешествии не пострадал и чтобы Любомудр унялся со своей затеей. Его молитву прервал Бортон: крепкие слова выровнялись, когда он ударился об стол.
    Каждому в отряде есть что скрывать. Не исключение и новый член. Бортон, кормя двоих любимых свиней, вспоминал лихое прошлое. Грабежи, убийства, последний рейд...
    Время подходило к обеду. Хракату не вернулся. Как ни в чём не бывало Любомудр спустился вниз. Он стал пить чай, испытывая тяжёлые взгляды эльфа и дварфа. Наконец, молчание прервалось:
— Не нашёл я пока рецепт, — сделав глоток, продолжил. — Нужно мне отправиться в Залесье по одному срочному делу. Подождите меня здесь, хорошо? — он повернулся к Нилиору, — Все.
    Через некоторое время лекарь уехал.
    Из головы истароссца никак не выходила книга. Ответ лежал у дварфа-торговца. Подходя к нему, он стал свидетелем неприятной сцены. Мужчина в бело-коричневой одежде и с шляпой с криками вышел оттуда. На пути лоб в лоб ему попался Хракату.
— Доброго денёчка, — машинально проговорил он.
    Человек фыркнул, повернулся в другую сторону и быстро зашагал прочь. Маг же вошёл в ещё не закрытую дверь.
— Чего вам? — быстро проговорил прибежавший гоблин, стараясь быстрее закрыть дверь.
— Боги, зачем такой уровень защиты?
    Хракату уже был в помещении. Зиорз явно был недоволен таким поведением.
— У меня не проходной двор, между прочим.
    Не слушая причитания, маг спросил:
— Что то была за книга? Откуда она? — начал угрожающе подходить к прилавку, — Что в ней?
— Ещё один клиент пришёл ругаться, — насторожился дварф, икая.
— Вижу, — посмеиваясь проговорил Хракату, — Он был пострашнее меня.
— Отнюдь. Плюнь на него. Да не знаю я, что в книге и что за книга! Отстаньте от меня.
    Хракату быстро сопоставил факты:
— Тот человек тоже про неё расспрашивал ведь?
— Эм, нет. Да зачем н… ему какая-то книга? — чувствуя угрозу, торговец контратаковал. — А тебе она зачем? Ходят тут всякие маги, про свои магические фиговинки спрашивают. Я же честный торговец!
— Ладно, слушай, откуда тот сундук был?
— А-а-а, книга из центральной Пандоры. Была у какого-то коллекционера. Говорил же, не? — протороторил Зиорз.
    «Слишком рвано говорит. Впрочем, ничего толкового у него не узнаю. Зря время потратил», — подумал Хракату.
— Что-то ещё?!
***

    Прошло некоторое время. Любомудр вернулся в Йоль. Как дальше отмечал Нилиор, его настроение с тех пор стало более нестабильным: он то с сильным энтузиазмом принимался за дело, идя к цели, то уходил глубоко в себя. Данная перемена отразилась, однако, и на самом Нилиоре…
    Вечером (в день приезда) целитель собрал всех в доме.
— Итак, господа, сразу озвучу ингредиенты: сердце духа леса, цветок злоцвета, живой корень, серый прах, странная жидкость.
— Бр, жуть! А зачем нам, собственно, это всё? — как гром среди ясного неба прозвучал для Любомудра вопрос от Бортона.
— А я не понял, — стал повышать он тон, — А почему Бортон до сих пор не знает? Хракату? Нилиор? Бездельники!
— Ты сам всё скрываешь, — огрызнулся маг.
    Нилиор спокойно встал и повёл дварфа в отдельную комнату, чтобы кратко объяснить суть дела.
— Любомудр, что это ты так долго был в Залесье?
— Мне не нравится твой тон, твои вопросы, Хракату. Остынь.
— А мне не нравится, что ты играешь в закулисные игры.
    Хракату подчёркнуто закинул ногу на ногу и повернул голову к окну. Приём не успел сработать, так как вернулись остальные. Начал Бортон:
— Да, ребята, ищите вы приключений на голову, демоны вас побери. Я же доволен своей жизнью. Но вот его, — он указал на Нилиора, — Этого тщедушного эльфа я буду защищать, пока вы не остынете.
— Печально, ведь Нилиору придётся ехать в Залесье.
— Зачем? Ты же приехал оттуда?
— Хракату…
— Зачем же? — повторил Нилиор.
— Во-первых, нам вновь пригодилась бы твоя сестра, в качестве временного героя. Вдруг она там будет, например. Во-вторых, добудь там необходимые ингредиенты. Живой корень и сердце леса, думаю. И да, — обратился ко всем, — Не вздумайте покупать в лавках. Всякие шарлатаны могут подсунуть вам всякое.
    Хракату хотел было возмутиться, но грозный взгляд Омедита остановил его. В отместку он обратился к Нилиору:
— А можно с тобой поехать в Залесье? Погостить там…
    Взгляды вновь пересеклись.
— Кхм. Так, давайте следовать плану и не терять координацию, — спешно сказал эльф.
— Да, налазеешься ещё по девкам, парень, — сказал и засмеялся Бортон.
    Нилиор и Хракату покраснели. Целитель мрачно продолжил:
— Встречаемся в Азароке, на центральной площади. Остальные... Бортон, так ты с нами или как?
    Дварф из раздумья дал утвердительный ответ, для большей убедительности ударив кулаком по столу.
— Отлично. А остальные поедут со мной сначала в Карнград, а потом, собственно, в Азарок.
    Через день Нилиор поехал в Залесье. Чуть позже оставшийся отряд двинулся в Карнгард.

Глава 6

    Перемещение в Карнгард не заняло много времени. На этот раз лидер группы решил, что жильё потребуется лишь на день-два, так как намеревался долго не задерживаться. Первым делом он нашёл караван, идущий в Азарок ближе к вечеру следующего дня, благо между городами хорошая экономическая связь.
    Отряд собрался на площади и начал обсуждать план.
— Надо разделиться. Я пойду поспрашиваю у местных лекарей. Вы можете поговорить с героями. Только осторожно. Не подавайте даже виду.
— Ай, ладно тебе, — возмутился маг.
— А не ладно. Всё должно пройти безупречно, как учил меня отец. Ну, в смысле, никто не должен знать о наших планах.
— К чему это, скажи?
— Уже. Сказал.
— Так, — вступил в разговор дварф, — парни, не ссорьтесь. Нилиора с нами нет, чтобы всех мирить со всеми.
— Слишком ты…
— Обоим наваляю.
— Забудь.
    Они ещё раз обсудили план. Согласно ему Хракату должен был стоять около одних из ворот, а Бортон должен был затаиться в таверне да собирать нужные слухи. Лидер взял на себя задачу искать подходящих лиц около одной из лавок.
    Хракату встав около северных ворот и начал внимательно вглядываться в каждого проходящего мимо. Увидеть героя было весьма нетрудно, а вот найти опытного приключенца — эта задача посложнее. К совету друга он не прислушался: не пытался скрыть наглого разглядывания, за что иногда получал вид неприятных лиц.
    От скуки маг начал считать, сколько пришло и сколько ушло из города. Человек в дрянных доспехах, неуклюже шагающий орк, эльф с раной на пол-лица… «Тьфу, как много всякого сброда. И подойти стыдно», — ругался про себя Хракату.
    Рано или поздно (маг потерял счёт времени), но нужный герой был найден. Полностью закованный в броню, не то эльф (доспехи были больно изящны), не то человек вошёл в Карнгард. Местами была видна свежая кровь монстров. Шёл он уверенно, грудью вперёд.
— Прошу прощения, славный герой.
— Да? Я вас слушаю.
— Мне требуется помощь. М-м-м, не встречали ли вы на своём пути то, что зовётся странной жидкостью и серым прахом?
— Встречал. Подобного барахла у меня всегда много. Серый прах остаётся после смерти егви. Про странную жидкость мне не ведомо. Позвольте спросить: к чему вопрос? Всё же можно купить, походив по городам.
— Подделки всякие есть.
— Что вы. Какому торговцу на ум такое взбредёт?
— А вот вы не будьте так наивны. Хоть вы и герой, но умереть по вине одного идиота никто не хочет.
— А, маги-и-и. Это объясняет озабоченность. Может, проводить вас до другого города?
— Хм. Давно не встречал такой любезности, — сказал Хракакту пониженным тоном. — Нет, благодарю славный рыцарь.
— Тогда я пойду делать свои обычные геройские дела.
— А, подождите, — растерялся Хракату, вспомнив про начальный вопрос. — У вас случайно не завалялся серый прах?
— Сожалею, но сегодня те твари мне не попадались на глаза.
— Тогда удачи.
    Хракату смотрел рыцарю в спину. В его взгляде были видны любопытство и восхищение, спросить его имя не хватило храбрости. Но дело не ждало, маг вновь начал нагло осматривать каждого, кому не посчастливилось пройти в эту минуту мимо него.
***

    Любомудр выбрал немного другую тактику. Он ходил возле лавок с травами и выслеживал покупателей. Чтобы сократить время поисков, он иногда сам подходил к прилавку и завязывал разговор о лекарствах. Так он понимал, кто перед ним: лекарь или нет.
    Чаще всего заглядывали в лавку женщины с, видимо, больным ребёнком или мужем дома, герои (обычно эльфы) с ворохом травы, всякие сомнительные личности.
    Один из покупателей наконец-то смог сильно заинтересовать Любомудра. Женщина с чёрными волосами, в капюшоне, с худыми руками, что, верно, поздоровавшись с нею, можно было бы почувствовать кости. Как и до этого, он подошёл к лавке и стал делать вид, что выбирает травы (на самом деле он перебирал их в руке, изредка покупая некоторые). Наводящий вопрос: «Этот цветок помогает при наложении на рану?». Последовал правильный ответ. Ещё несколько вопросов — и Любомудр прямо спросил, не является ли она целителем. Женщина замялась, но ответила положительно.
Разговорились о пациентах. В ходе диалога Любомудр не только всячески пытался дать понять, что намерен познакомиться ближе, но использовал что-то наподобии заигрывания, лишь бы добиться цели. «Жертва» клюнула. И вот, он идёт с ней домой.
    Кухня. Разговоры, которые уже надоели Любомудру. В доме его насторожило присутствие странных украшений, уж больно «магических» для целителя, и мрачная атмосфера, создававшиеся не то заколоченными окнами, не то закрытыми дверями в нескольких комнатах. Однако гость не подавал виду, считывая всё на верное замечание Нилиора (или Хракату — сам уже не помнил): параноик.
    Зашла речь о самом врачевании. По собеседнице читалось, что она не очень-то хочет об этом говорить. Что-то скрывает, подумал Любомудр. Чутьё, как оказалось позже, не подвело.
    Всё же, удавалось её вывести на данную тему, хоть беседу уже шла о другом. Тут Любомудру будто что-то ударило по голове: женщина несла, по его мнению, полную ахинею.
— Мне было бы интересно, взглянуть на ваш кабинет.
    Хозяйка явно не ожидала подобного.
— Зачем? Там… Не убрано. Кровь. Опасно, одним словом.
— И вы работаете в таких условиях? — Любомудр решил в грубой форме высвободить весь гнев за скучнейшие разговоры. — Или его нет вовсе?
— Зачем целителю эти ненужности?
— То есть?! — он понизил тон, чувствуя, что заносится. — Тогда позвольте увидеть разрешение на целительство от одного из Мастера города.
— Зачем эти справки… Ненужные бумажки. Я ведь лечу… — она не договорила и отвернулась от собеседника.
    Любомудр продолжил наступления, откинув не только все манеры в качестве гостя, но и те «дружеские наросты», образовавшиеся во время бесед.
— Ах, как же я раньше не догадался. Шарлатаны!
    Последовала контратака.
— А-а-а, я поняла. Ты из тех, кто гребёт с народа кучу денег. Вы все обманываете!
— Кто бы говорил, — усмехнулся Любомудр, — у нас хотя бы есть гарантии, а у вас… лишь сомнительные практики.
— Все ваши «науки» — обман! — не унималась лжецелительница.
— Мне не о чем с вами больше разговаривать. Жаль ваш разум не так же хорош, как гостеприимство.
    В злости целитель шёл по городу. Не успел он подойти к дверям гостиницы, как к нему со спины кто-то подбежал.
— Видел вас-с-с с каргой. Не ходите к ней. Демонам она поклоняется.
    В недоумении целитель медленно повернулся. Перед его взглядом предстал худощавый гоблин с бледноватой кожей и мелким носом. На секунду Любомудр задумался, не тот ли это гоблин-помощник Зиорза? Но вспомнив фразу про демона из книги, быстро вернулся в реальность. «Демоны? Демонопоклонница? Ну и мрак», — стал он в испуге рассуждать. Заговорил он, напротив, равнодушно и холодно:
— Откуда такие выводы?
— Много в городе обманщиков всяких. Но дураков больше. Не будь дураком.
    Речь говорящего была жутко плохой: часть окончаний заглатывалась, некоторые звуки неестественно удлинялись, временами казалось,что разговариваешь с разумной змеёй.
— А ты у нас...
— Смеяться будете? — гоблин наклонил голову.
— Вздор.
— Местный лекарь я. Не любят меня.
    В голове Любомудра мелькнула прагматичная мысль.
— Не будешь против, если в таком случае продолжим разговор у вас?
— Боишься, что нас увидят, да? Идём ко мне. Но не убрано там.
    Полуразваленный одноэтажный дом из дерева, на котором неприлично виднелась плесень. Такие здания не ремонтируют, а сразу сносят. Да и сам его облик мог испортить впечатление о городе, увидев его кто-то из приезжих. К счастью, он находился на окраинах.
    Они вошли. Помещение состояло из двух комнат. Третья, если можно сказать, комната была по центру. Между комнатами не было никакой перегородки. Про двери между можно и не говорить.
    В правой комнате располагалась кухня. Небольшая, но чем-то уютная. В центральной находился диван и два стола. В левой — кровать и шкаф. Тем не менее, общий вид был настолько ужасен, что даже грязь и разбросанные вещи будто являлись элементами интерьера.
— Никто ко мне не заходит, поэтому бардак, — оправдывался гоблин.
— Верю, — Любомудр внимательно огляделся. — А посетителей как принимаешь?
— А они нужны?
— То есть? — с недоумением спросил он.
— Я всякие зелья делаю, читаю вот. Тут плохо для гостей.
    «Верно замечено», — подумал человек.
— Что ж, имею странную привычку не спрашивать имя. Как тебя зовут?
— Мёг. А тебя, странный лекарь?
— Любомудр. Почему же странный?
— Пока я искал редкие травы, ты стоял и выслеживал кого-то. Увидел, что подошёл к той дуре, а потом… на меня напали и избили.
    В цель Омедита, по его же мнению, не входило слушать душещипательные истории, поэтому он продолжил:
— И почему же ты обосновался здесь?
— Потому что не любят некоторые сородичи «не такую» профессию. Да-с и не харизматичен я, чтобы любить меня вообще.Тут хоть маленький покой. Совсем маленький.
    Любомудр взял инициативу в свои руки, не давая собеседнику времени опомниться.
— Мне важны лишь твои навыки. Ты готов пойти с нами? В приключение.
— Конечно. Мне надоел этот город. Хочу прос-с-славиться. Хочу отточить навыки.
— Последнего не обещаю, а вот первое обеспечено в случае успеха.
    Любомудр не ожидал столь уверенного и мгновенного ответа, но отказываться нельзя. Тем более, жизнь тут для него, видимо, сущий ужас, подумал целитель.
— Завтра выдвигаемся в Азарок. Встречаемся возле той гостиницы вечером.
— Да? Так быстро? Ура!
***

    По мнению Бортона, героев и слухи лучше искать не иначе как в тавернах. В одной из них он сел в углу наедине с пивом. Балаган, царивший вокруг, лишь помогал ему в миссии: неприметную фигуру, сидящую в одиночку вряд ли в чём-то заподозрит, не так ли?
    В таверну вошёл большой, даже по меркам расы, дварф. Он неуклюже шёл прямо к стойке. Двум развесёлым эльфам, стоящим на его пути, не повезло: он грубо оттолкнул их. Подойдя, он что-то крикнул хозяину таверны. Тот покачал головой. Последовал удар кулаком по столу.
— Эдакое пузо нажрал. На геройские деньги. Никакой демон не проткнёт. Точно многое повидал, увалень, — пробормотал Бротон.
    Дварф некоторое время ругался на хозяина. После оглядел помещение. Бортон уловил момент: поднял руку и сделал приглашающий жест. Глаза громилы сразу забегали по столу пригласившего.
— О-о-о, сразу узнаю, когда собрату не хватает доброго эля, — развязно начал Бортон.
— Бочками не продают… Здесь.
— Не печалься, подери их Творец, они ответят перед ним лично. Как твоё имя?
— Мурадёр.
— Бо-о-ортон. А моя фамилия ни о чём уже не скажет.
— Ты местный?
    Они разговорились. Им принесли большие кружки, в которые раз за разом наливался эль. Когда оба стали чуть было не лучшими друзьями, дварф спросил про прах и жидкость.
    Мурадёр ответил, что жидкость у него с собой и что в знак дружбы готов отдать её. Про прах упомянул, что его можно достать из какой-то нежити (опьянение ухудшает память).
    Остаток вечера они провели, напевая: «Хорошо живём на свете мы!».
***

    Холодное утро. Туман даже не собирался рассеиваться. Через окно решётки завывал ветер. В коридоре были слышны рваные фразы стражи:
— ...СахКиаран, уверен, будет очень недоволен.
— Что он вообще здесь делает?
— Вот бы в Лирейн съездить…
    У Бортона раскалывалась голова. Он еле соображал, где находится. Один стражник крикнул ему через дверь: «А вот у тебя покровителей нет».
Через час-два послышался знакомый голос:
— Как хорошо, что никого не убил. А вот…
    Шаги приближались. Дверь камеры открылась. На пороге стоял Хракату с неловким выражением лица.
— Вставай! Если Любомудр узнает — разорвёт на куски. А узнает скоро — сегодня день отправки.
    В полусознательном состоянии дварф вышел. Маг кивнул стражнику и, придерживая спутника, отправился в гостиницу.
    В комнате Любомудра сидел Мёг. Тот сказал, что лекарь ушёл уточнять насчёт каравана.
— Приготовил? — спросил Хракату загадочным голосом.
    Гоблин протянул из сумки зелье. Маг засунул в руку дварфа ёмкость.
— Пей, пока не увидел в таком состоянии. А то будешь всё рассказывать. Нам ж не нужен злой Любомудр, верно?
    Выпив залпом, Бортон активно проговорил:
— Мне уже нравится этот гоблин!
— Потом расскажу... И даже не говори, что ты провалил задание.
— Я?! — дварф хотел было захохотать, но раскашлялся.
    Он полез в карманы и вытащил бутылёк с жидкостью.
— С-с-странная жидкость.
— А то!

Глава 7

    Караван выехал. Пока Хракату наконец осознавал, что сражения совместно с героями против монстров являются отличным средством оттачивания заклинаний, если держаться за спинами бравых героев, конечно; его друг решил лучше познакомиться с книгой. Ситуация поменялась, когда враги перестали нападать.
— Послушай, а ты мне дашь почитать книгу? Она пока тебе не нужна. А я смогу поучиться чему-то из неё.
— Думаю, нет.
— Я-я-ясно. И на что я рассчитывал. Меня бесит твоя скрытность.
— Прошу простить меня. Так… нужно.
— Эх, тебе это зачтётся потом, вот увидишь.
— Пусть так. Вы не осознаёте многих вещей.
    Любомудр поник, понимая беспокойство друга. Однако ситуация, можно сказать, была как между молотом и наковальней: не мог ни сказать Хракату правду, что книга принадлежит его семье, ни в грубой форме отказать так, чтобы тот больше не поднимал вопрос.
    Бортон тоже участвовал в стычках. Однако дварф выбирал лишь два варианта: либо рубить слабых противников, либо прикрывать спину защитникам (и Хракату особенно, так как тот часто забывал об осторожности).
    На полпути к городу случилось несчастье: сломалось колесо. Извозчик, предварительно успев показать весь свой лексикон, принялся за ремонт. Тем временем, остальные кругом встали возле повозки.
— Пока мы встали, хочу спросить всех вас. Пусть мой вопрос не вводит вас в смущение. Просто помечтайте, — Любомудр сделал паузу. — Каким вы видите мир, в котором все будут бессмертны?
— Позволь уточнить, приятель: бессмертие предполагает вечную молодость и отсутствие болезней?
— Да, почти как у них, — он указал на героев.
— Я бы добивался совершенства в искусстве магии. Да и мир скрывает множество загадок, не так ли, Мёг?
— Но, вижу, тогда в будущем будут ис-с-стреблены все монстры, начнутся войны. А вдруг добьётся злодей наибольшего могущества? Он заточит всех, и всему миру конец.
— Хах, вздор! Мы всех остановим.
— Наивный маг, — сказал Мёг.
— Что вы думаете, уже получившие дар Хранителей?
— Я стараюсь служить добру, — начал первый, — Мой Хранитель избрал меня для этого. Что же ещё нужно?
— Соглашусь. Я наслаждаюсь новой жизнью. Иногда так утомляет квинтами ходить между городами. Надоест — уйду в тот же Асиль на покой.
— Хорошо. Бортон?
— Можно не отвечать?
— Неужели никогда не думал об этом? — спросил Хракату.
— Мне эти ваши высокие мысли не нравятся. Делать нечего, что ли?
— Вот именно! — подхватил извозчик.
— Не теряйте бдительность. Эти мрази везде: в кустах, за деревьями, в речке — везде.
    Мёг и Хракату начали спорить о возможности захвата Пандоры тёмным чародеем. Герои разговаривали о чём-то своём. Бортон рассматривал свой топор, иногда поглядывая в даль.
    «Готово!», — крикнул извозчик, и караван вновь отправился в путь.
***

    Начало темнеть, когда группа въехала в город. Первым делом Любомудр отправил Бортона искать гостиницу под предлогом, что это дварфийский город. Прочие пошли осматривать Азарок. Условились встретиться на главной площади.
— Сам факт того, что дома такие низкие, — начал маг, проходя вдоль одной из улиц, — Говорит о том, что это дварфиский город. Вот у нас в Истаросте много башен, свободно. Тут же тесно. Даже Карнгард лучше.
— Не эльф, а теснотой тяготишься, — подметил Мёг.
— О! — крикнул тот, — Статуя!
    Хракату подбежал к ней. Любомудр предпринял неудачную попытку схватить того за руку, чтобы он не привлекал внимание.
— Ха-ха-ха! Все дварфы любят секиры. Все эльфы любят магию. Йоль, Азарок — нет. Вот их истинный город! Интересно, кто это?
— Постарайся показывать при других свою глупость, свойственную молодым, — сказал Любомудр тихим, но раздражительным, голосом.
— А что я? Интересуюсь.
— Своим поведением привлекаешь внимание…
    Целитель увидел шагающего навстречу личность в капюшоне. Любомудр насторожился, тот прошёл очень близко к нему и ускорил шаг, когда оказался за спиной. Не теряя бдительность, он проверил карманы. Один опустел.
— Эй! — крикнул он, но вор уже убегал.
    Не успел лидер прогнать все самые худшие мысли от потери крайне важного предмета, как увидел, что вор вдалеке рухнулся на землю. Из-за угла появилась другая фигура. Она пригвоздила грабителя к стенке и что-то крикнула себе за спину. Появились ещё фигуры. В них можно было разглядеть стражу. Все кроме одной фигуры исчезли: та приближалась к отряду.
    Светловолосый, с слегка прищуренными глазами мужчина подошёл к ним, слегка подкидывая вверх пропажу. Он передал маленький мешок Любомудру и иронично сказал:
— Сразу видно, что новоприбывшие. Ну кто же держит ценные вещи в карманах? — после он повернулся к статуи и многозначительно произнёс: — Это статуя основателя города. Азарок Сердитый — бандит. Относительно недавно поставили. Вспомнили про прошлое.
Он повернулся к Любомудру и протянул руку.
— Я Мирослав — житель данного славного городка.
— Любомудр. Из Залесья, — пожал рук, — Это Мёг и Хракату — мои приятели. Ещё один ищет нам жильё.
— Какая жалость, что не встретили меня раньше. Я знаю обо всём.
    Любомудр ловко воспользовался шансом.
— Говорят, где-то тут обитают некие егви.
— На героев вы не похожи. Зачем вам понадобились эти твари?
— Нас интересуют экзотические товары.
— Почему бы тогда не попросить добыть их героев?
    Лекарь попал в тупик. Но через пару секунд смог выкрутиться.
— Герои таскают барахло очень долго. Нам нужны свежие ингредиенты. Конечно, же мы наймём первых для подобной... цели.
— К востоку отсюда есть какие-то развалины. Говорят, там видели несколько егви.
— Но путь туда наполнен монстрами, я правильно понимаю?
— Естественно. Нежитью. Это бич для нашего региона. Особо боязливые думают, что в тех руинах сидит могущественный лич, который и поднимает легионы мёртвых и не очень. Поэтому, если хотите туда наведаться, наймите героев пять-семь. И да, не забудьте согласовать поход с мастером Алфром.
— Это ещё зачем?
— По многими причинам. Например, вас никто спасать не будет в случае чего.
— Ясно. Мы подумаем.
— Чуть не забыл. Крайне не советую заходить восточнее руин. Там какая-то тварь сидит. Убила многих желающих побыстрее добраться до Чернограда. Не повезло им заблудиться немного. А герои рассказывают о неведомом чудовище в тени. Они толком и разглядеть его не смогли — смерть почти мгновенная.
— Учтём.
— Ха, нам в ту сторону и не надо, — ухмыльнулся Хракату.
— Могу посоветовать хорошие заведения.
— Спасибо, не интересует.
    Мирослав лёгкой походкой ушёл.
— Пойдём туда сами.
— Мне кажется, или ты не слушал Мирослава.
— Не собираюсь ни с кем договариваться. Идём сами.
— Да сколько можно, Любомудр? Ты и так растянул поиски шире и дольше некуда, да ещё и подвергаешь нас всех опасности!
— Можете не идти, — сухо ответил лекарь.
— Ну и дурак же ты редкостный. Может… хотя бы подождём Нилиора с Галанодель?
— Посмотрим. Сначала подождём Бортона. Долго он ещё?
    Отряд расположился в гостинице неподалёку от центра города. Перед оплатой Любомудр в уме прикинул, сколько он потратил и сколько потратит.
Ночью целитель долго не мог заснуть. Впрочем, и сон не принёс ему радости…

Сон второй

    Огромный зал квадратной формы. Потолок будто бы уходил в небо, небо, которое было ядовито-зелёного цвета. В помещении угадывался дварфийский стиль, однако факелы, источающие цвет домашнего камина, находились довольно высоко.
    Никого не было. Любомудр, находившийся около стены, где должен был быть выход, начал звать кого-то. Произношение данного имени в реальности являлось бы пыткой для человеческого языка. Снова имя. Повторялось действо недолго. Раздался удар по колоколу, да такой, что казалось, ударили по стенам зала.
    В конце, прямо около противоположной стены из воздуха материализовался (или он просто не попадал в поле зрения) трон.
— Всегда должен быть мастер, — произнёс фразу целитель, но позже осознав весь бред происходящего.
Прошло мгновение как тот понял, что вновь повторяется кошмар. Откуда появится «протагонист» — вопрос риторический.
— Как понимаю, прятаться, бояться и совершать иные манипуляции бесполезно?
Никто не ответил. В сердце загорелась искра надежды. Будто бы угадывая движения чувств, заговорила Смерть:
— И не надейся, — взгляд Любомудра приковался к трону. — Бесполезно.
Слова эти она произнесла необычно ласковым тоном.
— Давай быстрее решим наши дела, — проявил ложную доброжелательность собеседник.
— Время идёт, а ты всё бежишь… От двух вещей всё равно невозможно убежать: от Рока и от смерти.
— Что ты хочешь?
— Чтобы ты прекратил бежать от меня. Всего-то.
— Не я один участвую в догонялках. Я гонюсь за жизнью без смерти, ты гонишься за жизнью, моей жизнью. Кто перейдёт неизвестную черту, тот и победил.
— Не боишься ли ты…
    Несмотря на оборванное предложение, Любомудр понял намёк.
— Бред моего сна, кошмара не выйдет отсюда.
— Если это сон, по почему, посуди, твоя речь, твои речи столь стройны и… дерзки?
    Не дожидаясь ответа, Смерть продолжила.
— Всё идёт по плану. Зачем противиться неизбежному?
    Любомудр остался один. На троне появилась знакомая книга. Целитель подошёл и осторожно открыл её. Страницы сами начали листаться и остановились на месте с рецептом.
    Человек не мог прочитать ни одного слова. Появилась паника. Помимо всего прочего, с каждой минутой чувства, что чьи-то глаза наблюдают за ним, усиливалось. Сверху раздался голос:
— А так видишь?
    Чернила книги с нарастающей скоростью начали превращаться в кровь. Любомудр кинул книгу на пол лишь тогда, когда весь лист залился красным.
Ручьи крови полились по полу. Факелы стали гаснуть один за другим. Пол перевернулся…

    «Я успею!» — крикнул Любомудр сквозь сон.

Глава 8

    Как и было задумано, Нилиор отправился в Залесье. Дорога оказалось гладкой на этот раз.
    Нилиор зашёл в дом. Первостепенная задача была отложена, чтобы разобраться в ситуации в городе.
    Небольшой отдых и вправду помог. Правда, ещё несколько минут — его бы прервал стук в дверь. На пороге стояла женщина с корзиной.
— Простите, мне сказали вас нет дома, — Нилиор старался сдержать раздражение, — Но мне сообщили…
— Попрошу, быстрее к делу.
— Я принесла дары в честь Эрлеаха.
— Мне? Не ожидал. Благодарю.
    Женщина спешно положила корзину и ушла. В воздухе эльф почуял запах, знакомый каждому лекарю. Подарок состоял из свежих фруктов, овощей, трав. Нилиор почувствовал себя неловко. Он положил корзину на кухне, пошёл в свою спальню, достал из-под кровати флакон, завёрнутый в зелёную ткань. Нилиор небрежно брызнул жидкость на корзину. Содержимое начало тихо шипеть. Яд.
— Снова… — равнодушно сказал эльф.
***

    В здание библиотеки зашёл незнакомец в тёмной одежде и выцветшем плаще. Ему лицо было хмурым. Он, шагая чётким ритмом, подошёл к Вильсару.
— Снова… — негромко сказал он.
— Я доложу, не беспокойся. От них нет спасенья...
    Собеседник хотел было продолжить жаловаться, но тот перебил его.
— В городе?
— Я устрою встречу. Скоро. К чему это странное поведение?
— У меня мало времени. Книга на месте?
— Конечно.
***

    Дождь колотил по крышам домов. Изредка громыхали раскаты грома.
Нилиор грустный сидел на диване. В его лице не было ни солнечной улыбки, ни сверкающих глаз — лишь грусть и душевные муки.
    Стук в дверь одновременно и оживил, и насторожил его. Он схватил нож, лежавший под диваном, и начал медленно приближаться к двери. Снова стук.
— Кто там?
    Ответа не последовало. Тогда он резко открыл дверь, надеясь перехватить инициативу. Вспышка ослепила его. Он увидел лишь силуэт в плаще…
***

— Ну что, брат, как ваше приключение?
    Гостиная. Галанодель подошла к нему, села рядом и приобняла. Только она могла видеть Нилиора в таком плачевном, в таком настоящем, состоянии. Эльф слегка улыбнулся, пытаясь показать, что с ним всё в порядке.
— Будто я не знаю своего брата, — ласково произнесла она, — Брата, который мастерски научился прятать боль за улыбкой. Что же случилось?
Нилиор и вправду устал скрывать эмоции. Улыбка стала растворяться. Он опустил голову и тихо произнёс:
— Какой же я подлец…
    Эльфийка отправилась на кухню, где приготовила чай. Нилиор сидел так же неподвижно, когда она вернулась.
— Йольский чай. Оттуда и рассказывай.
    Нилиор признался, что специально отправил её из Йоля, чтобы завалить миссию Любомудра. Он жалел о подобном поступке. Но что ещё ему было сделать? Галанодель не осуждала брата.
— Вопрос в том, зачем ты это сделал.
— Мне страшно, что стало с моим другом, понимаешь? Тогда, когда мы вместе спасали жизни при Белом вихре, он был другим. Совершенно другим, — его голос задрожал. — А сейчас он параноик и, возможно, маниакален. Фанатик. Я… не знаю, что делать.
— Не ты ли был таким же?.. — осторожно спросила сестра.
— Прошу, не вспоминай, — руки Нилиора задрожали.
— Таким же. Аунайри дали тебе второй шанс. Подумай: не Эрлеарх ли ведёт его?
    Нилиор задумался. Молча допив чай, он заперся в комнате. Лишь к вечеру он нашёл ответ. Однако сестра уже ушла на задание.
***

    Поздний вечер. Три стука в дверь. Нилор кивнул вошедшим. Все они были в тёмно-зелёных капюшонах. Лиц не было видно. Насчитывалось их не более десяти.
    Шторы закрыты. В комнатах — полумрак. Пока остальные что-то обсуждали, Нилор общался с их главой в другой комнате.
— Восток — опасное место. Нежить в диких лесах и болотах набирает силу. Что вы собираетесь делать?
— Пока что нет причин для беспокойства. Мы держим ситуацию под контролем.
— Надеюсь, ваших сил хватит. Мне же необходимы некоторые ингредиенты: живой корень и сердце леса. Где их добыть? Свежими.
Незнакомец рассказал о сородиче, который постоянно охотился вблизь Залесья. Пообещав, что всё устроит, он удалился. Чуть позже из дома ушли и остальные. Нилиор стал дожидаться.
    Следующий день. Очередным гостем стал молодой парень в доспехах. Тот сообщил, что нужная персона у ворот Залесья, и что Вильсар попросил зайти к нему.
    Встреча состоялась около ворот Залесья в полдень следующего дня. Эльф пришёл пораньше. На всякий случай взял деньги.
    Навстречу со стороны центра города шёл герой, одетый в лёгкую кожаную броню, с капюшоном, закрывающим глаза, на голове и луком в одной руке. Как только тот заговорил, целитель подметил, что у того какой-то больно мягкий голос.
— Приветствую собрата, — он слегка поклонился.
    Нилиор заметил, что из капюшона торчала пара узнаваемых среди рас ушей. Данный факт смягчил напряжённость.
— Взаимно. Я рад, признаться честно. Впрочем, — Нилиор сделал паузу, — перейдём к делу. Мне нужны две вещи: живой корень и сердце леса. Справитесь?
— Пару дней охоты, и всё будет сделано. Добычу принести к вам домой?
— Если будет нетрудно.
    Собеседник кивнул и пошёл в направлении леса.
    Смелой походкой Нилиор зашёл в библиотеку. Библиотекарь не обратил на него внимание, так как что-то внимательно записывал.
— Да прибудет с тобой милосердие Эрлеарха. Ответь, друг мой Вильсар: что за дело?
    Вильсар поднял голову и сщурил глаза. Как только узнал знакомого, его старое лицо изменилось.
— А, это ты Нилиор. Ты изменился. Уже третий спрашивает про книгу Вот диво!
— Кто третий?
— Эльф какой-то в капюшоне. Принял сначала за Делира. Послу-у-ушай, ты не знаешь случайно, на каком языке она написана? Или что за шифр?
— Хм. Я вблизи её толком-то и не видел.
— Только никому не говори…
    Вильсар отправился на нижние этажи. Тем временем Нилиор предположил, что тем эльфом был Эрион. Хорошо подумав, откинул гипотезу: «Зачем охотнику та таинственная книга?». Библиотекарь вынес чёрную книгу с красным символом на обложке.
    Он положил книгу на стол, подбежал к входной двери и запер её.
— Будто магическая… — сказал Нилиор водя по обложке.
— Тоже чувствуешь? Знать бы, что там написано.
    Он аккуратно открыл книгу и продолжил:
— Эти закорючки не похожи ни на один из известных языков. Поэтому я предположил, что это шифр. Но никак к нему не подобраться.
— Удивительно. Как считаешь: книга взята у некромантов, демонопоклонников?
— Всё может быть. Однако безусловно: это ценный артефакт!
    Нилиор по памяти постарался найти страницу с рецептом. Найдя, удивился: рецепт записан тем же языком.
— Благодарю тебя. Это всё, что мне нужно было узнать.
— Пока ты не ушёл. До меня дошли слухи, что есть перевод этой книги. Да, то маловероятно. Но всё же: если по воле Хранителей попадётся — принеси мне.
— Хорошо. Прощай.
***

    Очередной стук. Нилиор внимательно осмотрел стучащего. Лучник протянул добычу.
— Погоди. Хочу спросить: как тебя зовут?
— Разве это важно?
— Да. Я всегда помню тех, кто делает мне добро. Не бойся, друг, я сохраню тайну, если хочешь.
— Хм. Эрион.
— Молчание — золото. Эх, не стану тебя более задерживать. Удачной охоты! Ну, и можешь заходить, если что.
— Спасибо.
    И вот, цель Нилиора завершилась. Осталось сесть на караван, идущий в Азарок и передать ингредиенты.

Глава 9

    «Я успею!», — крикнул Любомудр сквозь сон.
    Комната гостинной. Он опомнился. Кошмары, пусть и были редки, сильно били по психике. На этот раз в «пробоине» возникла идея отправиться на развалины немедленно.
    Выйти незаметно для товарищей из здания не составило труда. Проблему составлял поиск героя-дурачка, готового отправиться непонятно куда и непонятно зачем. Причём дурачок должен был быть не из местных. И ночной фактор никто не отменял.
    Ещё найди героя, а не гуляку какого-нибудь, думал Омедит. Он воспользовался карнгардской тактикой Хракату: нашёл место возле ворот, чтобы его не было видно. выбрал нужный угол обзора и стал наблюдать.
Через неизвестно какое время возле ворот прошло чёрное пятно в красном плаще. У наблюдателя сразу замелькало в мыслях: «Обычный смертный до такого внешнего вида бы не додумался. Герой точно».
    Герой направлялся вглубь города. Любомудр последовал за ним. Тот, видимо, поняв, что кто-то на хвосте, завернул в переулок. Тёмные улочки — и охотник встретился со своей жертвой лицом к лицу. Вернее сказать: шеей к острию меча.
— Ублюдки подослали ко мне неумелую убийцу?!
Любомудр не ожидал, что тот подсторожит его.
— Язык проглотил? Если нет, то всё равно отрежу. Только после объяснений: кто?
— Я не убийца — робко начал целитель.
    Герой повернул голову на бок:
— А кто же?
— Мне нужна помощь героя.
— Подробнее, — он приподнял меч.
— Да, я следил за тобой, чтобы попросить помощи. Стоял около входа в город. Искал героя.
— Подними руки вверх.
Любомудр выполнил приказание.
— Серьезного оружия нет, — начал зрительный осмотр герой, — А магией владеешь?
— Я целитель. Я же не дурак, чтобы идти против воина врукопашную.
— Кто вас знает. Демон, может, или нежить. Ладно, — герой опустил меч, — выйдем на свет.
    Только при свете ночных фонарей Любомудр смог разглядеть того, у кого собрался просить помощь. Это был закованный в чёрные латы рыцарь с красным, словно кровь, плащом. На одном плече доспехов виднелась голова какого-то монстра. Из шлема торчали небольшие рога. На миг целитель подумал, что перед ним демон.
— Долго меня разглядывать будешь? — сказал герой с раздражением, ведь подобная реакция для него была не новой.
— Ты знаешь что-нибудь про катакомбы к востоку отсюда?
— Знаю лишь байки. Там развалины. Герои туда не ходят, так как думают, что ничего не осталось в них.
— Мне нужно сопровождение. Поможешь? Заплачу сколько скажешь.
    Дальше последовал расспрос, зачем целителю понадобилось то место, почему ночью, почему не наймёт ещё героев. Собеседник отвечал уверенно, иногда лукавя.
— ...Я понятно объяснил?
— Прийти, найти, убить, забрать прах. Можно вопрос?
— Ещё один? Да.
— Зачем туда идёшь ты?
— На месте и узнаешь. Если, конечно, всё пойдёт по плану. И помни: не затягивать и никому не рассказывать после.
— Да понял я. Не идиот. Ну что, выдвигаемся?
— Идём.
    Луна еле освещала дорогу (если её вообще можно было разглядеть) к древним руинам. Целитель перед выходом из города несколько раз огляделся на элемент слежки. Хоть он и понимал, что такое поведение может вызвать больше подозрений и что оно всё-таки не самое правильное, однако страх не успеть, провалить всё, двигал сердце сильнее, чем разум.
    Неприятности начались при подходе. Несколько волков бежали навстречу со стороны леса. Прыжок. Один рассечён пополам. Второй, явно расчитывающий подойти сзади, попятился, ожидая. Рыцарь подошёл к трупу, лёгко отрубил две половинки головы и бросил их к волку. Тот убежал.
«Вот это жестокость, — подумал Любомудр, — Впрочем, результат есть, остальное не важно».
    У развалин завязался ожесточённых бой с нежитью. Воин неутомимо разрубал конечности одни за другим. К счастью, среди врагов не оказалось лучников, что бы осложнило защиту нанимателя.
    Когда всё закончилось, Любомудр подошёл к спуску, расположенном в нескольких десятках метров от самих руин. Он вглядывался в темноту. К нему подошёл рыцарь и сообщил, что среди существ не было егви.
— Подожди меня здесь.
— Уверен? Мне то как-то всё равно, но всё-таки там тебя могут запросто убить. Те же егви.
— Уверен. Убьют так убьют. Но я чувствую, что сегодня смерть обойдёт меня стороной.
— Зачем тогда нанимал?
— Не язви. Сторожи вход.
    Любомудр действительно чувствовал, что катакомбы не представляют для него опасность.
    В сырое и неуютное каменное подземелье освещали тусклые факелы. «Тут кто-то живёт», — предположил целитель. На полу при входе были разбросаны кости, а из темноты будто кто-то смотрел на него.
    Наконец показалась комната, в которой, как он предположил, кто-то жил. Тёмная фигура стояла к нему спиной, что-то ворша на столе.
— Ты ли тот, кто бежит от неё?
— От кого?
— Прекрасно знаешь. От Смерти!
— Возможно. С кем я говорю?
    Незнакомец обернулся. Этот облик Омедит сразу вспомнил.
— Не так важно имя, как важны цели его носителя. Оставим мимолётное и ненужное. Я знаю, за чем ты здесь.
— Очень занятно. Могу ли я попросить снизить уровень пафоса и перейти к… делу?
— Боишься смерть, но не боишься тех, кто её может принести? Необычно. Скажи: ты веришь в закон судьбы, что всё в мире взаимосвязано?
— Наверное. Мне не до загадок и прочей чепухи. Что ты можешь мне дать?
— Один из магов, как и твой друг. Прах тебе нужен? Вот, возьми на том столе.
— Откуда… Надеюсь, мы больше не встретимся.
Любомудр с осторожностью подошёл к столу и взял небольшой мешок с прахом.
— Эм, я что-то за это должен?
— Ты уже заплатил цену.
    «Боги», — прошептал целитель и отправился обратно, вспоминая, как шёл. В темноте действительно кто-то был. На этот раз особо не скрывался.     Тусклые огоньки голодно глядели на него, следя за каждым шагом. Нежить, ненавидящая живое. Любомудр старался не задумываться. Он лишь крепче сжал мешочек с прахом и ускорил шаг.
    Кости на полу, означающие выход из подземелья, исчезли. Теперь они ходили по коридорам… Скелеты взглядом провожали целителя. Тот так же старался не показывать страх.
    Рыцарь нервно крутил мечом в землю. Хоть глаз его не видно, но раздражение, видимо, тот скрывать вовсе не умел.
***

    Лекарь в Азарок вернулся один. Так же тихо он вернулся в постель. Перед этим он тщательно промыл рану на лице.
    Выходка целителя не прошла бесследно. Вечером, когда компания — кроме Хракату, который дожидался Нилиора на центральной площади, — собралась в таверне, к ним подсел знакомый.
— Правила созданы для того, чтобы их нарушать?
— О чём ты, Мирослав? — со страхом в голосе спросил Любомудр.
    С прищуром тот осмотрел лицо лекаря.
— Скажи-ка, откуда шрам?
    Шрам этот, конечно же, заметили все. Любомудр солгал, что он случайно ударился ночью.
    Мирослав решил снизить напор, поэтому предложил выйти. Остальные через несколько часов, не дождавшись лидера, бурно рассказывающего что-то возле таверны, отправились в гостиницу. Позже вернулся и маг.
    Раздраженный, Хракату зашёл в комнату. Жил он с Мёгом.
— В прошлый раз ты очень мало о себе рассказал. Не хочешь поделиться, чем же ты там таким занимался, а?
    Гоблин не растерялся:
— Попытки твои угрожать с-с-смешны, маг из Истароста. Твое смазливое личико не внушает ужас-с-с.
— А я и не пытался, — с обидой в голосе сказал маг.
— Мёга не подловишь и на этой ловушке. Обижаешься ты специально, чтобы с-с-собеседником манипулировать.
    «Какой наблюдательный! Ну-ну, думаешь, прочитал меня?», — нахмурился маг.
— А ты умнее, чем кажешься.
    Мёг являлся самым скрытым из всех. Говорил вслух он мало, всё время шептал что-то про себя. Группа быстро приняла его странности.

Глава 10

    Как только Нилиор вернулся, Любомудр собрал всех в своей комнате.
— Итак, друзья, все ингредиенты собраны!
— Ура! Что б вас всех.
— Надеюсь, получится, — проговорил Нилиор.
— Нам нужна лаборатория побольше. — Любомудр повернулся к Хракату и с иронией сказал: — нет, мы не поедем в Истарост.
    Тот отвернул голову. Возникло молчание.
— Мирослав предоставит нам свою.
— Это тот чудик?
— Бортон, он нормальный человек, поверь.
— Не верю. Ему.
    Все вместе они отправились к одному из домов Мирослава. По дороге глава отряда попытался поговорить с другом.
— Слушай, чего ты обижаешься? Я же живой.
— Я первый выпью то снадобье, понял?
— Если это...
— Может, тогда и прощу, — гордо ответил маг.
    Напротив входа уже поджидал Мирослав. На этот раз, как бы он не старался, не мог сдержать чувство предстоящего великого открытия.
    Он взглядом пригласил всех войти. На этаже ничего не было. Лишь кладовая возле кухни. Он зашёл туда и потянул рычаг, скрытый темнотой. Отряд пошёл вниз по открывшемуся входу.
— Ого! Мне бы такую лабораторию. Как такое возможно?
— Связи, мой друг, связи. Связи и деньги. На досуге занимаюсь тут экспериментами.
— Мне б такую в Истаросте.
— М, «маг из Истароста» звучит точно так же как «бандит из Чернограда».
— Тебе чем-то насолил Черноград? — спросил Бортон.
— Это отдельная история. Сейчас не об этом. Итак, господа, используйте мой инструмент мудро. И да, не взорвите случайно город.
Пока остальные разглядывали интерьер, Мирослав и Любомудр готовили место для приготовления зелья.
    Зелье варили несколько дней. В эти дни Любомудр был особо тревожен. Никто не подходил к нему лишний раз. Мирослав в качестве отдыха от работы проводил экскурсию по Азароку для остальных. Целитель же часами сидел в лаборатории, проверяя каждый шаг приготовления и глазами съедая книгу.
    Заветный день наступил!
— Вот и настал момент победы Жизни над Смертью! Я стану первым магом, вкусившим бессмертие в полной мере. Спасибо вам, друзья! Увидите, скоро все мы преобразим Пандору до неузнаваемости. Наши имена войдут в историю! Мы долго шли…
— Да пей пойло уже! Раскочегарился на пафосные речь, ишь ты, — с большим раздражением сказал Бортон.
— Это речь для летописи. Не каждый день такое.
— Действительно. — невозмутимо начал Мирослав, — Хракату, ты увлекаешься.
— Что ж...
    Маг залпом выпил всё зелье. Все ожидали нечто волшебное, но ничего не происходило.
— Дай-ка угадаю. Чтобы узнать об эффекте бессмертия, нужно… умереть, — с иронией заметил Любомудр.
— Знаете, как-то не хочется. Да и я такой молодой. Что же делать?.
— С молодос-стью?
— Как смешно, Дук.
— Пару экзпериментов. Немного проб.
— Нет. Я не буду твоим подопытным. Раз ни у кого больше нет идей, то ждём.
— С-смерти?
— Смерть отменяется!
— Тебе надо отдохнуть, приятель.
***

    Туманное утро. Все, кроме мага, сидели в гостиной и обсуждали свой подвиг. Вернее, все ждали результатов. Хоть каких-то. Быть может, действительно придётся умертвить «подопытного»...
    Любомудр сидел мрачный. Он не верил, что зелье готово, что всё-таки можно победить смерть. Когда достигаешь цели, иногда не веришь, что вот он — конец.
    Вместе с этим, в голове изредка всплывали мысли-опасения. Хракату всё не спускался. Не выдержав, целитель отправился в его спальню.
Человек лежал на кровати. Лицо было бледным, словно один из ингредиентов — прах. Заметив это, Любомудр быстро подбежал к нему.
— Что с тобой?!
    Он не раздумывая достал флакон с лечебным зельем. Но, увидев стеклянные глаза друга, понял, что опоздал…
Сон третий

    Поле от горизонта до горизонта. Небо без облаков. Свет идёт оттуда, где должно быть солнце в полдень. Любомудр, как обычно в подобные необычные моменты сна, насторожился.
— Выйди из тени, мой враг.
    Смерть материализовалась сзади.
— Ну что, изготовил оружие против меня? Я получила результат.
    На эти слова человек закрыл глаза и опустил голову. Горечь утраты навалилась на него.
— Ты хотел победить меня, а лишь погубил приятеля. Стоило ли оно того, скажи?
    В сердце он осознавал правоту Смерти, но не мог это принять.
— Это ты наделала!
— Вновь обманываешь себя, — она положила чёрную руку на плечо. — Он мёртв из-за тебя. Ты его больше никогда не увидишь.
Чувствую моральное превосходство, Смерть наклонилась и шепнула на ухо: «Тру-ус…»
    Любомудр согнул спину. Казалось, будто вот-вот он упадёт в обморок. Всё: призрачная цель, утрата друга, обман — всё пронеслось у него в голове.
— Знаешь, Смерть, — начал он смиренным тоном, — Ты выиграла. Я стольким пожертвовал и проиграл… Да, я трус. Я, как бы смешно это не звучало, боюсь тебя до смерти. Я шёл в одиночку, в отрыве от остальных, нет, бежал, по другому пути от тебя. А ты… А ты в отместку догнала того, кто не бежал от тебя, а гнался за мной. Ты победила.
Смерть обрадовалась речи. Она подошла к нему спереди и ладонью подняла голову, чтобы видеть глаза.
— Глупый смертный. Мне жаль тебя. Ты принимаешь свою судьбу, Любомудр?
    На его лице загорелась издевательская улыбка.
— Я проиграл не войну, а сражение. Моя брань не окончена. Я до конца своих дней буду забирать от тебя больных, каждый день буду спасать их. А в конце… я буду ждать твоих объятий. Или пыток. Как пожелаешь. Мне будет всё равно. Но, — лекарь резко поднял тон, — если я! если я выиграю битву, тебя забудут вовеки.
— Посмотрим…
    Сказав это, Смерть испарилась.
    Окружение начало меняться. Любомудр оказался в Истаросте. Он шёл по городу. Окружающие не замечали его. Дальше сон превратился в обычный, с непонятными деталями, непонятным сюжетом.
    На рассвете Любомудр проснулся. Первым делом пытался припомнить сон, усевшись на подушку. Найдя нужное он сначала слегка испугался, затем удивился. Вслед за чувствами на ум пришла проблема.
    Целитель встал и принялся нервно ходить по комнате, ища разгадку и бормоча: «Как же я это сделаю?». Всё продолжалось до тех, пор пока к нему не постучал Нилиор.
    Как только последний вошёл, Любомудр стремительным рывком кинулся к нему. Он взял его за плечи.
— Ведь мастера бессмертны?
— Тише-тише, мой друг. Присядь.
    Оба сели.
— Ты пил мою настойку на ночь?
— Какую? А, эту пил. Ответь на мой вопрос.
— Точно? Вижу. Она не подействовала.
— Вопрос.
— Вот уж нет. Я прекрасно понимаю, что ты переживаешь за смерть друга. Немудрено, что и сны будут кошмарными. Успокойся, то лишь сон.
    Эльф подошёл к столу и посмотрел на ёмкость с настойкой.
— Хм, — он взял склянку в руки и внимательно осмотрел уровень жидкости. — И что же тебе снилось?
— Не важно. Ничего особенного. У меня есть идея.
— Ох. Что на этот раз, Любомудр? — спросил Нилиор недовольным голосом и капнул из флакона. Тихое шипение.
— Я хочу стать мастером.
    Эти слова пронеслись словно гром среди ясного неба. Нилиор медленно подошёл к креслу и сел.
— Одна чудная идея за другой.
    Несколько минут они молчали.
— И в какой город ты пойдёшь?
— Ни в какой. Я хочу основать своё поселение. Пойдёшь за мной?
— Погоди. Во-первых, где ты собираешься его основать, — скепсис эльфа начал расти. — Во-вторых, сферы ты откуда возьмёшь?
— Сферы… Найдём где-нибудь. Купим, украдём, — собеседник осуждающе покачал головой. — Это в крайнем случае.
— Во-первых...
— Помнишь те катакомбы восточнее Азарока?
— Нет, там небезопасно. Ты прекрасно знаешь, кто там был. Я про твой шрам. А в самих катакомбах может таиться кто угодно.
— В них никого нет. И я не...
— Ты уверен, Любомудр? — неестественно строгим голосом прервал его.
    Человек на секунду отвёл взгляд в сторону.
— Да, уверен. Я там был: никого там нет.
— Надеюсь, то так. А ты посиди в комнате, обдумай всё.
    Нилиор спешно завершил разговор, не желая разжигать в сердце друга огонь.
    Через несколько часов эльф отправился к Мирославу, чтобы обсудить саму возможность создания поселения. Несмотря на то что они были малознакомыми, хозяин гостеприимно встретил Нилиора. Начали они, как полагается по правилам приличия, с общих тем. Нилиор жутко стеснялся напрямую спросить об их с Любомудром разговоре. Лишь изредка пытался свести к этому разговор, но безуспешно.
— ...Ладно, я думаю, ты понимаешь, что не от скуки пришёл поговорить. Позволь задать прямой вопрос.
— Позволяю, — ухмыльнулся человек.
— О чём шла беседа, когда ты пришёл к нам после ситуации катакомбами?
    Помимо одного заданного вопроса, были и остальные, не менее важные, а также ряд незначительных. Однако пока эльф ограничился лишь этим.
Сам Мирослав за всё это время проявлял спокойствие, будто знал, за чем к нему пришёл Нилиор, только неизвестно: то ли из уважения, то ли из собственных побуждений — сохранял что-то вроде нейтралитета в разговоре.     Он встал, опёрся на стену и, сложив руки на груди, ответил:
— О жизни… О смерти…
— Погоди. Что он говорил о последнем?
— Рассказал мне сон. Кратко и в общих чертах. Смерть выступала в нём персонажем. Как понял, именно он соподвиг его на вашу авантюру. Хах! Более того, он заставил меня поверить в эту мечту!
— Не будем об этом. Разве что… Тебе известно, через сколько дней воскрешаются после первой смерти?
— А-а-а, надежда. Несколько дней обычно.
— Я могу попросить тебя…
— Конечно. Только скажи, куда и когда отправитесь?
— Хорошо, что мы понимаем друг друга с полуслова, — улыбнулся Нилиор. — Завтра. В Залесье.
— Первым героем пришлю вам письмо, если воскреснет, — грустно улыбнулся Мирослав в ответ.
— О чём вы ещё разговаривали?
— Знаешь, я так и знал, что он любит хранить секреты от остальных.
    Человек пересказал всё, что ему рассказал Любомудр. Эльф выглядел тревожно. Он осознавал, что именно явилось причиной ссоры двух приятелей. До этого ему сказали что Любомудр просто один вышел из города, отчего получил когтем от монстра.
— Ещё раз сожалею, что он умер, — подвёл итог рассказчик.
    Далее они сменили тему. Однако недолго они болтали: неприятное чувство, что друг сидит в одиночестве, в подавленном состоянии, терзало эльфа. Попрощавшись с Мирославом, он вернулся в гостиницу. Однако перед этим тот сообщил ещё кое о чём.
— Постой. Раньше я считал это сказками, но твой друг подтвердил… Присядь, — эльф сел. — Некий таинственный источник в тех местах. По рассказам Любомудра, там, на востоке, это он.
***

    Дверь в комнату была открыта. Нилиор аккуратно вошёл. Любомудр резко встал.
— Надо вновь собрать команду!
— Эрлеарх! Эта поспешность… Я же ещё не согласился.
— Правда? Так чего же ты ждёшь?
— Теперь понятно, кто на кого влиял. Так. Сперва скажи, куда мы отправляемся? Отправимся, точнее.
— За Мирославом, конечно.
— Дальше.
— За Бортоном.
— Кхм-кхм.
— В Залесье?
— Правильно. Тебе не повредит домашний уют. Мы не уехали отсюда лишь из-за твоего состояния.
— У нас…
— Времени у нас достаточно. Довольно гнаться от чего-то.
— Раз уж в ином случае, как я понял, ты не пойдёшь со мной, то, ладно, убедил. Только недолго.
    Любомудр оглядел комнату.
— Выезжаем завтра. А гоблин, Мёг, с нами поедет?
— Бедняге некуда идти. Пусть живёт у Мирослава, с которым сдружился.
— Только не говори, что во время нашего «отдыха» возобновишь приём больных.
— К чему это ты сказал? Ты начинаешь забываться, друг мой, забывать своё предназначение.
— А если мы создадим в нашем по…то есть поселение лекарей?
— Хорошая мысль. Обдумаю её на досуге. Не ищешь ты лёгких путей, — загадочно произнёс друг. — Однако сейчас собирайся и не чуди.
Взгляд вновь приковала ёмкость на столике.
— Я отлучусь ненадолго, а ты собирай вещи.
    Нилиор вышел, предварительно забрав ёмкость.
***

    Мирослав удивился частому гостю.
— Склянка с зельем у тебя? — начал с порога обеспокоенный эльф.
Человек принёс её. Нилиор капнул и туда. Сильное шипение.
— Я так и знал!
— В какую интересную я игру ввязался. Я займусь им.
— Только без нас, — попросил эльф.
— Понимаю. К слову, Нилиор, — лицо расплылось в лукавой улыбке, — Тебе не идёт зелёный цвет.
— Моя сестра хочет его носить. Мне сойдёт и жёлтый, — парировал он.
    Мирослав озадачился, но не стал расспрашивать про жёлтый цвет.
***

    Солнце ворвалось в спальню. Любомудр находился в состоянии между сном и бодрствованием. Он услышал стук. Прислушался. Второго не последовало. «Показалось», — подумал он. Вслед услышал чей-то голос, который звучал будто за входной дверью. Голос быстро затих.
    Позже, когда лекарь решил пойти к Нилиору, он увидел маленький кусок бумаги, на котором виднелась буква «Л».
    Разговор эльф начал с утешения:
— Я ведь тоже потерял любимого человека по своей глупости. И что теперь?.. — Нилиор прервался и как бы невзначай продолжил, косо наблюдая реакцию друга. — Хракату тоже...
    Омедит начал откровенный разговор, в котором изложил всё: сны, идеи, чувства. Когда же речь зашла о месте возле Азарока, Нилиор засуетился:
— Источник. Расскажи мне об источнике.
— В ту ночь я пошёл дальше обычного. Без героя. Там увидел нечто. Кристально-голубая вода. Она светилась. И камень. Я хотел было подойти… — он указал на шрам.
— Хм. Зверь, о котором говорил Мирослав. Не считаешь ли ты опасным создавать там поселение? Да и какими силами?
— Мирослав поможет.
— Этот человек слишком быстро завоевал твоё доверие, — отметил эльф.

Глава 11

    Перед дорогой приятели решили закупиться у Зиорза в Йоле.
    Дварф выглядел очень подозрительно: иногда вздрагивал, говорил быстро и туманно, когда спросили про дела.
— Послушай, вы же собираетесь отправиться в приключения на свой зад вновь, верно?
— Да. Мне интересно: что же ты хочешь?
— Понимаешь, в последнее время дела в лавке не очень. Платить помощнику уже нечем. Вот, хочу попытать счастье непонятно где.
Любомудр опустил голову и задумался.
— Не уверен, что тебе это нужно. Пойми, — Любомудр сделал усилие, так как не особо хотел рассказывать. — Мы основываем общину лекарей, а ты, по твоим же словам, забросил это дело.
— Парень, ты не забывай, кто доставал тебе все те травы. А уж о той самой авантюре и подавно помни.
— Я, конечно, благодарен тебе за всё, но… Я подумаю. Надо посоветоваться с остальными.
    Оба повернулись и молча пошли к выходу. Дварф крикнул в след: «Я найду то, за что вы меня точно возьмёте!». В тот момент никто не смог бы угадать, что имел в виду Зиорз.
    Бортон пытался заговорить с лидером отряда, но тот был сильно погружён в свои мысли и не слушал.
    Дварф отдал последние деньги, чтобы купить товары на первое время для столь амбициозной идеи. Ему нечего было терять, ведь самое ценное, что к тому времени у него было — два хряка, — он потерял. Что-то неладное намечалось в Йоле. Это чувствовали два дварфа.
    Бортон после смерти Хракату отправился в Йоль, так как в Азароке ему делать было нечего. Приезд ознаменовался вышесказанной трагедией. Мастерам же было не до его свиней. Он начал запивать горе. Лишь перед самым приездом приятелей он взял себя в руки.
    Вновь отряд стоял у каравана. В эту минуту Нилиор взглянул на Омедита. Тёмные волосы, огонь в глазах — казалось, Хракату являлся молодой версией его друга. Стало быть, действительно, людям, в отличии от других рас, больше всего не сидиться на месте. Тут он понял цель некоторых — оставить след в истории за свою короткую жизнь.
    На одной из улиц показалась знакомая фигура. Она приближалась полубегом.
— Прежде, чем вы что-то скажете, — Зиорз достал из набитой сумки свёрток и начал разворачивать, — Взгляните на это.
— Демоновы рога! — вскрикнул Бортон, — Ты где это взял?!
    Любомудр косо посмотрел на него, намекая, что лучше не шуметь.
— Поражён. Откуда у тебя Сфера?
— Для начала я хочу знать: я принят?
    Бортон вырвал сумку. Торговец пошатнулся.
— Ответь на вопрос, — потребовал человек.
— У меня свои связи в Йоле. Думаете, просто так лавка стояла? Просто так торговал?
    Трое отошли.
— Торговец, который при первой нашей встрече даже не вспомнил моего имени теперь просится в отряд?
    На лице Бортона проскочило на мгновение сомнение.
— Я тоже слабо доверяю ему, — сказал эльф.
    В разговор вмешался решительный Бортон:
— Не, парни, если Зиорз в таком состоянии что-то просит, то ему это реально очень нужно. Хоть он и подлец и скотина, однако я верю его словам. Кодекс чести какой-никакой имеет.
— У нас в руках Сфера.
    Нилиор резко повернулся к приятелю. Вступаться за того, к кому высказывал презрение, — странно. Любомудр посмотрел на эльфа. Тот ободряюще кивнул. Оба дварфа (особенно один из них) что-то скрывали. Лекарь решил оставить допросы на потом. Более того, он стал на один большой шаг ближе к цели.
    В атмосфере неотвеченных вопросов (коих было много у каждого) группа двинулась якобы за Мирославом и Мёгом.
    Главный вопрос Любомудр задал, уже подъезжая к Азароку.
— А где, собственно, основывать поселение? И какими силами?
    Человек лукавил, задавая первый вопрос. Он знал, что никто, кроме Нилиора, на него не ответит, а сам держал ответ в голове.
— Насколько я знаю, на север лучше не соваться. Может, на востоке?
    Ответ Зиорза удовлетворил лидера отряда. Нилиор хмыкнул.
— А Мирослав не будет против? Он же во-о-он какая шишка в городе, — захохотал Бортон.
— Поэтому мы и поехали сначала в Йоль. Покажем серьёзность наших намерений. Куча вещей за спиной отрежет, скажем так, пути отступления.
Приняв странную похвальбу, Бортон одобрительно кивнул. Позже, когда Омедит упомянул и Сферу, то же самое сделал и Зиорз. Нилиор же очень сильно хотел увидеть чудесный источник.
***

— И как прошла ваша встреча, — сразу спросил вошедший.
Любомудр, сразу поняв, о ком речь, ответил:
— Её не было.
— Да? — удивился собеседник. — Судьба, значит, решила так. Не расстраивайся. Ещё увидитесь.
— С-с-смерть не проблема горячим и глупым юнцам, — вторил Мёг Мирославу.
    Скепсис последнего по поводу поселения удалось уничтожить аргументом в виде сферы. Произошло это так.
— Неужели вы собираетесь селиться прям над тем проклятым местом?
— Я этого не говорил. Возле.
— Пока всех не растерзают монстры, вылезшие из подземелья…
— А вот мы и пришли к тому, что покажет серьёзность наших намерений.
    Любомудр, словно вор скупщику, показал Мирославу Сферу. Последний на это удовлетворительно кивнул.
— Недурно. Да ещё в такие сжатые, по сравнению с остальным приключением вначале, сроки уложились. Ускорено, я бы сказал. Как назовёте поселение?
— Это я узнаю во сне. Уверен.
    Мирослав пообещал найти героев и сокрыть тайну, насколько это возможно.
***

    Новоиспеченный отряд двинулся на восток. Обещанные герои довольно быстро расправлялись с монстрами.
    Люди с лопатами и окружавшие их герои расположились почти под самыми развалинами. Мирослав не растерялся и начал:
— Господа, что вы тут делаете?
— Не видите? Мы ищем могущественный артефакт, который, вроде как, должен быть внизу. Или безделушки всякие. Не важно.
— Можно мне переговорить с вашим… главарём?
— Нет. Он в Азароке. Мы его долго ждём. Сдох, поди! — раздался смех. — А нечего было жадничать на наёмниках. Тьфу, то есть мог бы одного с собой взять.
    Любомудр почувствовал неладное.
— Вижу, вы разбили тут целый лагерь. Почему так много людей?
— Ага. Набежали с Азарока и Карнгарда. Ну и часть из Чернограда. А вам чего надобно? Или платите налог, или валите отсюда. Мы же никуда не уйдём.
    Бортон про себя пробурчал: «Всякий сброд собрали. Тупые людишки. Муравьи».
— А ведь он прав, приятель, — прошептал Зиорз.
— Послушайте, — вновь вступил в разговор Мирослав, — Я предполагаю, что ваши раскопки имеют, скажем так, не самый легальный характер. Раз так, мы с удовольствием обратимся к Хролфру, чтобы уведомить его, если вы вдруг забыли это сделать. Он, думаю, обрадуется. А ещё через определённое время здесь появится Кустодес.
— Постой, я понял, к чему ты клонишь. Не надо сюда гильдии. Мы уйдём. Вот только то, — он указал на лагерь, — Не наше, сами им всё объясняйте.
    Копатели ушли. Омедит обратился к Мирославу.
— Хорош. Не ожидал. Кстати, ты там спрашивал, где именно мы поселимся, да? Так вот…



ОБСУЖДЕНИЕ


Хронослав
#2
[ARS] Офицер
могущество: 460
длань судьбы
мужчина Мстислав
54 уровня
Название город: Теалор.
Координаты: 44x8.
Имя Мастера: Любомудр.
Профессия Мастера: лекарь.
Характер (предпочтительно): деятельный и затворник.