Фольклор

По горячим пескам

байка о героях о гильдиях о городах о Мастерах

— Ох, ну и жара! — в который раз тихо прошептала евара'Амрататтриа.     Во рту невыносимо жгло так, что каждое слово давалось ей с трудом. Вынув из-за пояса флягу, она на несколько секунд приложилась к ней пересохшими губами, жадно глотая живительную воду.

    Струйка влаги становилась все тоньше, предвещая свой скорый конец, и девушка, заставив себя оторваться от фляги, вернула ее за пояс, решив оставить глоток-другой на будущее, ведь до Оркостана оставалось еще много часов пути, а жажда давила все сильнее и сильнее с каждой секундой...
    Вот уже больше суток она, изнемождённая, закутавшись в плащ, упорно шествовала по коварной пустыне, нестерпимо жаркой днём и такой холодной звёздными ночами, и короткие остановки, совершаемые ею в попутных городах, конечно же, не могли целиком компенсировать потерянные силы.
    Амра совершила ещё один шаг отяжелевшими, словно налившимися свинцом ногами, и остановилась, обернувшись назад, и бросив горький взгляд на север, за пределы казалось, бескрайнего, раскаленного океана песка: где-то там, за горизонтом, зеленели милые сердцу северные леса фронтира, цвело невообразимое множество цветов, журчали сапфировые реки... где-то там, за горизонтом, далёким, словно самые яркие звёзды на ясном, ночном небосклоне.
    евара'Амрататтриа была высокой, стройной эльфийкой, дочерью благородного, но к сожалению, ныне практически полностью уничтоженного безрассудными серыми плащами, дома евара. Пояс, держащий развивающийся на ветру плащ девушки, был украшен необычной серебряной пряжкой в форме октаграммы со вписанным деревом — символ гильдии Арканум Сильва. Но больше всего остального в глаза бросались длинные, огненно-рыжие волосы эльфийки, невероятно подходившие к ее пламенному характеру.
    Вспомнив о доме, Амра невольно предалась воспоминаниям. Два дня назад она, уставшая и измотанная дальней дорогой, вернулась в родное, цветущие всеми мыслимыми и немыслимыми цветами Залесье после долгого путешествия в восточные земли Пандоры. Слегка отдохнув и опустошив свой рюкзак на торговой площади, что было обычным для героя делом, Амра решила наведаться в любимый ею, да и многими, многими другими героями, и простыми горожанами “Тихий Угол” — лучший трактир города, а может даже и всего севера, который держал ее близкий друг и соратник, эльф Ансрах, коего она знала уже многие годы своей насыщенной жизни.
    После жарких приветствий, пары-тройки пропущенных за героическими рассказами Амры о ее приключениях бокалов отменного вина, трактирщик поведал эльфийке несколько забавных случаев из жизни самого известного Залесского трактира, и от души посмеявшись над историями Ансраха, она просто не могла не спросить: — Не нужна ли тебе какая-нибудь помощь, старый друг? — даже не догадываясь, чем обернется для нее этот невинный вопрос. Эльф поведал, что ему просто необходимо было доставить заказ на корень редкого огненного кактуса мастеру Пхо-Суну, влиятельному гоблину и торговцу из Кайлердора, в ближайшую неделю, так как корни этого растения — товар весьма востребованный среди трактирщиков всей Пандоры, ведь если знать пару секретов, из него можно было приготовить первоклассную настойку, которая по крепости даст фору даже знаменитому дварфийскому элю, но в последние дни в “Тихий Угол”, как назло, не наведывалось ни одного знакомого героя. Конечно же, пересекать всю западную пустыню ради какой-то настойки, пускай и столь хорошей, что даже дварфы, известные любители и мастера пивоварения, позавидуют, евара'Амрататтрие совершенно не хотелось, но не могла же она оставить друга в беде, ведь дело обещало немалый доход и идея лишить его Ансраха Амре вовсе не нравилась. Потому, не долго думая, она наспех собрала рюкзак и в тот же вечер, выйдя из величественных врат Залесья, двинулась в путь. Сейчас, пошатываясь под беспощадными ветрами пустоши, осыпающими песком с ног до головы, она подумала, что никакая прибыль с продажи алкоголя не стоит таких усилий, однако тут же отбросила эту мрачную мысль. — Ансрах рассчитает на меня, кем бы я была, если бы предала его доверие? — смахнув с глаз прилипшую прядь огненно-рыжих волос, эльфийка тяжело вздохнула и, упрямо перебирая ногами, двинулась вперёд по тракту, идущему от Озерного города прямиком к Оркостану, где она сможет, наконец, немного отдохнуть и наполнить изрядно опустевшую флягу с водой.
***

    Пройдя примерно ещё с полчаса по прямой дороге, дочь дома евара неожиданно вздрогнула и остановилась, замерев всем телом. Дул лёгкий, пыльный ветерок, день уже клонился на убыль, небо из ясно-голубого окрасилось в золотисто-оранжевый, и беспощадная жара постепенно, словно нехотя, уступала место спасительной прохладе.    Но вовсе не игра красок на вечернем небе привлекла сейчас внимание эльфийки: где-то впереди, за крутым поворотом едва различимой под песком тропы, усеянном барханами, раздался громкий голос, явно принадлежащий человеку, но к сожалению ветер и возникшие на повороте тропы холмы упрямо не позволяли эльфийке тщательно расслышать или хотя бы разглядеть происходящее, тем более что надоедливый песок нет-нет да попадал ей в глаза, заставляя низко опускать голову и крепко жмуриться. Но одно она знала наверняка: пустыня — место опасное и совсем не подходящее для прогулки простых фермеров. Люди здесь ходили, разве что, с торговыми караванами, однако ни звука шагов, ни фырчания верблюдов Амра не слышала.

    — Возможно, герои? — с надеждой подумала она, в глубине души однако, прекрасно понимая, что там, впереди, за поворотом, могут скрываться только разбойники, коих было предостаточно на торговых путях Оркостана.
Осторожно, стараясь издавать как можно меньше шума, эльфийка ловким движением выхватила из ножен рукоять кинжала с костяным лезвием. Неприглядное с виду оружие обладало скрытой магической силой и ценилось среди многих воинов за свою способность с одинаковым успехом резать как лёгкие листы пергамента, так и прочные кольца железных кольчуг.
    Произнеся заклинание, Амра позвала свою верную союзницу, волшебную фоссу Мэйв, которую не так давно отправила отдыхать на ее родной, астральный уровень после последней битвы с монстрами, давшейся магическому зверьку совсем не просто. Через несколько секунд возле эльфийки появилось облачко голубоватого дыма, начавшее принимать форму кошки и спустя пару мгновений Мэйв уже стояла рядом с хозяйкой, лениво зевая и потягиваясь всем телом.
    Взглянув на свою любимицу, Амра удовлетворённо отметила про себя, что раны, оставшееся на теле фоссы после битвы с чудовищами пустыни, практически полностью зажили, и вновь подивилась, как сильно ее спутница отличается от своих немагических сородичей: Мэйв доставала ей до талии, в длине почти достигая пяти футов — Прости, что не дала тебе отдохнуть подольше, подруга, но, похоже, на пути вновь появились незваные гости, мне нужна твоя помощь — Мэйв понимающе рыкнула, А эльфийка, улыбнувшись и возведя перед собой магический барьер, направилась за таящий опасность, коварный поворот…
***

    — Ох! Ну надо же! Ну Надо же! Я, конечно, догадывался, что драконий корень усилит волшебное пламя, но уж никак не мог подумать, что настолько! — в который раз восторженно крикнул Брандис, глядя на пылающее тело громадной саламандры в паре метров от него.
    Он был человеком среднего роста, лет пятидесяти, с седыми, однако удивительно пышными волосами и длинной, чуть ниже груди, белоснежной бородой, одетый в длинную, явно не новую коричневую робу и потрёпаные, черные брюки. Брандис погладил свою седую бороду: когда на его пути, будто из ниоткуда, выскочила гигантская ящерица, он подумал было, что его путь окончится здесь и сейчас, в этой безлюдной пустыне и чудовище вот-вот разорвет его на тысячу маленьких кусочков, однако колба с магическим огнем его собственного приготовления, точно брошенная в морду саламандры, произвела довольно... неожиданный эффект.
    Возможно, дело было в новом ингредиенте, но, как бы то ни было, монстр был подвержен и старик не сомневался, что новый рецепт зелья принесет ему немалую выгоду с продажи на обширных рынках Оркостана. От приятных мыслей его отвлёк шорох, неожиданно донесшийся сзади. Сердце алхимика замерло, он медленно обернулся, готовясь встретить свой конец в лапах какого-нибудь чудовища пустыни, незаметно подкравшегося со спины, которое наверняка привлекли его торжествующие выкрики...
Он мысленно выругал себя за беспечность и бросил полный ужаса взгляд на барханы.
    Из-за поворота показалась морда крупного животного, перепуганный до смерти старик даже не знал, как оно называлось, но одно он знал точно: оно было достаточно крупным, чтобы разорвать на части закованного в сталь, умудренного опытом воина. Алхимик оцепенел от страха, неспособный даже дотянуться до склянок с волшебным огнем...
    Но внезапно он увидел медленно выплывающую из-за бархана девушку, лёгким движением положившую руку на шею опасного животного. Брандис ощутил, как с души его свалился тяжеленный валун: незнакомка явно была хозяйкой этой странной кошки, и пока не спешила спустить её в атаку. Это невероятно радовало: возможно, ему всё же удастся выбраться из очередной передряги живым. Алхимик поднял руки, давая понять, что намерения у него исключительно мирные и замер. Рыжеволосая девушка, похоже, эльфийка, медленно спрятала кинжал в ножны, и, все еще держа могучее животное рядом с собой, осторожно двинулась в его сторону...
***
    Амра сделала несколько шагов, подойдя почти вплотную к необычному человеку и окинула его с ног до головы оценивающим взглядом, затем её взор упал на горящее чудище за спиной старца. В ее голове упорно не желала укладываться мысль о том, что этот хрупкий пожилой мужчина мог в одиночку пройти долгий путь под палящим солнцем пустыни, да ещё и одолеть такого сильного монстра, как саламандра, не будучи героем, (а она была совершенно уверена, что перед ней действительно стоит не герой, ведь она сама была таковой и за годы путешествий научилась отличать смертных людей от избранников хранителей.) Она вновь перевела взгляд на старика и, увидев висевшие на его поясе склянки, сразу все поняла, безошибочно угадав в них зелья волшебного пламени. Её губы тронула мягкая улыбка и впервые за все время столь неожиданной встречи, она нарушила затянувшееся молчание.
    Приветствую тебя, незнакомец, мое имя евара'Амрататтриа, дочь благородного дома евара и благословенная хранителем героиня, но вы можете звать меня просто Амра. Прошу прощения, мы с Мэйв вовсе не хотели напугать вас столь неожиданным визитом — она ласково потрепала фоссу по шее и вновь примирительно улыбнулась, стараясь ослабить повисшее в воздухе напряжение и немного успокоить старца.      Человек выдавил из себя нервную улыбку, стараясь сделать ее максимально искренней, но было видно, что незнакомец все ещё был напуган так неожиданно появившейся компанией. Наконец, отвесив глубокой поклон, он заговорил слегка дрожащим голосом.

    — Привет тебе, благородная евара'Амрататтриа, тебе и твоей славной спутнице — он бросил опасливый взгляд на фоссу, затем снова перевел его на эльфийку, и продолжил — Я Брандис Маривальди, скромный алхимик из Озерного, рад встречи с дочерью эльфийского народа и ее могучей союзницей! — старик снова слегка поклонился.
    “Скромный?” — Подумала Амра, бросив взгляд на пылающую за спиной алхимика словно, факел, саламандру —” этот человек явно привык себя недооценивать — мужчина говорил искренне, но все же ей показалось это странным: что простой человек делает в суровой, кишащей монстрами, пустыне?”
Амра одарила его недоверчивым взглядом
— Ты явно прекрасно знаешь свое дело, Брандис из Озерного, так ответь же мне, что простой человек делает в столь опасном месте один, без охраны?
Маривальди слегка замялся, но ответил:
— Боюсь, вы мне льстите, добрая эльфийка, я всего лишь обычный алхимик и держу путь к богатым рынкам Оркостана, дабы закупить необходимые ингредиенты для моих зелий.
    Амра вновь посмотрела на него своими пронзительно-зелёными, словно изумруды, глазами: Брандис явно не лгал и она подумала, что этот человек, должно быть, был настоящим героем, раз отважился пересечь западную пустыню в одиночку. Или глупцом. Эльфийка ненадолго задумалась. Старый Алхимик не хитрил, и насколько она разбиралась в людях, даже внушал некое доверие. Решив, что им все равно по пути, а втроем путь безопаснее, да и веселее, Амра предложила идти вместе. Глаза мужчины загорелись и он с радостно закивал в знак согласия: всё-таки Брандис понимал, что был уже не молод, да и зелий у него оставалось всего ничего, а в присутствии героини все же будет намного безопаснее. Он поднял взгляд вверх: вечернее небо тонуло в пламени заката, бледно-желтое светило неспешно опускалось за горизонт, предвещая скорое наступление ночи.

    — Боюсь, благородная леди, сегодня нам уже не удастся далеко уйти. Приближается ночь, время самых жутких монстров пустыни. Шагать по ней при свете луны будет много опаснее, чем в лучах солнца. Думаю, нам стоит подыскать подходящее место и остановиться на ночлег, восстановить силы и с рассветом снова двинуться в путь.    
Эльфийка поджала губы и хотела было возразить, но остановилась, будто что-то вспомнив, и задумалась. В словах Маривальди был смысл. К ночи из своих логовищ наверняка выползут чудища пострашнее саламандр и каждый шаг в темноте им придется брать с боем. Она, бессмертная героиня под неустанным надзором хранителя, была привычна к подобным трудностям, но человеку, тем более не молодому, такое совершенно точно было не по силам. Ему нужен был отдых, да и ей самой, надо признать, тоже не мешало бы перевести дух. Дорога изрядно измотала эльфийку, живот крутило от голода, а жажда с каждым шагом все больше давала о себе знать, поэтому, недолго думая, она согласно кивнула.
***

    Весьма необычная компания, рыжеволосая эльфийка, волшебная фосса и старый алхимик, устало продвигалась вперёд по пыльному тракту при свете заходящего солнца, желая подыскать более подходящее для остановки место.    Пройдя минут пять от места их с Брандисом встречи, евара'Амрататтриа остановилась и стала вглядываться в даль: чуть левее, футах в двадцати от тропы, она разглядела подходящее для лагеря место: ровный клочок песка, с нескольких сторон был окружён барханами, так удобно скрывающими его от нежелательных глаз.
    Эльфийка остановилась, указывая своим спутникам на обнаруженную ею стоянку.
— Отличное место для отдыха — заметила она.
Маривальди, недолго вглядываясь, кивнул, соглашаясь со своей спутницей и решил, что лучшего места для остановки им, пожалуй, не найти.     Они сошли с занесённой песком дороги и двинулись в сторону укрытой дюнами территории. Амра вышла на ровную поверхность земли, заметив неподалеку остатки костра

    — Хм, похоже, не мы первые нашли это место столь привлекательным, — усмехнулась она, обращаясь к алхимику. Эльфийка сделала несколько шагов в сторону кучки углей, наклонилась и осторожно их осмотрела. — Больше недели, — ответила она на вопросительный взгляд Брандиса.
—Вероятно, какой-нибудь герой останавливался здесь на ночлег, — задумчиво произнес старик.    
    Не ответив, Амра сделала ещё несколько шагов и встала недалеко от кострища, вытаскивая из рюкзака покрывала и растилая их на горячем песке. Маривальди поступил также, раскладывая свою незамысловатую постель с другой стороны костра, и когда импровизированный лагерь был, наконец, готов, евара решила, что было бы неплохо последовать примеру неизвестного героя и разжечь костер: ночи в пустыни были довольно прохладными.
    — Постарайся найти что-нибудь, что будет гореть, разведем небольшой костерок. Пусть Мэйв пойдет с тобой, так будет безопаснее — обратилась она к своему спутнику, кивнув в сторону лежащей невдалеке от спальников кошки. Фосса, прекрасно понимая слова своей хозяйки, поднялась с тёплого песка, отряхиваясь и двинулась к стоявшему рядом человеку.
— Но огонь под ночным небом наверняка привлечет внимание монстров со всей пустыни! — возразил было алхимик, все ещё глядя на магическое животное с лёгким недоверием, на что евара лишь хитро улыбнулась, добавив:
— Об этом я позабочусь.
    Маривальди не стал спорить, решив: эльфийка знает что делает, всё-таки в путешествиях её опыт был несравненно больше. Он развернулся и решил пройтись вдоль дороги в поисках топлива для костра. Мэйв бесшумно последовала следом за ним, а Амра, тем временем, вынула из-за пояса небольшой мешочек с алхимической пылью и принялась обходить лагерь, ровным кругом посыпая землю за собой голубым порошком.
    Когда пыль образовала круг, евара'Амрататтриа подошла к спальникам в его центре и оценивающе оглядела проделанную работу: круг был идеально ровным, словно по волшебству его не разрушал даже дувший лёгкий ветерок. Эльфийка решила дождаться, пока вернутся ее спутники, прежде чем привести магию пыли в действие. Она взглянула на темнеющее небо: постепенно, словно нерешительно, из-за темной ткани небосвода начинали выглядывать первые звёзды. Ненадолго Амра остановилась, наслаждаясь их серебристым сиянием
— И всё-таки даже в суровой пустыне есть свои прелести!
Ощутив укол прохладного ветра, эльфийка неохотно отвлеклась от завораживающего зрелища: становилось все холоднее, живот недовольно урчал от голода, а во рту невыносимо жгло от жажды.
    Осмотревшись вокруг, она решила, что настало время накрыть место для ужина. Амра подошла к костру, вытаскивая из рюкзака ткань и расстилая ее на песке, затем она принялась выкладывать на подстилку остатки припасов, среди которых были, главным образом, различные травы, ведь эльфы совсем не ели животной пищи, считая подобное гнусным трупоедством. Девушка окинула взглядом импровизированный стол, на котором красовались заранее собранные травяные блюда: немного, но этого должно было хватить, чтобы хоть ненадолго заглушить неумолкающее чувство голода. Проблема была только одна: у нее катастрофически не хватало воды.
    Краем глаза заметив движение впереди, Амра обратила взгляд на дорогу: устало шагая, к лагерю плыла фигура Маривальди. С боку от него бодро вышагивала неутомимая Мэйв. Когда алхимик приблизился, девушка разглядела в его руках большую стопку сухих пальмовых листьев.
    — Осторожно — предупредила она Брандиса, взглядом указывая на очерченный пылью круг.
Старик опустил глаза, очевидно, понимая магическое предназначение голубой пыли, и осторожно, стараясь ее не задеть, шагнул в лагерь. Фосса последовала его примеру. Совершив небольшой прыжок через ровную дугу волшебного порошка, она направилась в лагерь, располагаясь неподалеку от своей хозяйки. Подойдя к спальникам, Брандис осторожно, стараясь не рассыпать, положил пальмовые листья на остатки кострища.
    — Прекрасно сработано, — довольно улыбнулась Амра, оглядывая большую стопку листвы. — А теперь самое главное: костер не должны увидеть — она хитро улыбнулась в ответ на непонимающий взгляд своего спутника, сделала несколько пассов руками и произнесла заклинание.
Через мгновение воздух вокруг лагеря слегка чуть дрогнул, словно в жаркий летний день. Амра, довольно улыбаясь, прошагала мимо алхимика и вышла за пределы окутавшего лагерь круга, теперь сияющего мягким голубым светом. Бросив оценивающий взор на стоянку, она мысленно похвалила себя, довольная эффектом заклинания. Однако Брандис, не понимая, чем вызвана такая радость эльфийки, только недоуменно сверлил ее взглядом. Увидев забавный вид старика, Амра махнула рукой, подзывая его подойти. Старый алхимик с интересом прошагал за ней, встав прямо напротив девушки.
— Оглянись — предложила она. Заинтересованный Брандис, последовал её совету, оборачиваясь к лагерю.
Каково же было его удивление, когда на месте стоянки он увидел лишь пустынные барханы! На его лице одновременно отразились изумление и страх так, что эльфийка, глядя на него, едва смогла сдержать смех.
    — Заклинание невидимости. Модифицированное. — пояснила она ошарашенному старику. — Любой, смотрящий на лагерь за пределами круга, не увидит ничего, кроме песчаных барханов! — Амра взяла алхимика за руку и завела обратно в круг, так, что Брандис облегчено вздохнул, обнаружив, что и спальники и костер и даже волшебная фосса, на удивление, оставались на своих местах.
— А теперь можно спокойно развести огонь, — произнесла Амра, направляясь к костру. Маривальди было достал из кармана куртки трутницу и приготовился разжечь пламя, как вдруг поймал на себе непонимающий взгляд зелёных глаз: конечно, он на мгновение забыл, что передним стоит маг. Как можно было? Амра вытянула правую руку перед собой, призвав искры магического огня и жестом послала их в костер, мгновение спустя пальмовые листья ярко вспыхнули, осветив окрестности языками волшебного пламени.
***

    Эльфийка довольно вздохнула и оглянулась на своих спутников. Мэйв лежала невдалеке от костра, лениво зевая и время от времени шевеля ушами, реагируя на малейший шум, доносившийся из пустыни. Брандис возбуждено копался в карманах своей робы и, похоже наконец найдя то, что искал, удовлетворённо кивнул самому себе. В правой руке алхимика красовалась большая бутыль с расписной этикеткой. Старец гордо прошествовал к столу, ставя флягу на ткань, одновременно доставая и выкладывая засушенный хлеб.
    — Вода?
— Лучше! — торжествующе ответил он своей спутнице. — Крепкое вино, прямиком с южных виноградников Киралоды! Весьма дорогая и ценная вещица, между прочим. Прикупил в Озерном перед тем, как отправиться в дорогу, — он жестом подозвал эльфийку к столу, доставая походные кружки.

    Расставив посуду, Брандис принялся разливать крепкий напиток. Путники с аппетитом взялись за еду, пополам деля свой скромный ужин, и Амра с удовольствием отметила про себя, что напиток алхимика и впрямь оказался весьма хорош на вкус. Под мелодичный треск костра и стрекот пустынных насекомых, Амра рассказала старцу о своих приключениях в пустыне и об их конечной цели. Услышав о корнях южного кактуса, старик понимающе кивнул, очевидно понимая, о чём идёт речь.
    — Огненные Кактусы — растения довольно редкие и растут, как правило, только в южной части Великой пустыни, а корни его нуждаются в специальной обработке перед употреблением. Но, думается мне, у мастера Пхо-Суна, конечно, найдется для тебя несколько лишних мешков, ведь он один из самых известных торговцев на всем юге Пандоры. — подбодрил ее Брандис.
Амра согласилась с ним, и решила, наконец, задать вопрос, мучивший её всю дорогу — Поведай мне, почему же ты решился в одиночку пересечь опасную дорогу к Оркостану? Ведь можно было подождать и двинуться в путь с ближайшим караваном, кои нередко ходят от Озерного к пустынному городу.
Маривальди вновь задумчиво провел рукой по своей длинной бороде.
    — Как я уже говорил, я простой алхимик из Озерного. Занимаюсь зельеварением, чтобы затем продавать свои товары на рынке. Выгодное дельце, между прочим, — алхимик хитро улыбнулся. — А иногда мне даже попадаются заказы на конкретные эликсиры. Так и в этот раз: в мою небольшую домашнюю лабораторию постучал крупный, даже для своего вида, нагловатый орк. Не особенно церемонясь, он вошёл, вручая мне заказ на два десятка флаконов целебного зелья, прозрачно намекнув при этом, что заказ нужен ему в самое ближайшее время. Орк удалился, чуть не снеся с петель входную дверь, и тут я вспомнил, что у меня как назло закончились запасы листьев кровавика, необходимые для приготовления лечебных зелий. В пустыне это растение не водится, и купить его можно только на рынках крупных городов за немалую цену. Потому я и решил не теряя времени даром идти к Оркостану, ведь заказчик уже выдал мне пол суммы вперёд, а расстраивать этого зеленокожего громилу хотелось мне меньше всего. Изначально я планировал, собрав припасы в дорогу, выйти на следующий же день с торговыми караваном, но у охранников случилось небольшое... недоразумение. Герой, нанятый ими для охраны груза, "слегка" перебрал с горячительным, гуляя в таверне прошлым вечером, и охранять караван теперь требовалось скорее от него, чем с ним. Потому отправка груза была отложена до того, как торговцам удалось бы найти надёжную замену незадачливому стражу, а это сулило как минимум день задержки, но ждать так долго я никак не мог, а потому, собрав рюкзак, двинулся в дорогу один, надеясь на свои магические зелья. — Брандис печально вздохнул и добавил:
— Однако монстров на пути оказалось много больше, чем я полагал, и вскоре от моего запаса зелий практически ничего не осталось, — Брандис вновь осмотрел свой опустевший пояс со склянками, и мысленно побранил себя за то, что не дождался отправки каравана.
    Эльфийка понимающе кивнула.
— Но как тебе в столь... почетном возрасте удалось пройти многочасовой путь под палящим солнцем?
Старый алхимик, хитро улыбнувшись,, достал из-за пояса флакон с голубоватой жидкостью
— Всё дело в этом зелье, сваренном по моему фирменному рецепту. Приятно освежит и не даст умереть от жажды в жаркий день.     Амра вновь подивилась отваге и находчивости этого человека. Немного помолчав, глядя в пламя догорающего костра, она перевела взгляд на небо: его щедро устилали мириады звёзд — за разговором она совершенно не заметила, как наступила глубокая ночь.
    — Думаю, стоит отдохнуть, ведь завтра нас ждут много часов пути.
Брандис согласно кивнул.
— Но прежде нужно обсудить график дежурств, ночная пустыня — место опасное, мало ли кому может взбрести в голову вздремнуть меж укромных барханов, тем более, что некоторые монстры все же смогут учуять наш запах, несмотря на заклинание невидимости.
Амра лишь спокойно ответила:
— Не стоит беспокоится об этом, Мэйв посторожит наш сон — сказав так, эльфийка потрепала подошедшую фоссу по холке, в который раз за все время встретив недоуменный взгляд Маривальди. — Мэйв — волшебное животное, — пояснила она, — ей не требуется столько отдыха, сколько нужно нам. Уверяю тебя, Брандис Маривальди, из нее выйдет лучший охранник, чем из нас двоих вместе взятых! Очевидно, поняв, что её похвалили, фосса довольно замурчала. Брандис не стал спорить, ещё раз удивившись необычному зверьку, он спрятал приборы в рюкзак и стал готовиться ко сну.
    Эльфийка сделала последний глоток вина и, убрав кружку в рюкзак, принялась раскладывать покрывала, невольно заглядываясь на невероятное звёздное небо, столь частое зрелище в ночной пустыне. Мэйв, прекрасно понимая, чего от не хотят, взобралась на ближайший от лагеря бархан и принялась энергично вращать головой по сторонам, насторожив ушки и приготовившись к бдительной охране своей хозяйки и их нового попутчика.

    Лёжа на укрытом покрывалом теплом песке, Амра невольно вспомнила Залесье, его ночи, украшенные бесчисленными мириадами звёзд, среди которых, подобно самому крупному драгоценному камню в диадеме эльфийских принцесс, сияла серебристая луна, и райские ароматы благоухающих садов, разносящиеся на многие мили вокруг. Эльфийка пообещала себе, что после того, как вернётся домой, она проведет там как минимум несколько спокойных дней.
— А что? Я вполне заслужила небольшой отдых. — подумала Амра, вспоминая свой нелегкий, тернистый путь через великую западную пустыню…
***

    Стояла ясная, на удивление тихая ночь. Небосклон устилали серебристые звёзды, освящая своим сиянием остывающую после дневной жары землю и ничто не предвещало беды, когда по лагерю вдруг прокатился низкий кошачий рык.
    Первой среагировала Амра. Едва приоткрыв застланные сном веки, она стремительным рывком поднялась и через долю секунды уже стояла в боевой стойке с верным кинжалом наперевес, нервно осматриваясь по сторонам, пока Брандис все ещё неуклюже выбирался из своей постели. Эльфийка услышала звон стали и громкие, полные ярости крики, местами переходящие в звериный рык, наконец, ей удалось отыскать взглядом свою бессменную союзницу: Мэйв стояла невдалеке от лагеря, упёршись взглядом в пустыню и продолжая издавать глухой рык.
    Девушка подошла поближе, проследив за взглядом фоссы: там, футах в пятидесяти от их ночлега, действительно разгоралась жаркая схватка.     Амра увидела кучи ткани и звериных шкур, сложенные вокруг едва тлеющего костерка, и предположила: на лагерь неведомых путников напали монстры.

    Евара бросила взор на нападающих: даже в сумраке ночи она смогла их узнать.
— Орки, похоже, из дикого племени, — она посмотрела на столпившихся вокруг лагеря защитников.
Сперва Амра разглядела в них людей, но тут же усомнилась в правильности своих наблюдений: то были высокие, розовокожие воины, внешне напоминавшие людей, однако даже с такого расстояния было видно: они выше своих сородичей более чем на голову. Многие из них были закутаны в шкуры животных, вооружившись грубым оружием, они упорно теснили незадачливых разбойников, широко размахивая топорами и издавая неистовый рев.
    — Варвары — раздался спокойный голос из-за спины.
Эльфийка оглянулась и недоуменно посмотрела на подошедшего Брандиса, вовсю рассматривавшего разыгравшееся не на шутку сражение.
— Кочевые племена варваров частенько пересекают западную пустыню в погоне за мигрирующей дичью, — пояснил он, уловив взгляд своей спутницы.
Амра вновь уставилась на лагерь людей: варвары бесстрашно врубались в ряды нападавших, сметая одного орка за другим. Эльфийка задумалась: она не раз встречала этих диких воинов в своих путешествиях, однако это были скорее одинокие странники - она ещё никогда не видела варваров в таких количествах (а в лагере их было не меньше десятка) и уж тем более, ей не доводилось встречать на своем пути целое племя одичавших кочевников.
    Амра было подумала рвануть вперёд и помочь людям, но затем вспомнила трактаты, прочтённые ею в знаменитой Залесской библиотеке, и передумала: варварские народы отличались гостеприимством не больше, чем дикие племена орков, и при виде незваных гостей, они скорее всего, без раздумий кинутся в атаку. К тому же, дикари яростно сражались, так, что защищаться теперь уже приходилось ошарашенным оркам, никак не могущим понять, почему же их добыча столь упрямо отказывается быть съеденной на пиршественном столе.
    Старый алхимик присмотрелся получше. — Вероятно, передовой отряд. Племена варваров нередко отправляют разведчиков вперёд, разведать дорогу и примерное направление движения дичи, ведь живут они именно охотой, — девушка услышала пронзительный крик, — вероятно, вожак орков дал команду к отступлению, — подумала она, и точно: зеленокожие, сея сумятицу вокруг себя, стремительно уносили ноги — теперь их было не больше десятка, ещё столько же раненых и мёртвых орков лежали на песке в перемешку с немногочисленными телами варваров. Над пустыней раздался яростный крик, больше похожий на рев дикого медведя, недовольного потерей ловкой добычи. Амра увидела высокого воина с бритой головой и длинной, рыжей бородой, облаченного, как и его товарищи, в бурые шкуры, именно этот громила издал боевой клич. Наверняка, лидер отряда. Заметив отступление орков, варвары ринулись в погоню, не в силах смирить свою безудержную ярость, не обращая при этом большого внимания на своих раненых сородичей. Маривальди зевнул над ухом эльфийки, казалась, потеряв всякий интерес к происходящему
— Они все равно не двинутся в путь раньше рассвета, так что нам нечего бояться — Брандис махнул рукой и поплелся в свою постель. евара'Амрататтриа же продолжала ошарашенно наблюдать за утихающей битвой.     Она много раз бывала в высоких, каменных городах людей, знала многих из них: добрых фермеров, бесстрашных воинов и благородных аристократов, однако при взгляде на разъяренных варваров у нее совершенно не укладывалось в голове, что эти воины, больше напоминающие диких зверей, были с ними одной крови. Варвары тем временем, возвращались в лагерь. Одни осматривали раненых, другие рассаживались вокруг костра, третьи же заступали в дозор, внимательно вглядываясь в даль. Один часовой повернул голову и упёр суровый взгляд прямо в эльфийку, но она не сомневалась: варвар не мог ее видеть, ведь заклинание невидимости должно было работать ещё много часов. Амра обернулась: Маривальди уже вовсю храпел, заснув крепким сном. Но эльфийка ещё долго стояла рядом со своей любимицей, смотря на небо и думая, какие тяготы жизни могли превратить благородных людей в одичавших берсерков, мало чем отличавшихся от диких животных...
    Остаток ночи прошёл без происшествий и с первыми лучами солнца, путники уже были на ногах, слегка перекусив остатками вчерашней трапезы, они принялись сворачивать лагерь: Маривальди сворачивал покрывала и убирал посуду, Амра снимала заклинание невидимости с территории стоянки, а Мэйв неустанно тянулась, разминая затёкшие за ночь мышцы. — Хм, думаю, до Оркостана ещё несколько часов по прямой, без остановок — прикинул Брандис, выходя на тракт. Амра бросила взгляд через плечо туда, где ещё недавно горел костёр варварского лагеря, теперь он был совершенно пуст: видимо, варвары проснулись раньше них. Эльфийка вздохнула и двинулась вслед за старцем.
    Остаток пути они провели за разговором. Амра старалась не вспоминать ночное происшествие, потому говорили они в основном о зельеварении. Сама евара'Амрататтриа, будучи магом, немало интересовалась алхимией. Её всегда зачаровывала та точность, с которой мастера в школе магии варили эликсиры, рассчитывая ингредиенты вплоть до миллиграммов, и то, как смешанием замысловатых магических трав и масел они добивались просто поразительных эффектов. Она с неподдельным интересом слушала рассказы об экспериментах старого алхимика, имевших зачастую забавные, а иногда даже опасные последствия.
    Так, за разговором, изредка разгоняя встречных монстров парой-тройкой заклинаний, путники к полудню дошли до неприступных стен Оркостана, крупного орочьего города в самом сердце палящей пустыни. Войдя на главную площадь, они с печалью поняли, что, пришла пора расставаться — Я, пожалуй, отправлюсь на рынок, закуплю все необходимые ингредиенты для зелий и, не задерживаясь, с первым же караваном махну в обратный путь. Прощай, благородная евара'Амрататтриа из Залесья, и пусть удача будет на твоей стороне в этом нелёгком путешествии! — Амра улыбнулась, взяв с алхимика обещание больше не путешествовать по пустыне в одиночку, после чего тепло попращалась и двинулась в ближайшую таверну. Всё-таки её приключение было ещё далеко от завершения, нужно было хорошенько отдохнуть с дороги и пополнить припасы, ведь впереди ей предстоял непростой, тернистый путь к вратам далёкого Кайлендора…
***

    — И всё-таки оно того стоило! — Мысленно отметила евара'Амрататтриа, наслаждаясь игрой света в бокале с янтарно-желтой жидкостью. Эльфийка вновь сделала глоток, вкушая терпкий медовый напиток с привкусом мяты, и окинула взглядом погреб: помещение было усеяно самыми различными бочками, банками и флаконами, освещаемыми мягким пламенем свечей. Не зря “Тихий Угол” считался одним из лучших трактиров Пандоры: здесь можно было найти блюда и напитки на любой вкус.
— Ну как? Стоит ли эта настройка того, чтобы пересечь ради нее всю великую пустыню? — с улыбкой спросил стоящий напротив героини Ансрах, отхлебнув из своего стакана.
— Несомненно! — восторженно произнесла эльфийка, подняв бокал и сделав очередной глоток, глядя на довольного, улыбающегося трактирщика
— Я же говорил, первоклассная выпивка! Думаю, она будет весьма востребована, особенно среди дварфов и от желающих её попробовать просто не будет отбоя! — Ансрах хитро подмигнул ей, на что Амра лишь мягко улыбнулась, подумав, что ради улыбки её друга вполне можно было пересечь хоть всю Пандору.



ОБСУЖДЕНИЕ


moorka
#2
[LjUA] Офицер
могущество: 5854
длань судьбы
эльфийка Трафэль
95 уровня
Мне понравилось повествование и история. Надо слогом я бы поработал, много стилистических огрехов вроде повторов слов, некорректного выбора прилагательных и пр. Кое-где встречаются ошибки, но не критично, не мешает читать. Пишите исчо.

Например: Осторожно, стараясь издавать как можно меньше шума, эльфийка ловким движением вырвала из ножен рукоять кинжала с костяным лезвием. "осторожно вырвала"..противоречие


Но больше всего остального в глаза бросались длинные, огненно-рыжие волосы эльфийки, невероятно подходившие к ее пламенному характеру. "невероятно подходили"
Невероятно - нареч. 1) Неправдоподобно, необычно. 2) Чрезвычайно, в высокой степени. предикатив Оценка какой-л. ситуации, чьих-л. действий как представляющихся невозможными, неправдоподобными. То есть, основное/первое значение - неправдоподобно, необычно... -> волосы не подходили эльфийке.

Из-за поворота показалась морда крупного животного, перепуганный до смерти старик даже не знал, как оно называлось, но одно он знал точно: оно было достаточно крупным, чтобы разорвать на части закованного в сталь, умудренного опытом воина. Алхимик оцепенел от страха, неспособный даже дотянуться до склянок с волшебным огнем... - тут повествование летит вперёд. Морда показалась, а внезапно, без перехода, старик уже перепуганный до смерти.. потом, кошка не такая уж и крупная, а алхимик понял, что она может разорвать закованного в сталь воина.. причём умудрённого опытом... странно.

Но внезапно он увидел медленно выплывающую из-за бархана девушку, лёгким движением положившую руку на шею опасного животного. Брандис ощутил, как с души его свалился тяжеленный валун: незнакомка явно была хозяйкой этой странной кошки, и пока не спешила спустить её в атаку. Это невероятно радовало: возможно, ему всё же удастся выбраться из очередной передряги живым. Алхимик поднял руки, давая понять, что намерения у него исключительно мирные и замер. Рыжеволосая девушка, похоже, эльфийка, медленно спрятала кинжал в ножны, и, все еще держа могучее животное рядом с собой, осторожно двинулась в его сторону... - тут опять "невероятно". Ну и старик уже опознал кошку, хотя мгновением раньше он не знал, как называется животное. ...

Ну и т.д. А, ещё буквы "е" и "ё". Ну это придирки.




Сообщение изменено
Pomepo
#3
[ОРДА] Командор
могущество: 3393

мужчина Ромка
87 уровня
moorka
По вашей логике словосочетание "Невероятно удобная обувь" - это неудобная обувь? Почему не берется как раз второе, превосходная степень?
moorka
#4
[LjUA] Офицер
могущество: 5854
длань судьбы
эльфийка Трафэль
95 уровня
Pomepo
Мне почему-то кажется, что в том примере, что вы привели, это уместно. Более того, если это сделать прямой речью, тогда прямо вот вообще шик. А в тексте мне "резануло" глаз... хотя, может быть, я и не прав. В любом случае, я не хотел обидеть автора.
Pomepo
#5
[ОРДА] Командор
могущество: 3393

мужчина Ромка
87 уровня
moorka
Вот мне и интересно, где грань, что уместно, а что нет? Я тоже не в упрёк или обиду, мне самому хотелось бы знать.
moorka
#6
[LjUA] Офицер
могущество: 5854
длань судьбы
эльфийка Трафэль
95 уровня
Pomepo
Ну вот бывает же: вроде и правила соблюдены, и соответствует определению, но что-то кажется вот.. не то.
В данном случае, опять же, по моему мнению, речь шла именно не про оценку какого-то качества: невероятно красивая, невероятно умная, невероятно рыжая... а о том, что волосы невероятно подходили... не знаю. Почему-то могу представить у Пушкина: платье ей шло просто невероятно. ... а вот волосы у эльфийки.. не знаю )))
Эстэлион
#7
[ARS] Боец
могущество: 1256

эльфийка евара'Амраттатриа
36 уровня
Приветствую, спасибо за отзыв, обязательно учту ваши замечания в будущем. Касаемо сочетания "невероятно подходившие к ее пламенному характеру". По-моему, оно допустимо и как раз подчёркивает тот факт, что сам цвет волос настолько подходит к характеру эльфийки, что это кажется почти невозможным, фантастичным. На самом деле, в литературе можно найти множество примеров таких сочетаний. "тут повествование летит вперёд. Морда показалась, а внезапно, без перехода, старик уже перепуганный до смерти.. потом, кошка не такая уж и крупная, а алхимик понял, что она может разорвать закованного в сталь воина.. причём умудрённого опытом... странно." Здесь старик был напуган ещё до того, как взглянул на кошку, и испугался он скорее самого факта появления монстров, коих в Пандоре, конечно, хватает. По поводу второго замечания не могу согласиться, т.к. животное размером примерно с пантеру, как мне кажется, вполне способно на такое, учитывая клыки, когти, массу тела и силу прыжка. "тут опять "невероятно". Ну и старик уже опознал кошку, хотя мгновением раньше он не знал, как называется животное." Опять-таки сочетание "невероятно радовало" нахожу уместным. А что касается названия животного, то старик его и не знал, а фраза "странной кошки" употребляется именно за незнанием Брандиса таких существ, как фоссы, которые, как мне кажется, очень похоже на представителей кошачьих)
moorka