Фольклор

Сольвейг. Почтамт

байка

    Историю эту, конечно, следует начать с одного прохладного летнего вечера, когда в вольный город Сольвейг через восточные ворота въехал на старой мехо-тарантайке один рыжий дварф по каким-то своим сугубо дварфийским делам.
    Впрочем, какие бы ни были дела его, причины сюда приехать и намерения, остался Болеслав (как звали того рыжего дварфа) в Сольвейге надолго, и именно из-за его неусидчивости и вечной тяги к какой-либо деятельности нынешний город и знает почтамт таким, какой он и есть, и возможно даже, что только благодаря этому он и существует.

    Но начнем с самого начала...
    Раньше на северном Фронтире с почтой было трудно. Богатый нанимал для доставки письма героя, который еще не факт, что донесет сообщение до адресата, а не вскроет, продаст кому подороже или попросту посеет по дороге. Тот, кто чуть беднее, искал гонца. Кто похитрее шел в Магисториум, дабы волшебники посылку телепортировали куда надо, да вот только бандероль легко могла затеряться где-то в астрале. А кто посмекалистее, но лишенный денежных средств, пускал вплавь по пивадуку. Если весть имела городской масштаб, то ее проорал бы глашатай на главной площади... Почта, может, где и существовала на Севере, но только советничья или для богатеев, а значит не для простого народу. Так Сольвейг и жил много лет, с гонцами и глашатаями, тем более, что дел и так было по горло: не до писем и бандеролей, когда разные болотные тролли по дорогам бродят, или бандиты разоряют караваны.
    Кто-то разумный изъявлял желание открыть городскую почтовую службу, для удобства всех граждан, но вкладчиков в это дело не было, а разговоры горожан занимали другие куда более животрепещущие темы. Да хотя бы те же тролли.

    Тут-то герой Болеслав, виновник всего происшествия, знакомый не понаслышке со всякими премудростями и новшествами, вернувшийся только с путешествия на юг, где почтовая служба для народа цвела уже буйным цветом, и загорелся идеей такую создать в Сольвейге.
    Корпел он так несколько ночей в одном из трактиров Хмельной, собрав сведения о почте юга, подсчитывая выгоду для города от такого предприятия и рисуя вывески и форму для почтальонов, придумывая штемпели — и красиво получилось, благодать!
    С этим на следующем собрании и выступил перед Советом.
— Дамы и господа! - прочитал он со смятой бумажки, которую только что достал из кармана — Смею заявить, что ситуация с почтовыми услугами у нас довольно удручающая! В Сольвейге городская служба попросту отсутствует, а те кто предоставляет такие услуги, берет за них баснословные деньги. Несмотря на множество путей сообщения, большая часть граждан ими не может воспользоваться... Ну в самом-то деле, героя или гонца крестьянин не сможет эта... нанять. Тем более, когда в южных городах такое давно принято еще с прошлого века.
    И посему предлагаю вам проект Сольвейгской почтовой службы, которая будет обладать исключительным правом заниматься такой деятельностью в городе, гарантией же доставки письма будет репутация Совета Республики!
    С этими словами Болеслав показал Мастерам листки бумаги с разными подсчетами, надписями и красивыми рисунками.

— Красиво сказано, — отозвался кто-то из советников.
— Так господин Володимир с представлением помог, речь сочинил...
— И синие камзолы довольно неплохо выглядят!
— Только исключительное право как-то этатизмом попахивает-с.
— И позвольте, — вступился Джай-Лу, — нельзя же просто так открыть почтамт. Народ может такую идею и не принять, так что все деньги будут пущены на ветер. Не говоря о том, что мы разных героев лишим пропитания, что довольно чревато некоторыми последствиями.
— А может почтальона по дороге в деревню какая бестия сожрет!
— Поэтому разносить посылки будет отрядик добровольцев или стражи — улыбнувшись, ответил Болеслав. — И к тому же я не призываю забахать сразу большое здание, можно и экономно все сделать. А если приживется, то дальше сделаем, как у людей.

    Идею героя приняли, то ли это речь так подействовала, то ли форма лазурная всех пленила, а может просто такому бывалому герою кто хочешь поверит.
    Вскоре почтовая служба начала свою работу. В первые недели своего существования она представляла собой не самое красивое зрелище. Каждый выходной день на площадь Брани стали вытаскивать столы и собирать сотню ополченцев для работы. Народ, несмотря даже на все старания глашатаев, все дни напролет усердно оравших о почте и, что парадоксально, малую стоимость отправки письма — всего 10 солей, шел вяло.
    Всякое письмо, которое было оплачено, писец помечал крестиком красными чернилами в углу — мера временная, пока не был разработан штемпель. Разные несознательные элементы тут же принялись эту пометку подделывать и даже с некоторым успехом, несмотря на то, что такое обществом порицалось и сурово наказывалось

    Так по городу Сольвейгу и между ближайшими селами стали разъезжать солдаты с сумками, полными писем, с синей повязкой на рукаве с нарисованным рожком и обязательно с мечом за спиной, благо дороги Пандоры никогда особой безопасностью не отличались. Республике одна польза от такого — почтовая служба работает, салагам практика в борьбе с монстрами и в ориентировании в полях, крестьянам счастье — что вредителей разных меньше, да обороноспособность города на уровне поддерживается, и в казну немного денег поступает. Лучше любых маршей и учений, для народа полезней.
    Граждане постепенно к такой диковинке привыкли, увидев удобства, и уже спустя месяц в выходные дни на площади Брани собирались длинные очереди.
А так как гражданами идея была поддержана, то в конце концов Совет разрешил Болеславу претворить свой замысел в жизнь полностью, хоть некоторые пункты и были изменены.

    В Совете кипела жизнь. Ни одного заседания не проходило без споров между Болеславом и казначеем, который боялся выделить лишние деньги на почтамт. Герои увлеченно сочиняли свои варианты вывески службы, одна другой была краше, в то время как кузнецы делали медные рожки. Цех ткачей, получив заказ от самого руководства Республики, отбросив все дела, днями шил форму для почтальонов, пока инициатор всего этого безобразия искал подходящее место для здания.
    Наконец оно было найдено - один из разорившихся банков на Караванной улице. Здание достаточно большое, в меру помпезное, немного готическое, устремленное ввысь, да вдобавок со множеством башенок - грешно оставлять его дальше разваливаться! Тут уж засуетились и плотники, принявшись приводить его в божеский вид, развешивать флаги и приносить разную меблировку...

    В день открытия единого почтамта были масштабные празднества. Горожане толпились у входных дверей, дабы подивиться или в числе первых отправить письмо. Зеваки собирались со всего Сольвейга, чтобы хотя бы краешком глаза увидеть величественное здание. Орки по-всякому восхищались заново отстроенной ''громадиной'', эльфы в толпе делали то же самое, хоть и менее эмоционально, когда среди маленькой толпы гоблинов начался спор к какому из стилей дом было бы правильно причислять. А дварфы такой мелочью не занимались. Дварфы на Хмельной ликовали, пили и кутили, хоть им обычно и повода для такого не надо. В Совете молча поднимали тосты.
    И лишь ополченцы Сольвейга в праздничный день не отдыхали, так как не было у них времени - они весь день разносили письма...
    После различных представлений над воротами почтамта была повешена подготовленная стараниями героев-анархистов и местных художников (трудиться последним пришлось много, исправлять косяки) вывеска с каким-то древним божком - юношей в одежде цветов Республики, в крылатых сапогах и с почтовым рожком в руке, названным Меркуром Сольвейгским.

Эмблема почтовой службы Республики Сольвейг
Раскрашенная ксилография
Печатня Доброгоров и Теодориус. Сольвейг. 174 г.


Бравые работники почтамта.

    А там уж понеслось. Затрубили рожки во всех селениях Северо-запада, поднялась пыль от копыт гонцовых коней, в почтамте стал вечный гвалт и стук печатей. Почта Сольвейга медленно развивалась. Если вначале письма носили ополченцы в добровольном порядке, то позже это была своя служба, тем более, что не зря же ткачи изготовили чудные синие камзолы. Стали строиться почтовые станции, а действовать сольвейгцы начали по всему Северу. И пусть весь юг такому завидует...



ОБСУЖДЕНИЕ


Нет комментариев.