Фольклор

Буря на Севере

байка о героях

Произведение окончено, гори оно огнём
Спасибо всем, кто принимал и принимает участие в написании:
АкакийАкакиевич — соавтор, главный корректор, советчик.
Рогвер Снотт — соавтор, сыгравший немаловажную роль в развитии идеи и написавший около трети всего этого бреда

ГЛАВА 1. Первые вестники бури.
     Библиотекарь Вильсар недовольно поежился, когда посреди дождливой ночи в дверь черного хода Залесской Библиотеки постучали. Три удара подряд, тишина, удар, ещё удар, опять тишина, четыре удара через равные промежутки времени. “Опять кого-то из героев принесло, будь они неладны”, — решил эльф-библиотекарь, услышав условный стук, и отправился отпирать. Однако, как только он открыл дверь, его оглушили сильнейшим ударом…

    Первый час после рассвета. Залесье.
    Лас'Гиари и четверо других стражников заканчивали ночное патрулирование Всеобщего квартала Залесья, когда услышали звуки боя на одной из отдалённых улочек. Все стражи порядка обнажили клинки и ринулись в том направлении, даже не представляя, что там может происходить.
— Бей Серых! — раздавались крики, заглушаемые звоном металла о металл. В битве схлестнулись шестеро бойцов Серого ордена и девятеро горожан — людей и эльфов.

    Служители Серого Ордена остаются таковыми до конца, зачастую им нечего терять. Поэтому горстка бойцов сражалась и умирала за свои, никому не понятные, цели. Жители фронтира хоть и знали, с какой стороны держать меч, но профессиональными вояками уж точно не были. Потому строй из шести Серых с щитами и мечами выдерживал натиск девяти горожан с мечами, топорами, отвечая редкими, но смертельными выпадами. Стража не мудрствуя лукаво встала на сторону горожан, и поэтому, прибыв прямехонько в тыл Серым, они по полной использовали преимущество, тут же сократив количество противников вдвое. К тому моменту уже четверо горожан пали. И тут же были отомщены – оставшихся бойцов Серого Ордена порубили на куски. Стражники разделились для осмотра местности и помощи выжившим. Командир же принялся за допрос наиболее здоровых.
— Какого… демона... здесь происходит?! — спросил Лас’Гиари у участников сражения.
— Эти бандиты, называющие себя хранителями законов, попытались меня похитить, – заговорил худощавый эльф с длинными волосами мышиного цвета.
— А мы этого сделать не дали, — перебил рыжебородый дварф, потрясая топором.
— В нашем городе они не закон, они не защищают нас, в отличие от стражи и героев. Так почему мы должны им подчиняться?!
— Ф этом Фехом Офхене офонфафельно фсе сфифнулифь! — поддержала женщина, которой только что закончили обрабатывать раненое плечо. А вот с челюстью нужно идти к профессионалу. В ее глазах, как и у остальных граждан загорелся огонек желания нанести больше урона нападавшим.
...
    Лас'Гиари остался вместе с двумя другими стражниками на месте происшествия, внимательно собирая все сведения у каждого, кто взялся за оружие. Два других стали посыльными: один отправился к командующему городской стражей, еще один — в резиденцию гильдии Arcanum Silva, то бишь библиотеку.

Второй час после рассвета того же дня, Залесская Библиотека
— Друг мой Вильсар, можешь подробно рассказать, что пропало?, — спросил эльф-герой, пришедший в библиотеку с восходом. На его зелёном плаще красовалось вышитое серебряной нитью дерево, вписанное в октограмму.
    Библиотекарь одной рукой держался за голову, серьезно пострадавшую этой ночью, а другой уныло стучал по столу. Вынырнув из омута задумчивости, он кивнул на список, болезненно поморщившись и начал перечислять:
— Треть книг Запретного этажа, связанных с магией, и копия того самого свитка, что Вы мне показывали, а так же они вынесли часть архива… Проклятье… Почему я не удостоверился в том, кто на самом деле за дверью?
— Успокойся, Вильсар, твоей вины в произошедшем нет. Видел ли ты, кто оглушил тебя?
— Нет. Рядом с библиотекой не место огню, даже магическому, а во тьме, да еще в дождь всё кажется темно-серым. Если б не условный стук, я бы сотворил магические светильники около двери и приготовил пару заклинаний для незваных гостей. Того требует безопасность.
— Стук?! Кто же настолько подл и нагл, чтобы украсть наши книги, притворившись одним из залесских героев? Я знаю каждого героя нашего города, и никто из них не способен на такое предательство… Однако...
    Парадная дверь распахнулась, и в библиотеку вошёл другой эльф-герой, похожий на первого и с такой же эмблемой на плаще.
— Ну-с, братец Илир, кажись, книжки твои свистнул не невесть кто, а сам Серый Орден.
— Делир аэп Тальдир и вежливость — что лёд и пламя. И откуда же, любезный брат, такие сведения? – вздохнул Илир и взмахнул рукой, предлагая пройтись вдоль стеллажей с книгами.
     Сквозь витражные окна первого этажа библиотеки пробивался утренний свет
— Пока ты залечивал рану Вильсара и выяснял, что пропало, во Всеобщем районе была битва. С Серыми схватились горожане и патруль стражи. Одного из горожан хотели похитить. Та ещё бойня, но тебя заинтересует так же и это.
     Из-за пазухи Делир вытащил помятый и залитый кровью лист бумаги. На нём на Всеобщем был написан совершенно бессвязный текст. А потом - небольшую книжонку.
     Серый Орден использует хитрый способ шифрования, но, как говорится, и на старуху бывает проруха. После нескольких безуспешных попыток, ключ к шифру наконец был подобран, да и то лишь потому, что бывший владелец книжки записал для себя подсказку на одной из страниц.
     То, что было на окровавленном листке, расшифровывалось как “А. S. подозреваются в некромантии и иной запрещенной магии. Их магические книги, находящиеся в Б. изъять, не оставляя следов. Дельца Р. захватить при отходе из З. Сообщение уничтожить после прочтения. Ком. Ф.”
— Да-а. И в Б. наследили больше некуда, и прочее не выполнили… Кто же этот Ф.?
     Илир, усевшись за стол библиотекаря и отослав брата с просьбой собрать всех согильдийцев, что есть в городе или скоро сюда прибудут, макнул гусиное перо в малахитовую чернильницу, шумно вздохнул и начал писать что-то на листе.
    Что ж, в какую игру он и его соратники втянуты?

ГЛАВА 2.Совет
        Три часа до полудня…

     Едва услышав условную команду сбора евара’Ашлирркаш поскорее рассчиталась с караванщиком и поспешила показаться на глазах своих согильдийцев. Доклад соратнику может подождать, ведь проблемы новой семьи для эльфийки важнее. Приставка к имени довольно официальная и означающая не последнее место в положении среди эльфийских семей. Однако это лишь осколок той жизни… Разбитой отрядом Серых. Сначала недоверчиво, а затем со злобным весельем вслушивалась она в обрывки разговоров по дороге к библиотеке, где отметились фанатики. К Илиру воительница подлетела уже в виде мини-торнадо, скидывая на ходу запыленный дорожный плащ, показывая огромный меч-бастард за спиной и не оставляя возможности толковать иначе желаемый исход переговоров.
— День толком не начался, а дел уже наворочено! - вместо приветствия выпалила Ашли. Однако, поразмыслив, решила все же поздороваться. Затем сложила руки на груди и спросила у брата по новой семье:
— Что конкретно случилось, и обязательно ли мне нужно ждать общего собрания, чтобы получить назначение? - воительница умело сочетала в себе аристократическое воспитание Дома и повадки наемника..
    Лидер гильдии, Илир, ответил на приветствие и встал из-за стола. Но что-либо ещё произносить не собирался: слова не всегда могут передать то, что покажет взгляд. Его, цвета изумруда, глаза встретились с золотистыми глазами Ашли. Против изумрудного спокойствия предстала проснувшаяся в золоте злоба на Серый Орден, да радость и азарт охотника, когда крайне осторожный зверь ошибся, приняв неверное решение.
— Илир, поверь, это мой шанс. Добраться хотя бы до частички их знаний и документации. Эта крупинка поможет мне разобраться, за что они так поступили с моей семьей! - она резко взмахнула рукой и замерла. Затем несколько раз быстро моргнула, помотала головой и взглянула на все еще поднятую руку.
“– Что я делаю?! Я ли это?” — мелькнула фраза в голове.
    Глубоко вздохнула, прикрыла глаза, приняла расслабленную позу и скрестила руки на груди. Вновь взглянула на старшего уже чистым взором. В миндалевидных глазах поблескивали две монетки-радужки.
–Ты знаешь мою историю, брат. И понимаешь, как это важно. Так… - Ашли потупила взгляд, но тут же одернула сама себя и несколько громче, чем хотела ранее, спросила. – Насколько все серьезно?
– Я сам желаю в этом разобраться, как ни в чём ином… Серый Орден ведет себя слишком неестественно, слишком заметно. Но делать то, что совершили они – не просто провокация, это оскорбление. Я послал с вороном письмо в их обитель, но, как мне кажется, они не ответят. “Хочешь мира, готовься к войне”...
— Значит, идем в наступление?!
— Я этого не говорил. Совет Залесья соберется в полдень, чтобы решить, что делать дальше. Знаю, на месте не усидишь, так что попрошу кое о чём: передай вот этот свиток Равенсберу, он сейчас наверняка на тренировочной площадке стражи, вот этот — в гильдию механиков, а с третьим отправляйся в арсенал и скажи, что дело очень срочное. Ступай.
     Эльф аккуратно передал три свитка из желтоватой бумаги с восковыми печатями, на которых было изображено дерево в октограмме. Эх, а ведь когда-то он был разбойником… Теперь же — герой и пример для других героев…
– “Но…” — эльфийка попыталась возразить, но прикинула возможные события и, ответив “Есть!”, шутливо приложила два пальца левой руки к виску, развернулась на месте и отправилась выполнять поручения.
     Аэп Тальдир вынул из ножен кинжал, окинул его суровым взглядом, после извлек из небольшой инкрустированной двумя сапфирами шкатулки, всегда носимой с собой, пузырёк со странной зеленоватой жидкостью, однако помедлил и убрал обратно. Шкатулка самовольно и резво захлопнула крышку. “Эх, пора проведать старых знакомых”, — решил Илир и отправился за своим старым, изношенным плащом с капюшоном. Выцветшим и без символики.



    Полдень. Время, в которое всякий приличный горожанин стремится сделать перерыв и отобедать. Неважно, эльф ли ты, человек, дварф, орк или гоблин, всё равно подчинишься всеобщему порыву, и отложив дела, примешься за еду у себя дома, или же отправишься в “Тихий угол”, трактир Ансраха, что во Всеобщем квартале, где всегда найдутся достойные блюда и где порою подают непревзойденную баранину, вымоченную в вине, да и само вино из многих городов Пандоры, предлагаемое посетителям, придётся по вкусу многим ценителям; ну или решишь побродить по рынку и различным лавчонкам, надеясь перехватить на обед какой-нибудь деликатес… Хотя, сказать честно, если выйти за городскую стену и углубиться в лес на каких-то шестьсот шагов, дальний родственник этого деликатеса может решить перекусить вами…
    И ежели мирное течение жизни в Залесье в обеденное время нарушилось, тому должна быть очень серьёзная причина.

    Лас'Гиари сидел один, предаваясь размышлениям. В дальнем углу, будто желая скрыться от чужих глаз, сидел, укутавшись в плащ, странник, лицо было скрыто под капюшоном. За другим столом собрались купцы и громко судачили о каких-то дураках, которым вдруг срочно понадобилось покинуть город и которые купили лошадей втрое дороже, чем они стоили. Да, пожалуй, завсегдатаи неторопливо обедали, порою начиная разговор.
    Лас'Гиари все еще думал о недавних событиях. Конечно, Залесье — город Фронтира, и патрули на трактах часто сталкиваются с различными бестиями и разного рода бандитами, но чтобы в самом городе происходило что-то вроде утреннего боя… Да и тот эльф, из-за которого всё завертелось, явно не так прост, как рассказал о себе.”А, да пропади оно пропадом!”, — решил эльф и начал топить воспоминания о бое в вине, стараясь отогнать все мысли прочь. И потому не обратил внимания, как ускользнул странник в плаще, потому не пожелал прислушаться к разговорам завсегдатаев, не заметил в окно, что народ собирается в толпы вокруг уличных глашатаев и проповедников… Ведь доблестно патрулировать город, зная, что сейчас такой-то час и всё спокойно – одно. А проливать кровь в бою и видеть только что погибших – совсем другое. Такое не сразу забудется...


    В Ратуше уже все собрались. Мастера Шеор, Ансрах, Всемил, инструктор Равенсбер, библиотекарь Вильсар, представители ремесленных цехов и купечества, а также Илир аэп Тальдир, его брат Делир, Евара’Ашлирркаш, Каель'Тас, зовущийся Скитальцем и Фирисерн. Остальные герои продолжали свои странствия, но могли вернуться в любой момент.
    О начале совета по праву наиболее уважаемого Мастера объявил Шеор:
— Приветствую всех, присутствующих на совете. Мы собрались здесь, чтобы обсудить важнейший вопрос: “Как ответить на действия Серого Ордена”. Надеюсь, каждому известно всё об этом случае.
— Я предлагаю дипломатический путь, — сказал Мастер Ансрах, — всегда можно заключить то или иное соглашение. Тем более, что мы — пострадавшая сторона...
Уважаемые купцы и ремесленники согласно закивали. Илир пробежался взглядом по собравшимся. Обсуждение, скорее всего, затянется на несколько часов…
— Серый Орден сторонился политики. Зачем утруждать себя взаимодействием с ними, если можно просто выплатить компенсацию пострадавшим из городской казны. В конце концов, Серые являются сторонниками порядка, и, вдобавок, тоже потеряли своих людей…
— И во сколько же ты оценишь книги о магии и честь нашей Гильдии, купчина?! – возмутился Делир, глядя прямо на богатого торговца, озвучившего такое предложение. — Воистину, торгаш, видя выгоду, продаст всё, даже себя!
— Тихо! Каждый имеет право высказать предложение, которое считает разумным, – повысил голос Шеор.
— И каждый вправе с этим предложением не согласиться, — негромко произнес Теодор Равенсбер. Негромко, но услышали все. И задумались. Ведь если инструктор решил говорить, не бранясь, то все не так просто как кажется… Для любой спорящей стороны.
— Да чего тут спорить! Гнать их из Залесья надо и обитель их сжечь! — вдруг подал голос Каель’Тас. Столь радикальное решение проблемы явно многих не устраивало. Но и нашло своих сторонников. Среди тихих переговоров и невнятного бормотания, как гром среди ясного неба, раздался голос Ашлирркаши:
— Тас прав, дорогуши! И неужели вам легче раскошелиться и договориться о потере своей чести, совести и достоинства, чем материально помочь с уничтожением озверевших гадов?! Или уважаемые купцы, да ремесленники думают, что такое вообще никогда не повторится? И вы собираетесь каж...
— Евара’Ашл…
— Не смей перебивать, купчина! Горазды вы кошелками трясти, да видно не мозгами. Я не хочу поругаться со всеми вами, но уж поверьте, я могу это сделать, если потребуется!
    Началась перебранка, каждый считал своим долгом доказать, что противоположная сторона ошибается, выделяя те или иные моменты проблемы. Инструктор в это время просто скрестил руки на груди и с кривой усмешкой наблюдал за действом.
    Вдруг раздался пронзительный высокий крик “ТИШИНА!”, многократно усиленный заклинанием.
— Спасибо, Фирисерн, – промолвил Илир аэп Тальдир в воцарившейся тишине. Сразу стал заметен сильный гул, словно разворошили дюжину пчелиных ульев.
— А теперь прислушайтесь… И кто-нибудь, выгляните на площадь перед Ратушей.
Делир встал и подошёл к окну.
— Народ, однако, решил за нас.
     На площадь стекались всё новые и новые горожане. Они гудели, возмущались, выкрикивали лозунг “В Имо Серых”. Два десятка стражников срочно выстраивались в стену щитов, намереваясь защищать вход в Ратушу.
     Илир молча встал, сделал жест соратникам идти за ним и отправился на площадь, оставив остальных членов Совета в растерянности.

— ТИШЕ! Мы понимаем ваше внутреннее волнение и полностью согласны с вами, Серый Орден превысил свои полномочия, преступил законы Залесья, — выкрикнул Илир при помощи усиления голоса. Его слова пронеслись по всей площади, заставив народ поутихнуть. — И потому должен понести наказание. Однако Серые и их трусливые шпики сбежали из города, скрылись в своей обители за прочными каменными стенами. Думают, могут затаиться на несколько квинтов, и их злодеяния забудут? Как бы не так!
Среди толпы послышались одобрительные возгласы, но многие продолжали слушать.
— Мы, гильдия Arcanum Silva, объявляем войну Серому Ордену и не прекратим вражду, пока их обитель на Лигерманновом поле, что в семи верстах от Залесья, не будет разрушена до основания!
— Пусть все желающие помогут нам в истреблении этого серого пятна на истории Залесья, – вмешался Каель’Тас. — Все, чья душа полна решимости, присоединяйтесь к нашему походу, и пусть Серый Орден познает нашу ярость!
Ашли вынула клинок из ножен и вознесла к небесам с воинственным кличем, и толпа подхватила этот клич…

ГЛАВА 3. Осада крепости
***
    Городская стена, второй день после объявления войны
— Пли!
    Баллиста-палинтон, расположившаяся на городской стене, со скрипом всколыхнулась, двинулась, и камень на огромной скорости отправился в полёт. Пролетев добрых четыреста метров, он плюхнулся в лес, распугав птиц и прочее зверьё.
    Расчёт новоявленных осадных инженеров улыбался. “Хорошо пошёл, хе!”, – сказал гоблин-конструктор, спроектировавший сие орудие. Герои одобрительно закивали.
    Камень обрушит камень…
***


— КТО ТАК ТЕТИВУ НАТЯГИВАЕТ? Это лук, а не лютня! И из него стреляют, а не извлекают ноты! – накричал и так взвинченный Теодор Равенсбер на одного из добровольческой армии, которого обучал стрельбе из лука эльф-стражник.
     “С этими добровольцами одни лишь проблемы, да и со всей этой непрошенной войной, растудыть её в Имо”, – раздраженно рассуждал инструктор. Ведь вся его размеренная жизнь, ставшая таковой после окончания подготовки городской стражи, резко перестала быть таковой. Проблемы со снаряжением, проблемы с обучением, проблемы с дисциплиной в свежесобранной армии просто выводили его из себя. Половину городской стражи пришлось превратить в инструкторов, мастеров над оружием, учителей фехтования, оставшейся половине приходилось работать сверхурочно. А руководить каждым из процессов должен был именно он, пока герои занимались невесть где невесть чем.
     Да и вообще, Равенсберу не нравилась вся эта затея с официальной войной. Навоевался он уже, в молодости. Он поклялся забыть те события, забыть своё прежнее имя, забыть своё прошлое. Но нельзя забыть часть себя. И перед глазами порою возникал старый Герб его рода: черная ворона на лазоревом поле, сидящая на башне и держащая в клюве лавровый венок. Именно в честь герба он и назвался Равенсбером, когда проиграл ту битву. Но выиграть её было нельзя.
     В любом случае, тогда Теодор и его люди были стороной осажденной, а не осаждающей, так что он знает все преимущества обороны в крепости… И недостатки.


— Инструктор Равенсбер! – вдруг крикнул появившийся на плаце Каель'Тас, – вернулись разведчики с данными об обители, теперь мы сможем организовать нападение и сжечь их вс…
— Погоди, какие, гнилушь тебя сожри, новости они принесли?!
— Согласно донесениям разведчиков, обитель Серого Ордена на Лигерманновом поле является укреплённым замком: прочная и высокая каменная стена с бойницами, несколько небольших башенок, равномерно распределенных по периметру, барбакан. Ворота только одни, дубовые, толщиною с локоть, за ними, вероятно, ещё и железная решётка. Вокруг крепости на полверсты ровная открытая местность. Внутренняя часть обители тоже укреплена. Да и их солдаты, гореть им синим пламенем, копают под стенами ров… Численность гарнизона неизвестна.
— А что наш командующий?
— “Готовит секретное оружие”. Вернётся через три дня. Через три дня и выступим, если всё пойдёт по плану..
— По плану?! Да из этих… добровольцев ни лучников, ни дисциплинированной пехоты за такой срок не сделать….
— Думаю, это и не понадобится. Я пойду, спрошу о готовности баллист..
***
    Через три дня, на рассвете, в Залесье вернулись Илир, Делир и Фирисерн. Они ехали на телеге, нагруженной тремя высокими окованными сундуками, присыпанные сеном. Как только телега оказалась в сотне шагов от ворот, Илир встал и протяжно протрубил в рог. Звук разнесся по округе, и через минуту в городе протрубили в ответ.
***
    Спустя час воинство выдвинулось из Залесья. В авангарде шёл отряд из трёх десятков стражников под командованием Лас’Гиари. Их пластинчатые доспехи и шлемы-барбюты сверкали на солнце, а каплевидные щиты и плащи цветом почти не отличались от окружающей листвы. Сабли покоились в ножнах. После же начинались пёстрые ряды добровольцев-ополченцев, разнообразие вооружения и доспехов которых могло поразить и опытного кузнеца. Далее ехали телеги с разобранными баллистами, снарядами к ним, теми самыми сундуками, снаряжением, провиантом. За телегами следовали лучники в кожаной броне, и в арьергарде сам Теодор Равенсбер ещё с двумя десятками стражников из Залесья. Герои же на магомеханических конструктах сновали туда-сюда то в начало, то в конец колонны на тот случай, если какое-нибудь чудовище из лесов обнаглеет и посмеет напасть.
    В строю уже вовсю выдумывались и расходились в массы сальные глупые шуточки наподобие “Какого цвета подкладка плаща у бойцов Серого ордена?” и прочее подобное творчество. Команда осадных инженеров, примостившихся, где можно, на телегах, заключали пари, что же именно находится в сундуках.

***
— Поправить базу на 15 градусов!
— Ча-а-аго?!
— Выше возьми, баран! Выше и левее!
— Так?
— Так! ПЛИ!
    Баллиста привычно заскрежетала, содрогнулась и отправила камень в полет, навстречу прочным стенам обители Серого Ордена. Раздался дружный крик “УРА!”: снаряд угодил в барбакан, пробив заметную брешь. Осаждённые ответили выстрелами из арбалетов, но до осаждающих ни один болт не долетел. Вторая и третья баллисты выстрелили менее удачно, лишь слегка повредив стены
***
— Командир, залесские войска ведут обстрел!
— Приготовьте баллисту и откройте ответный огонь!
— Так точно! Но в подземелье слышится странный стук…
— Отправить туда небольшой отряд ветеранов. Если это какая-то тварь, они справятся.
***
    Пока осадные инженеры заряжали и готовили к следующему выстрелу баллисты, в лагере, расположившемся буквально в двадцати шагах от орудий, кипел быт: под командованием Равенсбера продолжали возводить подобие частокола, тренировки не прекращались, а в шатре штаба герои совещались, или, вернее сказать, беседовали как на военные, так и на отвлеченные от таковых темы.
— Ну и на сколько дней затянется это забрасывание камнями?
— А куда торопиться? У нас поставки из города, а их кладовые не безразмерны…
Илир аэп Тальдир смачно зевнул и продолжил.
— Ежели что-то пойдёт не так, всегда можно открыть те сундуки. Так что считайте, что мы на отдыхе.
***
— А всё таки, Илир, что на самом деле известно о Знающих? Если не брать в счёт то, что рассказывал Шму, и всю мистификацию...
— Практически ничего. Есть свиток. Но его каждый из вас и так видел. Ту пещеру я отыскать ещё раз пытался, но не смог. Мы предполагаем, что Знающие древности — могущественные маги, знания которых во всех областях магии многократно превосходят современные. Что привело к их исчезновению — неизвестно. Где искать информацию о них — неизвестно. Важно другое: наша гильдия объявляет себя новыми Знающими, то бишь своей целью мы ставим изучение магии, накопление и систематизацию знаний о ней… Я понятно выражаюсь?
— Ээээ, да….
— Да, Илир
Остальные согласно кивнули.
— Пойду посмотрю, как успехи у осадников.

    Когда герой добрался до них, из одной из башен обители вылетела огромная стрела. Илир быстро прикинул, куда снаряд попадёт и лишь выкрикнул: “Все прочь от баллисты!”. Через несколько мгновений она разлетелась в щепки, инженеры же успели отбежать.

    Такого исхода событий не ожидал никто.
“Сундук с красной пометкой, быстро сюда! Цельсь в ту башню! ” — крикнул Илир инженерам. Расчёт уничтоженного орудия побежал за сундуком. Серые не промахнулись, а потому и залесские бойцы не имели права на промах. Тем временем в лагере поднялась суматоха. Остальные герои сбежались к баллистам, Равенсбер строил воинов в боевой порядок громкими криками, а осадные инженеры почти доволокли сундук до орудия. Илир сорвал магическую печать с него и откинул крышку, попутно сделав знак Каелю и Фирисерн. Внутри был шарообразный металлический сосуд, весь испещренный загадочными узорами и мерцающими сиреневым светом печатями. Размерами он не уступал обыкновенному каменному снаряду, да и вес имел примерно такой же.
    Эльф достал сосуд. Все трое хором прочли короткое заклятие, после чего Илир зарядил им баллисту и дёрнул за рычаг, активирующий её механизм.
    Магический снаряд в полёте светился всё ярче и ярче, и в момент попадания в башню напоминал огненный шар. Башня вспыхнула, её объяло пламя, в котором чётко виднелся странный силуэт. Миг спустя она взорвалась с оглушительным грохотом, а камни, бывшие ею, разлетелись в разные стороны.
    Осаждающие издали ликующий крик: небольшая победа — предвестник более крупной. Оставшиеся два сундука вместе с содержимым уже приближались к палинтонам...

***
    Стук в подземелье в обители Серых лишь усиливался. Бойцы, отправленные туда, оголили мечи. Вдруг стена взорвалась, и на них обрушился град камней. С криком “Айнак шеа!” из пролома выскочила дюжина адептов Айнака, следом хлынула прочая нежить. Бойцы Серых не успели оправиться после взрыва, как мертвецы навалились на них и разорвали на куски.
    Третья сторона в битве?
***

— Духи-Хранители! Что это было?!, — воскликнул Равенсбер.
— Новые войны — новое оружие. Нет времени объяснять. Штурм вот-вот начнётся. Ждите моей команды.

    Ещё два сосуда взмыли в воздух и упали за крепостной стеной. Нет, они не должны были взорваться, но от того были не менее страшным орудием. Запечатывающая их магия рассеялась, и разъярённые джинны-дэау оказались на свободе. Послышался грозный рёв, полный злобы, полный гнева. Джинны хотели отомстить тем, кто пленил их, заточил в тесные сосуды против воли, но, не видя их, начали крушить всё и всех на своём пути, не обращая внимание на арбалетные болты, отскакивающие от окаменелых и отбивающие небольшие кусочки..
    Один из дэау вдруг уловил тихий отголосок магии, исходящий от тех, кто его пленил, и устремился в ту сторону, пока второй буквально сминал окруживших его Серых. Ворота крепости разделяли джинна и ту, от которой исходил след заточающей магии. Удар, удар, удар, и ворота не выстояли против ярости воплощённой стихии.
    Но стоило джинну прорваться через ворота, как каменный снаряд из баллисты вывел его из равновесия, а заклятие Фирисерн довершило начатое. Дэау рассыпался на множество мелких камней.
    Илир затрубил в рог, и герои ринулись в атаку. В этом хаотичном наступлении было нечто устрашающее. Воины и маги в самом разнообразном снаряжении, вооружённые посохами, мечами, булавами… Подобно вихрю, они летели через ворота навстречу спешно строящимся бойцам Серых, только что разобравшимся с другим джинном. Арбалетчики на стенах успели перезарядиться и готовились уже дать залп по строю стражи и ополчения, следовавших за героями, но лучники осаждающих, оказавшиеся на редкость меткими, осыпали стену градом стрел, заставив их поумерить пыл.
    Кровопролитие началось.

    Каель смог перехватить инициативу: наотмашь брошенное огненное заклятие вызвало взрыв и заставило серых нарушить строй, но сильного вреда не нанесло. Тут же, на острие атаки оказалась Ашли. Колющим ударом она поразила уже делавшего замах бойца, вытащила клинок из него и отразила удар другого серого, которого через мгновение сразил Делир. Стражники, ведомые Лас'Гиари уже миновали ворота и тоже ринулись в атаку.

    В это время Илир скользнул к лестнице, ведущей на стену, Каель последовал за ним. Благодаря магии тот и другой двигались куда быстрее обычного и в считанные секунды добежали до верха стены, после чего ринулись на арбалетчиков серого Ордена. Те только вытащили клинки из ножен, как по одному из них уже рубанул шамшир Илира. Другого тут же достала глефа Скитальца.
    Два эльфа ощущали бой совершенно по-разному. Для Илира это был танец: быстрый, изящный, смертоносный. Без жалости, без сожаления, без вопросов. Нет времени думать и чувствовать — освободи свой разум и танцуй, или же станцуют на твоих костях. Каель’Тас же в каждый удар, в каждое заклятие вкладывал свою ярость. Льющаяся кровь пьянила, разжигала в нём пламя и заставляла сражаться всё безрассуднее. Но оттого бился он не хуже Илира.
    Для двух героев, искусно владеющих своим оружием, арбалетчики в кожаной броне и с мечами не были достойными противниками. К тому же, они не применяли арбалеты, чтобы не попасть по своим на стене. Это было не сражение, это была бойня.

    Внизу же герои, стража и ополчение теснили бойцов Серых. Да, Серые сражались превосходно, да, у них был опыт битв, но против превосходящего числом противника у них не было шансов. Сколько их было? Пятьдесят? Семьдесят? Сто? Большая часть была убита, оставшиеся сдались на милость победителей.
    У нападавших же потери были незначительны. Две трети героев, сражавшихся в первой линии, четыре стражника и семь ополченцев.

***

    Пока во дворах шли бои, а возле ворот уже радовались победе, Ашли пробивалась в коридорах обители к нужной цели. В их архив. Не было гарантии что он еще не полыхал, но искать стоило. Рубилась она с особой жестокостью. Меч-бастард застрял в доспехе громилы в воротах, да и в коридорах скимитар был полезнее и быстрее. С ней был постепенно редеющий отряд. Кому то она успевала помочь или прикрыть, кто-то прикрывал и её. Кэлтиашк — её спутник, и лишь ему и его магической силе верила героиня. И только он знал истинную цель. Поэтому не стало неожиданностью появление адептов Айнака, выскочившими из дверей во время очередной стычки в коридоре с Серыми. Те врубились в строй орденцам, а заодно накинулись и на отряд эльфийки. Отправив остальных назад Ашлирркаш со спутником отступили к концу коридора и остались наблюдать за боем.
— Жаль, что нельзя понять откуда они тут взялись, - задумчиво протянула героиня и взглянула на мага.
    Тот отрицательно покачал головой.
— Я уже говорил, что у них защита от изучающих заклинаний ВЕЗДЕ, - с нажимом на последнее слово ответил Каэль. - Повезло уловить ауры адептов…
    Эльф прикрыл глаза и словно прислушался к чему-то.
— Илир и Каель рядом… Секунду… Теперь идут к нам.
— Отлично! - Улыбнулась воительница - С ними мы прорвемся через Серых с Айнаками. - О, Илир! Мы вас ждём!
    Она махнула рукой боевым братьям.
— Что, они всё ещё не сдаются? — спросил Илир.
    Лицо Каеля вдруг скривилось — он почувствовал присутствие айнаковцев. Не долго думая, эльф начал проделывать магические пассы.
— Нет. Да и нежить откуда-то припёрлась…
— Каель, что за заклинание? - поинтересовалась эльфийка
— Стена огня. Очистит коридор.
— Отлично! А потом добъем что ещё выживет! Хм… - Задумалась Ашли. - Стражи ведь могут выжить?
— Это заклинание сработает на всех. Выживших добъем, - отрезал эльф.
    Закончив плетение заклинания, Каэль словно швырнул Силу в коридор. И оттуда обдало жаром бойцов гильдии и двух ополченцев пришедших на помощь. Внезапно заклинателя повело в сторону. Взгляд потускнел и он начал падать. Две пары рук, Илира и Ашли, подхватили его и передали ополченцам. Приказав вынести потерявшего сознание эльфа, Илир и Ашли с её спутником двинулись дальше. В коридоре воняло. Даже смердело. Горелая плоть и одежды Серых вперемешку с плотью Айнаковцев. Всех, кто ещё шевелился, угощали сталью.
    Некоторое время они бродили по пустым коридорам, слыша отовсюду приглушённые стенами лязг оружия и крики сражающихся. Удача улыбнулась им и они нашли архивы Ордена Серых. Конечно, там была охрана. Но что стоит двум сильным героям и одному простому магу, разметать около десяти человек на богато украшенной площадке перед большими дверями? Верно - уймы сил, маны и порой даже жизни. Жизни конечно никто не лишился, но герои оказались изрядно потрёпанными.
Однако Ашли нашла в себе силы даже улыбнуться и махнуть рукой, призывая войти внутрь.
    Полки… сотни полок и стеллажей с книгами, свитками, конвертами и прочими видами поверхностей для передачи информации. Оплот Ордена не единственный. И явно не центральный. Тут хранится все, что касается северо-западного Фронтира. По крайней мере несколько свитков помогли быстро в этом разобраться. И если не искать здесь ничего конкретного, то найдешь лишь счётные книги о количестве сломанной утвари за предыдущий квинт. Ашли и Илир знали что искать. Все что они могли узнать вне этих стен они уже знали. И все упиралось в этот кладезь информации. Но найденное заставило эльфийку лишь скрипнуть зубами и разнести полки у ближайшего стеллажа. Информация о её семье была. Но лишь вскользь. И все указывало, что поиски затянутся и обвинить Серых в уничтожении рода Евара снова невозможно.
    Внезапно раздался звон оружия на втором этаже архива. На балкон потрепанные Серые загнали двух стражей Айнака и добили их. А увидев эльфов на первом этаже, маг из отряда серых полуосознанно бросил в них какое-то заклятие. Большой сноп искр вырвался из его рук и полетел вниз. И из всех искр, добравшихся до пола или стеллажей вспыхнули очаги пламени. Архив быстро разгорелся. Ашли, тащила на себе опаленного близким взрывом пламени Кэла, а Илир искал выход.
    Искал. Пока на него сверху не рухнула люстра.
    Из-за огня воительница не могла ничем помочь боевому брату и кинулась с магом в открывшийся рядом проход.
***
    Вдруг всё погрузилось во тьму. Такую знакомую, известную любому герою. Илир тряхнул головой, чтобы проверить, не кажется ли ему. Нет, не кажется.
— Как не вовремя.
— Не вовремя с самого начала существования живого.
    Из тьмы послышался громкий, грохочущий как свинцовая плита голос, и через несколько мгновений сама Курносая появилась на расстоянии вытянутой руки от Илира.
— Всё как всегда.
— Всё повторяется. Так уж устроен мир.
— Но, я так полагаю, ты пришла сюда не вздыхать о моей очередной кончине, и не препираться с Хранителем насчёт меня?
— Какая прозорливость! Только вот вы, смертные, нередко забываете разные вещи. Помнишь ли ты, Илир, тот разговор в лаборатории Шеора?
— Помню. И? Ведь тогда было предупреждение о приходе Зла…
— Предупреждение. И что же ты сделал? Вместо того, чтобы созидать, разрушаешь. Вместо сохранения мира развязываешь войну.
— А тебе какое дело? Всё одно — жатва.
Смерть превратилась в бледную темноволосую эльфийку и обиженно заговорила:
— Жатва? Думаешь, мне нужно, чтобы каждый день как можно больше существ лишались жизни? Да я оплакиваю каждую жизнь, что была потрачена впустую! А знаешь, сколько людей, эльфов, дварфов, гоблинов, орков умирает каждый день. И я вижу каждую их смерть, каждую кончину… Слишком много ныне тех, кто убивает, и слишком мало тех, кто исцеляет и спасает.
Пауза.
— И выгляжу я как скелет в черном балахоне и с косой только потому, что пандорцы представляют меня такой.
— Хорошая игра, редкий бродячий артист так сможет. Юный герой, тебя не знающий, может и принял бы это за чистую монету. Но я-то тебя знаю. Чувствуешь лишь потому, что хочешь. Притворяешься, потому что наслаждаешься притворством. Но на самом деле беспристрастна, как того и требуют твои Обязанности. Это так, лирическое отступление.
Ты обвиняешь меня в том, что я разрушаю? Да, я немного поторопил события — раз, и штурм. Но разве не было предсказано, что в мир явится Зло? И тут всякий здравомыслящий пандорец задумается — а что за сила может действовать одновременно по всей Пандоре? Неприметная серая тень, что видится в каждом городе, на каждом тракте. Да, Серый Орден — он присутствует в каждом, ну, почти каждом, городе и всюду суёт свой длинный нос. И если вдруг Орден окажется подвержен порче, погрязнет в ереси, последствия будут невообразимы!
    Смерть с лёгким хлопком вернулась к изначальному облику.
— Что ж… Всё-таки, ты не безнадёжен. Хоть и неосмотрителен, невнимателен, чуть ли не слеп. Да и твои согильдийцы такие же обалдуи, как и ты. Илир, ты помнишь, какие книги были в Библиотеке на "Запретном" этаже?
— Нет. У меня есть список с названиями… Я в своё время приказал переместить туда все книги, связанные с магией в целом, некромантией или демонами. Подальше от глаз простых обывателей. Да и сам туда после не заглядывал.
— А зря. Несколько редких магомеханических чертежей, книга заклинаний самих Иста, Ара и Оста и много-много других полезнейших экземпляров ждут своего читателя. Возможно, в Залесской Библиотеке ты даже найдешь заветную книгу, что откроет тебе тайну Знающих. Но я отвлеклась. Серые искали, в первую очередь “Даймоникум” Аулия Чёрного , трактат о демонах, написанный одержимым демоном. Такое знание — опасное оружие, особенно в руках новоиспечённых демонопоклонников. Не просто так Серые пытались похитить того эльфа. Он опытный некромант, но больше не практикует — ушёл на покой, и, к счастью, тайнами своего старого ремесла делиться не собирается…
— То есть… Серый Орден действительно, кхм, сошёл с ума?
— Благими намерениями выстлана дорога… Именно в этой обители — да.
Они думали, что смогут заставить демонов служить справедливости и обратить некромантию во благо, ха, вот же глупцы! Их командир оказался одержим демоном, разум остальных — затуманен. А дальше ты знаешь. Они и айнаковцам насолить умудрились....
—Предугадать, в какой форме придёт Зло, невозможно, запомни это. Пожалуй, тебе пора.

    Смерть вдруг размахнулась и влепила Илиру сильнейшую пощёчину.
    Он воскрес и очнулся уже в Залесской Библиотеке, в проходе между стеллажами. Рядом были нагромождены все те книги, свитки, бумаги, что утащили Серые и что должны были погибнуть в огне пожара. Илир аэп Тальдир обрадовался, улыбнулся… и снова отключился.

***

    Им повезло найти выход и спастись из пожара, покинуть обитель. Но выжить повезло лишь Ашлирркаш. Кэлтиашк тяжело опустился на пол и со стоном вытащил из бока арбалетный болт. Он только минуту назад заметил его, и время на лечение было упущено. Он не был героем и не имел могущественного Хранителя. Завидовал, конечно, девочке, которую поклялся защищать. Но то была светлая зависть. Теперь он произносил старую семейную фразу:
— Пожертвуй сем… мечко Лесу и он... отблагодарит тебя плодами… — произнес он и улыбнулся. - С-серые пол-лучат однаж… жды получат все свои плоды… от самой С-смерти… Ты спр-равишься…
    Больше он ничего не смог произнести и ушел на тот свет с замершей на губах улыбкой. Тело Кэла окутало холодное синее пламя, и, спустя пару секунд, он превратился в тысячи крохотных огоньков, мгновенно разлетевшихся в стороны и скоро затухших.
    Ашли издала крик, полный боли, обиды, разочарования и гнева. А потом осталась только пустота. Пустота…

    Дул сильный ветер. Обитель Серого Ордена была охвачена пламенем. Но буря… Буря в душах, умах и сердцах улеглась. Смута окончена, умы всех участников медленно, но верно проясняются. К оставшимся в живых Серым приходит понимание, что их командиры тянули их в трясину, попали под влияние скверны, с которой должны были бороться. Стражники, ополченцы и герои забыли жажду битвы, и теперь в душах их была лишь скорбь по погибшим, сочувствие к раненым и недоумение…

    Несколько могущественных Хранителей, затеявших всю эту кампанию, оценивали результаты. Демонам перекрыли лазейку в мир через этот самый Серый Орден. Да, пришлось пожертвовать многими жизнями смертных, но это "много" — мало по сравнению с тем, что могло произойти. А Кэлтишиак... Его смерть была на самом деле стазисом, а синее пламя — результатом их вмешательства. Он очнётся спустя квинт в одной из больниц Залесья, через месяц или два рана полностью излечится. Шрам, конечно, останется, но в остальном этот смертный будет цел и невредим — так решил один из Хранителей. А понять задумку Хранителя даже другой Хранитель иногда не в силах...


Эпилог


    На каждой доске объявления, рядом с каждым трактиром или постоялым двором висела бумага, гласившая:
— Указом Совета Залесья Серый Орден и любая его деятельность в стенах города и в окрестностях запрещены. Любой служитель Ордена, о котором станет известно, будет предан справедливому суду. В случае оказания сопротивления стражники церемониться не будут.

    В остальном, жизнь в городе ничем не отличалась от той, что была до Бури, как эти события прозвали в народе, или же до войны Гнева, как с пафосом их называли несколько историков. Разве что даже опытный глаз не мог высмотреть "серых" служителей закона среди множества горожан. Сами горожане предпочли сделать вид, что ничего и не было, и даже в трактирах о произошедшем не вспоминали.

    Тех Серых, что были взяты в плен или сдались, отпустили на все четыре стороны, заставив предварительно поработать на благо города. Большинство из них предпочли остаться в городе и зажить простой рабочей жизнью, нежели продолжить службу в Ордене… тем более, что реакция командиров Ордена из других обителей была непредсказуема.

    В городской Совет от Серого Ордена пытались доставить послание, но стражники на городской стене, завидев гонца в сером, мышиного оттенка, плаще, громко посылали оного подальше и передавали своё отношение выстрелами из луков и арбалетов. Когда же письмо дошло до Совета через третьих лиц, читать его не стали — просто сожгли.
    В библиотеке усилили охрану, навели защитные чары. Вильсар и несколько доверенных помощников из числа героев разбирают книги, проверяют на содержание заклинаний, ритуалов или рецептов, которые могут быть опасны не в тех руках. Подобные книги следует закрыть на замок, и не напоминать о них миру.
    Кэлтишиак после выздоровления сменил имя и отправился в Магическую Коллегию Истароста. Иначе Ашли бы нашла его и закатила та-а-акой скандал, что Залесье бы тряслось.

    Отдельно стоит отметить, что стены Залесья начали ремонтировать и перестраивать. Зубчатые каменные стены, различные башни…
    На некоторых башнях — баллисты. Вот как виделось всё это через несколько лет.




ОБСУЖДЕНИЕ


IoannSahin
#2
[ᎪᏒᏚ] Магистр
могущество: 12039

эльф Илир аэп Тальдир
67 уровня
Обновлено
IoannSahin
#3
[ᎪᏒᏚ] Магистр
могущество: 12039

эльф Илир аэп Тальдир
67 уровня
Сейчас давно уже не март и не апрель, но третья глава близка к завершения и будет опубликована в конце июня
IoannSahin
#4
[ᎪᏒᏚ] Магистр
могущество: 12039

эльф Илир аэп Тальдир
67 уровня
Обновлено. Закончено. Можно сжигать.

Заметите ляпы/очепятки — пишите сразу здесь.



Сообщение изменено