Фольклор

В предчувствии великого

о героях расширенная вселенная

Великосвершение 214-го года
Ринд-Куил
***
В полумраке радужных оттенков на самородке алхимического серебра легко было не заметить, чего нельзя сказать о царапинах и потёртостях, в изобилии покрывающих гладкий щит, который хозяин кабинета, Максиэн из гильдии хронистов, повесил прямо на оружейную стойку. Та деталь гардероба знавала и долгие переходы между городами, помнила не одну и не десяток стычек, и принимала на себя как удары хладного железа, так и жар огнешаров с волшебными молниями. Находящийся рядом буздыган навершием напоминал не то агат, не то обсидиан, настолько чёрным оно представлялось в темноте. Даже на взгляд Ильэльнаи, эльфийки из гильдии магомехаников.

За окном начиналась ночь, одна из многих в этом году и одновременно отличавшаяся тем, что наступили праздники: дни Великосвершения. Где-то начинали веселиться, но до ратуши празднование пока не докатилось. Коридоры здания уже как пару часов пустовали. Героиня до этого видела только штатного писаря, который подсказал ей, что Максиэн в городе. Остальные же разошлись по домам и семьям или отправились в гости… мало ли способов, как провести этот и ближайшие дни?

Ильэльная поставила кристалл висмута на место и пальцем провела по аквамарину. Если знать Максиэна, то наверняка сей камень был одним из первых самоцветов, добытых в катакомбах под городом.

Чего только её друг не хранил у себя в кабинете! И охотничьи трофеи, и договора, подписанные да расторгнутые, и благодарственные грамоты, и многое другое. То, что владельцем комнаты в городской ратуше был герой, понятно становилось любому, даже просто зашедшему с улицы пандорцу. А вот насколько опытным героем...

Шаги она услышала незадолго до того, как Максиэн вернулся, неся объёмный талмуд с замком-застёжкой.

— Ничего, что я так долго? — с неловкостью сказал он, заходя в кабинет.

— Ничуть, — улыбнулась Ильэльная.

— Закрытая секция потому и закрытая, что попасть в неё сложнее обычного, хах… А выбраться ещё сложнее. Но да ладно, ты же ведь не станешь выносить эту книгу за пределы Аквамарина?

— Разумеется, нет. Мне только нужно сверить пару страниц со своим первоисточником, а то подозрения одолевают, будто у нас отредактированная переписчиками копия.

— Хм, если не секрет, что именно настораживает?

— То, что в нашем экземпляре есть упоминание о древнем ритуале, а в копии из старой истаротской коллегии нет даже намёка на него. Вдобавок почтенный возраст в два тысячелетия тоже повод для проведения сверок между текстами.

— Вся в поисках полного знания… узнаю Иль из Академии, ха!

Они рассмеялись, а после Максиэн положил фолиант на стол. Ильэльная достала из кармана крошечный кристалл и сжала его грани. С кончика магомеханического устройства сорвались лучи света, окрашенные в характерный бледно-голубой оттенок, напоминающий аквамариновое свечение за окнами ратуши.

— Хм? — эльф приподнял бровь.

— Да вот… это чтобы книгу не выносить в Моргор.

— Нет, я про другое. Впервые вижу, чтобы с кристаллом памяти работали без проводящей оплётки. Может всё-таки принести чтеца-магомеха?

— Спасибо, но я сама справлюсь.

— Сколько времени нужно?

— Полчаса, около того.

— Так быстро?..

— У меня было много практики с гильдейскими документами. Очень много.

— Брр.. Что ж, рад был тогда помочь, чем мог, — Максиэн улыбнулся, поглядел на карту Пандоры в полстены и вдруг щёлкнул пальцами. — Хм, как смотришь на вазочку с печеньями? Вместе с чаем, разумеется.

— О, крайне положительно! Особенно, если песочные.

— Тогда скоро вернусь, — эльф скорым шагом направился в сторону двери и на выходе, посмотрев Иль в глаза, добавил: — Если всё-таки свет потребуется, пользуйся, как у себя дома. Магии в кристаллах достаточно, не иссякнет.

— Благодарю за разрешение, — Ильэльная кивнула и вернулась к фолианту. Кресло из мореного дуба с бархатным сиденьем и рукоятками с готовностью приняло героиню.


Прошло два раза по полчаса, прежде чем она добралась до форзаца. Этот фолиант сходился с экземплярами в Моргоре и Истаросте, но отличия нашлись не только в упоминании о пропавшем ритуале. Ошибками переписчиков назвать подобное… Как бы не злым умыслом! А это значило, что требовалось найти самый древний вариант текста, и, скорее всего, по причудливой насмешке судьбы, он наверняка пылился в потайной комнате какого-нибудь замка, за прошедшие тысячелетия сменившего не одного владельца. Достойная задача на ближайшие… на ближайший век, если не больше. Досадно.

Перед внутренним взором висели все шестьсот двадцать листов, и то, как они накладывались друг на друга, вызывало мигрень. Зажатый между пальцев кристалл колол гранями и обжигал кожу, ощутимо нагревшись в потоках магии.

Да, от перекуса эльфийка точно не отказалась бы.

— Всё в порядке? — поинтересовался Максиэн с сопереживанием во взгляде.

— Средне, — не стала скрывать Иль, спрятав кристалл в кошель и потирая виски. — Мнемоника для меня… так себе даётся. Но что поделать, чтобы помнить о многих важных вещах, как глава целого отдела гильдии, приходится учить и её. Уф… Спасибо за печенье и чай. Выручил.

— Х-ха, если это означает «выручил», то я до сих пор в долгу за всё, что бывало в Академии!

— Да ладно, не воспринимай так близко к сердцу, — эльфийка слабо улыбнулась. Сжавший голову незримый обруч потихоньку пропадал.

— Сказала мне та, для кого данное слово… Ладно, кгхм. Как-то ты так быстро к делу перешла, я даже спросить не успел, какими судьбами в Ринд-Куил.

— Кроме сверки фолиантов?.. Ещё из Лотир-Нериэна караван сопроводить в Сва-Лок, отправление в следующий квинт. Думаю, сам догадываешься, что в тех обозах, раз потребовалось моё участие. Ну а коли по пути Ринд, думаю, дай загляну. И вдруг выясняется, что и ты в городе, более того, отдыхаешь после очередного задания. Как же не навестить близкого друга?

— Вот что… Рад видеть в любое время. В следующий раз можешь не беспокоить секретарей. Представь, каково это, сидеть у себя в усадьбе и любоваться живописными видами города, как вдруг в парадной звонок в дверь и посыльный из Совета: «К вам проситель, героиня Ильэльная из гильдии магомехаников». И вообще, у себя дома тоже не против принять.

— Чтобы потом слухи определённого толка ходить начали? Ладно, меня такое не задевает, но престиж гильдий, сам посуди.

— Слухи слухам рознь, и к тому же, раз такого опасаешься, не мне говорить о личинах, — и эльф подмигнул.

— Туше, — с довольной усмешкой вернула ему Ильэльная.

За непринуждённым разговором горка печенек в вазе потихоньку уменьшалась.

— А когда стоит ожидать твоей книги? Вроде, говорила, что уже типографию нашла, где отпечатать могут, — внезапно вспомнил Максиэн и заметил, как Иль нахмурилась. — Я что-то не так сказал?

— Да нет… Откладывается пока. Я-то собиралась просто затронуть вопрос о значении магии в разные исторические периоды, а оказалось, этим привлекла внимание нескольких профессоров и даже Мастеров. Теперь моё весьма небольшое исследование разрослось до полновесного труда. Сама не ожидала… Если в ближайшие пять лет хотя бы краткое освещение в альманах опубликую, уже достижение. Но как-то неловко, что у научной работы будет моё имя при столь внушительном списке участников.

— Так ведь это хорошо? Вы стоите за тем, чтобы в Пандоре было больше знаний, а нам, хронИстам, — выделил Максиэн второй слог и с удовольствием отметил, что каламбур без внимания не остался, — будет что хранить. Взаимная выгода, не правда ли? И взаимоподдержка.

— «Хорошо»? Ну да, можно так сказать. А вот о взаимной поддержке… Как ты относишься к птичкам, которые на хвосте новости разносят?

— М-м-м… вот сейчас не понял, к чему ты.

— К тому, что одна из таких птичек собиралась передать новость кому-то на сторону, но вышла на нас, и мы предложили большую цену… для того, чтобы вы могли её поймать и выщипать перья.

— Как, однако, интересно. И какую «новость» птаха в клюве держала?

— О том, что Исты обсуждали возможность кардинально пересмотреть проложенные от Ринд-Куила тракты. Без подробностей, в общих чертах — перестроить дорогу с Лотиром, убрать тракт от По… Лар'Дина к Моргору и тому подобное. Красноречиво пела.

— Дай-ка догадаюсь, у этой птички острые ушки?

— Ну, что в ваш Совет сей некто входит, я не удивляюсь, однако прощебетавший оказался связным, который даже не знал своего нанимателя в лицо. Однако если складывать известные сведения, то получается… Кто-то из ваших.

— Мда, неприятно. И зачем так вообще поступать?

— Ну как зачем. Личная выгода или борьба за идею, тут вариантов немного. Но, скорее всего, первое. В наше время, когда после крупной аферы можно спокойно переехать в другой город, разорвать все прежние связи и залечь на дно, а после жить в своё удовольствие, это самый частый мотив. Даже у нас находятся персоны, для которых сиюминутная выгода или возможность уязвить соперника заглушает доводы рассудка.

Максиэн поставил локти на стол и прислонил лоб к сплетённым пальцам.

— Что ж, — медленно произнёс он, — спасибо за важные сведения. Догадываюсь, кто стоять за всем этим может. Точнее, чей именно это недочёт.

Ильэльная дёрнула краем рта:

— Неужели Филлуной? Да быть не может, неужели права?

— Как быстро поняла?

— Как-как… как вспомнила твои отзывы о нём. Хитрый лис, даром что эльф?

— Эй, такого я не говорил!

— Ага, значит, мне послышалось.

— Не говори так. Филлуной многое сделал для Нэлдэ-Арда, и я… мы, Исты, ему доверяем. Ему нет никакого резона играть на две стороны. А вот некоторые из его подручных могут.

Эльфийка отставила кружку с чаем из рук и сокрушённо покачала головой:

— Иногда мне кажется, ты не замечаешь или не хочешь замечать очевидных вещей. Мастерам нельзя давать столько власти. Нужен противовес в лице героев, иначе даже гениев постигает тот же бич, что и аристократов — декаденство, вседозволенность, самодурство… С вашего попустительства он захватил всю власть в Поборотиме и демонстративно выставил Йорейд из храма. Да что там? Нас прощупать пытался пятью годами ранее, нас, корпоратов! Ты и твои согильдийцы можете со мной не согласиться, но заметь, ни с кем из Нэлдэ-Арда не было столько проблем, как с Филлуноем! Ах, он культ Lu закрыл… Потому что этот культ изжил себя. Или всё ещё считаешь, что контролируешь ситуацию? Вспомни Гестахор!

— Ну-ну, не было проблем… А с Тавией?

— Б-б-бескуд, я с тобой серьёзно разговариваю, а ты!..

— А я думаю, что делать теперь. И не факт, что это Филлуной, к слову. Буду обсуждать с Наэр Крабаном, и… спасибо, что сообщила.

— Хех… Максиэн, пожалуйста, прими мои слова во внимание. Пойми, может ты и впрямь держишь ситуацию в руках, но со стороны кажется, что тобою манипулируют. И никто тебе о таком не скажет, — Ильэльная вновь взяла кружку и добавила: — А я всё-таки за тебя волнуюсь. Не хочу повторения той истории.

— Повторения не будет, это точно. Ну и опять же, Филлуною незачем разрушать созданное своими руками. Но ладно, хватит о нём и о «птичках». По дружбе кое-что показать хочу. Только тсс, это чрезвычайно секретно, — и он достал из сейфа под столом пухлую папку.

При виде заголовка брови Иль приподнялись в недоумении:

— Фортификация?

— Уверяю, эти бумаги видело только несколько… наших влиятельных и общих друзей. Но там кроме первоначальных наметок ещё и мои размышления, корректировки и так далее.

— А не опасаешься, что к сейфу ключик подберут?

— Жалко терять запасные экземпляры, согласен. Шучу, чтобы достать документы невредимыми, нужно быть мною, ха. Сейф с секретом, о котором знаю лишь я. Ладно, скажи, что думаешь по всему, когда прочитаешь. Вообще, удивлён, что ты не в курсе.

Ильэльная промолчала. Максиэн замолк тоже, поглядел внимательно и потёр лоб:

— Так, секунду, значит, ты уже знаешь обо всём?

— Ну как бы… Чего ожидал? У гоблинов уместная поговорка есть — в одном болоте варимся. Закулисье…

Ваза давно уже опустела, а оставшийся на донышке чай остыл, когда эльфийка из гильдии магомехаников устало отложила листы на стол, где они сразу же перекочевали в руки хозяина комнаты и оказались снова в сейфе.

Некоторое время Ильэльная сидела молча, переваривая всё, что ей довелось узнать, и потом кратко подытожила, устало закрыв глаза:

— Генджису подобное не понравится. По Моргору — в особенности. Но всё-таки да, среди нас есть место пандорцам всех рас. Но вот как-то думалось, что когда то ещё будет… Видимо, взрослею и скоро буду мыслить годами. И ожидать благоприятного момента тоже годами, вместо того, чтобы действовать.

Вместо дальнейших слов Максиэн долил из чайничка закипевшей воды и отколол от сахарной головы несколько кусочков.

— Сервиз закалённый или зачарованный? — усмехнулась Ильэльная.

— Гоблинский. Ваш, кстати, так что закалённый, скорее всего.

— Ну-ну. Хм. Ладно, будет о чём поразмышлять по дороге в Сва-Лок. А вот сейчас, в свете всего обсуждённого, как смотришь на то, чтобы допустить открытие в Ринд-Куиле нашего перевалочного цеха? Дорожные работы — это ой как недёшево и трудозатратно. Когда мы рельсовый путь прокладывали, опасались, что придётся в несколько этапов все работы проводить, но обошлось.

— Перевалочный цех? А зачем?

— Хотя бы ради того, чтобы проводить полноценное обслуживание ваших и наших конструктов, а то Тилаэтта, конечно, Мастер, и Лотир-Нериэн поблизости, но ради гарантии заряжать магические накопители самокатных телег надо в каждом городе.

— У меня будет предложение получше.

— М-м-м?

— Раз уж между нашими гильдиями столь тесные связи, то давай вообще целый квартал для магомехаников выделим! Свободные территории у нас есть. Будет лучше, если они перестанут пустовать.

— А Наэр Крабан и ваши Мастера одобрят? К тому же квартал внутри городских стен… У нас в Поборотиме, как показала практика, даже близкое к вратам расположение цеха не играет особой разницы, если город живёт по своим часам.

— Кгхм, Поборотиме?

— Ой, прости, оговорилась. Лар'Дине, конечно же.

— Ничего страшного, хе-хе. Но что-то я и не подумал о часах-то…

— Это героев пустить могут, но пару раз бывало, что несмотря на решение Совета, нашему каравану приходилось стоять до утра в караульной. Через ворота проехали, а в город ни в какую. Да, я о Лар'Дине.

— Мда, непорядок…

— А Ринд-Куил — это форт. И нехорошо со своим уставом, да в ваш… город, понимаешь? Так что выход я вижу только один — обустройство нашего цеха или цехов за городскими вратами. Вот только это значит, что придётся переносить стену, ров… Огораживать наши постройки и тому подобное. Но, с другой стороны, такие вложения непременно окупятся.

— Хм, есть город, а есть городок… Городок магомехаников. Хм! Хм!!!

— Что-то не нравится мне блеск в твоих глазах…

— А, не важно. Считай, разрешение даю. Осталось только своих убедить… Только с одним условием: дополнительные стены должны выглядеть, как лепесток. В смысле, на плане города, вот, посмотри. Видишь круг? И вот тут, к северу, вот такая форма укреплений.

— Чтобы потом объезжать весь остальной Ринд-Куил? Давай лучше сбоку, на пути между Моргором и Лотир-Нериэном.

— Вариант, но тогда…

Говоря, эльф задел локтём кружку, и она, качнувшись, разлила весь чай на карту Ринд-Куила, после чего свалилась с края стола. Ильэльная машинально поймала её и изящным движением руки вернула на место.

— Красноречиво, — протянули оба героя и выразительно друг на друга поглядели.

«Видимо, Хранители намекают», — так и слышалось в повисшей тишине.

— Действительно, разве сейчас время говорить о делах? — как-то неловко рассмеялся Максиэн и кивнул в сторону окна.

Там алело зарево фонарей и доносились приглушённые звуки уличных празднований.

— Главное, что наметки поистине великих планов составили. Вернуться к ним можно будет позднее, — согласилась Ильэльная и с сожалением посмотрела на испорченный холст. — Но всё-таки жаль, что сие произведение искусства мы бесповоротно утратили.

— Если бы продолжили разговаривать на эту тему, то утратили бы кое-что куда более важное, — герой хмыкнул, — ощущение праздника! Знаешь, я ведь ещё не говорил, но сегодня будет фейерверк, который пропускать неугодно Хранителям. Могу ли пригласить на прогулку?

— И ведь совсем не волнует, что могут сказать, — покачала головой эльфийка. — Отчего бы и нет? Только фолиант на столе так не оставляй, а то мало ли что.

— Мало ли кто, — в такт ей отозвался хронист.


Выходя, Максиэн провёл пальцами по амулету в косяке, заставляя опутывающие кабинет нити магической клетки, защищающие от прослушивания, втянуться внутрь. Сразу же краем сознания он ощутил, как дёрнулась ниточка, в которой запуталось чьё-то заклинание, и проследил взглядом, в какую сторону полетел сгусток невидимого обывателям света.

— Кажется, птичка попалась, — пробормотал он.

— Почему-то мне её уже жаль, — сказала Ильэльная, хотя услышать реплику Максиэна никак не могла.



ОБСУЖДЕНИЕ


Нет комментариев.