Фольклор

Чёртова пустошь

байка

Герой Даэтенлар
Герой Маидар
Гильдия Outlands
Город Азарок
Город Гориндор
Город Кель-Абан
Город Лорадо
Город Руины
Мастер Кворин
Мастер Тура
Мастер Хулагу
Безоблачное небо равнодушно взирало на проделки беспечного солнца, день за днём отмерявшего свой путь над пустыней. Далеко внизу, ощущая себя центрами мира, копошились двуногие. А отходивших от этого понятия нарекали Мастер. Или просто сжигали.

Удар. Ещё удар. Вывернуть мотыгой кусок растрескавшейся от зноя земли. Удар. Удар. Раскрошить его. Идём дальше.
Широченный в плечах орк, следя за движениями и дыханием, третий час возделывал целину. Редко-редко он позволял себе сделать глоток воды, орудуя железом в мирных целях. Тот не воин, кто, следя за его действиями, назвал бы этого зеленокожего простым батраком. И только взору умелого фехтовальщика предстал бы противник, не менее опасный, чем он сам.
Движение, равновесие, постановка удара, контроль за размахом и сердцебиением. Экономия сил и строжайший расчёт. Мастерство тем и примечательно, что отдающийся своему делу профессионал, сбрасывая бремя себялюбия, разом может охватить спектр навыков, постепенно оттачиваясь в них. И повезло тому Мастеру, кому его занятие доставляет радость – верную спутницу труда, дающую ему силы.
Удар. Удар. Ещё удар.
«Седьмицу назад я этот участок только начал, а не готова пока даже и десятая часть. Через четыре седьмицы можно давать заказ дварфам на водовод. Пусть начинают. Штука эта выходит затратной, зато вода не уходит в землю зазря. Надо переговорить с Турой, может и в этот раз поможет сбить цену? А хотя нет. Сейчас придётся полную стоимость заплатить. Иначе её свои же и сожрут.»
Раскрошить его. Идём дальше.
«Сейчас лучше взять в долг у Кворин. Точно! Но опять под будущий урожай.» - Хулагу выпрямился, почуяв определённое напряжение в спине, и некоторое время стоял, покачиваясь, перераспределяя нагрузку и давая себе отдых. – «Да хоть процент нормальный. Откуда только у неё деньги? А, не моё это дело, пока закон соблюдает.» - мысленно он махнул рукой, намереваясь продолжить.
- Мастер! – донеслось жизнерадостное с края зарождающегося поля. Хулагу, изготовившийся к удару, повернул голову в сторону крика и, признав в далёкой фигурке Маидар, направился к своему импровизированному лагерю.
"С какими новостями она пришла на этот раз? Давно её не было."

- Я нашла камни, которые нам нужны, мастер! – радостно сообщила орка, устраиваясь на расстеленной тряпице. Сам Хулагу дипломатично не обратил внимания на не по назначению использованную скатерть, сев на землю и раскладывая на неё же скромный обед.
Орк с интересом взглянул на Маидар, подталкивая ту взглядом к продолжению разговора.
- Всего четыре месяца ушло на поиски. Наткнулась я на них в Лорадо, но сами их добывают то ли в Азароке, то ли в Кель-Абане. В Лорадо так, перекупщики.
Маидар, прокопавшись некоторое время в походной сумке – судя по грязи на одежде и сапогах она только-только вернулась из очередного путешествия – извлекла на свет бутыль из тёмно-коричневого стекла и свою чашку, поставив их перед Хулагу, коротко бросив «Разливай». После чего аккуратно достала свою гордость – резную деревянную шкуталку в три кулака объёмом. Эту шкатулку ей подарил какой-то довольный заказчик из Гориндора, и обращению с ней учил молодую орку полных три дня, пока допустил к самостоятельному использованию. Мало того, что встроенные механизмы могли несколькими способами лишить неопытного пользователя пальцев и даже жизни, дак ещё и сама орка первый раз накладывала скрыващие и защищающие имущество чары с такой тщательностью.
Провозившись с ней несколько минут, во время которых Хулагу успел открыть бутыль и принюхаться к её содержимому, довольно осклабившись, орка вытащила из шкатулки мешочек и показала орку, раскрыв на ладони. Его взору предстало четыре неогранённых, слегка отполированных камня бледно голубого отлива. Повинуясь жесту Маидар, он взял один из камушков и повертел перед собой, рассматривая, после чего вернул хозяйке.
- За то, чтобы с ними всё получилось! – схватив чашку, выкликнула орка, чокнувшись с Хулагу. Отпила, и некоторое время перекатывала содержимое на языке, изрядно при этом раскрасневшись, после чего сглотнула и зажевала окороком и луком.
- Пхе. – выдохнула она. Хулагу вторил её действиям.
- Ну и как сие чудо называется? Рассказывай.
- О. Их называют халцедоны. По большей части их сравнивают с небом, но на самом деле льда и воды в них гораздо больше. Ну тут понятно – продавать небо торговцам гораздо выгоднее, чем лёд или воду, потому что нуждающихся в них в тех регионах мало. А вот нам в самый раз. – она ещё раз кивнула на бутыль, побуждая орка наполнить чаши, - Теперь выдели мне местность для опытов, а потом я расскажу тебе, что примерно собираюсь делать.
Хулагу поморщился.
- А последнее точно необходимо?
Орка закусила губу, после чего вздохнула.
- Ну что ты говоришь, мастер. Ты ведь прекрасно понимаешь, что пока я буду структурировать действия в слова, я буду структурировать свои действия. Или полагаешь, мне больше заняться было нечем, кроме как с самой собой беседы вести на непрактичные темы?
Хулагу поморщился манере речи, после чего подправил орку:
- Договаривай тогда уж до конца. Я-то тебя, может, и понимаю, но представь что с профаном разговариваешь. Что ты имеешь ввиду, говоря про непрактичные темы?
- Аа… - смутилась орка, собираясь с мыслями, - Во время своего похода я рассматривала свою задумку с этими камнями с разных сторон, но только косвенно. Потому что по факту перед выбором действий я не стояла, а только составляла список необходимых для разработки плана вещей. И наткнулась на халцедоны. С ними я направилась напрямую в Руины, ну только выполнив по пути пару небольших поручений, на поддержание штанов так сказать. – хохотнула она, - Непрактичной темой я эту задумку назвала потому, что при наличии материала сами действия я могу начать разрабатывать только встав перед непосредственным выбором манеры их исполнения. На предварительное глубокое планирование у меня ещё и мозгов, и опыта не хватает. Вот. – Маидар улыбнулась, - Поэтому пока я пред твои очи ясные не предстала, план носил скорее сугубо предполагаемый характер, а методы его достижения я начну разрабатывать уже вот-вот. Практические штрихи, так сказать.
Хулагу, всё это время внимательно слушавший изъяснения орки, вдумчиво кивал.
- Ну, хотя бы так. Давай, излагай свою лютую теорию. Но только так, чтобы я хоть что-нибудь понимал! – взмолился орк. Возможно в шутку.
- Ай! – Маидар потянулась за своей чашкой, получив больнючий удар по руке, после чего обиженно скуксилась.
- Потом выпьем. Говори! – поторопил её орк.
Совсем недолго орка сохраняла недовольную гримасу. Просто так вышло, что убрав внимание от групп мышц лица она создавала им будущую конструкцию разговора, с привязанными к реальности опорными точками. Без подобного ухищрения у неё начинались проблемы с речью, а так ей лишь просто приходилось описывать то, что она видела. В общем, переход от обижайки к деловой женщине произошёл совершенно резко и полно.
- Смотри…

Каждая вещь имеет свои параметры. Определимые обычными органами чувств, и «необычными». При этом, в порядке частного описания, «необычные» свойства предметов, событий, описывается в ключах обычных. Да хотя поначалу они так и воспринимаются. В общем воспринимая что-то необычное, маги могут использовать слова «запах», «вкус», «цвет», «заусенцы», «холод» и прочие. Поднаторевшие в своём ремесле используют для общения между собой весьма другие понятия, не прибегая часто даже и к вербальному общению или письму, и между прочим не только маги, но таких существ я в своём описании рассматривать не буду, потому как мало эту тему понимаю. Но они есть, сам знаешь.
Драгоценные камни тоже имеют свои спецэфические свойства. Притом они разнятся как в целом по породам камней, так и внутри породы от камня к камню. Тут, как всегда, нужно каждый раз смотреть их свойства по отдельности. Читая камень, на передний фон выплывают его явные свойства. Обычно это те, в которых задействовано больше всего энергии. Затем всплывают второстепенные, скрытые и так далее. Тут уже всё зависит от того, насколько у тебя проработанное мышление, и сколько категорий свойств вещей оно способно уловить. Опять же, это относится далеко не только к одним магам. На самом деле среди магов столько же балбесов встречается, сколько обормотов среди крестьян и государственных деятелей. И вот тут уже мы можем начать рассматривать свойства халцедонов.
На переднем плане выступает покой. С холодными искорками. Тенью покоя уже идёт холод, но он находится на поверхности воды. У камней более синего цвета этот холод обычно погружён в глубину, но их я мало видела. Благодаря тому, что в этих он на поверхности, будет проще настроить связь с ветром. В глубине у них одиночество, так что если не обеспечить им некоторую долю радости, камни сделают окружающее неподвижным. После определения параметров каждого камня создаётся матрица расположения их в пространстве, и матрица их действия.
Тут у нас уже по сути два выбора, которые идут мне в голову. Первый – это расставить камни по периметру поля. Но мне будет, чую, чертовски лениво вышагивать туда-сюда между ними и ворожить, раскидывать сетку и прочее, прочее, прочее. Да и сил у меня нет столько. Это поле я могу выбрать? Добро. Где его центр примерный будет? Ага. Тогда я там очерчю полянку, много место она не займёт. Нет, животные сами его стороной обходить будут. Они, уж поверь, стараются прикидывать, куда не стоит соваться. А остальных сам отваживай. На полянке построю фигуру. По традиции сориентирую её по сторонам света. Блин, жаль вот компас я не купила до сих пор. Поможешь? Хорошо. Было бы неплохо в будущем фигуру усложнить, ещё камней и прочего добавить чего-нибудь, но это потом. Пока с азами разберёмся.
Так…

- Подожди, Маидар. – Хулагу оборвал её речь, – Я с тобой успел немного познакомиться, так что предлагаю тебе или сейчас же приступить к действию, либо всё-таки выпить. А приступить ты сейчас не сможешь, потому что уже выпила. – «уже» он выделил интонацией, - Так что, давай-ка, накатим, а потом я тебя до деревни провожу. Там с дороги вымоешься, а потом в трактире у Гарсида посидим, к вечеру. Намедни Даэтенлар приехал, так что за твоим зельем может ещё что надумаем.
Орка, отчасти уже ушедшая в дедуктивный экстаз, с благодарностью вернулась на землю. К гномъяду(не подделке!) и скорой ванне. Предварительный план был готов. Как бы ни звучал перед Хулагу её рассказ – в своём внимании орка успела простроить скелет конструкции. Некоторые свойства камней предстояло выделить, другие уравновесить. Рассмотреть скрытые и, может быть, немножечко подкорректировать. Выделить воду и некоторую прохладу. Вмонтировать камни в разговор с ветром и местностью. Таким образом, чтобы некоторая, посмотрим по силе, область вокруг планируемый «фигуры» стала затенённее и влажнее. В меру, конечно же.
Вы хотите спросить, как всё это делается? Это делается в разговоре с миром. А чтобы научиться разговаривать с миром, необходимо уметь слушать. Не себя, нет. То, что происходит вокруг. И для этого не обязательно быть магом. Всего лишь профессионалом. У каждого профессионала своя область. Но и мир говорит с каждым по-своему. И ещё только он решает, интересна ли ему ведущаяся беседа.



ОБСУЖДЕНИЕ


Нет комментариев.