Фольклор

Всё хорошее когда-нибудь кончается

байка о новостях призёр конкурса

    Команда в полном составе собралась в комнате управления. Все чего-то выжидали.

— Какое давление?
— Семьсот пятьдесят.
— Хорошо-о-о, тогда пока держи как есть, а дальше откроешь взлётные заслонки.
— Есть!
Капитан Равенсбер медленно оглядел помещение в поисках переговорного устройства. Прислонив к щеке что-то наподобие деревянной ложки с двумя концами, он крикнул:
— Небесный порт Карнгарда! Взлёт разрешаете?
— Аппарат одиннадцатый, взлёт разрешаем. Счастливого пути!
— Спасибо. Открыть заслонки!
Рычаг приходит в движение, и из брюха огромной железной бочки начинают вырываться струи пара. Ещё несколько секунд — агрегат взмывает к небу, рассекая воздух.
— Давление?
— Семьсот.
— Не упадём?
— Никак нет. Сужаю заслонки на четвертину. — отозвался пилот.
«Уж кто, а он своё дело знает!» — с гордостью подумал капитан.

    Через окна кабины были видны провожающие. Они стояли внизу, на площадке небесного порта и махали вслед летящей бочке из железа, сбоку которой были написаны следующие слова: «ПЧЭЛА — Паровой Человеческий Экспериментальный Летательный Аппарат, номер одиннадцать». Под этой надписью шла информация об изготовителе: «Ронборг и к° совм. с Корпорацией и партнёрами». Немного правее, почти у края, светящейся краской были поочерёдно выведены «11», «П62», «KOR» и «ARS».

— Давление на двухстах. Вышли на нужную высоту.
Сила притяжения ослабела до нуля.
— Прекрасная работа, Эллидан!
— Как и всегда.
— Верно. Сейчас всем отдыхать, до завтра накопим пар и можно будет отправляться. Отбой!
Экипаж щёлкнул рычажками на ботинках. Подошвы покрылись смолой, вытекающей из скрытых полостей и не позволяющей людям на корабле начать летать во всех направлениях. После недолгого разговора о том о сём, все расползлись по своим каютам.

***

    Равенсбер сидел у окна, помешивая ложкой чай и задумчиво вглядывался в облака. Если бы не они, то с «ПЧЭЛы» открылся бы вид на Карнгард и близлежащие города, но сейчас между ними и Равенсбером стоял нерушимый барьер из грозовых туч. Вряд ли кто станет его разгонять только ради того, чтобы какой-то бездельник мог взглянуть свысока на землю...
    Раздался стук в дверь.

— Входи.
В капитанскую каюту вошёл Ронборг и занял место на кресле у стеллажа.
— Чай будешь?
— Спасибо, не хочу.
— Ладно... Что расскажешь? — буркнул хозяин каюты.
— Я проверил все механизмы в трюме.
— И как?
— Всё исправно, как и в прошлый раз.
— Понятно. Что ж... — Равенсбер отхлебнул чая. — Уверенности не добавляет.
— Согласен. Но что ещё мы можем сделать?
— Ничего. И из-за этого я переживаю.
— Зачем напрягаться и переживать, если уже сделал всё, что мог? — спросил Ронборг. — От нас уже ничего не зависит, можно расслабиться и ждать, чем всё кончится.
— Ничего не зависит… это и плохо.
В комнате стало тихо.
— Вижу, ты не в духе сегодня...
— Угадал.
— Тогда не буду мешать.
Ронборг встал с кресла и направился в свою каюту, не забыв прикрыть за собой дверь.

***

    История космических перелётов у этого мира сравнительно короткая. Начиналось всё с обзорных станций, парящих над Пандорой и предоставляющих изумительную возможность для наблюдения за чем-либо: будь то монстр, шпион или ещё кто-нибудь враждебный.
    Станции держались на паровой тяге. С помощью специальных установок воду из ручьёв и рек превращали в тугоплавкий порошок; его грузили на станции, а там с помощью линз, магических кристаллов и солнечного света растапливали, превращая сначала в жидкость и затем в пар. Технология работала прекрасно и почти не имела недостатков, но всё портил один нюанс. Из-за постоянного притока пара, над регионом, где находилась первая «обзорка», не было видно солнца — его загораживали тучи, которые из этого пара образовывались.
    После того, как опыт со станцией признали не самым удачным, её было решено приземлить, а из старых запчастей сделать вторую. Её оснастили более мощными механизмами, что могло помочь ей выйти на такую высоту, где сила притяжения крайне мала. А значит, станция держалась бы на одном месте без постоянной работы паровых двигателей.
    Однако в один момент что-то пошло не по плану.

    Во время взлета всё было как нельзя лучше. Приборы показывали стабильные значения, станция уверенно поднималась до указанной высоты и казалось, что успешному эксперименту ничего не помешает.
    Горе-летуны не учли одно из свойств порошковой воды, которая при выполнении пары десятков условий могла начать самопроизвольно переходить в пар. То ли звёзды сошлись, то ли просто не повезло, но, как бы то ни было, реакция началась и станция на немыслимой скорости полетела в неизвестном направлении вместе с экипажем.

    С этого момента начинается интересное.

    О судьбе станции не было ничего слышно примерно месяц. Кто-то думал, что она вернётся, кто-то полагал, что никакого эксперимента не было и всё это сплошные мистификации, а кто-то собирался устроить траур по погибшим. Но внезапно...
    Пятого числа юного квинта сухого месяца ??? года в окрестностях Истароста жители услышали страшный грохот, доносившийся откуда-то с юга. Команда, что отправилась на разведку, обнаружила кучу поваленных деревьев, обломки станции и её экипаж, полным составом жарящий шашлыки в лагере неподалёку.
    Вот, что удалось у них узнать после недолгих расспросов.

***

    ...в ту минуту всё происходило слишком стремительно. Со стороны баков послышался жуткий треск и не менее жуткое шипение; станцию затрясло, завращало. Потом она рванула вперёд, экипаж вдавило в стены и, если бы скорость была хоть немного больше, их всех бы непременно размазало в кашу. Но не в тот раз.
    Пар кончился, скорость начала понемногу убывать, а из окон станции стала видна... Пандора. Находилась она, правда, не с той стороны, откуда её ожидали увидеть.
    Были и другие странности. Положение городов осталось тем же, каким было до полёта, однако ландшафт кардинально отличался. Место лесов заняли горы, пустынь вообще не наблюдалось, но наиболее странным казалось не это... а таинственные конструкции из металла, парящие над землёй на огромной высоте. Они были чем-то похожи на их станцию, разве что те были раз в десять больше, имели более необычную форму и, вдобавок, мерцали загадочными синими огнями.
    Одна из конструкций вдруг задвигалась, развернулась по направлению к «обзорке» и начала набирать скорость. Пока экипаж в страхе гадал, что с ними собираются сделать, станцию обвили чем-то вроде троса и потащили куда-то на буксире.

    Место, куда их привезли, называлось «Тяжёлый корабль "Оса"». Это они узнали от капитана во время обеда.
    За обедом рассказывали и куда более интересные вещи. Например, то, что мир, куда они попали и мир, откуда они прилетели — лишь малая часть многих десятков разных Пандор. Они одновременно и схожи, и различны между собой. Неизменными остаются населяющие мир расы, города и Мастера, что в этих городах проживают, зато во всем остальном царит неслыханное разнообразие: где-то широко распространена магия, где-то про неё давно забыли и делают упор на науку, а где-то совмещают и то, и другое... Каждый мир имеет свою историю (за исключением одной общей — Истории о Возникновении Мира), свои легенды и события. В каких-то случаях пути развития у двух миров были похожи, но одинаковых вариантов Пандор пока что встретить не удалось.
    Для удобства миры нумеруются. Посему, нашему экипажу в торжественной обстановке вручили нашивки с надписями «Пандора-62», а затем, после небольшого ремонта и усовершенствования станции, отправили путешественников домой и пригласили прилетать ещё.

    Так всё начиналось.

***

    Эллидан сидел в библиотеке со вчерашнего вечера. Ночь он потратил на перелопачивание всей литературы, которая имела отношение к истории Пандоры и отдельно к истории космических перелётов.
    Библиотека на «ПЧЭЛе» состояла наполовину из всякого рода романов и наполовину из научных трудов. Эллидана интересовала только вторая половина. За одну ночь он осилил около сорока материалов, из которых отобрал десяток и оставшиеся несколько часов до полёта изучал уже отдельно их, попутно выписывая себе некоторые занятные моменты.

Материалы, набор первый
Это был самый обычный мир среди других миров... Лишь неразумные животные обитали в нём. А ещё в мире обитали духи и духам было очень скучно.
Однажды там появились разумные существа, они рано или поздно появляются в каждом мире. Многие духи потянулись к ним, желая развеять вековую скуку. Разные духи учились смертных разному. Время шло.
Под воздействием духов смертные изменялись и становились очень разными. Время шло.
Так от одного предка произошли пять разных народов — люди, орки, эльфы, дварфы, гоблины.

И вот между народами возникли разногласия и ссоры. Начались стычки, распри, конфликты, вражда, начались войны... Духи пытались остановить смертных, но их уже никто не слушал. Смертные создавали всё более мощное оружие, духи не могли повлиять на них.
Оружие смертных становилось разрушительнее. Мир погибал и погружался в хаос. Перепуганные духи попросили помощи у самого главного духа и он придумал, как спасти мир, духов и всю вселенную.
Он создал шкатулку. И, в разгар решающей битвы, самый главный дух применил своё колдунство, освободил мир от смертных, перенеся их в шкатулку и закрыв её. Мир вздохнул с облегчением.

Теперь главный дух мог не торопясь восстанавливать разрушенный мир...
—| Великий Торговый Инцидент |—

За этим названием прячется история торгового корабля Пандоры-2. Он перевозил несколько контейнеров с магическими кристаллами. Никаких странностей до перехода замечено не было, но сразу после него весь груз таинственным образом исчез. Кроме того, исчезло большинство книг из корабельной библиотеки, некоторая часть провизии и кое-что из личных вещей членов экипажа, включая даже посуду и элементы одежды.
По прибытии корабль был подвержен тщательному изучению, однако ничего подозрительного обнаружено не было. Полупустой корабль отправился назад, и после возвращения все пропавшие вещи вернулись на свои места.

То же самое стало повторяться со всеми кораблями, путешествующими из одного мира в другой. Таким образом, история торговли между Пандорами завершилась, едва насчитав несколько десятков лет.

Спустя два месяца после Великого Торгового Инцидента перестали функционировать Службы Межмирового Общения (подробнее на стр. 49).


Вестник Рока: конец путешествиям?
    Череда неприятностей, преследующих космоплавателей последние несколько месяцев, продолжается. Торговые перевозки теряют всякий смысл, ведь после Инцидента с причиной исчезновения товаров никто не разобрался. Путей решения этой проблемы нет.
    На почве последних событий разразился спор в научном сообществе, поделивший учёных на два лагеря. Первые оперируют данными из древних свитков и легенд о создании Пандоры, связывая странные явления с волей высших существ. Вторые парируют это доказанным отсутствием границы между небом и космосом. Как бы то ни было, ситуация становится всё более удручающей. Кто знает, возможно, скоро космическим перелётам настанет каюк?

    Пока что те сведения, что Эллидану удалось выбрать, особой связи между собой не имели. История возникновения мира, духи-Хранители, покорение космоса и связанные с ним необъяснимые случаи никак не хотели образовывать единую картину, но связь между всеми этими вещами определённо была. Наибольшие сомнения вызывала «Легенда о Пандоре». К любому такому писанию Эллидан всегда относился с долей скептицизма, но, в то же время, каждому известно — на пустом месте ни одна легенда никогда не появляется. Проверить нужно абсолютно всё...
    Автором одной из книг (а может, и двух?) числился Ронборг. Как нельзя кстати, сейчас он находился с Эллиданом на одном корабле. «Стоит с ним как-нибудь поговорить на эту тему», решил Эллидан и направился к себе.

***

— Всё готово?
— Так точно!
Капитан Равенсбер оглядел присутствующих. Команда собралась у главного зала: Эллидан (первый пилот), Ронборг (помощник капитана, а также главный техник), Фаррахад (навигатор и второй пилот) и, собственно, капитан.
— Подготовку к переходу начать!
— Есть!
После этих слов члены экипажа побежали занимать свои места.

    Каждое действие было проработано и отточено. Фаррахад должен был свериться с картой и вычислить угол, на который нужно повернуть корабль, чтобы выйти на курс к Пандоре-4. Эллидан по его данным должен был настроить рулевые заслонки. Ронборг собирался спуститься в трюм и наблюдать за тем, что будет происходить с грузом, а Равенсбер, в свою очередь, проверял, как что закреплено, чтобы во время перехода корабль не превратился в груду мусора внутри дырявой железной бочки.

— Готов? — спросил Эллидан.
— Готов. — отозвался Фаррахад.
С этими словами оба крепко связали ремни сидений, чтобы при вращении корабля не слететь с них к бескуду. Фаррахад растянул полупрозрачную плёнку с отмеченными на ней точками перед собой, обозначил зону, которую нужно было увидеть после поворота и принялся двигать плёнку так, чтобы отметки совпали с текущим видом из окна навигатора.
— Давление? — послышалось откуда-то из недр корабля.
— Семь тысяч триста!
— Держи на уровне!

    Ронборг тем временем проверял работу самодельной сигнализации. Его работа сейчас заключалась в наблюдении за товарами в грузовом отсеке корабля и дёргании верёвки. Верёвка шла через половину «ПЧЭЛы» и соединялась с импровизированным колоколом из трёх кастрюль и половника. Кастрюли за пару часов до предполагаемого перехода были вымыты начисто.
    Суть у всего этого абсурдного действа была простой — проследить за тем, как и почему груз пропадает из трюма корабля. Подобное случалось много раз и до сих пор ничего не помогало. Ронборг должен был не сводить с содержимого трюма глаз и сигналить изо всех сил, пока он видит груз перед собой.

— Как успехи?
Голос Равенсбера доносился из коридора. Ещё через секунду обладатель голоса появился в трюме собственной персоной.
— Нормально. — Ронборг встряхнул головой. — Стараюсь не моргать.
— Можешь не беспокоиться, моргать будем по очереди. — с этими словами капитан занял место у какой-то трубы и плотно обхватил её обеими руками. — Приготовься. Сейчас шатать будет.

— Поворот на четвертину вверх и на три пятых влево.
— Принято!
Эллидан начал двигать рычаги переключения заслонок, попутно управляя давлением пара через педаль под главной панелью. «ПЧЭЛа» дрожала, но нехотя поворачивалась. В голову Фаррахада полетела незакреплённая кружка; тот попытался поймать её зубами и у него даже получилось, однако того, что кружка была наполнена чаем, он не учёл.
— Твою ж…

— Держись! — скрипнул капитан.
Ронборг схватился одной рукой за дверь в трюм, а другой что есть мочи начал теребить верёвку, ведущую к половнику. К грохоту двигателя теперь добавился грохот кастрюль.

— Поворот окончен! — воскликнул Эллидан, пытаясь перекричать корабль. — Обратный отсчёт до перехода: три, два, один…
Фаррахад невольно зажмурился.
— Ноль!
Первый пилот дёрнул рычаг основных заслонок. Пара мгновений и…

    Всё затихло.

***

— Прошу, адмирал.
В помещение вошёл парень лет семнадцати, одетый в рубашку, брюки и рваный ярко-зелёный плащ. По внешнему виду опознать в нём адмирала было затруднительно. Внешность вообще часто бывает обманчива.
— Готов ли флот?
— Флот готов, адмирал, за исключением двух последних кораблей. Сейчас на них ставят главные орудия.
— Прекрасно.
Глаза адмирала злобно блеснули.
— Сколько уже на расчетной?
— В данный момент — девять тяжёлых крейсеров и сорок девять эсминцев, а также по тридцать истребителей на каждом корабле.
— А армия?
— Все солдаты находятся на эсминцах.
— Превосходно.
Сквозь толщу стекла проникал свет далёких миров… вассалов будущей Империи.
— Ждём последние корабли и начинаем действовать.
С этими словами адмирал направился в наблюдательный пункт.

***

— ...что это было? — с испугом шепнул Ронборг.
Равенсбер встал и медленно оглядел пустой трюм.
— Хрен знает.
Знатно выругавшись и трижды проклянув всё, на чём космос зиждется, капитан пошёл в главный зал. Ронборг последовал за ним.
— С вами тоже это было?! — крикнул Фаррахад, потирая здоровую шишку на лбу.
— Что «это»?
— СТОП!
Тишина. Равенсбер решил взять инициативу в свои руки.
— Давайте медленно. Если я правильно всё понимаю, мы все, весь экипаж, уснули и... очнулись сейчас?
— Да!
— Похоже на правду.
— Точно…
Ронборг осмотрелся.
— Сколько времени прошло?
— Переход занял минуты две, три от силы. — отозвался Эллидан.
— И этого хватило, чтобы весь груз из трюма исчез. Это при том, что мы с капитаном с него глаз не сводили.
— А если бы в трюме никого не было?
— Ну.... тогда он опустел бы без свидетелей. И никто бы из реальности не выпал.
После этих слов снова стало тихо.
— Да пошло оно всё!..
Фаррахад схватился за голову и, хлопнув дверью, скрылся в своей каюте. Оставшиеся три члена экипажа «ПЧЭЛы» номер одиннадцать молча смотрели друг на друга ещё некоторое время.
— Там… это… мы к концу пути приближаемся. — тихо сказал Эллидан. — Может, в рубку пойдём?

***

    Корабль медленно приближался к станции Пандоры-4.
    В обычное время здесь всегда толпились десятки, если не сотни кораблей любого размера и строения. Ещё бы — здесь расположен крупнейший космический узел с добрым десятком миров на расстоянии одного перехода! Через этот проходной двор каждый день кто только ни летает…
    Но не сегодня.

— Ничего странного не замечаешь?
Вокруг станции, как обычно, витало огромное количество разномастных корабликов. Однако ни один из них не шёл на стыковку, напротив; они вылетали со станции и спешно разлетались кто куда. Большинство стремилось как можно скорее совершить переход в один из соседних миров.
— Замечаю. Поэтому сейчас мы летим на станцию и спрашиваем, что у них произошло.
Разговор зашёл в тупик и после этого было решено сменить тему.

    Здешняя техника не походила ни на что из того, что знали в их мире. Начать стоит с того, что… техники здесь попросту не было. Вместо науки этот мир выбрал путь магии.
    Станция, куда прибыл корабль с Пандоры-62, представляла собой гигантское кольцо из дерева и железа. Сверху на нескольких креплениях держалась самая главная часть всей конструкции — парус. Внизу с помощью огромного кристалла магическую энергию фокусировали и в виде луча направляли вверх. Тот, проходя через отверстие в кольце, сталкивался с парусом и, таким образом, держал станцию высоко над землёй. По краям кольцо было усеяно парусами поменьше — они служили для поворота.
    Стыковка прошла успешно и наши бравые космоплаватели стояли у шлюза, готовясь к выходу.

— Летите отсюда!
Этот выкрик прервал обсуждение местных технологических диковинок. Из глубин станции вышел гоблин в форме обслуживающего персонала.
— Что, простите?
— Уносите ноги!!! — гаркнул гоблин. — Или вы хотите лишних жертв? Считаю до трёх: один…
— Хорошо-хорошо, мы всё поняли! — пробормотал Равенсбер и, бодро развернувшись, пошел обратно к «ПЧЭЛе». — Ни черта мы не поняли. Бредятина какая-то… — сказал он, переходя на шепот.
Остальные последовали за ним.

***

— Начинаю обратный отсчёт до перехода. Три...
Фаррахад решил от скуки взглянуть в окно.
— Два…
На лице Фаррахада отразилось удивление, переходящее в ужас.
— Один…
— СТОЙ!
Фаррахад и Ронборг рывком поднялись с сидений и прильнули к стеклу.

    Из кромешной тьмы в пространство над Пандорой-4 ворвался корабль. Блестящая на солнце громадина, формой напоминающая остриё копья, медленно приближалась к станции. Через мгновение корабль обсыпал её снопом ярко-зелёных искр.

— Что это?.. — шёпотом произнёс Эллидан.

    Спустя минуту парус станции превратился в дырявые лохмотья. Поток энергии теперь не разбивался о него, а просто стремился куда-то вверх, проходя через кольцо. Станция падала вниз.
    Однако в какой-то момент парус начал восстанавливаться. Дыры понемногу становились меньше и падение замедлялось… ровно до тех пор, пока с корабля не грянул второй залп.
    Станцию окутало облаком зелёных искр. В металле обшивки образовалось множество мелких отверстий... Исход действа был очевиден.

— Сваливаем отсюда! — крикнул Равенсбер и по его команде Эллидан повернул рычаг.

***

— Вегус, есть дело.
Ронборг зашёл в кабинет, плотно прикрыв за собой дверь.
— Ро! Вот уж не ожидал тебя увидеть. Вы же должны были прилететь на день позже, верно?
— Должны были. Но прилетели сейчас. И принесли с собой новости.
— Ну тогда поведай о них.
— А посторонних нет?
Вегус бросил беглый взгляд на окно и быстрым движением задёрнул шторы.
— Никого.

***

    Ассортимент доступной литературы в библиотеке Карнгардского небесного порта был гораздо больше, чем в корабельной, поэтому Эллидан любил коротать здесь время между полётами. Конечно, с библиотеками Истароста или Залесья здешнюю вряд ли можно сравнить, но, с другой стороны, самое большое собрание книг о космосе находилось именно тут. В других местах большее внимание уделялось различным древним фолиантам, беллетристике и прочей ненужной бурде.

— Могу потревожить?
Из-за стеллажа с книгами показалась чья-то голова. Эллидан посветил на неё свечой и обнаружил, что она принадлежит Аллеран.
— Потревожь.
— Всего пара минут…
После этих слов на пол рядом с Эллиданом приземлилась небольшая стопка бумаг.
— Это материалы по завтрашней миссии.
— Хм… спасибо, конечно, но днём я так и не понял, в чём её суть состоит. Бумаги мне не помогут...
— Дай подумать. Если я правильно помню, все «ПЧЭЛы» хотят переоборудовать под истребители.
— Эээ…
— В задней части сделают большие ворота, чтобы они могли вылетать с корабля и залетать обратно. Или расширят те ворота, которые уже есть, пока не решили.
— То есть, теперь наш драндулет превращается в корабленосец?
— Получается так.
— Хорошо… а я зачем нужен?
— В рубке поставят какой-то новый пульт. Тебе через него нужно будет управлять истребителями, а кораблём займётся Фаррахад. В кои-то веки пригодился второй пилот...
— И не говори… так, стоп. Что, мне так сразу придётся, с места в карьер? Я ведь этот пульт в глаза не видел!
— Тебя же Ронборг просил к нему вечером зайти, чтобы управление показать. Разве нет?
— Ох… Совсем из головы вылетело.
— Спать нужно больше.
— Скоро пойду спать. Полчасика посижу и пойду…
— Смотри у меня.
Аллеран ласково погладила Эллидана по голове и направилась к выходу.
— Постой!
— М?
— А откуда у нас истребители?
— А, это… Вегус с Корпорацией договорился. У них на одном из складов партия одноместных кораблей прогулочных осталась. Вот их решили переделать в военные.
— Это те, которые в прошлом году с производства сняли?
— Ага. «Бабочка» назывались.
— Вспомнил. Спасибо!
— Не сиди долго!
— Так точно!

    Дождавшись, пока дверь в зал закроется, Эллидан приступил к изучению очередной порции материалов. Обещанного получаса должно было хватить впритык.

Материалы, набор второй
—| Службы Межмирового Общения (СМО) |—

Они были созданы ещё в самом начале космической эры. Первые миры, что начали изучать космос, нуждались в способе быстрого обмена информацией, который работал бы на огромных расстояниях. Решение этой проблемы пришло в лице Служб Межмирового Общения.

Они представляли собой сеть космических станций, отправляющих друг другу реактивные капсулы с корреспонденцией. В одну стандартную капсулу помещалось около пятидесяти листов бумаги размера «локоть на пол-локтя». Такая вместимость устраивала всех участников Служб.

К концу своей истории СМО насчитывали тридцать семь станций. Однако после Великого торгового инцидента (стр. 149) их использование стало бессмысленным, ведь капсулы прилетали к пункту назначения… пустыми.
Nuntius de Universum
От тех, кто в космосе, для тех, кто в космосе


:::: Неоднозначный эксперимент
:::::::: Вести о Великом торговом инциденте разошлись по всему космосу. Они вдохновили группу энтузиастов из Пандоры-22 на проведение масштабного эксперимента. Впрочем, его задумка довольно проста.
:::::::: На грузовой корабль модели «Шершень 1» было помещено около двух сотен контейнеров с разным содержимым: начиная с продуктов питания и заканчивая горными породами. Каждый контейнер был заполнен чем-то одним.
:::::::: После этого корабль взлетел на расчетную высоту и совершил переход в соседний мир — Пандору-4. Из двухсот контейнеров в трюме осталось примерно тридцать. Что прошло переход: песок, питьевая вода, арбалеты и стрелы к ним, железные слитки, саженцы яблонь, пиво, топоры и посуда. Что не прошло переход: книги, некоторые предметы одежды, некоторые запчасти для конструктов, саженцы экзотических деревьев и др. Казалось бы, опыт можно заканчивать, но наши исследователи решили не останавливаться на достигнутых результатах. После второго прыжка (Пандора-4 —> Пандора-11) в трюме корабля находилось уже сорок контейнеров, причём некоторые из тех, что были среди прошлых тридцати, испарились. По возвращению к Пандоре-22 всё содержимое трюма вернулось к первоначальному.
:::::::: Данные, полученные в ходе этого эксперимента, являются довольно странными и противоречивыми, однако отрицать их пользу просто невозможно. Уже сейчас на их основе составляется Реестр доступных к транспортировке товаров (РДТТ). Его публикация назначена на ?? ????? квинта ??????? месяца ??? года.

    Эллидан в бессилии опустился на пол. Он только что понял, к какой горе новых вопросов он пришёл, ища ответы на старые.
    Почему, к примеру, при переходе в один мир исчезают одни вещи, а при переходе в другой — другие? Возможно, подобные ограничения существуют для того, чтобы какие-то сущности, которых в мире нет и которые в принципе не могут там существовать, не могли попасть в него извне... Хорошо, но тогда почему не исчезают корабли? Они уникальны для каждого варианта Пандоры. Неужели дело в размере?
    И, самое главное, если что-то исчезает, то куда? И исчезает ли? Ведь после того, как корабль вернулся в родной мир, всё пропавшее возвращается в трюм. Значит ли это, что ничто никуда не пропадает вовсе? Возможно, всё это просто наваждение… побочный эффект от перехода. Как в тот раз, когда весь экипаж почему-то уснул на три минуты…
    Тупик. Никаких зацепок, никаких намёков на логику. Никаких причин, по которым кому-либо во всём бескрайнем космосе был бы нужен подобный цирк с конями.
    Однако даже в такой ситуации Эллидан не привык останавливаться. Он чувствовал, что если не докопается до истины, то не успокоится. «Не-е-ет, пусть лучше Ронборг с его пофигизмом уходит от решения проблем», — думал он, — «а я буду биться с ними до конца, если уж начал. Хотя бы ради самолюбия».
    С этой мыслью Эллидан уснул, положив голову на пачку бумаг, которую принесла Аллеран. За эту неделю необходимо выспаться.

***

— Красивая дыра.
Как ни странно, сарказма в голосе Вегуса слышно не было. Или же он был просто замаксирован.
— Отверстие. — холодно возразил Ронборг. — А дыры бывают в ж…
— Прекрасно это знаю. И так же прекрасно вижу, что это ничто иное, как дыра.
— От-вер-сти-е.
— Обыкновенная дырка. К тому же неаккуратная. Вот если сравнивать с ж…
— Ты не сравнивай лучшее достижение инженерной мысли за последние тридцать лет с чем попало!
— А разве я виноват, что ты со своими бравыми парнями его так расхреначил?
— Да здесь только углы выровнять!
— Ага. А ещё проверить, что дверь герметично закрываться будет. Лично я не хочу, чтобы хороший корабль превратился в сито.
— Вегус, умоляю, не лезь не в своё дело. Или корабль вообще никуда не полетит и получится, что ты уламывал Корпоратов впустую.
— Я просто беспокоюсь о миссии! А ты сразу в шантаж пускаешься. Негоже так делать.
— Почему бы и не делать, если возможность есть…
— У меня тоже есть. И много.
Вегус замялся.
— Короче! Ты уверен, что после всех ваших усовершенствований на этом корабле можно будет летать?
— Уверен.
— А летать без риска для жизни?
— Ну, риск есть всегда...
— Не увиливай.
— Тогда уверен.
— Когда закончите?
— Часа через два.
— Всё, больше вопросов не имею.

    С момента возвращения «ПЧЭЛы» номер одиннадцать в родной мир прошло шесть дней. Всё это время подготовка к первой в истории космической войне шла полным ходом.
    Площадки небесного порта Карнгарда все до единой были заняты кораблями. Между ними то и дело сновали рабочие, грузчики, охранники, все что-то кричали, куда-то спешили… Наблюдателю со стороны всё происходящее виделось как вакханалия, беспорядочная суматоха, однако на деле работы велись довольно организованно. Каждый знал свою задачу и знал тех, кто от него зависит.

— Мы закончили грузить истребители на второй корабль.
— Отлично! Что по защитным экранам?
— На одиннадцатом кое-какие проблемы. Один из поршней у экрана бракованный. Заменим минут через тридцать, он тяжёлый просто, его тащить дольше, чем ставить.
— Возьмите пятый отряд на подмогу.
— Слушаюсь!

    В срочном порядке в Карнгард пригласили магистров всех гильдий, имеющих в распоряжении хотя бы один космический корабль. Подготовить город к съезду как следует не получилось, но… кого вообще может беспокоить неподметённая улица, когда на пороге война между мирами?
    Наступать решили с завтрашнего утра. По состоянию на тот день, военный флот Пандоры-62 насчитывал 15 кораблей типа «ПЧЭЛА», оснащённых защитными экранами, паровыми орудиями, в экстренном порядке разработанными Корпорацией и улучшенной системой маневрирования. Кроме того, каждый корабль мог нести до сорока истребителей.
    Работа над оснащением кораблей была закончена на три часа раньше срока и уже к полуночи бригады разошлись отдыхать. Дело оставалось за малым: проверить работу новых систем, проверить дистанционное управление истребителями и морально подготовиться к грядущим событиям.

***

Адмирал мрачно вглядывался в пустоту космоса.
— Сколько миров уже захвачено?
— Пять. По нашим данным.
— Пять… всего за неделю…
— Это огромный успех, адмирал!
— Не спорю.
На его лице отразилась грусть.
— ...но всё же…
— Что вас беспокоит, адмирал?
— Пять миров за одну неделю. Не слишком ли это быстро?
— Но ведь чем быстрее, тем лучше...
— Верно. Но флот создавался для того, чтобы воевать, а не чтобы летать по космосу и ставить протектораты над всем, чем можно. Пять миров и ни один не предпринял даже слабой попытки сопротивляться!..
Тяжёлый вздох.
— ...я предполагал, что нас ждёт что-то интереснее.
— Если так, то у меня есть новость для вас, адмирал.
— Ну… обрадуй меня.
— Пандора-62 вовсю готовит военный флот для освобождения Пандоры-4.
— Вот как?!
Адмирал разом оживился. На лице отразились азарт и предвкушение предстоящей битвы.
— С этого места как можно подробнее!
— Так вот…

***

— Вот уж не думал, что когда-нибудь за жизнь придётся повоевать. — тихо произнёс Равенсбер. — Я ведь разве что монстров кромсал, или, там, восстания в городах успокаивал. Но война, полноценная… да ещё и в космосе! Нехило?
— Весьма. Но ты же не думал, что за монстрами и бунтами вся жизнь пройдёт?
— По правде, уже начинал думать. Крупные заварушки меня стороной обходят, как правило… Даже не знаю, хорошо это или плохо.
— Неважно. Всё равно эта война должна была начаться.
— Ты так считаешь?
— Уверен! Ну сам подумай: шестьдесят два мира со своими ресурсами, населением… да хоть свободным местом. И почти ни у кого нет военного флота! Даже станции мало кто держит, а уж с защитными приспособлениями вообще раз-два и обчёлся.
Равенсбер задумался.
— Хм…
— Какие перспективы откроются для того, кто вдруг решит прибрать это к рукам! Так что такая война, как сейчас, определённо должна была начаться. И никак иначе.
— Мысль верная. Только мыслить надо шире.
— Что ты имеешь ввиду?
— Война в целом такая штука… что бы ты ни делал, в какой-то момент она обязательно нагрянет. В наименее подходящий.
— Кому как.
— Ну, для большинства это будет неожиданность. Если ты не аналитик, то вряд ли можно предугадать, когда начнётся война. И аналитики тоже ошибаются…
— Тут уж позволь поспорить. Аналитики — не метеорологи. У аналитиков точная наука...
— Не метеорологи? А чем война не похожа на ураган? Или на потоп, например. Приходит, всё разрушает, застав тебя врасплох… И чем дольше ждёшь, тем больше шанс с нею встретиться.
— Есть места, где ураганы появиться не могут.
— Климат — штука переменчивая. Если сейчас где-то ураганов нет, не значит, что так было раньше.
— А если пещеру какую-нибудь взять? Или подземное убежище.
— Ха! В пещере и войну пересидеть можно. Не то что ураган какой-нибудь, тьфу…
Равенсбер взглянул на часы.
— А завтра всё-таки война и к ней готовиться надо. Я спать пойду.
— Мудро. Я тоже. До завтра?
— До завтра.

***

— Говорит первый, провожу перекличку. Капитанам кораблей назвать номер корабля и гильдию.
— Номер второй…

    Фаррахад сидел в кресле второго пилота и о чём-то напряжённо думал.
    Казалось, что сейчас есть только он, корабль, какие-то странные голоса, доносящиеся из переговорного устройства, космос и ничего больше. Все мысли ускоряются в десятки раз… Странное ощущение, но если ты пилот, оно обязательно придёт к тебе рано или поздно.

— Номер седьмой…

    Фаррахад сталкивался с ним уже много раз. Сегодня что-то… отличалось. Неясно, в какую сторону. Конечно, всё можно списать на волнение перед предстоящей битвой, но волноваться он не мог. Не было поводов. Все необходимые действия были проработаны и отточены… хм, эту фразу он как будто уже слышал. Непонятно только, где и когда. Важно ли это сейчас? Нет.

— Номер одиннадцатый, Arcanum Silva и Корпус Корсаров.

    Корпус… никто точно не считал, через сколько дней после создания он развалился. Если грубо прикинуть, то выйдет что-то в районе тридцати. А ведь не будь Корпуса и сейчас на месте Фаррахада сидел бы кто-нибудь другой… Долгая история. Важна ли она сейчас? Нет.

— Номер пятнадцатый, Корпорация, перекличка окончена.
— Принято. По моей команде всем начать переход. Три, два, один… Ноль!

    Линия из пятнадцати кораблей развернулась и стремительно унеслась куда-то вдаль.

***

— Милый, уже обед! Пора вставать.
Эллидан приоткрыл глаза, но тут же закрыл их обратно.
— Вставай, соня.
Знакомая рука гладила его по волосам… погодите-ка.

    Эллидан чуть было не вскочил. Глаза раскрылись на полную сами собой. Почему он… здесь?!
    Какой-то деревянный домик, кровать, шкафчик с книгами… Пение птиц? Бред! Но… Шум ветра, листьев… Окно в стене слева, ведущее на улицу… вариант "перепутал каюты" отпал. Точно. Это не корабль.

— Всё в порядке? — встревоженный голос Аллеран раздался над самым ухом. — Что случилось?

    В голове мелькали тысячи возможных вариантов того, что могло произойти. Но внезапно...

***

— Цельсь!
Отряд вражеских истребителей пытался обойти поле битвы с левого фланга. Эллидан невольно зажмурился.
— Пли!
Корабль зашатался, но вскоре успокоился. Когда Эллидан открыл глаза, на месте бывшего отряда красовалась кучка мусора. Недурно.
— Всем истребителям! Заходить снизу и стрелять по двигателям.
— Есть! — отчеканил Эллидан и приступил к выполнению.

    В бесконечном пространстве над Пандорой-4 становилось тесно. Повсюду сновали истребители, то свои, то вражеские, со всех сторон мелькали зелёные вспышки, смешавшиеся с облаками пара, который быстро остывал до абсолютного нуля и превращался в лёд. Где-то поодаль мирно плыли обломки разрушенных кораблей…
    Два отряда "бабочек", одним из которых управлял Эллидан, умудрились проскочить сквозь шквал заградительного огня и зайти одному из вражеских кораблей в тыл. Мгновение — и один из его двигателей разорван на куски огнём пулемётов. Ещё мгновение и…
    Рвануло настолько сильно, что два крупных обломка задели истребители и оттолкнули их куда-то в сторону. К несчастью, там находился другой корабль.
    Три из пятнадцати "бабочек" были размазаны в пыль. Корабль же покачнулся, но остался цел.

— Вот заррраза! — сквозь зубы процедил пилот.
— Капитан! Проблема с защитным экраном.
— Что случилось? — в голосе Равенсбера проскочила нотка тревоги.
— Давление на одном из поршней падает. Сейчас не критично, но при посадке могут возникнуть проблемы.
— Разберёмся позже.
— Так точно, капитан… СВЕРХУ!!!

    ...Эллидан почти ничего не слышал. Сейчас существовал только он, пульт управления и космос. В голове раздавались неясные фразы…

    «Это был самый обычный мир среди других миров...»

    Гам, шум, крики и грохот.

    «От одного предка произошли...»

    Грохот становился сильнее. К нему прибавился свист воздуха, будто его высасывало куда-то. Эллидан поднял глаза наверх и увидел... космос.

    «Начались стычки, распри, конфликты, вражда, начались войны...»

    «Красиво», подумал Эллидан. Мысль о том, что это может быть последним, что он когда-либо увидит, прошла незамеченной.

    «Духи пытались остановить смертных, но их уже никто не слушал. И тогда...»

    Почему именно это? Почему именно сейчас? Быть может...

    «Главный дух создал шкатулку и, в разгар решающей битвы, освободил мир от смертных, перенеся их туда и...

    закрыв крышку.»

    Ответы на вопросы пришли сами собой.

***

— ...да так… ничего. Кошмар приснился. — на лице Эллидана начал проступать холодный пот.
— Бедненький.
Аллеран приобняла его и шепнула:
— Не пугайся.
— Как можно пугаться, когда рядом…

    После нескольких минут ласки, Эллидан наконец-то пришёл в нормальное состояние.

— ...а, кстати, ты не забыл?
— Что?
— Тебя вечером Ронборг просил подойти.
— Эээ… по какому делу?
— Какой-то прототип тестировать. Вроде бы…
— А! Точно. Совсем из головы вылетело.
— Не в первый раз. — Аллеран тихо хихикнула.

***

    Команда в полном составе собралась в комнате управления. Все чего-то выжидали.

— Готов? — послышался голос из переговорного устройства. По виду оно напоминало деревянную ложку с двумя концами.
— Готов. — ответил Эллидан.
— Запускай!

    Эллидан что есть силы дёрнул за рычаг и отпрыгнул в сторону. Через секунду его окутало клубами пара.
    С поляны медленно и величаво взлетало к небу нечто, похожее на большую железную бочку. Сбоку у неё было написано: «Паровой Человеческий Экспериментальный Летательный Аппарат (ПЧЭЛА)».
    Спустя минуту медленного, но целенаправленного подъёма, «ПЧЭЛА» уже висела над кронами ближайших деревьев. Как вдруг…

    БАХ!

— Ну твою ж…
— А я говорил, что ничего хорошего не выйдет. — буркнул Равенсбер.
— Это почему же?
— На кой тебе вообще эти леталки сдались? А дороги для чего? Будто их от скуки сделали.
— Да что ты вообще смыслишь в инженерии!
— Представь себе!..

***

    Следующая ночь ушла на обдумывание того, что всё-таки было на самом деле. Голова раскалывалась, думать было тяжело, но ничего другого не оставалось.
    Он отчётливо помнил всё. Помнил Корпус, который привел его к карьере пилота, корабль, путешествия... битву. И в то же время помнил абсолютно другое. Как бился с монстрами на тракте около Рагосны и то, как был принят в Моргорскую Академию в качестве студента... Но ведь эти воспоминания никак не могли быть связаны между собой, верно?

    Эллидан взглянул в окно. «Мне нужен компромисс», подумал он. «Пусть космос будет... обычным сном. Пусть и интересным. Всё хорошее когда-нибудь кончается».



ОБСУЖДЕНИЕ


NickoAilus
#2
[ARS] Командор
могущество: 3933
длань судьбы
мужчина Вегус
62 уровня
Благодарности:
— согильдийцам за пинки
— Рашапу за "Легенду", текст которой был использован в произведении
— Тиендилу и Мурке за прекрасный ивент

Текст фолька не финальный, редактировать буду ещё до 12 числа как минимум.



Сообщение изменено