Фольклор

Меж двух огней

байка

    Соавтор : Ioann Sahin

День 1
    Ура, я стал героем… Только вот радости никакой не чувствую. Ничего не чувствую. Тело не слушается, слух, обоняние, осязание, зрение, голос — ничего не работает. Эти строчки описываю в более позднее время по своим воспоминаниям... Видимо, крепко мне досталось в день моей смерти… Вот проклятье! Я и не помню ничего...

День 3
    Предыдущий день как в тумане… Руки меня снова слушаются, на ногах, однако, стоять ещё не могу. Голова болит. Позвоночник тоже. Голова болит — при каждом своём движении слышу лязг да и только. Больше ничего. Вижу всё чёрно-белым, предметы вдали расплываются… Ну, Хранитель, удружил! И зачем я тебе вообще сдался?

День 4
    Всё болит. Абсолютно всё, идти можно только через силу. Память всё ещё не вернулась. Со слухом по-прежнему. Зато зрение вернулось в полной мере. Судя по всему, я нахожусь в дубраве. Ещё я выяснил, что почти целиком закован в какие-то странные доспехи, а неподалёку лежит шлем хундсгугель и меч-бастард. Может, я был в прошлой жизни странствующим рыцарем?
    Под вечер прямо внутри головы заговорили два разных голоса: один, сиплый и заунывный, велел идти на север, второй — звучный, громоподобный — на юг. У кого тут раздвоение личности: у меня или моего Хранителя? Посмотрим, что будет завтра… В любом случае, где тут север, а где юг, я не понимаю.

День 5
    Сегодня я разрываюсь на части. Буквально. Две невидимых силы тащат меня в противоположных направлениях, не считаясь с моей волей. Внутри головы эти голоса устроили перебранку и не обращают на меня никакого внимания. Будто я для них какая-то игрушка. А ну молчать! Надел шлем и приложился головой о ближайший дуб.
Голова немного болит. Голоса замолкли, никуда меня больше не тянет. Пойду-ка я вон по той тропинке.
Ах, как хорошо вдохнуть полной грудью! И чувствовать этот аромат дубравы! Единственное — постоянный лязг доспехов сильно режет уши.
Только сейчас я в полной мере понял, что не испытываю ни голода, ни жажды. И не испытывал с самого момента становления героем… Чем дальше в лес — тем больше дров!

День 7
    Вышел на тракт. Проезжавший на телеге торговец, увидев меня, вдруг хлестнул лошадь и умчался за горизонт, теряя мешки и тюки. Я что, так страшно выгляжу в этих доспехах и этом шлеме?
В голове вдруг активизировался тот сиплый голос. Он приказал развернуться, идти вперёд и убить первого, кого я встречу на пути. Я… я не могу сопротивляться! Тело меня не слушается и механически плетётся вперёд… Доспехи мерзко лязгают, меч волочится по земле — ножен я так и не нашёл.
    Гадство! Не могу вернуть контроль. А на дороге уже виднеется какая-то фигура...

День 8
    Фигурой оказался паренёк в бронзовых доспехах. Увидев меня заорал "Умри, отродье тьмы!" — и бросился на меня с обнаженным мечом. Тело не слушая моего желания резко схватило меч бастард и рассекло мальчишке тело напополам прямо на бегу. Жалко парня. Голос в голове приказывает идти дальше и убить ещё людей. Пытался сопротивляться, но ничего не вышло.

День 9
    Всю ночь шёл, слыша в голове препирания этих двух голосов. Тот, что приятнее и мелодичнее, оказался хорошим. Он просто хотел, чтобы я следовал зову приключений и своим желаниям. Но чего я хочу? Ведь голос, который далее буду называть "тёмным" — вполне возможно — всё же мои мысли. А может, нет? Кто из двух голосов мной владеет? Кто из них — действительно я? Может, я — это кто-то третий?
К счастью, я сегодня не наткнулся ни на одного человека.

День 10
    Голоса долго препирались, в результате оба вдруг затихли. Я вдруг перестал двигаться не по своей воле. Что это? Свобода? Или же от меня просто отказались? Или и то, и другое? Развернулся и отправился туда, где вроде-бы должен быть север. Судя по мху на деревьях, север везде. А, вон муравьи ползут! По муравейнику определил север. Шёл весь день, так никого и не встретил.

День 11
    Голоса опять долго спорили… Голова жутко болит, трудно двигаться… Тут "тёмный" голос что-то начал говорить на неизвестном мне языке, двигаться становилось всё сложнее… Вдруг потемнело в глазах… я (непонятные каракули)

День 14
    Что, опять всё с начала? А, нет, гнилушь, я вижу кровь на своём мече! О, что же я… или не я, вернее сказать наделал! Раз, два, три… Шесть мёртвых молодых эльфов! Три паренька, три прелестных девушки. Все в красивых нарядах, ныне перепачканных красным. Ладно, хоть двигаться могу. Голоса в голове говорят, а вернее кричат совсем непристойные вещи.

День 15
    Вероятно, я уже целый квинт хожу в таком виде. Сегодня я слышал только приказы "тёмного" голоса. Он говорил идти на юг, убивать всех на своём пути… я, я не могу… нет, я не могу, нет, нет, нет… Я буду сопротивляться! Я не хочу этого, я не хочу этого! Аа, какая же боль!
Голос затих… Я вдруг просто завис… не могу шевелиться… Нет!

День 16
    Я очутился в каком-то лесу. Над головой бушует гроза. Разум прояснился. Что же за судьба у меня такая? Герой на службе силы зла? А Хранитель ничего не может сделать?
Решил обратиться к Хранителю в молитве. Сам того не понимая, я начал вырезать мечом на ближайшем дереве какой-то витиеватый рунный знак. Закрыл глаза и долго шептал молитву. Может, час, может, два.
Когда открыл — дерево исчезло, а в голове вновь заговорил "хороший" голос. Он сказал найти того колдуна, что захватывал контроль надо мной, и убить.
    Так оказывается мной овладел колдун…

День 17
    Шёл по совету Хранителя на север. Никого не встретил, тоже радует. В целом, для моего положения всё хорошо.

День 18
    Вдалеке виднеется город. Не знаю, следует ли туда идти, ведь люди реагировали на меня странно. Не думаю, что смогу выжить, если на меня набросится отряд стражи, а может, героев. Сделаю привал, хотя усталости или боли не чувствую.

День 19
    Встретил пьяного до звёзд гоблина, который танцуя и вприпрыжку шел к лесу. Гоблин увидел меня, но по пьяни не испугался.
— Эгей, красивый костюм морть… марть… мортбеллатора, парень! А зачем он тебе? Ик!
— Да я так, проверяю что чувствует мортбеллатор.
    Так вот что со мной… Я мортбеллатор! О, за что? Жестокое проклятье! Я порождение зла, но должен быть добром! Но ведь Хранитель меня не случайно выбрал…
— А какой это город, дружище?
— Известное дело, Залесье эта!
— Ну, пока.
—Пака, железячный!

День 20
    Всю ночь думал, как попасть в город. Ничего лучше в голову не пришло, чем встретив какого-нибудь героя, имеющего в городе важность рассказать ему про то, кто я. В Залесье, кажется, был такой, Илир аэп Тальдир, он вроде науку хорошо знает, культурный. Наверняка меня выслушает и поймёт!

День 21
    Увидев эльфа в лесу, медленно вышел к нему и окликнул, желая спросить дорогу. Он не отреагировал. Вдруг все мои доспехи покрылись инеем, а движения — замедлились. Эльф превратился в дым и исчез, а позади раздался голос: «Так, и кто это тут? Мортбеллатор, который ещё и говорить умеет? Вот до чего некроманты уже дошли…»
Я обернулся. Голос принадлежал фигуре в плаще с капюшоном, вероятно, эльфу.
— Послушай, я не совсем мортбеллатор! Я не служу некроманту, а точнее не хочу ему служить! Я — герой, у меня есть Хранитель! Да, это удивительно, но я правда герой! Некромант отдавал мне приказы, а я научился им сопротивляться! Правда! Я тебе… кля… нусь…
— И что мне с тобой, жестянка, делать? Отрубился, даже не договорив. А вот некромант… Надо бы с ним разобраться. А дела гильдии… Оставлю пока на командоров.

День 22
    Очнулся… Увидел, как Илир разговаривает с каким-то мужчиной в плаще и капюшоне.
— Илир, возьми меня с собой. В конце концов это наверняка тот мортбеллатор, дневник которого мы перевели на Всеобщий. Какая информация для публикации, м? — сказал мужчина в капюшоне.
Я лежал у дуба, всё ещё покрытый инеем и неспособный двигаться.
— А ключ от замка, где деньги лежат, не хочешь? Я предпочёл бы, чтобы со мной были Делир или Каель… Ладно. Но учти, этот некромант может попытаться захватить и твой разум. На меня его чары не подействуют, но сражаться против тебя, жестянки и этого колдуна разом не хочется.
— Я всегда ношу на шее пузырёк со змеиным ядом, если что я в худшем случае выпью эту мерзость. Эгей, мортбеллатор, как ты? Илир, думаешь магией его тащить или сам пойдёт?
    Снова боль в голове… "Тёмный" голос заорал непристойные вещи, но кое что полезное я от него услышал. "..., почему этот … придурок так легко отделался? Почему, …, он смог перейти на самоконтроль?! Неужели этот Хранитель настолько сильный? Или они, …, все такие?! Что-ж, вы любом случае из Залесья нужно бежать, ведь Илир уже знает, что я некромант, вернее думает что я завязал. …!"
— Илир, я услышал голос некроманта в голове! Он сказал, что ты его уже знаешь, и ты думал, что он завязал с некромантией. Он в Залесье!
— Врёт, гнилушь. Если и был, то сейчас он уже на тракте.
— Ты его и правда знаешь?
— Конечно. Его Серые в своё время пытались утащить… Долгая история, потом расскажу. А теперь бегом. Перехватим гада!
Иней исчез так же резко, как и появился, я поднялся и мы все втроем побежали к городу.
    Стража не хотела пускать меня, но Илир крикнул "Этого пустить!" и они быстро открыли ворота. Мужчина в плаще и капюшоне побежал направо, в переулок, крикнув "Я по короткому пути!", мы с Илиром побежали по площади. На пути все шарахались, завидев меня, но это не сильно мешало. Добежав до конца тракта мы выскочили в главные ворота, в ста шагах от ворот мы увидели мужчину в плаще, сражавшегося с адептом Айнака, явно проигрывая. Хоть адепт Айнака и был весь в ранах, у человека в плаще почти не было шансов. Пробегая мимо я резко выставил меч, и пронзённый противник упал поверженным.Человек в плаще благодарно кивнул и мы побежали дальше. Некромант уже был виден впереди, хоть до него и оставалось шагов триста, не более. Тут голос в голове, тот, что принадлежит некроманту, крикнул что-то вроде заклинания, я перестал двигаться, а потом и вовсе стал делать то, чего хочет некромант. Опять это чувство, что ты — зло и не можешь этого изменить.
     Я бросился на Илира, но упал. На моих доспехах появились морозные узоры... Илир побежал к некроманту, человек в плаще глянул на меня, но через мгновение бросился ко врагу, попутно что-то бормоча. Некромант остановился и был готов использовать заклинание, но вдруг человек в плаще отправил в него шарик искр. Некромант не ожидал этого, а неожиданность порой решает исход боя. Некромант упал, закричал от боли, объятый пламенем. Роясь в сумке человек в плаще сказал :
— Видишь, Илир, я тоже кое-что умею. — достаёт из сумки бурдюк с водой. — Я в пустыню собирался, но раз уж такое дело, его тушить?
— Ну уж нет. Властью, данной мне, за использование некромантии в высшей форме, создание мортбеллаторов и нападение на граждан Залесья, а также убийства приговариваю этого преступника к сожжению с правом на удар милосердия.
— Да будьте вы прокляты! *Непонятное заклинание, хрип*
Некромант умер. Я почувствовал в голове резкую боль, последнее, что увидел, как какие-то костлявые, противные существа, вроде как ырки, окружают Илира и человека в плаще, ырок было трое…

День 30
    Очнулся, лёжа на койке, надо мной виднелась фигура эльфа, в монокль осматривавшего меня и делавшего записи. К койке подошёл человек, тот самый, что носил плащ и капюшон.
— Эй, жестянка! Очнулся, друже милый! Я твой дневник одолжу, хорошо? Такие события, да ещё и от лица главного участника! Ах да, забыл представится. Сир Артур Ливси, офицер гильдии Arcanum Silva. Ах да. Тебя из этих доспехов вытаскивать? У нас кузнецы умелые.

Эпилог
    В Залесье снова пожаловали мир, спокойствие и свобода. Учёные севера ещё долго спорили, изучая историю мортбеллатора—героя, придя к выводу, что гуманоидные некросущества в основном могут быть героями, если до полного воскрешения Хранителем они были использованы в некромантии. Бывший мортбеллатор, ныне человек по имени Майрон стал настоящим героем и поклялся бороться с некромантией.



ОБСУЖДЕНИЕ


Нет комментариев.