Фольклор

Несуразная казнь

байка

-Дауэр Мракобесный, вы проговариваетесь к казни через повешение за покушение на князя нашего, Виктора, и попытку дворцового переворота. Какие будут ваши последние слова? –лающий, сиплый голос рассек напряженную тишину короткую обвинительную речь и затерялся где-то в конце всей веренице будущих висельников. Обвинитель вздернул свое свиное рыльце к толпе зевак, и по ней пробежались напряженные шепотки. Одни сочувствовали приговоренному и осуждали строгость , предпочитая искать мирный ход всех дел, другие порицали самого мужчину за дела его, а третьи нужны были лишь зрелища.
- Я не изменю своего мнения. Свинья чище в грязи не будет,- хмыкнул мужчина и сам с гордо задранным носом поднялся на шаткую табуретку, выструганную лично для него и ушастой братии, которая следовала за ним. Он не выглядел напуганным и взволнованным, ожидая часа своей смерти. Мужчина, почти старик в лохмотьях, знал, что его действия не доведут до добра, но все равно действовал, как считал нужным, и вот теперь он тут, довольный своей работой. Усталый, измученный взгляд пробежался по лицам публики и поднялся по каменной стене к балкону, где и сидел тот самый князь, попивая вино со своей княжной. Силуэт резвым пламенем колыхался в жестах, показывая всю расслабленность правителя, что нельзя было сказать о его спутнице-жмется от него подальше.
«Как далеко забрался. И не разглядеть совсем. »
- Ну тогда не смею задерживать,- каркнул пузатенький обвинитель и махнул платочком, обмакивая им вспотевшее лицо. По знаку палач неопределенно повел плечами и толкнул табуретку ногой, перевернув ее на ребро. В шуме толпы растворился хруст позвонков шеи мужчины, и тело задергалось в предсмертных конвульсиях. Дауэр до последнего вздоха смотрел на толпу с чувством выполненного долга и полного превосходства над ними, трусами.
Дауэр Мракобесный имел обширную биографию с многими интересными историями. В его жизни имели место быть все возможные жанры, которые он помнил до последнего вздоха своего тела. Он мог похвастаться невероятными победами в боях и выживанием лишь с помощью чуда, но удача не может постоянно быть на его стороне, слишком легко. На этом этапе его история заканчивается, и в пору можно и завершать рассказ, будь он именно о нем, но нет и нет.
Где-то в той самой веренице осужденных, бледных эльфов плелся один незадачливый парень, такой же остроухий и не менее суетливый даже в такой час. Он не мог стоять на месте и постоянно топтался в расхлябанной грязи, все глубже и глубже утопая сапогами в жиже. Парень не сильно выделялся среди всей расписной кровоподтеками братии. Разве что одежда у него была наемничья, по иголочке шитая в каком-то там богатом доме, красные угольки глаз ,да тугая убогая коса, измазанная донельзя навозом и грязью, словно он имел честь окунуться пару раз головой в самую большую лужу в изнеможении от скуки.
-Да хватит уже крутиться из стороны в сторону, ушастый. Ты весь вид на великую фигуру загораживаешь,- послышалось шипение позади эльфа. Парень скривил недовольную мину и обернулся назад, загремев своими погремушками-оковами, чтобы поглядеть на того самого наглеца и выплюнуть никому ненужное свое мнение. На эльфа сверху вниз смотрел рыжий всклоченный мужчина, почти ровесник тому герою, что теперь мерно покачивался в петле на радость публики и князю в отдельности. Он был одет вполне себе обычно для среднестатистического зеваки и также, как парень, не вписывался в вереницу ободранных преступников, рабов и прочей нечисти, не угодившей князю одним своим существованием.
- Это несправедливо, между прочим! Вот из-за этой личности теперь все мы идем к той самой с косой. Вот тебя за что? Лично у меня самая обычная мелочь. Подумаешь, переспал с княгиней. Почему сразу казнь? Это вообще не измена. Наоборот! Вон, какую любовь я проявил. Тьфу,- эльф сверкнул красными угольками глаз и сделал несколько шагов вперед в такт всей вереницы будущих покойников. Как ни удивительно, ответа на пылкие речи парня не последовало. Северных эльфов и так не радовали на землях людей, а этот экземпляр был еще тем фруктом, что его присутствие в очереди к петле не казалось чем-то феноменальным и шокирующим. То, что он дожил до своего совершеннолетия, а это гордые 20 с хвостиком лет, уже было первым и последним достижением в его жизни, если он сейчас не найдет выход из ситуации.
С каждым висельником эльф становился все ближе и ближе к своей очереди и начинал нервничать. Взгляд рассеянно бегал по толпе довольных от насилия зевак в поисках знакомого лица, но кроме отвращения незадачливый любовник ничего больше для себя не выудил. Как не любил он людей, так и не воспылал к ним страстью. Разве что к женщинам иногда тянет, но зато как метко!
-Виолотас Летат Атторе,- все тот же мужичок поросячьей наружности объявил нового провинившегося. Эльф вздрогнул от исковерканного своего имени. И ведь почти правильно его назвали, но нет. Это задевало почти покойника, что тот с новой силой стал сверкать алыми глазами в сторону обвинителя, одним взглядом обещая ему вечные мучения. Не успел мужичок вынести объявление, как паренек грубо перебил его, смахивая грязную косу обратно к своим ногам. Та с тихим свистом слетела с плеча эльфа и кисточкой с грязью и навозом прошлась по ногам, оставляя еще один ровный след.
-Виолотас Леат Атторе. Леат-приемный сын. Прошу это запомнить. Так сложно ? И кого вообще набирают на такую ответственную должность. Не поверю, что до меня еще кукушат не было,- заметив осуждающие взгляды со всех сторон строптивый уткнулся, но хватило его не надолго. Только до следующего этапа.
Мужичок промолчал с минуту, настраиваясь на свою работу, и снова промокнул платочком лицо от пота. После прочищения горла посредством покашливания и сплевывания слюны себе под ботинки, с видом важной птицы он начал сначала:
-Виолотас Леат Атторе,- взгляд поросячьих глазок с брезгливостью устремился на взволнованного эльфа, бегающего взглядом по толпе в поисках кого-то. Выдержав трагическую паузу для почти покойника, он продолжил.- Вы обвиняетесь в одном из самых ужасных преступлении и приговариваетесь к казни через повешение! Будут ли у вас…
-Погодите! И все? Это типа ваша государственная тайна? Конечно, у меня будут последние слова,
- эльф прокашлялся и гордо вознесся на табуретку, выпрямившись по струнке и окинув величавым взглядом публику:
- Я бедный и несчастный эльф, приговоренный к смертной казни через повешение, родился там, где волки, простят меня боги, срать боятся. Княжество сразу встретило меня с распростёртыми вилами, как и полагается. Я бы попросил жалобную книгу, потому что несколько человек все-таки не желали мне зла и дали переночевать у себя за помощь по хозяйству. Княже, исправляться надо! Так вот иду я себе, никого не трогаю, а тут глядь-карета. Выглядывает от туда девица дивная-дивная да к себе манит. Я парень-то простой. Меня позвали-я пошел. Так вот что я хочу сказать вам, дорогие слушатели, карета была необычайно интересным местом для страсти.
- Вы поглядите на него! Он надругался над княжной и еще хвастается этим!
- взвизгнул обвинитель и взглянул в сторону балкона. Женщины и след простыл, но отчетливо было видно побелевшую поганку, по ошибке названную князем. Мужчина явно был недоволен развернутой сцене.
- Ложь и провокация!- фыркнул Виолотас и картинно скорчил обиду под шум оживившейся толпы:
- Насилие было произведено надо мной и только! Вы бы знали, сколько мне пришлось выпить, чтобы из бревна сделать конфетку хотя бы в воображении. А сколько секретов во внешности хранит сия дама! Ох, да не рассказать вам все, уважаемые! Как я еще после этого на женщин смотреть не перестал?
- Полно! Приведите приговор в исполнение!-взвизгнул поросенок-обвинитель и топнул каблуком сапога. Грязь противно хлюпнула под ним и разлетелась в разные стороны, забрызгав собой близстоящих шумных зевак.
Палач оживился и легкой походкой, будто собирался с корзинкой прогуляться по саду, но никак не накидывать петлю на шею болтливому эльфу, двинулся к приговоренному почти покойнику. Виолотас нервно сглотнул горький ком в горле, не желающий спускаться ниже и впился взглядом в открытые ворота, но надежды были не оправданы. Чуда не произошло. Как парень не сопротивлялся и не отпихивал от себя палача, петля отказалась на его шее. Удавка плотно сдавила его горло, и до парня начало доходить полное осознание происходящего. Остался один пинок под табуретку, он полетит к своим нелюбимым богам, оставивших его вместе с собратьями на попечение самим себе. Эльф поджал губы и смиренно опустил голову, прикрыв глаза, в ожидании своего предсмертного танца в агонии.
- Не тот день для смерти, приятель,- задорный звонкий голос теплом пробежался по телу потерявшего надежду Виолотоса. Эльф счастливо заулыбался и открыл глаза, дабы увидеть еще одну сцену. Рхиеттар! Вот старый пес! Не бросил его, как и обещал. Рхиеттар был единственным собратом, которого эльф любил искренне, как только умел. Сколько передряг уже произошло с момента их встречи, а прошел добрый месяц, мужчина еще ни разу не бросал его в водовороте событий одного. Плевать, что его преданность измерялась в деньгах, северные эльфы не славились даже такой. Парень бы горячо расцеловал его лицо и обнял, как только хватало ему сил, но вот руки были повязаны цепями, а шею сдавливала петля. Вио пошатнулся на табуретке и резко выпрямился, ловя потерянное равновесие. Сейчас бы еще от счастья удавиться.
В свои тридцать лет мужчина еще выглядел живенько, будто был самым настоящим помазанником судьбы. С первого взгляда так и можно посчитать, но стоит ему снять наемничьи кожаные доспехи, как вся зависть сразу отпадает при виде многочисленных шрамов на теле. Кажется, это и минусом было сложно назвать, ибо девки на нем все равно висят, что отбоя нет. Будь Вио женщиной, то давно бы сам пускал слюни на крепкое тело наемника. Рхиеттар был тем самым эльфом, который мог выглядеть великолепно даже в мешке для картошки и колтунами на голове. Он всегда хорошо смотрится, словно только что сошел с страниц сопливого любовного романа: высокий, статный, с высокими, ярко выраженными скулами, голубыми глазами и довольно короткими каштановыми волосами по бокам и чуть более длинными на макушке. Что еще для девичьего счастья надо? За недолгое их путешествие мужчина еще не заглядывал к цирюльнику и приобрел легкую небритость, только добавляя плюсы к своей внешности в сочетании с густыми бровями. Рядом с ним Виолотас сразу выглядел ребенком, у которого еще молоко не обсохло на губах, а уже к бабам лезет.
- Лорд Ричард Блэйф просит Князя нашего, Виктора, вспомнить об одном проигранном пари. Настало время выполнить условие. В коллекции лорда не хватает как раз одного северного эльфа с таким дефектом, как альбинизм. У вас как раз один завалялся,- Рхиеттар лениво рассек толпу и взошел к палачу, протягивая ему запечатанный конверт с восковой печатью, на которой красовались инициалы лорда. Толпа снова загудела, пока эльф торжествовал и ждал, когда его под ручки уведут подальше от места казни и успокоят медовым пивом, лучшее пойло. Как палач смог разглядеть кивок с балкона, для Виолотоса останется загадкой, покрытой тайной, однако результат его радовал больше, чем какие-то условности.
Рхиеттар прогулочным шагом добрался и до незадачливого любовника княгини. Сталь меча сверкнула над головой парня, и тело рухнуло в грязь, миновав табуретку и все ступени. Вот и вся любовь пропала. Точнее отбилась на второй ступеньке. Не успел Вио колко ужалить несколькими фразами своего обидчика, как наемник схватил его за шиворот и поволок подальше от места казни, как эльф и мечтал несколько минут назад. Миновав ошалелую толпу, мужчина отпустил шипящего парня и продолжил путь своим ходом, убирая меч обратно в ножны, пока он не оказался в эльфе.
Вио, наконец, выпрямился после недолго волочения за наемником и предпринял попытку отряхнуть себя от грязи. После третьего захода ему стало понятно, что без горячей воды не обойтись. Придется возвращаться обратно к съемной комнате в кабаке и заплатить за еще один день. Так и золота не напасёшься. Эльф брезгливо фыркнул и торопливо стал нагонять своего спасителя.
- От куда у тебя такие связи? Уверен, что теперь я этому лорду должен. Какие условия сделки? Ты ведь не продал меня?-эти вопросы мучили Виолотаса уже как несколько минут, с того момента, как Рхиеттар заикнулся о новом своем знакомом и произнес самое страшное слово для любого эльфа, намекающее на рабство.
-Тут слишком много любопытных ушей. Не переживай, ушастый, тебя новость никак не огорчит, но от цели твоя шалость нас отодвинула на несколько шагов,- мужчина потрепал и без того расползшуюся косу парня и деланно усмехнулся. Если это было не одобрение действий парня, то другие версии Виолотас рассматривать не собирался.
Поросенок-обвинитель долго сверлил взглядом уходящих с глаз долой наемников. Знал бы эльф, как много сейчас приговоренных завидовали ему, и как его ненавидели Князь и мужичок со списком будущих висельников. Обвинитель протер свое лицо от пота и взглянул на следующее имя узника:
-Армандо Голланд, за убийство советника князя вы приговариваетесь к смерти через повешение. Какие будут ваши последние слова?-каждый раз мужичок выносил приговор по разному. Ему действительно не хватало умений для должности, но разве это волновало захолустье? Главное для местного люда были зрелища. Как было жаль, что один эльф точно останется жив.



ОБСУЖДЕНИЕ


IoannSahin
#2
[ArS] Магистр
могущество: 3312

эльф Илир аэп Тальдир
52 уровня
"-" Это дефис.
"—" Это тире.
Это разные знаки. Прямая речь отбиваеться тире; "—".

А это называется абзацный отступ, или "красная строка":
С него надо начинать новый абзац. Он придуман для удобства чтения.
Его тег [rl] есть в строке форматирования текста.