Фольклор

Введение в Троллеведение, или манускрипт, который мог бы быть написанным Маджи

байка

Введение в Троллеведение,
или манускрипт, который мог бы быть написанным Маджи

…если бы тот был хоть на четверть Ханом или на треть Туаном, а вовсе не безалаберным бродячим дварфом .


Сведения о жизненном укладе и обычаях троллей собирались дварфом Маджи по крупицам за годы странствий, а также во время жительства его в Прифронтирье и краткого, но насыщенного событиями, пребывания в Тролльвилльхейме. Достигнув же критической массы, они послужили основанием для перемены представления о троллях (даже болотных!), как о монстрах и существах малоразумных.

Обыватели привыкли считать их агрессивно-дикими и безнадёжно отсталыми.
Однако если вникнуть, хотя бы поверхностно, в мировоззрение троллей, то эта точка зрения покажется как минимум неделикатной. Возможно даже, что узнав о них больше, и вы проникнитесь пониманием, и даже некоторой симпатией к этим созданиям.

Начнём с того, что тролли крайне самодостаточны и свободолюбивы. Исключительно поэтому они предпочитают, независимо от вида и места обитания, уединённую жизнь одиночек. Они не лезут на глаза расовым жителям и Героям, и не ищут общения с ними. Видимо поэтому случайные встречи с троллями пугают, а недопонимание приводит к конфликтам интересов и даже стычкам. Причём упорствуют в агрессивности, как ни странно, вовсе не тролли.

Потому гуманист Маджи и написал бы такой манускрипт – для предотвращения подобных нелепых, но часто весьма драматических, недоразумений. Если б мог.
Начал бы с рассказа о троллях лесных. Решив, что для свежего восприятия это доступнее.
Действительно, живя практически бок о бок с титульным населением, лесные более социализированы из всех своих собратьев. Во всяком случае, работают в этом направлении. Ну и ещё из всех тролльих разновидностей они наиболее многочисленные и чаще встречаемые.

Как правило, они мельче дварфа или гоблина. Пушистее, ушастее. Носастее. Всё это их не портит, даже наоборот, им это идёт и придаёт шарм. Конечности свои они считают лапами. Соответственно, ногти – когтями. Хотя в отношении и первого, и второго данная терминология слегка перебор. У детёнышей вообще – руки как руки, ноги как ноги, с пушистостью вообще как у дварфят, разве что хвост у троллёнышей имеется… Миленький такой, с кисточкой. Бывают, конечно, как говорят, изредка хвостатенькие младенцы и у других рас. Кстати, этот факт играет на руку троллям, а также служит утешением и аргументом в спорах с соседями тем родителям из титульно-рассовых, у кого в семье обнаружился вдруг подменыш.
Итак, по-порядку.

Рождается троллёныш в лесной чаще, в логове (норе, пещере или чём-то подобным) троллихи-матери. Растит она его в лесу лично, без пап, нянек, бабушек и прочих родственников – до тех пор, пока дитятко не научится твёрдо ходить на лапах и настолько проявлять интерес к окружающему миру, что мамаша начитает от этого уставать. К этому времени она уже присматривает семью для подмены.

Это обычная местная семья одной из рас, где тоже подрастает дитё того же примерно возраста. Улучив момент, троллиха детей меняет. Так маленький троллёнок получает много свежих впечатлений о мире, хороших и разных, которые массой своей отбивают у него охоту чрезмерно дурить. Его мамаша изредка и издали тайно отслеживает процесс, и, в ведомое только ей время, совершает обратный обмен. Как правило, в ту пору троллёнок уже осваивается с правилами и законами воспитывающей расы, говорит как минимум на всепандорском, иногда даже обучается грамоте или ремеслу.

Приёмные родители из рассовых факту подмены однозначно не рады. Но, будучи поставленными перед фактом, вынуждены смириться, и растить хвостатое чадо, выдавая его за своего и держа рот на замке: обсуждать такое событие, излишне откровенничая с соседями и родственниками – лишь уронить себя в их глазах, и стать предметом обсуждений и сплетен. К тому же пушистая хвостатая малявка, хоть и чужая, но тоже беспомощная, и не лишена детского, хотя и весьма своеобразного, обаяния. Да и троллиха же не первых встречных для подмены избирает. Поэтому, в итоге, если и не слюбятся, так стерпятся.

Выкраденный же из семьи расовых их родной ребёнок тем временем получает столько заботы и внимания, сколько троллёнышу уделяет приёмная семья. В том числе и поэтому к подменышу расовым приёмным родителям следует относиться по-доброму, внимательно и заботливо, как к любому ребёнку. В конце-то концов он же им и является! А если воспитание тролле-чада было на вгляд троллихи-матери правильным, то собственный ребёнок возвратится к родителям крепким, физически развитым не по годами, крайне почтительным и уравновешанным. И -- по необъяснимой причине -- чрезвычайно привлекательным внешне. Говорить затейливо он, правда, не умеет, зато работник получается отменный. Кстати, речи-то со временем обычно худо-бедно обучаются, так, что на бытовом уровне вполне хватает. Тем более с такой-то пригожестью. Кроме того, замечено, что не болеют никогда, живут долго, а потомство обычно заводят здоровое и многочисленное.
Но никогда не помнят о своей жизни в лесу.

А следующим этапом личностного роста юного тролля становится жизнь с аушем, троллем-отшельником. Каждый из таких имеет собственный участок леса, с неписанными, но строго соблюдаемыми границами. Выбор ауша – и участка леса соответственно – тоже головная боль троллихи. Тут важно реально оценивать все три фактора – ауша, лес и троллёнка, потому как внимание к нему несколько лет со стороны воспитывающего будет…никакое. По сути, это скорее снисходительное согласие на присутствие поблизости: воспитуемому дозволяется самостоятельно выживать на заданной территории, справляясь с проблемами по своему усмотрению, в меру сил и разума, и на свой страх и риск, ведя себя в то же время незаметно и максимально ненавязчиво. Недостаточно почтительное сосуществование карается безжалостной трёпкой. Хотя, как правило, до этого дело не доходит: один вид дикого лесного тролля-отшельника интуитивно подсказывает выбор верной поведенческой линии.

И если жизнь в семье титульно-рассовых учила троллёныша общаться, то в этот период жизни отрабатывается навык молчать, думать и наблюдать. Как правило, эти несколько лет определяют, в итоге, весь оставшийся жизненный путь: либо подросший тролль станет искать свой, собственный, кусок леса для отшельничества, либо будет странствовать, либо станет связником, наблюдающим за миром, и собирающим для троллиного сообщества касающиеся их слухи и веяния.
Оговоримся сразу – это приблизительный смысловой аналог в переводе на всеобщий.
Конечно, троллихи именно здесь присматривают себе перспективных кавалеров, но всё гораздо глубже. Здесь время и место для демонстрации себя, достижений и возможность заявки амбиций.
Действо и впрямь происходит на лесной поляне, в самой дремучей чащобе. Время и место не постоянно, и как сообщество узнаёт о точке сбора остаётся загадкой: объяснить они и сами не могут. Просто знают и всё.
На троллью Поляну сходятся исключительно взрослые представители – матёрые ауши, троллихи, освободившиеся от детёнышей, бродячие одиночки, связники, живущие вблизи расовых и собирающие слухи и новости о мире. А главным средством невербальной коммуникации, демонстрации эмоциональной глубины и мощи, а также продвинутости вообще являются коллекции.

Их имеет каждый лесной тролль. И даже многие болотные.
Предмет коллекций общий – носки. А вот число, форма, расцветки и разнообразие – это то, что ярко и конкретно заявляет об индивидуальности владельца. Фактически одного взгляда на представленную экспозицию носков троллю достаточно, чтоб считать всю глубинную информацию о собрате. Само собой – вся гамма эмоций, свойственных любым коллекционерам вообще, присутствует и в лесном сообществе. А уж на Брачных Полянах царит сплошное шоу драматизма и экспрессии.
В общем, Поляны – это тусовка, экспозиция, рейтинг, стон души и приобщение к прекрасному одновременно. А вовсе не то конкретное, что обещает буквальный перевод названия на всеобщий. А если уж речь зашла о том конкретном, и всё ему сопутствующим, то у троллей это вообще не обсуждается, обозначаясь неизменно звуком типа «Пх-хххе», произносимым с интонацией полувопроса-полунедоумения. Именно это вы услышите, попытавшись завести с троллем разговор о любви, браках и вообще романтических отношениях. «Пх-хххе…??» -- и то ли вам ответили, то ли просто муха на нос села. Переспрашивать можете сколько угодно – просто мух будет больше. Тролли же считает ответ абсолютно исчерпывающим.
Рассказ о болотных троллях правильнее начать с камней.
Камни – это ещё одна трепетная тема троллей. И если носки – это концепция мировоззренчески-имиджевая, то камни – мировозpренчески-философская. А тролли болотные -- асы как раз по части философии.
Болота для жительства избраны ими неспроста. Именно там, как правило, самое глухое, безлюдное, практически первозданное в своей заброшенности место. Идеальное для созерцательности и тренировки мысли.
И там нет камней.
Камней, идеального воплощения совершенства мира. Невозмутимости, безмятежности, непоколебимости и равновесия. Эталона всего этого самого. Потому именно отсутствие камней в зоне доступности как нельзя более точно настраивает на мысленную их визуализацию и погружение в глубины их же высшей мудрости – через сосредоточенное мысленное воссоздание образа…

Тут важна ещё масса.
Чем больше тролль, тем плавнее течение размышлений. Крупному объекту легче уравновеситься и застабилизироваться. Сравнить гору и камушек, катаемый потоками вод, или даже гонимый ветром. Сознавая это, болотные тролли растут. Видимо, от перманентной работы мысли. А вот внешний облик не важен: какое истинному камню дело до производимого впечатления? Важны глаза, чтоб созерцать, мозг, чтоб развивать мысль и её же рассеивать, и… базис, чтоб зафиксироваться в точке пространства. Поэтому болотные большие…иногда очень большие. Ну и не совсем на вид красавцы. Но даже тренингам начального уровня по длительному балансу на зыбучих грунтах они придают гораздо больше значения.

В общем, именно в таких устремлениях и пребывают болотные тролли, неподвижно замершие и слившиеся с пейзажем. И когда, ведомый бхут знает какой дурью рассовый, исчавкав тишину своими абсолютно диссонантными ножищами, бесцеремонно водружается на голову или спину медитирующего тролля, принимая их за удобную весьма кочку…
….да ещё переминается при этом с ноги на ногу…
….или орёт, в надежде, что кто-то объяснит, куда ему идти, громче и убедительнее, чем местные лягушки…
….а деликатное шевеление или покашливание тролля воспринимает как сигнал к атаке…
… троллю не остаётся ничего другого, как пошевелиться, ссаживая с себя пришельца, и огорчённо вздохнуть.
Тут сразу начинается почему-то сражение. Рассовый мельтешит, словно комар, наседает суетно и неубедительно, размахивая разными предметами, и прячась за них же.
И ведь не в том даже дело, чтоб троллю драки надоели – болотному ведь часто достаточно встать в полный рост и отряхнуться, чтоб расовый сбежал, в панике теряя свои побрякушки.
С мысли сбивают.

А хорошая настройка на мысль времени требует.
А от встреч с рассовыми иногда теряется безвозвратно.
И в мире становится на одну мысль меньше.
И тот начинает раскачиваться. Оттого лес начинает отступать в пустыни, холмы – отодвигаться в болота, а луга расталкивать горы. Если бы не камни, и помогающие им по мере скромных своих возможностей болотные тролли, всё бы смешалось, как песок в лапах, и с места сползло бы даже небо.
Но вот это как раз плохие мысли. И здесь снова важно быстренько снова забыть о рассовых, потраченных на них времени, а вспомнить о камне, углубиться в его спасающую суть. И уподобиться ему.
Вот так-то. А вы говорите тролли…
Кстати, о мостовых. А также горных, пещерных, и тех, что иногда по разным поводам и вроде бы случайно появляются в среде населения.
Конечно, все они связники.
Имеют способности и опыт коммуникации с нетроллями, знают всеобщий и, обычно, язык проживающей в этой местности преобладающей группы рассовых. Информацию, наблюдения и новости они предоставляют своему сообществу – всем, кто желает её затребовать. При этом, если связника спросить, как он её «отправляет», то получили бы ответ, что «видит и думает». А тот, кому она оказалось нужна, сказал бы, что «просто знает». Из человеческих понятий ближе к такому феномену, пожалуй, телепатия.

Попутно связники обычно «обживают» место сбора информации: мостовые строят мосты, следят за их состоянием, горные – так же присматривают за перевалами, пещерные – опекают пещеру, туннели и или переходы внутри горы. Говорят, что они при этом попутно дань за проход собирают. Может и так, а может просто наговаривают на них – те, что сами деньги потеряли, или протратились: на тролля-то свалить удобно, никто проверять не осмелится…

Связники, переправы не заимевшие, могут стать бродящими. Тут всё так же, кроме того, что дело своё выполняют мобильно: заходя в поселения, любопытствуя на мероприятиях и событиях, общаясь с Героями.
Конечно, в основном они из лесных.

И ещё один момент.
Дварфо Маджи могли бы спросить, знают ли тролли о магии и применяют ли колдунства всякие?
Знают. Применяют. Не подразделяя на отдельные понятия, и даже не присваивая им отдельного особого звука для обозначения.
Это же просто часть мира, в котором тролли существуют, причём весьма гармонично.

Как они магии обучаются? Да никак. Она просто тоже существует в мире, где существуют тролли. Никому ведь не приходит в голову обучаться намоканию от воды или согреванию теплом светила. Так и тролли не придают значения тому, что и отчего случается, когда им действительно это нужно. Просто происходит. Просто знают, что получится.

Вот так бы, вкратце, и написал бы о троллях дварфо Мадж, который по воле судьбы и случая познакомился с ними не понаслышке.



ОБСУЖДЕНИЕ


Шерхан
#2
[​ϟ] Командор
могущество: 24495
длань судьбы
эльфийка Ильэльная
112 уровня
И всё-таки интересно и занимательно. Отчасти жаль, что Сказка стала слишком серьёзной для подобного рода расширений игрового мира...
Всё ждал, когда появятся инеистые великаны. Но миновало.
Антарксанаан
#3
без гильдии
могущество: 197

мужчина Селекай
32 уровня
Шерхан
жаль, что Сказка стала слишком серьёзной для подобного рода расширений игрового мира...
Дело не в серьезности, имхо, а в упертости... Потому как, материал более чем достоен, а изменений в нынешнем Лоре/каноне, если учитывать этот текст, не так уж и много.
Мадж — красавчег!) Тролли — пушисты!)
Нехороший
#4
[ОРДА] Боец
могущество: 13037
длань судьбы
орк Гро-Мунх
64 уровня
Антарксанаан
изменений в нынешнем Лоре/каноне, если учитывать этот текст, не так уж и много.
всего-то описание троллей в Бестиарии поменять.
Антарксанаан
#5
без гильдии
могущество: 197

мужчина Селекай
32 уровня
Нехороший
Именно.
Рашап
#6
[█A█] Магистр
могущество: 17192
длань судьбы
мужчина Шимшон
100 уровня
Нехороший
Ничего менять не нужно.
Это другие племена троллей, они не враждебны, и следовательно, не должны быть в Бестиарии.
Нужно просто поставить метку на фольк.