Фольклор

Слово святого Владимира

расширенная вселенная

Факультет теологии и философии Моргорской Академии в Деусе, кафедра теологии, лектор Мастер Владимир
7 день юного квинта 207 Холодного месяца Третьей эпохи


*Лекция приводится в сокращённом виде*

— ...Спасибо всем собравшимся. Вижу, мое недавняя проповедь оставила больше вопросов, чем ответов, поэтому, полагаю, здесь сегодня столько новых лиц... Что ж, у нас всего лишь два академических часа, поэтому не будем терять времени. Все вопросы задавайте в конце лекции. Вольные слушатели, к вам это также относится.

...

— Мы живём во времена великих потрясений. Да, при упоминании Второй эпохи любой образованный сразу же вспомнит и Денос, и два Грома, и Белые года, и расцвет науки, закончившийся перед наступлением времени первых героев, однако сейчас, в наше время, всего лишь за два прошедших века произошло значительно больше событий, затронувших все народы Пандоры! У меня был интересный разговор в своё время с ныне покойным Мастером Ттераллом. Он был, позволю себе сказать, эльфийским святым, признанным священником своей расы. Я, как людской святой, не мог не приехать в Ашур-Донал ради распространения своего Слова, и так сложилось, что он пригласил меня на богословский диспут, после которого я задержался в городе на пару квинт. Мы обсуждали различные верования; он с пренебрежением отзывался о расколотости людских культов и их многочисленности, однако признавал, что именно благодаря этому кипящему котлу различных верований в умах людей, мы с лёгкостью приспосабливаемся ко всему новому. Пока же эльф осознает изменения и ответит на них, пройдёт гораздо больше времени, и возможность повлиять на ситуацию уйдёт безвозвратно… После его смерти среди эльфов до сих пор не появилось общепризнанного духовного лидера, который бы являлся гласом единого народа. На мой взгляд, это прекрасно подтверждает его слова. Каждый эльф сам себе священник, сам себе Мастер, сам себе идеал. Раз так, зачем кого-то особо выделять? Корни такого мировоззрения лежат в их убеждении, что они младшие братья самих Хранителей, коих они зовут Аунайри, сотворившие Пандору. Что ж… В каком-то плане их претензии справедливы — магия эльфов не знает себе равных, а любая магия в конце концов восходит к Хранителям, их способностям опосредованно влиять на мир с того места, где их обитель, из Астрала… Вопросы в конце лекции, повторяю.



—- Религия дварфов включает в себя верование в единого бога, создавшего всё известное и неизвестное нам, и с тех пор удалившегося в заоблачные эмпиреи. Он где-то там, а его верные сыновья и дочери здесь, в Пандоре. Навскидку я насчитаю культов десять среди людей, которые также единобожники или, как говорят гоблины, монотеисты... Моно — это один, теизм — вера в бога. Вера в одно божество, повелевающее всеми процессами в мире, которому подчиняется всё сущее от полёвок в садах до Хранителей в астрале — на мой взгляд, в этой концепции есть рациональное зерно. Не могу не отметить стойкость дварфийских догматов — они не изменились за тысячелетия. Сами дварфы гораздо гибче… Однако противоречащие их убеждениям изменения они принимают с таким же трудом, как и эльфы. В начале первого века третьей эпохи больше половины всех дварфов Пандоры переселились на север. Великое северное высокогорье, от которого в настоящее время остались только несколько отдельных гряд — их рук, их магии, их веры творение. Да, благодаря своей вере дварфы способны на великие, величественные дела — но именно их неприятие изменений, их упорство становится причиной бед. «Твердолобый, как дварф», — уверен, такую поговорку вы слышали не раз. Безусловно не все дварфы таковы, но в среднем… В среднем она справедлива. Тем не менее, моя коллега Уппсала, представляющая религиозную общину дварфов всея Пандоры, считает, и не без основания, что именно благодаря вере дварфов в Творца её собратья сумели выстоять и в Белые годы, и при разрушении Крепости, и после ухода героев «Хренелли» из Тролльвиля в начале первого века нашей эпохи. В конце квинта она собирается дать лекцию на эту тему, а потом выступить с проповедью в своём храме перед дварфами, собирающимися отправляться на север расчищать дороги Гориндора и Тролльхейма. Что ж… Бог им в помощь. Однако повторение истории с Тролльвилем — это прямое следствие вышеупомянутого дварфийского неумения приспосабливаться к стремительно меняющимся реалиям жизни нашей эпохи.



— Об орках скажу следующее — по числу культов они даже превосходят нас, людей. Каждое племя имеет своё священное животное, часто имеющего облик наиболее встречающегося в той местности зверья, или духа-покровителя из числа почивших предков. Тем не менее, неверно считать орков всего лишь развитыми дикарями, которых слегка коснулся лоск цивилизации. Кто-нибудь слышал о мандалле? Это орочье искусство складывать разноцветные песчинки в сложнейшие узоры и картины. Немудрено — подобное искусство глубоко религиозно, и доступно только упорным и тонко чувствующим мир существам. Кто знает основные положения орков о мироустройстве Пандоры?.. Верно, Великий океан, самозарождение всего сущего из хаоса. В религии орков нет чёткой структуры, нет прямых ответов на извечные вопросы, нет какой-то цели — зато есть невероятная способность приспосабливаться, сохраняя нетронутой суть. Есть Океан — а что за примеси в нём… Они ничто перед его величием. Любой верующий орк остро чувствует свою ничтожность перед Океаном — и вместе с тем свою значимость, так как полностью растворяясь в его водах, он становится им самим во всей полноте. Оркский шаманизм — это практики духовного самоотречения, ухода духовным телом в иллюзорный, чувственный мир… Для нас иллюзорный, как добавила бы моя коллега Монгке. Да, скепсис простителен… Для меня самого философия орков, согласно которой истинная святость, по меркам людей, сокрыта в самоотречении — это чуждый мир. Я живу здесь, сейчас. Моё «Я», в конце концов, задаёт смысл всему происходящему — а шаман, уходя в медитацию, словно бы добровольно умирает. В этом ли тайна жизнеспособности орочьей расы? Какие бы беды не происходили, как, навскидку, захват Оркостана эльфами в сто шестьдесят шестом году, орки никогда не винили судьбу и воспринимали все потрясения с непонятным для нас стоицизмом. Их мировоззрение позволяет воспринимать весь окружающий мир как продолжение себя, вернее, себя как продолжение окружающего мира, и не закрываться от него, как это делают в своём неприятии к животным эльфы или прочие расы, отчуждающиеся от природы городскими стенами или деревенскими частоколами. И природа платит им той же монетой, становясь столь же близкой и понятной, как гоблину близки и понятны законы нашего мира. Поэтому орки так легко находят общий язык что с остальными пандорцами, что с дикими зверями. «Весь мир, любя, ощущать как продолжение себя...» Не все орки такие. Однако описанное -- характерная черта их Духа. Всё — Океан… Что? Мятеж в Лорадо? А… Да, за ним стояли орки, но истинным виновником был бессмертный герой, заразивший собратьев революционными идеями. Как такое могло произойти? Что ж… Перед нами яркий пример духовной ассимиляции. Орки легко приспосабливаются к новым идеям — но вместе с тем, если культурное давление велико, они перенимают чужие верования и убеждения. Как и мы, люди. Но если мы переосмысливаем привнесённое извне, инородные вкрапления в мировоззрении орков склонны накапливаться сорными крошками. Как же тогда верования орков за все тысячелетия не изменились? На это я могу ответить так: стоит благодарить круги шаманов, сохраняющих расово-религиозную аутентичность. В племени рождается новый орк — первым, ещё до отца, его видит шаман, и шаман же нарекает именем. Конечно же, оговоренным с родителями, но без ритуала имянаречения новорождённый так и останется «Нэргуй» — безымянным. Первая стрижка — также прерогатива шамана племени. Первая охота, женитьба, всяческие бытовые вопросы и конец жизни — если даже орк считает, что мир создал Творец, который поднял сушу из Океана, он непременно и неразрывно связан с шаманом своего рода или племени. Если живёт отдельно — пишет письма с вопросами. Организация религиозной жизни орков — тема для целой отдельной лекции, как и темы организации религиозной жизни остальных народов за исключением, наверное, эльфов…



— Сами по себе гоблины — политеисты. Их космогония Пандоры столь же сложна, как и любая другая философия. Тем не менее, если мы рассматриваем вопрос, как влияет религия на способность народа к адаптации, то мы вынуждены признать, что в этом плане гоблины ничуть не уступают людям и даже более, превосходят в… последовательности. В верованиях гоблинов есть чёткий и твёрдый стержень, четыре Великих Божества, создавших мир. Их имена и аспекты известны всякому, кто хотя бы раз интересовался религией других народов, однако в связи с присутствием вольных слушателей перечислю божественную кварту — Гзанзар, бог-хранитель единого знания, Дабнглан, бог тайного, Чарнгранг, бог движения и Крангизма, богиня путей исследования. Заметьте, что основной идеей верования гоблинов является как раз постижение окружающего мира и поиск закономерностей в нём. Именно эти ключевые направления определили лик расы и вклад гоблинов в мировую науку и торговлю. Однако помимо Кварты в пантеоне гоблинов, едином для каждого верующего, входит множество божеств поменьше, покровительствующих какому-то определённому явлению. Причём эти божки пропадают и появляются, стоит измениться укладу жизни или произойти какому-то научному открытию. Скажем, ранее культ Горканга, бога торговли, был едва ли не наравне с культом Чарнгранга, своего метафизического «отца». Сейчас же Горканг стал узкопрофессиональным богом. А совсем недавно, буквально пару месяцев назад, священница Кё-Мун завершила свой эпохальный труд «О единоначалах в математике и магомеханике», в котором вывела несколько новых законов и теоретически обосновала существование ранее сокрытого «сына» Дабнглана, покровительствующего названным наукам, как его называют магомеханики - бога-машину. Не думайте, что это новые веяния нашего времени — народ гоблинов всегда сохранял верность Четырём, однако впитывал в себя всё новое, как губка, гармонично вписывая в космологию. Именно в этом гоблины превосходят нас, людей — сохраняя верность своей вере, накапливая изменения и пронося их сквозь века, они создают неразрывную цепочку поколений, где каждый новый исследователь, вдохновлённый не то Хранителем, не то богом, стоит на плечах своих предков и за счёт этого видит и понимает значительно больше, чем мог бы, опираясь только на свой опыт. Карлики на плечах гигантов… По сравнению с самодостаточными эльфами, стойкими дварфами и безмятежными орками, гоблины явственней всего меняют лик Пандоры. Но при всём этом философия гоблинов такова, что без какого-то внешнего вызова она замыкается сама в себе и начинает решать проблемы сугубо умозрительного характера. Не спорю, философские труды великих мыслителей древности поистине прекрасны — не зря именно гоблины считаются прародителями логики и риторики — однако рассматриваемые там вопросы совершенно не соотносятся с реальностью. Есть ли пятна на Солнце? Возможен ли камнепад с чистого неба? Сколько богов управляет звёздами, а сколько — связями между ними? Едина ли природа молний в небе и заряда в янтаре?.. Да, умозаключение, что всё состоит из невидимых и неделимых кирпичиков, тоже принадлежит великим гоблинам-мыслителям Деноса. Его нельзя проверить на истинность, зато логическая цепочка, приводящая к ней, проста и изящна. Труд «О мироздании» Филена, кому интересно. В библиотеке города есть копия, да. За разрешением подойдите после лекции… На этом о гоблинах я закончу и, с вашего позволения, перейду к основной теме.



— На протяжении всей лекции я разбирал взаимосвязь между способностью народа воспринимать новые идеи и их религией. Повторю вкратце: каждый эльф сам для себя определяет ценность новой идеи, поэтому их народ внутренне раздроблен. Сколько эльфов, столько и мнений… Тем не менее, эльфы открыты к изменениям. Дварфы сплочены верой в одного Творца — и монолитность из религии отражается на их способности к адаптации к изменениям. Отражается не самым лучшим образом. Орки относятся к жизни с отстранённостью, как к ряби на поверхности воды — и жизнь платит им той же монетой. Да, городской орк и кочевой отличаются друг от друга внешне — но внутри, духовно они близки друг к другу, как дварфы. Гоблины отличаются тем, что быстрее всех воспринимают изменения, поскольку это логичным образом вытекает из их религиозного мироощущения. А что мы, люди? Мы же повторяем все остальные расы. Но есть и у нас какая-нибудь черта, которой нет у остальных? Могу ли я выделить какую-либо особенность? Ответ, думаю, будет неожиданным для большинства собравшихся. Да. Да! Ещё в начале лекции я приводил слова покойного Ттералла, который говорил, что в обилии культов кроется сила нашей расы, наша способность к адаптации, к заимствованию идей и их переосмыслению… Несмотря на свою правоту в общей картине, он ошибался в главном. У нас, как у эльфов, наличествуют внутрирасовые разногласия, препятствующие появлению общепризнанного всеми духовного лидера. Сколь бы не был харизматичен глава, всегда найдётся тот, кто хотя бы из духа сопротивления примкнёт к другому течению. Казалось бы, что есть общего между нами и дварфами? Но наша стойкость в убеждениях ничем не слабее их стойкости. Да, культы появляются и чахнут, но если культ окреп, если обрёл сторонников, то мы в своём фанатизме готовы принять смерть за свою веру. Орки? Среди людей есть те, кто считает, что наш мир — это иллюзия. Отдельно упомяну школу стоиков, возникшую в Деносе. Аналогия, думаю, видимая. Но что же роднит нас и гоблинов? Разве у нас есть какой-то стержень, разве есть цепочка поколений? Тут я попрошу всех замолчать на минуту и обдумать вопрос.



— Итак, вижу, вы растеряны. Скажите, кто слышал о «шкатулочниках»? Да, это самый популярный людской культ. Не буду углубляться в историю зарождения этой ереси, как называли культистов-шкатулочников в Деносе, умолчу о Белых годах… Вы удивлены? Аркаизм, такое «научное» название культа, данное ему гоблинами, имеет действительно старинные корни, выводящие его на один уровень с дварфийским мототеизмом или гобинским политеизмом, хотя и дварфы, и гоблины над подобным утверждением только посмеются. На протяжении истории культ не раз пропадал и появлялся вновь, набирая последователей, чтобы потом вновь исчезнуть во тьме веков. Многие известные люди либо придерживались, либо были как-то связаны с аркаистами, что наводит на мысль, что здесь есть некая скрытая подоплека. Что же делает этот культ столь живучим? Ведь, по-сути, космогония аркаистов наивна — считать, что весь наш мир скрыт в коробке… Прошу прощения, Шкатулке. Это настолько же бездоказательно, как и утверждать, что всё состоит из крошечных неделимых частичек! Но аркаисты игнорируют бремя доказательств своей правоты. Что же объясняет столь удивительную живучесть их культа? Как обычно и бывает, истина сокрыта на поверхности… Чем является мир по мнению шкатулочников? Звёзды, светила, небеса и земля — всё это внутренняя часть некоей великой коробки, специально подготовленной для поддержания жизни разумных рас. Коробка создана Старшим Духом… Здесь видно пересечение с эльфийским и дварфийским верованиями… Который решил уберечь мироздание и спасти все расы от взаимного уничтожения во время войн Смуты и Хаоса — это влияние гоблинкого космогенезиса. Выжившие после войн и переселения в Шкатулку и были нашими предками, по убеждению аркаистов. Конечно, можно задавать резонные вопросы о том, почему мы не видим стенок или граней Шкатулки ночью или вспоминать геометрию и доказывать, что будь наш мир на дне коробки, то светила бы ходили по небу иначе, и рассветы с закатами происходили бы иным образом… На это в своё время давались разные ответы: и то, что наш мир на самом деле находится в сфере, которая в свою очередь находится в шкатулке, или что нельзя понимать описываемое в святом писании прямолинейно, поскольку язык сказанного аллегоричен и многопланов… Тем не менее, в культе шкатулочников есть идея, которой нет ни в одном из остальных верований. Задумайтесь… Если наш мир на самом деле находится в Шкатулке, то… Откроется ли она?.. У многих из присутствующих дома есть шкатулки, не так ли? Они — прообраз, символ веры аркаистов. Что вы храните в них? Драгоценности? Всякий сор?.. Стоит только задуматься, как в душе поднимается трепет. Но вместе с тем приходит и необычайная осознанность жизни. Если даже считать, что Шкатулка — симфора, то открытие Шкатулки — это процесс, приводящий к кардинальной перестройке всего мира. Это символ перемен. Перемен с большой буквы! Верующий в Шкатулку постоянно готов к переменам и приемлет их. И это наше, людское достояние! Гоблины готовы к открытиям — а мы к приносимым ими переменами. Орков изменения затрагивают лишь поверхностно — а мы живём ими! Даже не сами шкатулочники — аркаизм в высшей мере описывает ключевую, основную, корневую черту человеческого Духа! Да, среди каждой расы есть те, кто жаждет перемен — но для нас эта жажда столь органична, что нашла выражение во всём жизненном укладе. Жажда перемен… И стремление к стабильности. Знание, что нет ничего постоянного — и желание найти опору в стремительно меняющемся мире. Жить, будто каждый день последний…
Да, вы правы. Именно поэтому название моего учения — «Свидетельство последнего дня»...
Воспринимать каждый день как последний, отдавать себе отчёт в том, что было сделано, а что упущено — вот в чём, на мой взгляд, истинная сила людей. Определенно, на такую осмысленность жизни способен далеко не каждый… Даже я, хоть меня и признают святым, не всегда могу отследить свои поступки. Что говорить об обычных людях? Поэтому я призываю своих последователей хотя бы раз в две квинты выбирать день и полностью вспоминать всё произошедшее. В связи с этим вспоминается диалог из «Эпигиматики»: «Раскайся за день до смерти. — Но разве тебе известен день смерти? — Нет, поэтому считай, что каждый следующий день последний». Подобную же мысль я встречал в трактате «О философиях Древних», приводимую без указания авторства: «Плохо не то, что мы смертны. Плохо, что мы внезапно смертны». Поэтому я и мои последователи — свидетели последнего дня. Спасибо всем за внимание. У нас осталось пятнадцать минут, задавайте свои вопросы.



— Да, осмысленность жизни — это то, к чему я призываю стремится своих последователей. Считать, что жизнь стабильна и предсказуема — глупость. Но, признаюсь, я тоже был подобным глупцом… Распад Ордена, поддерживавшей меня гильдии героев, открыл мне глаза. Вернее сказать, и ранее я удивлялся стремительному темпу нашей эпохи, переселениям народов, основанию новых городов и научным открытиям, но теперь я вижу, что история сама по себе напоминает закручивающуюся спираль. Да, её можно растянуть и приостановить неумолимое движение, но в итоге… Не берусь судить, что ждёт нас в будущем. Надеюсь только, что не Третий Гром.



— Спасибо за столь своевременный вопрос. Да, при описании мировоззрения орков я сделал упор на их духовных практиках и не затронул так называемое «берсеркерство», в корне противоречащее всему, что я говорил об орках ранее. Безрассудство — с полной самоотдачей, заметьте! — и безмятежность друг с другом не сочетаются. Тем не менее, всё становится понятно, если мы вновь обратимся к аналогии с Океаном… Или с его наиболее адекватным воплощением — Пустыни. Признаться, не могу себе представить воду от горизонта и до горизонта… А вот подобные пески видел. Скажите, кто из вас бывал в Великой Западной Пустыне?.. О, вы из Малой Восточной? А, герой… Тогда вы меня поймёте. Так вот, представьте себе раскинувшуюся от горизонта до горизонта жёлтую равнину, покрытую дюнами и барханами. Стоит полный штиль, и во всём мире, кажется, нет ничего, кроме этой убийственной красоты и жары. Но вот на небе возникает тучка, и спустя несколько минут всё темнеет. Поднимается песчаная буря, которая вот-вот изменит лик Пустыни! И эта буря может бушевать часами, пока ветер не стихнет. Пески уносятся далеко на Север, выпадают на склонах гор и лугах Беловодья… Но скажите, изменилась ли Пустыня? Ветер перемен снял непрочный слой нажитого — и сложил песчинки по-новому. Что по-факту поменялось? Только расположение барханов. В этом и берсеркерство орка — оно подобно песчаной буре, страшной в своей силе, но сохраняющей внутренний мир целостным. Бунт, бессмысленный и беспощадный… И необходимый, столь же естественный для натуры орка, как безмятежное созерцание песка.



— Что насчёт бюрократического казуса, согласно которому храм моего ученика Святослава на бумагах принадлежит мне, то я уже заполнил все требуемые формуляры в Совет, и в скором времени это недоразумение решится.



ОБСУЖДЕНИЕ


Tal Rasha
#2
без гильдии
могущество: 7096
длань судьбы
эльф Даэтенлар
105 уровня
Занимательно написано, и фундаментально.
Смутило только то, что у эльфов хранители=Аунайри. Насколько я помню, Аунайри - это просто могущественные предки эльфов, которые всё создали.
Vicious
#3
[ОПГ Х] Командор
могущество: 13442
длань судьбы
мужчина Fenris
169 уровня
Tal Rasha, возможно, но в лоре есть отсылка к хранителям. Вопрос только, к хранителям или к Хранителям ))

Аунайри, планеты хранители, полноправными стали владыками,
Все на свете создано ими и подвластно веленью их длани.
Час придет, и вернутся их братья, вновь наполнят их силой энергий,
И займут они место в потоке, продолжая свой путь через Космос.
Посмотрим, что скажут админы, изменить пару строчек - не проблема.
Tal Rasha
#4
без гильдии
могущество: 7096
длань судьбы
эльф Даэтенлар
105 уровня
Vicious
А ещё про это написано в спойлере, который находится на странице создания произведений. Там оно не так двусмысленно.
Vicious
#5
[ОПГ Х] Командор
могущество: 13442
длань судьбы
мужчина Fenris
169 уровня
Tal Rasha, это?
у эльфов нет богов. эльфы считают свою расу создателями всего, при этом не выделяя ключевые личности (мифология эльфов);
Так мы и не о богах говорим. Хранители в Пандоре есть и этот факт знают все, вне зависимости от расовой принадлежности.