Фольклор

История Пандоры

канон


— Здравствуйте, уважаемые слушатели. Сегодня я представлю вашему вниманию лекцию, посвящённую знаниям о Древнем Времени.

Древнее Время. Как мало мы знаем о нём... Что мы подразумеваем, произнося эти таинственные слова?

К сожалению, приходится признавать, что данных о временах, предшествовавших первой эпохе, практически не сохранилось. Редкие исследования учёных и отдельных героев, проводимые с середины второй эпохи, особых результатов не дают. Но для того, чтобы осветить вопрос Древнего Времени, нам необходимо прежде всего коснуться принципов мироустройства. Цикл лекций на эту тему я начну с рассмотрения двух теорий. При следующих встречах я буду рассказывать о разных верованиях, мнениях, теориях. Но сегодня затрону те, которые, с одной стороны, достаточно поверхностны, но с другой, они в разной степени поддерживаются рядом религиозных культов, в том числе и самым популярным — людским.

Первая — это, конечно же, «теория о положении вещей», выдвинутая в 5998 году второй эпохи первосвященником доминирующего тогда людского культа.

«Пандора есть мир несчастный и согрешивший, и кара великая на него послана. Виною тому спесь и жажда божественной силой овладеть над всем сущим. Пращуры наши, жившие в древности, красоту творения не ценя, на путь разрушения встали. И гнев высший лёг на плечи их, и бичом природа хлестать их стала за грех совершённый ими непомерный. Но не оставил нас светоч духовный. Взял он мир измученный в длани свои и схоронил в ларце защитном, где в буйство чрезмерное войти нам не дано. Стены ларца того сокрыты за горизонтом, дно — твердь земная, а крышка — небосклон, днём оная открывается и Солнцу, кое есть лик Того, кто ларец сей создал, путь даёт. В час ночной же закрыта оная и являет нам сукно синее, нитью серебряной в звёздный узор шитое. Хранители-Духи оберегают порядок теперешний, за каждым пригляд свой держа и помогая. Так устроен мир наш — Пандора несчастная».

Вторая теория — это, конечно же, «теория начала», выдвинутая чуть позднее, в 6057 году второй эпохи.

«Пандора есть не что иное, как мир, то есть совокупность материального и духовного планов. При этом небесные светила: Солнце, Луна и звёзды, в том числе Аринтил, являются его неотъемлемой частью. Твердь ограничена далёким туманным барьером. Среди всего этого есть свободные элементы, беспрепятственно курсирующие в мире и образующие новые формы, как материальные, так и духовные. Духовная составляющая пронизывает всё сущее и задаёт определённые порядки его конструкции.

На сегодняшний день Пандора представляет собой мир с искусственно необратимо трансформированными материальным и духовным планами, где последний существенно доминирует над первым. Подтверждением этому выступают следующие факты: периодические преображения природы в прямой зависимости от населения и существенное влияние Духов-Хранителей. Возможность стихийного, хаотичного нарушения природного равновесия не представляется реальной, так как все остальные законы миросуществования строго упорядочены и не имеют своей целью колоссальные изменения».

Итак, как мы видим, в обеих теориях мироздания существуют прямые отсылки к событиям до первой эпохи. Смогли бы наши предки, при низком уровне развития, суметь так разгневать Богов и Хранителей, чтобы заслужить кару, согласно «теории о положении вещей»? Сомнительно. Уж чего только мы сейчас не творим... Для поступков такого масштаба, мне кажется, необходимы знания, на данный момент нам недоступные, а это уже может быть доводом в пользу превосходства науки Древнего Времени над существующей сейчас… Но тут необходимо принять во внимание странный факт — полное отсутствие технических находок того времени. Объяснить это я не могу иначе, как тем, что катастрофа уничтожила практически всё. О культурной, политической, философской сторонах жизни мира пандорцев дальнего прошлого подлинных сведений на этот момент не существует или не зафиксировано.

Что именно происходило на стыке Древнего Времени и первой эпохи? Каким наш дом был раньше? Какие законы были нарушены и зачем? Была ли великая цивилизация, и если да, то почему деградировала? Есть ли путь в прошлое? И стоит ли по нему идти? Чья мифология правдивее? Эти вопросы сейчас остаются без ответов, но в течении следующих лекций мы попробуем разрешить хотя бы некоторые из них...

***

Первые страницы из последнего сохранившего экземпляра книги «О спасении и древности», написанной Вуковоем и в шести экземплярах переписанной Идаром, послушником Братьев во Ларце — религиозного культа, уничтоженного с первым городом Деносом.

1:1
И была война великая, и смерть, и пустота грозила всему сущему и забвение.

1:2
И была Воля Старейшего Духа, и был сотворён Ларец, и был Ларец открыт.

1:3
И всё неживое, и камни, и одежды, и оружие, и злато, и постройки остались в пустоте и забвении, средь вечности. И всё живое, и звери, и деревья, и букашки малые, и всяк разумный в Ларец перенесён.

1:4
И были в Ларце новые звери и старые, и деревья. И были расы по землям разделены. И не было дома прежнего, и новый дом стал.

1:5
И стал эльфам лес, и стали дварфам горы, и гоблинам топь стала, и пустыня оркам, и стали людям поля. И стал мир. И был Ларец заперт.

2:1
И смотрели древние вожди вокруг, и видели Пандору непознанную, и видели впереди испытание, и хищника и скитания.

2:2
И наказали вожди детям милости у Духов простить, и повели племена на поиски пищи.

2:3
И племена скитались, и мёрзли, и от жары страдали. И учились добывать еду и одежду. И древние вожди умерли.

2:4
И дети наказы забыли, и Духов, и чтить их не стали боле. И не стало Духам молитв и жертв, и власти. И не стало помощи.

2:5
И были годы многие тягот. И были забыты знания.

3:1
И умирала надежда, и варварство было.

3:2
И поняли Духи, что нужны, и что без них ждёт разумных гибель, и выбрали лучших из разумных. И обратили власть свою последнюю на оных.

3:3
И стали герои, и надежда, и помощь. И о Духах вспомнили.

3:4
И Духи молитвы получать стали и жертвы, и власть свою возвращали..

3:5
И время считать разумные стали, и знания вновь собирать, и Духов чтить.



Скитания

Часть протокола научного диспута, состоявшегося в 58-м году III эпохи в Историческом Университете

— Абсолютно точно известно, что на обжитом ныне севере вообще никто не жил!

— Откуда же это известно, уважаемый профессор? Тот факт, что ваша, так называемая, археологическая экспедиция, изначально сомнительное мероприятие, в сопровождении никому не известного героя, не дала результатов, ещё ни о чём не говорит. Не там искали.

— Вы меня поучите, как...

— Господа! Прошу вас. Вернёмся к нашей теме. Итак, мы ничего не знаем о северных территориях. Жил ли там какой-либо из народов? Были ли там кочевья? Давайте, в таком случае, осветим юг. Господин Анниэр?

— Благодарю. Южные территории, обжитые нами сегодня, и в первую эпоху были населены весьма плотно... для первой эпохи, конечно. Мы обнаружили десятки древних стоянок кочевых племён. Преимущественно, там жили орки. Найдено много костяных и бронзовых характерных предметов быта и шаманизма. Я считаю, что в первую очередь благодаря шаманам орочьи племена смогли выжить в тот период истории. Южные земли были крайне суровы и кишели монстрами, пусть менее разнообразными, но столь же многочисленными, как и сейчас. Именно магия шаманов отгоняла всех этих бестий и позволила оркам овладеть искусством общения с животными.

— Позвольте не согласиться. Орки — крепкая раса, в которой всегда были великие охотники и воины. Это было куда важнее! Уж мне-то видней. Эльфы часто придают магии больше значения, чем она того заслуживает. А особые отношения с животными присущи нам изначально, как способность видеть или говорить.

— Как бы там ни было, орки пришли с юга. С этим ведь вы согласны?

— Безусловно, коллега... И раз уж я встал, предлагаю осветить запад. Земли, последние несколько лет являющиеся пустынями, в первую эпоху менялись постоянно. Горы чередовались с лугами совершенно беспорядочно и постоянно сменяли друг друга. Вероятно, то был сущий кошмар с точки зрения хоть какого-то порядка в ландшафте. Племена людей и дварфов чуть ли ни кругами ходили друг за другом по обширным территориям, многие годы кочуя в поисках более безопасных мест. Как и другие расы, оставаться на месте они не могли — монстры начинали буквально осаждать становища. Представить несложно, что происходило с миром вокруг тех людей и дварфов, вероятно, даже не подозревавших о том, где и кого ещё из разумных можно найти, и абсолютно точно не понимавших, почему горы превращаются в равнины и наоборот. Если быть не предвзятым, то сложно сказать, которой из рас было сложнее выжить в первую эпоху.

— Отчего же? Если не предвзято — то гоблинам. Совершенно точно, что именно гоблины чаще других оказывались на пороге вымирания. Нам всегда было мало просто выжить. Найти пропитание, оставить потомство. Мы искали знания. Исследовали восток — земли современных Юн-Жута и Ашур-Донала. Как выяснилось позже, не зря, но тогда, в первую эпоху любопытство чуть не сгубило гоблинов. Они тратили драгоценные силы и ресурсы, в том числе живые ресурсы, на науку, записи, опыты и эксперименты.

— Что ж... пожалуй, это справедливо. Действительно, раса гоблинов принесла огромную и неоценимую жертву в первую эпоху. Ведь позже именно гоблины первыми поняли закономерность изменений ландшафта, их связь с самой расой гоблинов. И именно гоблины первыми обнаружили соседей-эльфов... Впрочем, об этом мы ещё поговорим. Господин Одлунд?

— Да-да?

— Не расскажете ли нам об эльфах первой эпохи?

— Конечно. Они скитались по территориям, ныне являющимся центром населённой Пандоры. К сожалению, эльфы первой эпохи оставили после себя очень мало артефактов. В изучении их быта можно опираться лишь на древние сказки и предания, которые, впрочем, зачастую достовернее, чем у других рас. С уверенностью могу сказать лишь одно — эльфы выжили благодаря своей магии, прекрасно помогавшей в лесах.

— Что ж, как видно, изучение первой эпохи не очень-то продвинулось за последние годы. Печально... С уверенностью сказать можно лишь одно — жизнь всех рас в ту пору была крайне сложной. Смертность была очень высокой, а продолжительность жизни, напротив, оставляла желать лучшего. Культура была не развита, о живописи или скульптуре в условиях кочевого образа жизни, естественно, не могло быть и речи. Сказки, религия, легенды передавались из уст в уста. Тяжёлая борьба за жизнь продолжалась до тех пор, пока не появились первые герои, которых оберегали Духи-хранители...



Время Первых

— Дедушка Чоу, дедушка Чоу! Расскажи про Ши-Сола!

— Опять? Но вы же уже сто раз про него слушали. Мне что же, до высыхания болот одну и туже историю рассказывать?

— Дедушка Чоу, ну пожа-алуйста.

— Ладно. Садитесь поудобней, да не перебивайте.

Было это давным-давно. Тысячи лет назад. Жил в одном племени гоблинов юный Ши-Сол. Был он любопытен и непоседлив. И вот однажды заглянул он в шатёр старейшины, подсмотрел, что не должно ему было видеть и хотел уже было уйти, как увидел его старый гоблин. Разгневался старейшина на Ши-Сола и велел изгнать!

Испугался Ши. Изгнание — это верная смерть в зубах монстров. Да что поделать? Пошёл юный гоблин на запад, за солнцем, ибо очень уж темнота была страшной. Стал небеса о помощи просить, Богов, которых знал, все неведомые ему силы, и предков, о которых помнил.

Услышал Ши-Сола его Хранитель, про которого он и не знал ещё. Как только первый монстр напал на гоблина, рука того взметнулась, будто сама по себе, и поразила врага ножом прямо в глаз. Обрадовался Ши, поблагодарил небо и пошёл дальше...

А дальше было ещё много разных чудищ. И много разных мест. Впервые увидел Ши и горы, и пустыню, и зелёные равнины. И был ещё лес, который он прежде видел издалека и про который старики говорили, что возврата оттуда нет. Некуда было Ши-Солу возвращаться и он вошёл под сень огромных деревьев, каких на болотах не бывает...


Время поисков

— Нам с вами уже не узнать, почему эльфы того племени не убили Ши-Сола. С их-то отношением к живым существам... По мнению историка Гилларэля этого не случилось потому, что гоблин успел заговорить. Эльфы решили не спешить, ведь не каждый день они встречали разумное создание в одежде и с оружием... У вас вопрос? Прошу.

— Профессор, простите, но Ведь они говорили на разных языках.

— Во всяком случае, так считает официальная наука. Верно. Но понять, что речь гоблина осмысленна и членораздельна эльфы, без сомнений, смогли... Впрочем, есть и иная версия: эльфы попытались убить Ши, но тому помог Хранитель. Что бы ни случилось на самом деле, думаю, их знакомство было весьма интересным! Только представьте, многие столетия, даже тысячи лет, вы кочуете по лесам, встречая иногда других эльфов. Меняетесь с ними первой, ещё слабой магией, невестами, песнями. Вы очень долго не видите других разумных в этом мире. И вдруг — гоблин!

Итак, первый контакт двух рас случился именно там — на востоке занимаемых тогда эльфами земель. И с этого дня началась вторая эпоха... Да?

— Профессор, но ведь первый контакт не был... эм-м... удачным?

— Вы правы, но лишь с одной стороны. Спустя какое-то время Ши-Сол привёл эльфов к своим соплеменникам. Они с опаской познакомились, и герой Ши ушёл искать другие племена эльфов и гоблинов. Оставшиеся не подружились... Они нанесли друг другу такой урон, что чуть не погибли в зубах радостных монстров, которых в те времена было ни чуть не меньше, чем теперь. Чтобы выжить, двум племенам пришлось заключить мир и действовать сообща. И вот этот их опыт — другая, положительная, сторона первого контакта. Этим опытом они позже поделятся с другими. Станут примером для прочих рас.

Вернувшийся ни с чем Ши-Сол вынужден был остаться в становище, а позже и вовсе сопровождать собратьев и их новых друзей, когда они снялись со стоянки: слишком много хищных тварей узнали, где много вкусного.

Тем временем, в другой части мира встретились два иных героя. Человек Нискиня и дварф Ингвар. Как уж они договорились - неизвестно, но уже через десять дней в то место пришли их племена... Правда этот контакт уж точно был неудачным... Останки Нискини, вместе с его людьми, горстке выживших дварфов хоронить было недосуг. Ингвар, расстроенный случившимся, чудом смог довести своих до родственного племени, чей путь кочевья пролегал юго-западнее. Отныне он хотел найти других «короткобородых».

— Так когда же появилась первая деревня?

— Много раньше. Попытки осесть предпринимались всеми расами ещё в первую эпоху. Но следов таких поселений осталось всего ничего. Монстры быстро собирались вокруг слабых, почти беспомощных деревень. Что же касается первых городов... Довольно скоро «хранимые герои» появились повсюду. Они были смертны и не могли делать долгие вылазки, но всё же разрозненные племена начали сливаться в огромные, способные сопротивляться многочисленным чудовищам сколь-нибудь продолжительное время. Появилась возможность прекратить вечные скитания.

Жизнь в первых поселениях была постоянной борьбой с монстрами, успех в которой был бы невозможным без героев. Плотоядные обитатели Пандоры, тогда хоть и менее разнообразные, но не менее многочисленные, со всех сторон шли к скоплению вкусной еды. Высокий забор не всегда мог защитить наших предков, к тому же нужно было выходить из поселения, чтобы добыть еду. Конечно, они давали яростный отпор враждебным тварям, но в Пандоре всегда было мало беззащитных существ, и хищники давно привыкли к сопротивлению любой добычи.

Примерно в пятьсот семидесятом году совершилось Третье Деяние — трое героев создали заклинание для охраны небольших территорий от монстров. Они назвали заклинание «астральным частоколом». Магия была сложной в применении, но позволила основывать всё новые и новые поселения. «Астральный частокол», в зависимости от использованных при установке материальных компонентов, поражал ядом или огнём почти любого монстра... Сейчас, к сожалению, это заклинание не работает против абсолютного большинства монстров, но тогда это был прорыв, толчок вперёд!

Постепенно стало ясно, что тем стабильнее природа вокруг, чем меньше народов в поселении. Но общение и сообщение были уже необходимы. Народы хотели ассортимент товаров и услуг, а этого было куда больше в многорасовых поселениях. Но всё же о городах говорить было рано. Стены были всё ещё низкими, здания из-за постоянно менявшегося ландшафта быстро рушились.

Лишь в одна тысяча тридцать седьмом году второй эпохи случилось ещё одно Деяние. Пять героев, по одному из каждой расы, создали «заклинание фундамента». С этого дня можно начинать отсчёт — основан первый город.

— Денос?

— Правильно. Великий Денос, полностью уничтоженный в две тысячи четырёхсотом году. Но о Войне Пяти мы поговорим на следующей лекции, к которой двое из вас подготовят доклады. Есть желающие?


Война Пяти

— Война Пяти. Первый гром. Вторая эпоха, тысяча девятьсот восемьдесят первый — две тысячи четырёхсотый.

Итак.

Война Пяти — это война, которая началась за власть над Деносом, первым городом, основанным в одна тысяча тридцать седьмом году второй эпохи. Город был образован на месте одного из крупнейших поселений, в котором жили представители всех пяти рас. Сейчас каждая из рас, в частности официальная история этих рас, утверждает, что именно она была доминирующей и наиболее многочисленной в первом городе. Восемь столетий мира закончились в одночасье, когда было принято решение о создании Совета — выборного органа управления Деносом. К тому времени городов, помимо Деноса, было уже пять. В каждом из них правила та или иная раса. Первый город стоял между ними, и именно в него вели все дороги. В результате ряда заговоров началась долгая война, названная позже Войной Пяти. Битву за Денос, его уничтожение, и последовавшую кару Богов позже назовут Первым Громом.

Точно не известно, кто начал первым. В первой битве под стенами Деноса участвовали все: гоблины, эльфы, орки, люди и дварфы. Город выстоял без труда, а вот армии пришедшие из других городов вернуться домой не смогли. Тех, кто по одному или мелкими группами смог сбежать из под стен Деноса, убили монстры. Пять городов долго не могли оправиться от поражения. Оставшись без воинов, жители этих городов сидели за стенами почти безвылазно. Герои отказывались рисковать жизнью и выходить на дорогу для того, чтобы правители городов снова плели интриги с целью взаимного уничтожения.

Шли долгие годы мелких междоусобиц. Тем временем Денос, тоже ощутимо ослабевший после битвы, зализывал раны и укреплял стены... То, что это не помогло его жителям — настоящая трагедия нашей цивилизации.

Четыре столетия Денос чувствовал себя в безопасности, несмотря на то, что всё это время враги перехватывали его караваны и грабили деревни, готовясь к решающему удару. Во время празднования нового две тысячи четырёхсотого года подкупленные стражники открыли северные и восточные ворота Деноса. С первыми лучами солнца в город ворвались воины союзной армии. Битва длилась семь дней, согласно летописям воздух дрожал от заклинаний, а стены плавились подобно свечному воску.

Утром восьмого дня захватчики на руинах Деноса, схватились друг с другом, стерев с лика Пандоры то, что ещё оставалось от города. Жители Деноса, все до единого, были убиты. Первый город прекратил своё существование, но праздновать победу было некому. Боги и Хранители, разгневанные уничтожением великого Деноса, наслали кару на остатки бьющихся армий. Небо потемнело, стало очень тихо. На несколько полётов стрелы вокруг битвы куда-то подевались все монстры, и небывалых размеров град, выпавший с чистого, разразившегося громом, неба, поразил всех, кто был на поле брани.

Уцелели лишь те, кто находился в тылу. Они-то и рассказали о событиях в Деносе, когда герои, не участвовавшие в уничтожении великой святыни, привели их в города. Казалось, пришло время заключить долгий мир, но Война Пяти не была окончена.

— Замечательный доклад. Садитесь, спасибо. Ну, перейдём ко Второму Грому?

***

Эннари шла по длинной плавно изгибающейся галерее. Слева, в резных кадках, росли чудесные цветы, распространявшие волшебный аромат, причём буквально волшебный — лучшей профилактики лёгочных заболеваний не было во всей Пандоре. Справа, на стене висели великолепные картины, посвящённые Войне Пяти. Эльфка уже прошла Первый Гром и теперь рассматривала, как гениальные живописцы представляли Второй.

Обычно история мало её интересовала, кому нужны эти легенды? Но вот так, глядя на собрание великих холстов Эльфийского Музея Искусств, Эннари получала истинное удовольствие от древности.

Амаллон Саруэль, «Роковые переговоры». Сто лет после падения Деноса. Послы пяти городов с перекошенными от криков лицами, готовы броситься друг на друга и убивать голыми руками. На столе тяжелые золотые самородки из недавно обнаруженного месторождения у Нового Тракта... Потрясающе! Какая техника, какие тени!

Следом был «Набор» Геллуара Младшего. На Эннари строго смотрел эльф в старинных доспехах. За его спиной зал таверны, большой стол, за столом ещё один воин — записывает добровольцев. Их много: очередь желающих воевать за родину тянется из таверны на улицу, на столе несколько высоких стопок бумаг со списками. В тёмном углу сидит старший офицер. Сдвинув тонкие брови, он читает донесение, в котором, наверное, говорится о том, что враги тоже активно набирают армию... Холст настоящего мастера — на редкость выразительные лица.

Девушка хмыкнула, вспоминая некоторые призывы той войны, прочитанные в одном романе. Все они, без исключений, полны патриотизма, благородства... и ни слова о крупнейшем месторождении золота, никаких намёков на тот факт, что права на территорию есть у всех городов.

Третья картина была написана, о чудо, не эльфом, но висела в музее по праву. Истинный шедевр, хоть и кисти человека. «На восток» знаменитого Зоремира. Эннари давно мечтала самостоятельно убедиться в том, что человеческий художник был столь хорош, как говорят, и теперь внимательно рассматривала каждую деталь. На огромном полотне справа налево шла армия людей. До битвы было ещё далеко, но недостатка в раненых уже не было: монстры упорно откусывали от войска кровавые куски всю дорогу, тут и там видны белые повязки испачканные бурым. В голове колонны статный полководец — Заруба Красивый — на белом коне, в латах и багровом плаще смотрит вперёд. В хвосте, прикрываемые арьергардом, обозы продовольствия и лекари. Лицо первого светлое и одухотворённое, лица последних спокойные... пока ещё. А вот те, кто в центре унылы. Всем своим видом они дают понять, что эта армия не одержит победы. Надо отдать художнику должное — глядя на картину, эльфка ясно ощутила некую обречённость. Впрочем, если бы Зоремир писал поход другой армии, то настроение мало бы чем отличалось.

Эннари сделала несколько шагов. «Затишье» неизвестного художника. Одна из величайших картин цивилизации. Это мог создать только эльф. В правом нижнем углу необычная подпись — закорючка похожая на муху. Некоторые так и звали таинственного гения — Муха, но у юная эльфка никогда не позволит себе такого пренебрежения... Одна из шести известных картин этого творца. На необычном квадратном холсте встретились пять командующих, пять представителей разных рас. Пять обречённых.

Заруба, совсем не такой красивый, как на предыдущем полотне — сутулый человек с близко посаженными маленькими глазами. Удивительно неприятный тип. Сразу видно — интриган и подлец. Если бы не он, люди могли и не ввязаться в ту войну... и не услышать Второй Гром.

Невероятно широкий Бейнир Беспалый: всклокоченная борода — это всё, что не заковано в броню. Вместо левой кисти стальной шар с шипами. Художник, конечно же, не упустил эту деталь: неумение дварфа отступать, из-за которого он ещё в юности лишился нескольких частей тела, а на этом поле, и вовсе, армии.

Орк Гро-Алган. Гладко бритый череп покрывают родовые татуировки, к поясу подвешен череп. Воин пустынь, болезненно морщась, потирает свежий шрам на скуластом лице - напоминание о том, что поначалу самая большая армия дошла до места лишь в половине состава. Орков монстры проредили больше других... Нездоровый блеск в глазах получился превосходно. Орк выбрал для армии, пожалуй, худшую дорогу из всех.

Бао-Нул. Предводителя гоблинского войска автор изобразил мертвенно-бледным и закутанным в чёрный плащ: не достоверно, но символично... Бао Проклятый — так его помнят жители топей. Они же его и прокляли за то, что он сделал в том сражении.

Наконец, Энкалион Моррель. Да, есть и в эльфийской истории имена, позорящие благородную расу. Горе-полководец уже посматривает на тёмную полоску леса, виднеющуюся вдали...

Все пятеро сидят за раскладным столиком, под навесом походного шатра. Они ещё говорят, ещё позволяют друг другу уйти. Передумать... Эннари прекрасно знает, что никто не передумал, и смотрит на адъютантов и охрану полководцев. Воины, стоящие на втором плане, измотаны. Все они пришли на битву без шанса победить, обречёнными.

На горизонте небо чёрное от туч — Гром скоро грянет.

Эльфка пошла дальше. Более десятка картин с батальными сценами. Тут есть хотя бы по одной, написанной представителем каждой из рас. Конечно все они не сравнятся с эльфийскими ни техникой, ни светом. Но композиция, дух, настроение... Каждая раса создала полотно, достойно передающее боль современников, причинённую прошлым.

Перед девушкой разворачивалась последняя битва Войны Пяти. Полководцы направляли войска, лекари наспех шили мясо в грязно-белых шатрах, кровь тугими струями хлестала из рассечённых артерий, воины шли по телам своих, живых ещё, сородичей. Из глоток рвался крик, рёв, стоны и рычание — звуки, которые не должны издавать разумные цивилизованные существа. Металл, жестокий и неудержимый, сталкивался с магией, слепой и сокрушительной...

Эннари вдруг вспомнила, почему с самого детства не любит историю — она не доверяла истории. Здесь, в величайшем музее искусств, есть и эта самая история. Вот только ни один художник-эльф не написал, как Энкалион Моррель, спасаясь бегством с поля боя, предал своих воинов. Бросил умирать, велев двум магам доставить его самого домой.

Нет сколь-нибудь известных картин гоблинов, где бы Бао-Нул, заключивший сделку с безумными некромантами, поднимал во время битвы мёртвых воинов. Мёртвых, которые бросались на всех без разбора. Мёртвых, которые расползлись потом по всей Пандоре страшной заразой, давая материал для исследований, подвергающих опасности самое жизнь.

Не было картин у орков, изображавших разгром орков в той битве. Тогда проиграли все, но именно орки первыми. Их просто размазали сообща, решив сразу избавиться от остатков армии, которые пришли из пустыни. Нет, доведи Гро-Алган всё войско целиком, орки бы не победили всё равно, победителей не могло быть, наверное... Но им не было бы сейчас так стыдно. Худшее сражение в орочьей истории.

Кто из людей написал о Зарубе? Да и как выразить на холсте всю стратегическую бездарность сколь угодно гениального оратора? Как нарисовать то, что он очень мягко стелил, да спать людям пришлось ой как жёстко? Изобразить людей наивными и глупыми детьми?.. Не даром этот эпизод второй эпохи людьми и в литературе затронут весьма поверхностно.

Не подводят и дварфы. Они вообще рисуют мало, а у ж чтобы тратить время на Беспалого? Нет, не станут. Хотя, картина могла бы стать поучительной. Бейнир остался собой до конца — когда нужно было отступить, перегруппировать силы и ударить вновь, он и не подумал этого сделать. Без остановки гнал клин тяжёлых дварфовских латников вперёд и только вперёд. Окружённый врагами со всех сторон, клин истаивал, истончался, как кусок масла на раскалённой сковороде. Пока не перестал существовать... вслед за орками.

Эннари дошла до «Второго Грома» кисти всё того же Амаллона Саруэля. Бесспорно — велик! Просто невероятное полотно. Неповторимая техника, свет и объём. Глубина... Будто смотришь в окно, за которым мгновенно заморозили всё Это. Поле боя устланное телами. Низкие тучи, не тёмные, не свинцовые, а иссиня-чёрные. Ослепительные молнии бьющие в раскрывающийся провал. Глубины не понять с этого ракурса, но нет никаких сомнений, что он бездонный. Последние живые уже не бьются. Они тщетно бегут от настигающей бездны, в которой вот-вот сгинут без следа пять армий и крупнейшее в истории, небывалое месторождение золота.

Эннари сделала ещё пять шагов. Снова ряд картин на одну тему: герои пришли к Провалу, собрали уцелевших тыловых — поваров, лекарей, обозных, и ведут их к городам, сражаясь с ненасытными тварями. Те герои ещё умирали навсегда, не воскрешаясь...

А после холсты с Провалом. Согласно легенде, когда кара пала на войска пяти рас, и все исчезли под землёй, выживших не сожрали бестии только потому, что они, бестии, не подходили близко к месту трагедии. Говорят, кстати, что там до сих пор очень тихо, даже ветра нет, и ни единого монстра. Всё живое избегает приближаться к огромной дыре в земле. Мало кто знал, как выглядит Провал на самом деле... рядом-то спокойно, а вот вокруг нечисти с избытком. Но писали страшное место охотно. Полторы дюжины картин попали в музей. Провал изображали среди гор и холмов, лесов и степей, болот и пустынь. У Мик-Хи вокруг небольшого котлована были чёрные обугленные камни, напоминавшие поломанные зубы. Галриин представил Провал среди сочной буйной зелени, кустов с огромными цветами, повсюду яркие птицы с длинными хвостами. Экспрессивный Дандар небрежно разбросал вокруг дыры кости, искорёженные доспехи и ржавое оружие, присыпал всё серым песком и укрыл от солнца густым дымом, поднимающимся из недр земли.

Предпоследней картиной была работа Ниннатона. Название было достаточно циничным — «Благодарность». Героев, которых и без того осталось мало, посреди большой площади жгли на кострах. Их нашли виноватыми во всём случившемся. Вспомнили, конечно, и Первый Гром. Обвинили героев в утрате первого города — Деноса, а также в повторной каре и появлении Провала. Не спасли, не остановили...

Эльфка дошла до последней картины, галерея кончилась. По какой-то причине лишь один холст был посвящён последнему событию, имеющему прямое отношение к Войне Пяти. Малоизвестный художник Аиррасель был не оригинален в названии — «Расплата» — но содержание работы было немного странным... Маленький и очень худой эльфёнок сидел в тёмном углу пустой комнаты. Взгляд ребёнка был полон тоски и безысходности. Из-за края картины в поле зрения художника попали голые ноги кого-то лежащего рядом с мальчиком. Лежащий не мог быть живым. Ноги живых выглядят не так, не могут выглядеть так...

Эннари помнила, что талантливый художник погиб молодым, вскоре после создания «Расплаты». Его пырнул ножом какой-то безумный, прямо на выставке. Девушка подумала, что может это и к лучшему? Быть может хорошо, что Аиррасель не напишет больше ничего подобного? Было в картине нечто жуткое и безнадёжное. Эльфка даже почувствовала холод, и потянуло откуда-то трупной вонью...

Тряхнув головой, Эннари пошла к выходу, пытаясь отогнать дурные мысли о голоде и нищете Белых Лет.


Белые Годы

— Сегодня мы поговорим о так называемых Белых Годах. В две тысячи пятьсот третьем году второй эпохи, ровно через год после Второго Грома и окончания Войны Пяти, Пандору захлестнули страшные бедствия. Первые герои не могли обеспечивать достаточную безопасность деревень и дорог, а города, потеряв почти всех воинов, брошенных в топку войны, были не в состоянии организовать приличное патрулирование трактов. Мелкие группы городской стражи, не имеющей опыта работы за городскими воротами, гибли не доходя до тех деревень, где нужна была помощь... Да? Спрашивайте.

— Герои тогда всё ещё не были бессмертными?

— Во-первых, герои и сейчас смертны. Бессмертны лишь Боги, Духи, да, пожалуй, всякого рода призраки... Возможно, демоны. Если же вы спрашиваете о воскрешении, то совершенно верно — герои умирали лишь однажды, как и все. Первый задокументированный случай воскрешения героя произошёл много позже. Даже много позже Белых Лет... Итак.

Историки уверены, что деревни, отрезанные от городов, полностью вымерли менее, чем за сто лет. Куда раньше города остались без продовольствия. Наступил голод. Считается, что тогда ели таких существ, которых сейчас никому не придёт в голову употреблять в пищу. Тяжелее всех пришлось эльфам, но в тоже время их выручала магия и тот факт, что в лесу, близ города, где было почти безопасно, они могли найти пропитание.

Голод - не единственная беда, настигшая города. Вскоре начались эпидемии разных болезней. Некоторые были прежде известны, но появилось много новых. Лечить их не умели, смертность росла. Во всех городах, в разное время происходили бунты и восстания. Повсюду лежали мёртвые, хоронить которых не было возможности... Вспомнили термин «каннибализм», хотя само это ужасное явление, конечно же, имело место быть ещё в Древние Времена.

Бесчисленные саваны, кости, нездоровая бледность кожи, метки мелом на домах заражённых. Всё это позже дало название тому страшному периоду истории.

— Как же нашим предкам удалось выжить?

— Несгибаемая воля, магия, помощь Хранителей. Кто знает?

— Простите, но разве это не сами Хранители наслали все эти беды?

— Мы не можем знать, по чьей воле всё случилось. Даже если это так, то они всё же не оставили нас, они продолжали помогать. И те, кому было суждено жить в Белые Годы, перенесли все тяготы достойно. Несмотря ни на что, они боролись до конца. Каждый раз!

Были созданы лекарства и новые заклинания. Культура продолжала жить. Достаточно вспомнить картины Бажена или Ниннатона, песни Юонг-Ту. Исследования не останавливались, в результате чего был дан толчок развитию алхимии. Именно в этот отрезок истории появились философские учения ангелистов и «трёхсот братьев».

За время Белых Лет природа Пандоры существенно изменилась. Некоторые животные, насекомые и растения мутировали. Появились монстры с магическими способностями, которых прежде никто не видел. Пока жители городов почти безвылазно сидели за крепостными стенами, они не могли знать, что происходит в окружающем мире. Сегодня известно, например, что некроманты, жившие в глуши, довольно долго сопротивлялись хищным обитателям мира, создавая для своей обороны нежить, или контролируя ту, что разбрелась после Второго Грома. Со временем, некроманты гибли, а нежить оставалась бесконтрольной. Многие животные стали значительно умнее. В то время появились стихийные существа, живые растения и большая часть чудовищ. Согласно одной из теорий — это последствия обоих Громов.

В результате, прежние способы борьбы с монстрами, в частности «астральный частокол», стали неэффективны. Заклинание игнорировалось абсолютным большинством монстров или просто не могло нанести им значительный урон. Все попытки организовать деревню или рабочий посёлок в отдалении от города терпели крах.

Разнообразные существа пожирали и друг друга, потому плотность их осталась примерно той же, но вот их видов стало куда больше... Казалось бы, куда уж хуже? Но герои продолжали странствовать между городами, приносить вести. И около четырёхтысячного года ходоки стали рассказывать о новом враге — демонах.

Белые Годы продлились две тысячи лет. В четыре тысячи пятьсот семьдесят первом году второй эпохи двое героев — эльф Лакринн и орк Мунгун — забравшись в глубокие пещеры, наткнулись на несколько десятков разных демонов. Сохранились сведения, что герои нашли там «храм или что-то вроде, с огромным очагом, горевшим чёрным огнём, в котором твари пытались уничтожить странные шары». Так Лакринн и Мунгун обнаружили магические артефакты огромной силы. «Что демону худо, то герою польза», - решили герои, зачистив и завалив подземелье, и отнесли шары в город. Позже учёные сошлись во мнении, что это наследие древних предков — последнее, что было создано с помощью древних знаний, вероятно, в самом начале Скитаний.

Сейчас все мы знаем о Сферах, также называемых некоторыми героями Забрало, Зерно или Страшило. Тогда у героев и городских магов понимание их свойств заняло два года. Шары размером с крупное яблоко, угольно-чёрные, по которым медленно перетекают, будто блики от воды, бледные молнии, оказались спасением. Они практически безупречно, очень редко давая временный сбой, отпугивают любых агрессивных и опасных существ, чей разум ниже разума кобольда или, например, медвежука.

Осознав, что находится в их руках, некоторые члены городских Советов решили захватить власть в городе, а потом и во всей Пандоре. Это привело к перевороту и череде убийств значимых персон, но в дело снова вмешались Мунгун и Лакринн. Жители города давно устали от смерти, и убедить знакомых, в том числе ходоков, в неверности подобных решений было нетрудно.

Со Сферами всё изменилось. Герои понесли их во все стороны, охраняя и ведя за собой переселенцев в будущие деревни. Позже маги научились создавать Сферы самостоятельно, не столь эффективные, меньшего радиуса действия и крайне дорогие, но всё же надёжно работающие. Власти городов не скупились — все силы и ресурсы были брошены на изготовление и поиск Сфер и возрождение деревень.

Способ применения Сфер оказался прост и неизменен по сей день. Нужно просто положить артефакт на алтарь — небольшой серебряный кубический постамент, отлитый в вечерних или утренних сумерках. После, в любой последовательности, обкурить дымом или обмахнуть веером, обложить тлеющими углями, или просто обжечь огнём, полить водой, обсыпать землёй или пылью. Спустя пару часов он, как это называют, «врастает» — вместе с алтарём исчезает в яркой вспышке голубого света. Продолжительность охранного эффекта «вросшего» артефакта зависит от умения того, кто его создал, и колеблется в диапазоне от одного месяца и пяти дней до сорока трёх лет, двух месяцев и одного дня. Сферы древних, которых осталось очень мало, и которые находят всё реже, работают примерно шестьдесят-восемьдесят лет.

Сейчас, как мы знаем, Сферами защищены периметры городов, деревни, фермы и шахты, но по прежнему эти артефакты стоят огромных денег. Каждое расширение Фронтира — подвиг героев и всей цивилизации.


Возрождение деревень

— Дедушка Чоу, а как тогда жили? Лучше или хуже? Правда, что налогов не было?

— Жили почти также, как мы теперь. Налогов-то? Сперва, как деревни возрождать начали, не было. Не до того было. Наоборот даже, тем, кто в деревню или на добычу руд из города жить уходил, тем деньги давали и земли в личное владение. Опасно было, страшно из-за стен городских высовываться, хоть и под охраной героев и стражи. За Белые Годы чудища совсем распоясались. Но ничего, жили как-то. Зерно, овощи, дичь в города под охраной возили. Всё что угодно. Ткани, металл. Чего у самих не было, то в городе покупали и домой везли. А в городах караваны большие собирали и в другие города гнали. Дварфы сталь, оружие торговали, эльфы древесину, краски. Люди рожь и овощи всякие, орки кожу и лошадей выносливых. Мы лекарства, магические ингридиенты... Это примеры одни. Много чего ещё было, но сейчас всё ж больше. Да и дороги лучше стали, и ярмарки чаще. Тогда раз в год только. Но налогов не было.

— Значит лучше жилось?

— Сказал же, что не лучше. Платьев таких не было, кукол, мёда. Всего было меньше, а многого вовсе тогда ещё не придумали. Природу знали плохо. Как растить, как собирать, как охотиться тоже научились не сразу. И магия, что поселение охраняет хуже была. То в первый день месяца совсем не работает, то в сырой месяц на гидр и головастиков не действует. У частокола чуть не половина деревни дежурила. Только выйдешь за ворота бруснику собирать или кислярку, уже на вышке смотровой в набат бьют! Монстр какой-то близко замечен, бежишь обратно.

— Ой. Это плохо. И стра-ашно...

— Ясно, что плохо. Героев мало, и те мрут. А соберёт город большую армию, да за ворота выведет, так монстры хищные их издалека чуют, со всех сторон на запах сползаются. Так что если какая тварь особенно опасная у деревни завелась и сидит, не уходит — всё... Сидят все, ждут, когда герой мимо проходить будет. Потом, правда, кто голубей почтовых завёл, кто магию сигнальную, кто дымом послание от деревни в деревню передавал. Стало полегче, но всё же не очень.

Ну, а потом и налоги появились. Города всё на развитие потратили, а потом это же надо поддерживать. Героям платить надо? Страже платить надо? Советы городские содержать, караваны охранять? Надо. А денег не хватает. Тут про деревни и вспомнили. Герои вам тоже помогают, караванов не будет, цены до небес взлетят, власть о вас тоже думает — платите налог. Так-то подумать — справедливо, разумно. Только вот прошло лет сто пятьдесят, много двести, и появились графы с разными феодалами. Иные ничего, благородные и с пониманием, а порой же самодур и подлец попадётся. Тогда плачьте деревенские...


Время знатных

— Что ж... На вопрос о появлении аристократии нам ответит господин Лантодриллас.

— Я не готов...

— Очень плохо. Тогда, может быть, господин Фрервар?

— А? Да, конечно. Привилегированные лица были во все времена. Вожди, командиры армий, правители городов… Но аристократия в том виде, в котором мы знаем её теперь, появилась в середине второй эпохи, у эльфов. Несколько родов, не имеющих ещё каких-либо титулов или узаконенных привилегий, по сути, являлись аристократическими ещё в конце Белых Лет. Их особые права официально никто не декларировал, но абсолютное большинство аристократических традиций существующих сейчас появились именно благодаря им. Ни один из этих родов не сохранился — одни уничтожены во время бунтов в конце Белых Лет, другие несколько позже, в основном, новой властью.

Тем не менее, их идеи сохранились и нашли благодатную почву в окрестностях городов в четыре тысячи шестисотых. Зажиточные владельцы земель, старосты, вожди племён и старейшины, являвшиеся абсолютными или почти абсолютными хозяевами деревень, имевшие личную охрану, предпочитали общаться с равными себе. Они чувствовали себя отличными от масс. Городские власти, как и в наше время, довольно посредственно их контролировали, простые жители не смели жаловаться: не известно, как решится тот или иной вопрос, а вот то, что через месяц с крестьянином может произойти несчастье за деревенскими воротами — это факт.

До первых феодалов стали доходить рассказы об идеях ранее упомянутых эльфийских родов. Звучные титулы, красивые традиции, определённый снобизм весьма привлекали. Но для этого было необходимо вынудить городские власти изменить порядки и узаконить новые права. В ход шло всё. Подкупы, мелкие войны, ограбления караванов и, напротив, меценатство, помощь деньгами и воинами.

Постепенно в населённой Пандоре стали появляться лорды, бароны, графы. Они заключали союзы, подкрепляли их браками, в том числе с правителями городов, и со временем получили влияние во всех сферах жизни.

Естественно, первая законная и официальная аристократия появилась среди эльфов. Новое высшее сословие диктовало особую моду, подавало пример взаимоотношений, образования и поведения. В той или иной степени любая современная знать заимствовала именно эльфийские аристократические устои.

Безусловно, подобное положение вещей, единственно верное и угодное богам, не устраивало некоторых господ, в новом времени стремительно терявших влияние. Были попытки бунтов, покушения, нередко успешные, но остановить прогресс было уже невозможно. Всем было очевидно, что аристократия — правильное и нужное явление. Благодаря благородным господам и дамам появилось рыцарство, первые университеты, организованные научные экспедиции. Небывалое развитие получила культура: этикет, философия, живопись, поэзия, скульптура. На качественно новый уровень вышли магия и архитектура.

Конечно, если не идеализировать и сохранять объективность, то стоит упомянуть и негативные стороны аристократии: декаданс и вседозволенность. Но первое не вредит обществу, лишь единицам, а второе сдерживают законы и, например, выборная власть городов. Кто-то вспомнит охоты на людей барона Далигоста, пыточные маркизы Гирофэль или странствующих рыцарей, половина которых суть разбойники, насильники и негодяи. Но это никогда не было эталоном аристократизма, и для истории, для цивилизации аристократия стала незаменимой силой прогресса.

По мнению ряда историков общество безгранично обязано некоторым знаменитым и древним фамилиям, которые уже сотни лет неизменно принимают участие в урегулировании конфликтов, законотворчестве и развитии культуры... И мелкие стычки феодалов — это их священное право. Вот.

— Прекрасный ответ! Очень хорошо! Садитесь... Продолжим кто нам расскажет о скачке научных достижений?


Время Великих Открытий

— А теперь прошу вас, в следующий зал. Как видите, здесь собраны ценнейшие экспонаты, посвящённые так называемому Времени Открытий. Большинство приборов и устройств, конечно, принадлежат нашим учёным, но есть исключения.

Как известно, скачок в развитии наук пришёлся на шестое тысячелетие второй эпохи. В конце четырёхтысячных, начале пятитысячных появилось множество знатных дам и господ, проводивших много времени за книгами. Они строили теории, сопоставляли разрозненные данные, изобретали и рассуждали. После долгих столетий невзгод у цивилизации появилось, наконец, время оглядеться вокруг. И результат не заставил себя ждать! Обратите внимание — точная копия первой подзорной трубы.

На деньги аристократов и духовенства разных культов стали организовываться исследовательские экспедиции. В условиях постоянно меняющегося ландшафта и климата было необходимо научиться ориентироваться. Тогда великий ум того времени изобрёл компас. Здесь вы можете увидеть первые компасы. Литая бронза, чеканка... Они чудесны, на так ли? С их помощью были проложены новые дороги — тракты. Точно зная где север, юг, восток и запад, герои, которым доверили столь ответственное задание, постарались на славу. По сей день мы, не боясь заблудиться, каждый день следуем их путями.

О, а вот и истинный шедевр науки. Посмотрите направо! Перегонный куб Хо-Мими. Видите эти трубки? А змеевик! Ведь мы по сей день используем такие змеевики. А он изобрёл его в то время! Значение этого перегонного куба трудно преувеличить. Например, лекарство от жёлтой сыпи изобрели благодаря именно ему. Кстати, перегонный куб, который вы видите, стоял в лаборатории Цу-Вана, и вот отсюда упали первые капли пробадрола!

Прошу сюда. Карты Пандоры пять тысяч сто двенадцатого и пять тысяч триста восьмого. Невероятная точность и достоверность для того времени! Белых пятен почти нет... Как это удалось Гро-Арраму до сих пор не известно.

А это копия «магического измерителя Су-Нэ». К сожалению, оригинал погиб при пожаре в шестом году третьей эпохи... Су-Нэ первой смогла научно доказать существование Духов-хранителей. Пять тысяч двести сорок седьмой, вторая эпоха. С тех пор никто ничего нового в этом вопросе не открыл, представляете?

М-да... Хоть и дварф изобрёл, не гоблин, но... Здесь я всегда не знаю, что говорить. Да вы сами всё видите — доменная печь. Прославленный герой Растальд много лет занимался кузнечным ремеслом, создавая лучший в мире топор, и вот результат... Следуйте за мной.

Герой Мангай, путешествуя по пустыням находил стекло, остававшееся после стычек с разными монстрами, например, дышавшими огнём. В лаборатории знакомого городского мага Мангай сделал первое чистое стеклянное зеркало без применения магии, что значительно снизило их цену и сделало более доступными. Вы можете видеть первые зеркала тех лет.

Прошу вашего внимания, господа. Сэ-Чхоу по прозвищу Крохобор изобрёл счёты. Шесть тысяч двадцать третий год, удивительно... Этот экспонат изготовлен по описанию тех первых счётов, с которыми ходил знаменитый герой.

Сейчас, господа, я прошу вашего особенного внимания! Эти толстые кожаные тетради ни что иное, как дневники руководителя Большой Исследовательской Гоблинской Экспедиции. Как известно, она увенчалась неописуемым успехом, благодаря, конечно же десяти, специально приглашённым по двое от каждой расы, героям, охранявшим учёных. Результатом этого великого многолетнего похода стало описание, классифицирование и изучение специфических особенностей почти всех существ Пандоры и бесчисленного количества растений. Именно эти прекрасно сохранившиеся записи легли в основу Энциклопедии Хана и Туана, первый том которой был издан в двадцать седьмом году третьей эпохи.

Ах, господа, не медлите. Впереди нас ждёт ещё множество интересных открытий. Прошу!..


Последние Первые

— В шесть тысяч пятьсот тридцать четвёртом году второй эпохи произошёл первый засвидетельствованный и задокументированный случай воскрешения героя. Юного дварфа Льётольва, только начавшего получать помощь Хранителя, ударили несколько раз ножом. Прямо на городской площади, во время проповеди религиозных фанатиков, призывавших казнить всех героев... Всех проповедников отправили на каторгу, а нападавшего повесили. Но главное — Льётольв, когда его несли в ледник при отделении стражи, открыл глаза и встал. Слухи, существовавшие уже около десяти лет, стали фактом. Хранители иногда воскрешают героев.

Спустя ещё три года, шестого дня сухого месяца, на Большом Сходе героев, первом в истории, и единственном во второй эпохе, было решено: героев, живых и уже умерших, начавших свои приключения до этого года и рисковавших более всех, вечно чтить и называть Первыми. Величайшие подвиги и дела героев внести в Книгу Деяний, которую хранить во всех городах.

В течение следующих семнадцати лет последние из Первых героев стали уходить из жизни сами, устав от славных дел или гибнуть в боях, не воскрешаясь... Некоторые просто пропадали, и о их судьбе ничего не известно.

В ночь, завершавшую последний день шесть тысяч пятьсот пятьдесят второго года в постоялом дворе «Волшебные услуги» раздался женский крик... Работница «Услуг», проснувшись, обнаружила бездыханным Лялислава Бездомного — последнего из Первых героев. Лицо его было, по словам свидетелей, «светлым и безмятежным».

По настоянию абсолютного большинства героев, тот день стал последним днём второй эпохи, закончив легендарные времена Первых героев Пандоры...



Наследники

— Другие сложности, другие времена, брат. В нашу эпоху трудно стать великим героем, но я так считаю... Мы не посрамим память Первых героев! Нам просто не повезло — мы умереть насовсем не можем. Да я, если хочешь знать, мечтаю умереть в бою за что-то важное! Понимаешь? Как Бом Костолом или Кен-Шион. И когда-нибудь, вот увидишь, моё имя запишут в Книгу. Вот взять нашего главу. Разве он менее достоин вечной славы, чем Первые?

— Он не менее. А мы с тобой пока, конечно, не дотягиваем. Ха-ха. Но ты прав, времена другие. Видать, так надо Хранителям — не орды чудищ в пыль молоть, не всех врагов одним ударом, а какой-никакой порядок поддерживать. Цивилизацию нашу от потрясений оберегать... Хотя, я думаю, и нам достанется. Первые жили в суровое время, и оставили нам этой суровости изрядно. Их борьба, их Путь героев не были окончены. Мы — наследники!



ОБСУЖДЕНИЕ


Маджик
#2
[█A█] Офицер
могущество: 3692

дварф Маджи
90 уровня
Лихо.
Личные непонятки:
Раздел про войну Пяти:
Четыре столетия Денос чувствовал себя в безопасности, несмотря на то, что всё это время враги перехватывали его караваны и грабили деревни, готовясь к решающему удару. Во время празднования нового две тысячи четырёхсотого года подкупленные стражники открыли северные и восточные ворота Деноса. С первыми лучами солнца в город ворвались воины союзной армии.
Это кто такие за враги/союзные армии?




Сообщение изменено
AD_Темнослав
#3
[НБ] Командор
могущество: 41851
разработчик
мужчина
Темнослав сын Злободара
104 уровня
Враги - те, с кем воевал Денос. Другие города.
Союзная армия - объединённая армия других городов-врагов Деноса.



Сообщение изменено