Фольклор

Дать дорогу молодым

байка

Ситаэ сидел в своём кабинете, изучая доклады, отчёты и прочие бумаги за чашечкой горячего чая. После прочтения эльф отсортировал документы с запросами на получение финансирования: одобренные, отправленные на доработку, и отклонённые. На первых документах Ситаэ выверененными годами движениями расписался в нужных местах, после чего убрал стопки документов в разные папки. Закончив работу, старый эльф отхлебнул немного чая, в который раз обратив внимание на то, как стали дрожать его руки. Несмотря на долголетие, эльфы тоже старели, и тогда сталкивались с непривычными для них недугами: слабостью, ухудшением зрения, ослаблением памяти, старческим слабоумием… Ситаэ был стар даже по меркам эльфов. Он всё ещё умело справлялся со своими обязанностями, но и он, и другие замечали, что его работоспособность и трезвость ума ухудшились в последние годы… К чести бюрократа он удивительно трезво оценивал как свои возможности, так и свои мысли. "Раньше вода была вкуснее", "В наше время такого не было", "Опять за что-то новое взялись, лучше бы этим занялись" – эльф постоянно повторял эти типичные для старшего поколения фразы, но повторял их практически всегда про себя. Бюрократ понимал, что на самом деле все эти изменения, новые увлечения молодёжи – всего лишь новый виток истории, виток новых поколений. Прожив долгую эльфийскую жизнь, он пережил не одно поколение не столь долгоживущих рас, и неоднократно видел жизненный путь от младенца до древнего старика или старухи. И с каждым новым поколением менялись лишь декорации, но суть оставалась прежней. Младшие всегда хотели перемен, в то время как старшие ворчали на них и требовали соблюдения привычных для них устоев. Всегда прежде молодые новаторы становились ворчливыми консерваторами, ну, за редкими исключениями… Ситаэ помнил это, и не хотел допустить для себя того же. Поэтому, не смотря на своё неодобрение новых методов, он старался как можно меньше возмущаться. И всё-таки, несмотря на это он понимал, что другие считают, будто ему пора на покой, заслуженно отдохнуть после стольких лет трудов. Ситаэ понимал, что рано или поздно ему придётся уйти, но как мог, оттягивал этот момент, желая успеть принести как можно больше пользы и научить молодых тому, что умел сам.
С такими мыслями старый бюрократ молча сидел в своём кресле, не моргая уставившись в точку на потолке своего кабинета. Одернув себя, он отхлебнул немного чая и поморщился – чай уже успел остыть. Аккуратно поставив чашку с недопитым напитком на край стола, Ситаэ поднялся со своего удобного кресла. Окинув взглядом свой рабочий кабинет, содержавшийся в идеальном порядке, эльф довольно хмыкнул, улыбнулся, и, достав чистый лист бумаги, что-то скрупулезно на нём написал. Перечитав написанное, Ситаэ удовлетворённо кивнул, поставил внизу свою витиеватую подпись, завернул в конверт и положил к другим документам, подлежащих рассмотрению на следующем заседании Совета. Будучи бюрократом до мозга костей, он не провёл ни одной кулуарной встречи, и не сообщил другим советникам о содержании письма. Поэтому, когда на заседании Ситаэ прочёл написанное, все были очень удивлены. Это было заявление о выходе из состава Совета города Ол. Завершив чтение письма, Ситаэ добавил, что пришло время дать дорогу молодым…



ОБСУЖДЕНИЕ


Нет комментариев.