Фольклор

Профсоюзы и Мастера

байка о героях о гильдиях о городах о Мастерах о новостях

— Вы знаете, как это называется в ц...ци..илизованном обществе? — чем было вызвано возмущение гоблина: ярыми убеждениями или дварфийской водкой, никто не был в силах понять, однако и останавливать вопящего с «говорильной бочки» коротышку не хотелось — уж больно забавно он плясал у самого края. Народ даже делал ставки, когда же оратор наконец навернется.

    Гоблин же ничего такого не замечал:

— РАСИЗМ! Причем в чистейшем виде! Мы каждый день видим, как летят головы! Головы и не только! А чьи? «Возмутителей спокойствия»?! «Зачинщиков междоусобиц»!? Я в этом городе уже полтора квинта, а видел пять, ПЯТЬ КАЗНЕЙ! — срывался на крик он уже не в первый раз, из-за чего на него косо поглядывали вышибалы, но на зрелище стекались и зеваки с улицы, потому трактирщик отмашку давать не спешил. — ДА НИГДЕ ВО ВСЕЙ ПАНДОРЕ ТАК ЛЮД ЧЕСТНОЙ НЕ РЕЖУТ, КАК ТУТ!!! А почему — хоть кто-нибудь спрашивал? Когда в последний раз здесь слышали о презумпции невиновности? Но даже без нее — когда в последний раз обвинения зачитывались полным текстом?! Разве ж это правосу... А-А-А-А?!!

    За криком последовал грохот бочки, очевидно не выдержавшей такого непотребного топтания. Стоны гоблина заглушили аплодисменты и звон перетекающих из рук в руки монет. За почти часовое выступление ставки исключительно росли.

    Гоблин хотел было продолжить, но на его плечо вдруг легла тяжелая рука.

— Пойдем к нам, уважаемый, — хмурый дварф смотрел на пытающегося отряхнуться борца за права с нескрываемым снисхождением. — Они услышали что хотели.

    Он окинул взглядом вернувшихся к напиткам посетителей и, покачав головой, пригласил гоблина за стол, за которым уже сидела целая компания. Непутёвый оратор заметил человека, орка, эльфа и ещё кого-то в безликой маске, только из прорезей ощутимо давил тяжёлый взгляд.

    Поняв, что большего ему все равно не добиться, гоблин кивнул и, подтянув ближайшую табуретку, уселся за стол.

— Большое сп-сибо, гс-спода, что хотя бы вы проявили интерес к моим словам.

— Конечно проявили. Ты ж нас работы лишить хочешь.

— Не совсе... — гоблин ещё раз окинул взглядом сидящих и внезапно заметил очень характерные капюшоны, лежащие на столешнице. — А?..

— Да не бойся ты, мы не злимся, — поспешил успокоить гостя дварф. — Мы наоборот, поговорить хотим.

— Морт тоже хочет говорить... — вставил здоровенный лысый человек, сидевший прямо напротив.

— И тебе слово дадим, дружище, ты не переживай. Надо же сначала объяснить ситуацию нашему потенциальному союзнику.

— Союзнику? — нервно поинтересовался гоблин.

— Начну с самого начала, чтобы внести ясность. О нашей профессиональной принадлежности я, думаю, ты уже догадался, — ответил дварф, недвусмысленно подняв со стола свой колпак с двумя прорезями для глаз. — И мы в нашей профессиональной деятельности столкнулись с некоторыми затруднениями.

    Лицо гоблина уже после этих слов едва ли можно было описать литературным языком, а дварф все продолжал:

— Меня зовут Варго, этот здоровяк напротив — Мортимер, но мы зовем его просто Морт. Вон тот эльф — лас'Фиараль, орка зовут Ырхаз. А, и парень в маске себя Гореславом зовет. А вместе мы профсоюз палачей Юн-Жута.

— П-профсоюз...? — гоблин уже срывался на писк. Взгляд тоже соответствовал охватившей его панике, выпученный и затравленный.

— Ну да. А что? У кузнецов да торгашей есть гильдии, у героев тоже. У магов коллегии, конклавы да институты. А мы чем хуже? Мы взяли и организовали свой профсоюз.

— Союз Проф Быть! Морт так сказать! — взревел лысый детина и с таким зверским взглядом посмотрел на всех окружающих, что те, кого он привлёк возгласом, поспешили отвернуться от ненормального. Мало ли.

— Видишь? Если Морт сказал — значит так и будет, — Варго жестом попросил здоровяка быть поспокойнее и вновь повернулся к невольному собеседнику.

— Но если у вас п-профсоюз... то где в таком случае Мастер Хён-Гон? — в тоне гоблина уже слышались нотки подступающей истерики.

— Вот тут ты как нельзя прав, мой маленький друг... и в этом-то и проблема. Он не с нами.

— Но как такое...

— А вот так. Из-за него мы и создали профсоюз.

— А-га... — напряжение на лице гоблина вдруг резко уменьшилось: начал то ли трезветь, то ли понимать к чему все идёт. — Но прежде чем вы продолжите, позвольте я тоже представлюсь. Меня зовут Чи-Туан, кандидат общественных наук, я приехал из Моргора, чтобы разобраться в происходящих здесь социальных... феноменах, если позволите.

— Фиоимнах? — Морт попытался изобразить умное лицо, однако получилось с точностью да наоборот.

— Ну, в смысле, что тут бошки всем рубят, — вставил орк. — Если уж начистоту — я и сам думаю, что с этим зачастили. Нет, если бы было как раньше, то я бы и не про...

— Парни, спокойнее, — Варго поднял руку, призывая прервать поднимающееся бурное обсуждение. — Дайте я сперва разъясню суть дела нашему уважаемому учёному.

— Да че объяснять-то? Драный Хён-Гон сначала кинул нас с жалованьем, а теперь еще и без работы оставить хочет, чтоб его разворотило! — вспылил Ырхаз.

— В общем-то так и есть, — кивнул дварф. — Видите ли, Чи-Туан, когда участились показательные казни, Мастер Хён-Гон резко пересмотрел нашу заработную ставку. Раньше, при Милене, нам платили за каждого обвиняемого разовыми выплатами, вне зависимости от того, что с ним требовалось сделать. Таким образом бывали даже такие дни, когда на одном смертнике могли заработать двое: один на пытках, второй на казни.

— Один даже через троих прошел, помнишь? — усмехнулся орк. — Вот вроде алкаш какой-то, а пережил пытки, колесование и уползти пытался!

— Он оказался неупокоенным, это не считается, — вставил, опёршись о кулак, Гореслав.

— Считается, и еще как! Мы тогда, считай, и свою работу выполнили, и чужую!

— ЗАТКНИТЕСЬ, И ДАЙТЕ Я ЗАКОНЧУ!!! — не выдержал Варго и треснул по столу так, что подскочили все стоявшие на нем кружки. — Простите. Так вот, теперь наша оплата переведена на количество обвиняемых в квинт! Вы представляете? Конечно, с этим вполне можно было бы жить, учитывая текущее положение вещей, если бы не одно «но».

— Я слушаю... — гоблин уже не пытался понять суть происходящего — он лишь хотел, чтобы это побыстрее закончилось.

— Магомеханики… Причём не абы какие, а «Корпорация»! В общем, их гильдия предложила Мастеру... решение проблемы оплаты нашего труда. Путем замены нас на их достижения «прогрессивной науки». Вот Морта уже заменили на магомеханическую гильотину. А Морт — самый большой мастер махать топором во всей округе! Да ты таких топоромахателей во всей Пандоре не сыщешь! Головы летят даже если он топор задом наперед держит! А тут на тебе — какая-то жужжащая хрень посреди улицы. Никакой драмы, сплошная рутина. Про бедного лас'Фиараля вообще молчу — его методы объявили «негигиеничными» и вообще лавочку прикрыли! А его крысы-людоеды, между прочим, заходили в человека с одного конца и выходили с другого за рекордное время! Такие кадры теряем...

— О да... — начинающий трястись от перечисляемых ужасов ученый уже искал благовидный предлог, чтобы уйти, но ему мешал пристальный взгляд Ырхаза.

— Наш пыточных дел мастер, — похлопал Варго орка по плечу. — У него все говорят… Даже немые. По малейшим движениям глаз от калёной кочерги может лжу раскусить, от самой Милены у него благодарность! И что думаешь? Едва отставки избежал! Дескать, его методы устарели и вообще, вина всех преступников уже доказана «там», — дварф неопределённо повёл рукой.

— Вас хотя бы не хотят заменить на какое-то треклятое кресло... — буркнул Гореслав.

— Ах да, Гореслав у нас эксперт в ментальных допросах. И да, его лабораторию с завтрашнего дня переоборудуют. Ну а я... я мастер на многие руки и потому стал главой этой... организации, правда пока не имеющей правового подтверждения.

— То есть... Вас заменяют на конструкты?

— В точку. И мы планируем забастовку. Уже даже пару слоганов придумали.

— «Раскатаешь ты губу, то тебя мы на дыбУ!» — выдал Морт.

— Да ты сегодня в ударе, Мортимер! Давай еще!

— «Лишенье работы, правил незнание, выход один — четвертование!» — вставил Ырхаз.

— Да! Точно! То, что нужно!

— «Я конструктов не люблю, предпочту скорей петлю!» — отозвался Гореслав.

— Неплохо, но звучит будто мы сдаемся.

— «Коль задержишь нам зарплату — мы не будем чистить плаху!» — вновь добавил Морт.

— Вот это точно запишите.

— Простите... но вы правда думаете, что это поможет?

— Нет. И вот поэтому мы решили, что вы отлично нам подходите. Наши цели сейчас, как ни странно, совпадают. И поэтому мы решили посвятить вас в наш план...

— Что, ж... Выбора, я полагаю, у меня все равно нет...

— О да... — кивнул Ырхаз и злобно ухмыльнулся.

***

    План Варго был гениален в своей простоте: Чи-Туану следовало на основании сфальсифицированных результатов исследований попытаться убедить Мастера Хён-Гона в неэффективности принятых им мер, а профсоюз в это время должен был произвести, как выразился Ырхаз, «принудительный демонтаж прогрессивных хреновин», однако он оказался шаток в реализации: гоблина даже близко к зданию Совета не подпустили — нужна была депеша от Академии, которой у гоблина не было. Ситуацию ухудшило так же и то, что палачам так же закрыли вход на «рабочие места» по причине «технических работ», а выставленная Мастером охрана была прямолинейнее некуда. План трещал по швам, и нужно было что-то предпринимать.

— Господа, нужно срочно что-нибудь придумать и сделать это нужно до заката! — Варго с важным видом оперся на стол и окинул взглядом всех собравшихся.

— Мою лабораторию охраняют трое, — простонал, откинувшись на спинку, стула Гореслав. — На что мы вообще рассчитывали когда шли в лоб?

— На то что мы палачи и идем на рабочие места? — съязвил в ответ Ырхаз и приложился к кружке. — И эти их «работы» — ни хрена не повод нас туда не пускать! Может я там вещи свои оставил?

— Где, в «Железной деве», что ли? Или в чьей-нибудь... — недвусмысленным жестом менталист дал понять о чем речь.

— Ты мне тут еще покривляйся, я те пакли-то пообтешу!

— Только джигу-дрыгу спляши сначала!

— Тишина!!! — рявкнул Варго, да так, что вздрогнул даже привычный к такому трактирщик. — Из нас всех, как ни удивительно, наибольших успехов добился Морт! Скажи, здоровяк, как тебе это удалось?

— Морт говори забыть топор...

— Во! Видали?! — вставил орк.

— Но Морт правда забыть топор... — человек окинул взглядом окружающие углы. — Опять.

    Три прерывистых хлопка со стороны лас'Фиараля разбавили повисшую паузу:

— Зато у тебя есть повод вернуться... — закатив глаза, выдохнул он. — С моими зверятами такой фокус неосуществим. Боюсь даже представить, что с ними теперь будет...

— Очень надеюсь, что их не выпустят на волю... — выразил общую позицию Варго. — Тем не менее, времени у нас мало, а дел много. Что делать будем, братцы?

— Может просто пойдем и наваляем этим стражникам? По-очереди? — развел руками орк.

— И сами попадем на собственные же аттракционы? Да, отличный план, — Гореслав приподнял маску, но лишь для того, чтобы хлебнуть эля. Чи-Туан успел заметить только подбородок, но отчего-то внутренне похолодел. — Я бы предложил устроить отвлекающий маневр.

— Не получится, — покачал головой «профессор» из Моргора. — У меня нет необходимого разрешения, чтобы поговорить с Мастером.

— А оно вам и не потребуется... — задумчиво пробормотал Варго, очевидно, уловив мысль мага. — Нам еще по одной!

***

    Юн-Жут не видел такой ночной шумихи, наверное, с того самого дня, когда пару лет назад по нему пронеслась матерящаяся черная молния. Ну или по-крайней мере с последней межрасовой стычки.

    Началось всё с того, что едва стоящий на ногах гоблин залез на говорильную бочку, которую до этого прикатил из трактира напротив. Встав на фоне Луны, словно полководец, осматривающий поле предстоящей битвы, он огляделся вокруг и прокашлялся. Образ портило лишь то, что на фоне Луны его мог увидеть разве что ребенок лет восьми, коих посреди ночи на улице было не встретить — Академия старательно пристраивала уличных побирушек то в школы, то в приюты. Предполагалось, что в долгосрочной перспективе такие меры должны привести к снижению уровня преступности в городе… Что тоже не шло на пользу чрезвычайно востребованному и честному ремеслу палача.

    Когда Чи-Туан выступал в трактире, ему и в голову не могло прийти, что он окажется на прямо противоположной стороне баррикад. Странная штука однако — это общество с его особенностями поведения и развития. Он понял это еще когда поступал в Академию неотесанным школяром, и лишь убеждался в этом утверждении, защищая каждую из бесчисленных диссертаций по всей Пандоре.

    Внезапный приступ икоты вывел гоблина из размышлений, напоминая о том, зачем он здесь и о, несомненно, благородном начинании, которое он преследует. Многозначительный «буль-буль-буль!» ознаменовал завершение подготовки и переход к действию. В момент ученый бросил полный презрения взгляд на здание Совета, на подмостки плахи «Опальной» и во все горло завопил:

— ДОБРЫЕ ЛЮДИ, ГРАЖДАНЕ ЮН-ЖУТА И ЕГО ГОСТИ!!! ДОЛГО ЛЬ ЕЩЕ БУДЕМ МЫ ТЕРПЕТЬ ЭТОТ МАСТЕРСКИЙ ПРОИЗВОЛ!?? — верещание гоблина наждаком шкрябнуло ночную тишину, спугнуло заспанных птиц из-под козырьков окрестных домов и торговых лавок. — КАК ДОЛГО МАСТЕР БУДЕТ ОПРЕДЕЛЯТЬ НАШИ СУДЬБЫ БЕЗ СУДА И СЛЕДСТВИЯ, НЕ СПРАШИВАЯ НАРОДНОГО МНЕНИЯ И ОТСИЖИВАТЬСЯ В СВОЕМ КАБИНЕТЕ, НЕ НЕСЯ ОТВЕТА ЗА СВОИ ПОСТУПКИ?

    Прилетевший из ночных сумерек овощ едва не сшиб оратора с бочки (надо же, программа Академии по повышению урожайности хорошо сказалась на размерах томатов!), однако его было уже не остановить. Исполненный искреннего желания помочь рабочему народу «профессор» стёр с лица ошметки снаряда и с удивлением отметил, что тот оказался свежим вопреки расхожей традиции.

    Негативная реакция — тоже реакция, и именно это говорило о том, что план работает. Даже если не совсем так, как предполагалось изначально.

— ВИДИТЕ? ИМЕННО ТАК И ОТНОСИТСЯ К НАМ СОВЕТ! БРОСАЕТ НАМ В ЛИЦО СВОИ ОПРАВДАНИЯ И МОРОЧИТ НАМ ГОЛОВЫ! — импровизированный снаряд, словно только добавил гоблину энтузиазма. — НЕУЖЕЛИ ВЫ НЕ ВИДИТЕ, КАК ТВОРИТСЯ САМЫЙ НАСТОЯЩИЙ БЕСПРЕДЕЛ?

— О! Я-то вижу! Стоит и орет на площади посреди ночи! Весь добрый люд спит уже, а он горланить удумал! Иди проспись, алкаш бхутов! — сиплый голос откуда-то из лабиринта улиц был слышен едва ли не лучше гоблинского.

— НЕТ! Я БОЛЬШЕ НЕ БУДУ МОЛЧАТЬ! МЫ МОЛЧАЛИ СЛИШКОМ ДОЛГО!

— Если ты сейчас же не заткнешься, я выйду и башку тебе откручу! — уже другой голос пробасил откуда-то с соседнего переулка. Кажется, из второго этажа над цирюльней.

— ВОТ ЭТО ЗАДОР! ЭТОТ ЭНТУЗИАЗМ, ДА В ПРАВИЛЬНОЕ РУСЛО!

— Слыш, правильный! Я тебе щас свой энтузиазм знаешь куда?.. - голосов становилось всё больше.

    Улицы начал заполнять недовольный гул, а в окнах вновь стали зажигаться огни. Чи-Туан продолжал вещать с говорильной бочки, словно заправский глашатай, в то время как заспанный народ, кто с кулаками, кто с дубинками, кто с подсвечниками, а кто с полными корзинами яиц и томатов, медленно вразвалочку покидал свои жилища.

    «Кажется, сработало…»

***

    От поднятого по ту сторону площади шума Варго и остальные едва слышали даже собственные шаги — ученый явно отлично постарался, если не сказать, что переборщил. Суета рядом с ратушей и с казармами красноречиво говорила о том, насколько обеспокоились сложившимся положением стражники. Точнее, ответственные за ночную смену офицеры.

    Спустя некоторое время вооруженные фигуры у ворот собрались в строй и решительным шагом двинулись к собирающейся вокруг бочки галдящей толпе. То же произошло и со внутренним двором, откуда в сторону учиненного бардака также двинулась большая группа солдат, очевидно сообразивших, что их напарники у входа с таким положением вещей едва ли сладят. На своих местах осталась лишь пара зевающих постовых у ворот, лениво обсуждающих происходящее. Поскольку самыми труднодоступными рабочими местами были лаборатория Гореслава и крысятня лас'Фиараля, располагавшиеся в городской темнице, начать было решено именно с них. Проблемой была необходимость раздобыть ключ от привратной двери, закрытой в ночное время суток и служащей единственным входом.

— Наш мелкий, похоже, долго не протянет, — мрачно заметил Гореслав, периодически переводя взгляд с прислонившихся к арке постовых на толпу, до которой добрались стражи порядка.

— Надо придумать как избавиться от этих двоих, да еще и ключ забрать, — буркнул в ответ Варго. — Почему ты не влезешь им в мозги и не заставишь открыть дверь?

— Потому что если я после этого оставлю их в живых, головы не сносить нам. В обратном случае тем более, — прошипел в ответ менталлист.

— У тебя точно всех крыс забрали, ушастый? — дварф осторожно высунулся из-за угла и снова оценил обстановку.

— Вместе с клетками, — дрожащим голосом ответил эльф. - Эх, надеюсь их еще не...

— Не ссы, спасем мы твоих шерстяных извергов. Надо только понять, как…

— Ребята… а мы где Морта забыли? — внезапно вставил орк, заставив переглянуться остальных. Не заметить отсутствие здоровенного лысого детины было трудно, однако ввиду того что тот обычно не подавал голоса сразу на это внимания не обратили… пока не увидели своего товарища шагающим по соседней улице прямо к воротам. — Оп-па…

— Гореслав, быстрее скажи ему, чтобы вернулся обратно! — шикнул Варго.

— Не могу, он слишком тупой! Моя магия работает только на тех, у кого все в порядке с мыслительными процессами!

— Тогда понятно почему она не работает на тебя, — усмехнулся Ырхаз и ткнул пальцем в сторону ворот. — Ты на него посмотри.

    Дружно, словно по команде, отряд борцов за права трудящихся повернулся к воротам, чтобы увидеть, как Мортимера хлопая по плечу провожают внутрь. Стук челюстей по брусчатке, наверное, раскрыл бы укрытие незадачливых диверсантов, если бы не шум, созданный неутихающим галдежом позади и голоса ученого, которого уже практически не было слышно.

    Когда оба постовых скрылись за воротами, провожая здоровяка внутрь, у группы наконец появилась возможность подобраться поближе. Начавшийся было спор по способу преодоления двери был в зародыше подавлен тихим звоном, раздавшимся за спиной, и обернувшись на звук, Варго лишь вымученно вздохнул: на брусчатке валялась крупная связка ключей.

— Что ты там говорил про мыслительные процессы? — ехидно заметил эльф, глядя на менталиста. — Мы вчетвером сообразить не могли, а Морт-то башка...

— Дай пирожка. Времени нет на восторги, — оборвал его Варго, вставляя ключ в скважину.

    Открыв дверь, ведущую во внутренний дворик, палачи пробрались внутрь и, осмотревшись, крадучись пошли в сторону окованной сталью двери, мимо которой не раз проходили в обычное время. За ней был спуск в темницу.

— Предлагаю сперва заглянуть в караульную, — вдруг сказал лас'Фиараль.

— Это ещё зачем?

— А я, кажется, понял, — Гореслав усмехнулся. — Может сработать.

— Это о чём вы вообще? — Варго оглянулся. — Стражниками, что ли, вырядиться?

— Именно. Как бы две большие разницы, как мне в мозги лезть — либо полностью их выкручивать, заставляя нас всех не видеть, либо чуть-чуть гасить любопытство.

— А что с постовыми, ёк-макарёк, так не сделал?!

— Не подумал… Бывает, я вам тут не гений!

— Короче, в караульную, — решил дварф, и вся компания направилась в соседнее со входом в темницу помещение. К счастью, один ключ из связки подошёл и к ней, но палачи оглядывались на каждый шум позади себя.

— Для Морта тоже надо взять, — Ырхаз напялил на себя кожаный доспех и покрутил шлем с прорезями для глаз. — Гореслав, твоя ментальная магия точно подействует?

— Не действовала бы, не предлагал, — огрызнулся человек в маске. — А вообще, я сильно удивлюсь, если Морт к нам присоединится.

— Ты так не говори, — Варго затянул пояс и взял с оружейной стойки булаву. Хорошую такую, увесистую, одно удовольствие. — Мортимер выкрутится.

— Вот выкрутится, и посмотрим. А сейчас…

— Тсс! — лас'Фиараль прислонился к двери и нахмурился.

    Снаружи раздался топот ног, бряцанье ножен и наколенники, потом кто-то на повышенных тонах доложил что-то о назревающих беспорядках. Ему ответил кто-то взволнованный, но что именно, эльф не расслышал.

    «Уходим», — жестами показал дварф, и палачи наскоро скрыв следы своего присутствия, вышли через противоположную входной дверь и попали внутрь ставки стражи. В ночное время, пустующую.

— Бхут их дери, нам теперь обходить до хрена и больше! — Варго ударил кулаком по стене. — Где тут ближайший спуск темницы, кто-нибудь знает?

    Вместо ответа эльф показал пальцем за спину дварфу. Тот обернулся и уставился на широкий плакат с непонятными квадратами, прямоугольниками и пометками, под которым была крупным планом чья-то резкая подпись.

— И что мне это должно сказать? — зло спросил Варго.

— Так это план здания, — ответил эльф.

— Что за?..

— Вот и я тоже «что за»?

— П-р-и п-о-ж-а-р-е и-д-т-и… — прочитал Ырхаз и ткнул пальцем. — Нам сюда. Здесь спуск в темницу. А пахнет как… Свежей краской.

— Бред сивой кобылы, — дварф покачал головой. — При пожаре надо бежать, а не идти! И кому в голову вообще пришло вешать на стену цельный чертёж?

***

    Чи-Туан в это время уже и не пытался перекричать толпу с бочки. Напротив, он пробовал растолкать локтями как гоблинов, так и остальных, кого сумел вытащить из кроватей на площадь. «Крангизма, Чарнгранг, Дабнглан, Гзанзар, помогите!»

    Народ удалось разгорячить, в этом план удался. Стражу удалось отвлечь, здесь тоже прошло без сучка и задоринки. А вот всё остальное уже грозило перерасти в неконтролируемую потасовку или что похуже. И вот это «похуже» Чи-Туану настолько не нравилось, что ещё страшнее было сознавать один простой фактик — это всё сделал он. Так что с профсоюзом палачей он мог в следующий раз встретиться уже не как сообщник, а как полноправный, кхем, клиент, и испытать на себе работу мастеров своего дела и на собственной шкуре узнать, чем отличается честный труд от конвейерного однообразия.

— От имени партии «Юная воля» заявляю — молодой народ Юн-Жута осуждает принятый Советом политический курс на сокращение процентов оправдательных приговоров в процессуальных процессах и призывает прекратить показательные казни!

— У вашей «Юной поросли» ещё молоко на усах не обсохло! Вы сперва проживите столько же, сколько и мы, а потом жизни учите!

— Мы, члены «Консервативного Жута», требуем взять под стражу подстрекателей беспорядков!

— Это вы, консерваторы, душите наши прогрессивные свободы!

— Видели мы ваше реформаторство! В прошлый век вы бы уже качались на виселице!

— О чём мы и говорим! Массовые казни — не выход! Они не удовлетворяют народное недовольство!

— Это вы ещё нам о недовольстве говорите?!! Да вы нас показательных казней хотите лишить!!! И что нам останется после этого, играть в «Табулу»?! Вы ещё и воров-убийцев из темниц повыпускаете, ведь «нехуманно»!

— А вам только бы задушить голос нового времени!!! Чтобы всё оставалось как всегда, без изменений!!!

— УВАЖАЕМЫЕ ГОРОЖАНЕ, УБЕДИТЕЛЬНО ПРОСИМ РАЗОЙТИСЬ!!! — усиленный рупорами призыв пропал втуне.

— Мы требуем рассмотрения наших петиций!.. Не бейте! Нет!

— Ах так?!! Получайте!!

    «Что я натворил», — Чи-Туан с ужасом сполз по стенке дома, глядя на площадь. Стражников за всеобщей кутерьмой не было видно...

***

— Мои пасюки!!! — горестно взвыл лас'Фиараль, обнимая пустые клетки.

— Да вернём мы их, я говорю, — Варго грубо похлопал эльфа по плечам, но тот в ответ только простонал и начал раскачиваться на полу. — Вот как закончим с делами тут, письмо от профсоюза и напишем.

— Они!!! Они их!!! — эльф перебирал соломинки в подстилке и потеряно пропускал их сквозь пальцы. — Рупхерт, Сильвия, Нефертида, Герань, Людомила…

— В смысле, они что, все девками были? — изумился Ырхаз.

— Да-а-а-а, — простонал лас'Фиараль.

— Даже Рупхерт?

— Не-е-ет… Исключения в качестве…

— Слушай, как бы уже без разницы, но почему так?

    И тут Гореслав захохотал.

— Да я их в честь своих девок называл, — эльф утёр нос и встал на ноги. — Они тоже крысами были ещё теми…

— Даже Рупхетр? — Варго как-то очень странно поглядел на своего напарника. И на Гореслава.

— И он тоже. Жирный пасюк, — кивнул лас'Фиараль, не замечая, с каким выражением на лице на него смотрят.

***

    Все двери были заперты. Чи-Туан стучал кулаками, бил ногами, но ни один трактир, даже самый вшивый, не открыл перед ним засовы, ни одна, что б их, собака даже не гавкнула! Никто, никто не выходил на улицу! И как только на площади удалось народ разбудить?

    Хмель давно покинул голову кандидата общественных наук из Моргора, и теперь он с ясным осознанием понимал, какой глубины яма ему светит, попадись он страже этой ночью. От страха он даже потерялся в незнакомом городе. Где там найти конспиративную квартиру профсоюза?

— Помогите! Грабят! — от отчаяния закричал гоблин, и тут вдруг услышал сзади звуки ночного патруля.

— Э-э-эй! Стой! — запоздало крикнули стражники улепётывающей со всех ног фигуре. — Шайтан, не догоним… А хотя… Сигналь-ка нашим манёвр клещи!

***

— Ты только погляди, кристаллов тут на целую безбедную жизнь хватит, — с совершенно бесцветным выражением в голосе произнёс Гореслав.

Инкрустированное сапфирами, алмазами, топазами и другими драгоценными камнями кресло для ментального разоблачения выглядело не просто богато — оно поражало всякое воображение.

— Даже жаль ломать такую красоту, — нехотя признался Варго, но перехватил поудобнее булаву. — А надо.

— Хм, а что делает эта кнопка? — спросил вдруг Ырхаз.

Кресло вдруг задрожало, выдвинуло ремни, обручи, запищало пронзительно, аж в ушах засвербело, и вдруг сложилось пополам. С жутким треском.

— Что? — спросил орк и убрал руки с разукрашенной перламутром панели.

— А представь, в нём кто-нибудь бы сидел, — сипло пробормотал дварф и повернулся к менталлисту. — Вот ты так сможешь сделать?

— Только один раз, — пробормотал человек. — А потом так сделают со мной…

— Что?

— Что?

— Вот смотри: есть два стула…

— Оба твои. Можешь не продолжать.

***

    Чи-Туан сидел в подворотне и жалел себя. Повёлся, как последний дурак, да ещё и дипломированный… Кто ж знал, что в Юн-Жуте, оказывается, давно назрел социальный кризис? А ведь все признаки были налицо: и показательные казни, и потеря рабочих мест самой социально защищённой прослойки населения, и смена политического курса, да на фоне расовой напряжённости…

    Кое-как приведя себя в порядок после забега с очередным патрулём (они что, все на него охотятся?!), он поковылял в сторону, как ему показалось, вроде бы уже виденной арки. «Сдамся с поличным. Скажу, что заблудился. Так, стоп, а где моя грамота?»

***

    Снаружи ставки стражи стоял шум и гам, причём настолько сильный, что доносился даже со стороны закрытых окон.

— Кажется, наш товарищ совсем-совсем переборщил, — озабоченно заметил Ырхаз.

— Давайте заканчивать, — Варго тоже взволновано поглядывал в сторону окон. — Нам ещё механический рубанок на плахе сломать надо…

— Тихо! — шикнул Гореслав и что-то замагичил.

    Из-за поворота показался какой-то широкоплечий стражник, который лбом едва не сбил светившийся кристалл в абажуре.

— Мы свои, не паникуем, — опять прошипел менталлист, делая вид, что всё в порядке.

    Стражник размашистым шагом подошёл к замаскированным палачам и вдруг уставился на них. Угрожающее дыхание из-под забрала обдало Варго стойким запахом сивухи. Он зловеще поднял забрало...

— Твою мать, Мортимер!

— Как ты?

— Как?

    Ни Варго, ни Ырхаз не смогли найти слов.

— Я в туалет пойти. И запер там стражники, — Морт широко растянул губы в дебильной улыбке. — Интиндант ругаться за потерю доспеха. И выдать новый. За жа-ло-ва-ни-е.

— А что там на улице происходит? — вдруг спросил Гореслав.

    За окном повисла тяжёлая, невыносимая тишина.

— Магия! — сразу же ответил менталлист. — В коридоре оставаться нельзя! Надо спрятаться!

— Куда?! — у дварфа потихоньку начинала ехать крыша. Или это шифер снаружи съехал, Творец знает.

    Палачи оглянулись.

— Сюда! — и Ырхаз, схватив ключи с пояса Морта, стал поочерёдно пытаться открыть ближайшую дверь.

    Снизу раздались быстрые шаги, солдат пять, не меньше.

— Вот тут-то оно и того. Наше вторжение заметили, — похоже, Гореслав не особо горевал по этому поводу. Напротив, даже как-то повеселел.

    Замок щёлкнул, дверь открылась. Упрашивать зайти никого не потребовалось, и палачи, скрывшись из просматриваемого коридора, закрылись внутри помещения.

— Темно, как у… — только было начал Варго, как послышался щелчок. Сразу же под потолком стали наливаться жёлтым светом продолговатые кристаллы.

— Я случайно, — эльф отошёл от косяка, где покосился один из подсвечников.

    Варго метнул взгляд на ставни, но те были закрыты. И к лучшему — кто знает, кого мог бы привлечь свет с улицы?

— Интересно, кто же хозяин кабинета? — спросил он, разглядывая низенький, для гоблина, доспех на стойке. Неизвестный кузнец на рукавицах сделал шипы, которые были покрыты странными разводами. Не кровью точно.

    За дверью снова пробежали, заставив укрывшихся в комнате замереть.

— Хм… — лас'Фиараль склонился над столом и начал листать бумаги, аккуратно разложенные по стопкам. — Ну, раз нам терять всё равно теперь нечего…

    Он заткнулся. Буквально осел в кресло, словно из него вынули стержень.

    Ырхаз оглянулся, подошёл, взял из ослабевших рук эльфа бумагу, зашевелил губами и выпустил её из пальцев, отшатнувшись и повалившись на пол.

— Эй, вы чего? — Гореслав поймал письмо, мельком пробежал по нему взглядом и вдруг вцепился в бумагу, как клещ. — Стулья мои стулья…

— Морт думать?

— Варго, — слабо позвал из кресла эльф. — Не читай то, что тут написано.

— Ты, гадёныш, издеваешься? — вежливо спросил дварф своего напарника.

— Нет… Он не издевается, — Гореслав очень осторожно положил письмо на стол. А потом подошёл к шкафу, снял маску и начал биться головой об стену.

— Что это с вами? — дварф не на шутку занервничал, взглянул на лист краем глаза, ожидая увидеть там богохульные изображения и осквернённые демонами символы… Но вместо этого там были чертежи. Схематичные причём. И множество закорючек.

    В который раз Варго пожалел, что не умеет читать.

— Это письмо капитану стражи. Мастеру Хён-Гону, — сказал Ырхаз, медленно поднимаясь на ноги и немного пошатываясь.

— Так наш глава ещё и стражей командует?

— Получается, что так, — эльф схватился за голову и уставился куда-то вдаль. Сквозь стену.

— Да что это с вами, парни, за бхутовщина творится?!!

    Мортимер положил письмо на стол и вдруг сжал плечо дварфа.

— Он нас заменить сделал. Морт думаешь, что он заменить стражу сделать.

— Морт правильно думает, — отчётливо произнёс Гореслав, прекратив стучать лбом о доски. После чего достал с полки свою маску и нацепил её обратно. — Хён-Гон спрашивает Корпорацию, можно ли создать полноценную замену живым стражникам. А в ответе ему пришли чертежи такого конструкта.

— ..сь оно об имо через астральную хренотень, — выдохнул Варго. — А мы думали, это нас без работы оставить хотят… Того и гляди, думающих конструктов изобретут. Ну чтобы профессора нашего заменить в Академии… Э, парни, вы чего молчите? Парни? Парни! Я что, прав?!!

***

    Гоблин подскочил на лежанке и вытянулся перед зашедшим в камеру стражником. Высокий детина, выскобленный до синевы орк хмуро поглядел на ночного нарушителя спокойствия.

— Чи-Туан, профессор общественных наук из Академии?

— Кандидат…

— Не важно. За вас внесли залог. Можете идти. Личные вещи выдадут на выходе. И впредь не нарушайте.

— Хорошо, хорошо, — засуетился гоблин, внутренне ожидая, что вот-вот ему сейчас скажут: «Хотя минутку, попрошу вас остаться». Но не сказали.

    Вещи выдали без вопросов, даже грамота нашлась среди них. Поразительно, сколько народу ночью на площади было, повязали всего лишь несколько особенно ярых драчунов. С другой стороны, и стражи-то было куда меньше пикетирующих… Остальные патрули гонялись за каким-то неуловимым нарушителем комендантского часа.

    Чи-Туан едва мог сдержать истерические смешки, когда выслушивал в таверне безбожно перевираемые истории о недавнем событии. «Как только откроют ворота, уеду первым же рельсовым дилижансом!»

    За уплетанием восхитительного после тюремных харчей омлета с белыми грибами он не заметил, как вокруг него столпились несколько фигур. Очень высоких. И бряцающих доспехами.

— Профессор Чи-Туан? — совершенно безучастный голос едва не убил гоблина на месте кусочком застрявшего в горле хлеба.

    Откашлявшись, гость из Моргора посмотрел на возвышающегося над ним стражника в звании… лейтенанта? «Найдутся и те, кто придёт за тобой...»

— Это я.

— Доедайте ваш завтрак и проследуйте за нами, — взгляд лейтенанта не выражал ничего. Он просто делал свою работу.

    «Плакала моя диссертация...»

***

— ХЁН-ГОН! ХЁН-ГОН! ВЫХОДИ! — скандировала толпа на площади перед ратушей и ставкой командования. Оба здания окружала цепочка стражников с алебардами. Пока в чехлах.

— Можете ещё раз повторить, в какой последовательности всё происходило? — Мастер помассировал виски и отошёл от окна. Сквозь занавески хорошо было видно народ, который высыпал на улицы.

— Как мы установили, нарушители проникли внутрь примерно в два часа ночи. Именно в это время начались первые несогласованные с Советом пикеты. Протестующие почти сразу разделились на тех, кто выступал за продолжение показательных казней, и тех, кто требовал их прекращения. Призывов к погромам, мародёрствам или свержению законной власти не было.

— Вообще не было?

— ...Точнее, началось всё с того, что некий оратор потребовал вас к ответу за… вашу политику, Мастер.

— Можно без этих хождений вокруг да около. Мне вынесли вотум недоверия.

— Именно так, — помощник Мастера-палача и капитана стражи Юн-Жута в одном лице перелистнул листы в папке. — Неизвестные переоделись стражей, и направились внутрь казематов. Там они нанесли ущерб магомеханизмам… Незначительный ущерб. Я бы даже сказал, чисто символический.

— Продолжай…

— Больше всего пострадала простая магомеханика. Гильотина плахи, например. А вот сложной они нанесли косметические повреждения. Ментальное кресло они вообще упаковали для переноски.

— Зачем?

— Не знаю. И наши аналитики тоже не знают. Пока выдвигают версию, что они не стали рисковать или… Секунду… Ставили целью продемонстрировать ошибочность избыточной магомеханизации. Будь стража укомплекована полностью, злоумышленники не имели бы и шанса осуществить свою провокацию.

— Ладно, это я понял. А что насчёт остального?

— А остальное… — помощник поправил внезапно ставший тесным воротник и выдохнул. — Северное и западное отделения городской стражи сложило знамя и встало на сторону протестующих. Привожу дословно: «Мы не для того положили жизни на защиту покоя горожан, чтобы нас заменили на бездуховные железяки».

— Бездуховные железяки…

— Со всем уважением, Мастер, но их высказывания имеют под собой реальные основания? Потому что, если смотреть на ваши последние действия, ожидать такого вполне естественно.

— Да какие железки могут заменить верных сыновей и дочерей Сва-Лока, Юн-Жута и вообще, Пандоры?!! — Хён-Гон подскочил и взмахнул руками. — Я спрашивал у наших патронов о помощниках для стражи, а не о замене! И откуда им вообще стало об этом известно?!

— Злоумышленники проникли в ваш кабинет, — после короткой паузы ответил помощник.

— И об этом я узнаю только сейчас? О, Великая Кварта, за что я прогневал вас?

    Уединение Мастера и его доверенного лица прервал посыльный.

— Вам письмо от гильдии магомехаников! — протараторил курьер, хлопая по столу стопкой конвертов и доставая нужный. — Поставьте печать о доставке, и я побежал!

    Хён-Гон вскрыл письмо, начал читать и выдохнул, словно его ударили под дых.

— Что там? — помощника одновременно раздирало и любопытство, и стремление сохранить субординацию. Последнее проиграло.

— Наверное, эта должность проклята, — гоблин по прозвищу «Железный кулак» посмотрел на свой доспех с шипами на рукавицах и начал вытирать лицо. — У Милены, помнится, тоже трудности были…

***

— Горожане и гости славного города Юн-Жута! — выкрикнул Чи-Туан в рупор с говорильной бочки, которую ему прикатили.

    Толпа, которая уже битый час скандировала «ХЁН-ГОН, ВЫХОДИ!», постепенно затихла и начала оборачиваться назад.

— Я кандидат общественных наук из Академии Моргора Чи-Туан и по совпадению единственный, кто может разобраться в сложившейся ситуации!

    «Зачем они приволокли овцу?! Неужто они собираются кидаться....»

— Вас всех взбудоражило известие о том, что Мастер Хён-Гон, капитан городской стражи, советник и глава палачей Юн-Жута собирается заменить всех конструктами и тем самым оставить без куска хлеба сотни здесь присутствующих и их семьи! Так вот, я изучил ответ гильдии магомехаников и присланные ими чертежи, — Чи-Туан помахал стопкой листов, — и установил, что ЭТО НЕРЕАЛИЗУЕМО!!!

— Да кто ты вообще такой?

— Что такое «кандидат»?

— Эй народ, кто в курсе когда следующая казнь? Детей сводить хочу! Хён-Гон, выходи!

— Что? Театры уже полгода не ездят!

— Я уверен, что Совет услышал все ваши требования! Иначе и быть не может! — по спине Чи-Туана медленно сползала капля пота. — А ещё я отправил от имени профсоюзов палачей, стражников и патрульных Юн-Жута Корпорации открытое письмо с требованием прекратить действия Хён-Гона, ведущие к нарушению социального спокойствия! Никого, слышите, НИКОГО не лишат работы только потому, что магомеханизм справляется с ней лучше! Иначе мы, профсоюзы города Юн-Жута, ОБЪЯВИВ БЕССРОЧНУЮ ЗАБАСТОВКУ, ПОКА ПРИНЯТЫЕ МАСТЕРОМ ХЁН-ГОНОМ МЕРЫ ДЕЙСТВУЮТ И СЧИТАЮТСЯ ЗАКОННЫМИ! НЕ ДОПУСТИМ ТОГО, ЧТОБЫ КОНСТРУКТЫ ОТОБРАЛИ У НАС НАШ ХЛЕБ! НАШИ РАБОЧИЕ МЕСТА! НАШ ГОРОД!

— НЕ ДОПУСТИМ!!! — взревела толпа.

***


    Хён-Гон кивнул в сторону окна:

— Вот об этом и речь. На, почитай, — и протянул помощнику письмо.

    Тот, поправляя несуществующие очки на переносице и заикаясь, прочёл:

«Ты. Что. Натворил?
Скоро будем, фантазёр.
И.Лаанираэль.

М-да, хороший ты гоблин. Умный, дальновидный. Напоминаешь меня. Только кадровый вопрос немного всё попортил, но ничего, решим. Не сделай только хуже.
Геджис».


— Что же теперь будет?..

— Всё хорошо будет, — Хён-Гон развёл руками. — Всё будет просто отлично! Для профсоюзов. Чтобы нас, Мастеров, уравновешивать... Окно прикрой, шумно.

    С улицы доносилось: «КОЛЬ ЗАДЕРЖИШЬ НАМ ЗАРПЛАТУ...»



ОБСУЖДЕНИЕ


Шерхан
#2
[​ϟ] Командор
могущество: 46430
длань судьбы
эльфийка Ильэльная
132 уровня
Рассказ был написан в соавторстве с Solar-ом, так что фантазёров здесь двое.
Приятного чтения!