Фольклор

Большое путешествие ЮнЮн

байка о героях

***

    - Извините, могу я вас нанять?
    - А? Что?
    Вопрос отвлек сидящую за столом Марьятту от размышлений. Эльфийка обернулась и увидела перед собой девушку-гоблина в синем платье в горошек. Из-за маленького роста её можно было принять за ребёнка, если не знать, что перед вами гоблин.
    - Наёмники там.. – героиня махнула рукой в сторону стола, за которым компания орков шумно играла в гарпель-гнобб.
    - Хмм. – замялась девушка - Мне нужен кто-то, то смог бы сопровождать меня на восток. Я хорошо заплачу, – девушка-гоблин, казалось, не собиралась уходить.
    Заплатит она, конечно. Все кровные-сбережённые выложит. Ну а дальше, что?
    В итоге эльфийка тяжело вздохнула:
    - Предлагаю вот что. Я всё равно собираюсь в восточные земли, так что будем попутчиками. Как доберёмся – кружка сидра, и мы в расчёте.
    - Ах, спасибо, спасибо! - девушка кланялась и рассыпалась в благодарностях, как умеют делать только гоблины.
    - Только один момент, – эльфийка поставила пустую кружку на стол. – Мне нужно решить одно дело в соседнем городе. Как будет готово, так сразу и отправимся. Поэтому, юной госпоже придётся немного подождать.
    Девушка-гоблин на мгновение поджала аккуратные губки и спросила, в какой город собирается эльфийка и, узнав название, опять засияла.
    - Ах, как здорово! Я хотела там побывать! Хочу всё посмотреть! Могу я отправиться с вами? Пожалуйста!
    Пришлось, конечно, согласится.

***

    Девушка-гоблин представилась как ЮнЮн. На ней был тёмный плащ с капюшоном, а в руках она держала тряпичный свёрток. Путешествие пешком её, казалось, не пугало.
Встречный крестьянин предложил немного подвезти двух путников. Уже через пять минут ЮнЮн угощала его фруктами, но тот вежливо отказывался. Марьятта в основном помалкивала. Отчасти от того, что не знала, как обратиться к ЮнЮн, отчасти от того, что не привыкла к попутчикам в дороге.
    Впрочем, ЮнЮн сама оказалась довольно разговорчивой.
    - Это большой город, верно? Я хочу погулять по главной площади, – мечтательно произнесла ЮнЮн.
    Старик-крестьянин, казалось, никого не слушал, только бубнил что-то себе под нос и правил рыжей лошадкой.
    - А зачем тебе на восток? – спросила Марьятта. За завтраком ЮнЮн потребовала, чтобы они говорили друг другу «ты». «Мы же попутчики!» - настойчиво объяснила девушка-гоблин.
    - О, это целая история, – отвечала ЮнЮн. - Дело в том, что на север мне путь заказан. Точно заказан, после того как я покинула дом Матушки Медоуз. А ведь я всегда мечтала петь и танцевать на сцене..
    Матушка Медоуз, значит. Что ж, у каждого свои причины. Больше Марьятта об этом не спрашивала.

***

    В город прибыли ещё до заката. Марьятта настояла чтобы остановится в менее скромном трактире, поскольку ЮнЮн, как девушке, путешествующей так далеко на восток, лучше не выбирать дорогих и роскошных заведений. ЮнЮн подумала и согласилась.
    Когда о комнате и ужине было условлено, ЮнЮн начала договариваться с хозяином вот о чём: этим вечером она выступает в трактире с чтением стихов, а все денежные вознаграждения от гостей заведения поступают ей. Угощения и напитки, естественно не в счёт.
    - Вы же хотите, чтобы заведение стало более известным, верно? – убеждала хозяина ЮнЮн.
    Марьятта уже собиралась остановить свою спутницу, но всё-таки сдержалась. Путь предстоит неблизкий, не стоит лишать путешествующую артистку возможности подзаработать.
    Трактир на окраине города был небольшим и малолюдным. В зале сидели несколько завсегдатаев. Было видно, что все давно друг друга знают, включая хозяина и его помощника.
    Пока ЮнЮн готовилась в комнате наверху, хозяин и его работник отодвинули пустующие столы и стулья между стойкой и залом. Посетители с интересом следили за приготовлениями, но спрашивать никто не решался. Наконец хозяин объявил:
    - Друзья, внимание! Сегодня у нас в гостях путешествующая артистка ЮнЮн. Давайте поприветствуем!
    Тут же из-за его спины выступила ЮнЮн и поклонилась гостям. Одета она была в длинное белое одеяние, напоминающее одновременно простыню и хламиду священнослужителя. Голову её украшало что-то среднее между цветочным венком и диадемой.
    Девушка-гоблин начала читать стихи о разговоре зацветающей кувшинки и солнца, о бабочке залетевшей в сад и уснувшей на пионе и о мелком дождике в жаркий день.     Собравшиеся, кажется, позабыли про свои напитки и ужин. Марьятта не сразу поняла, что в задумчивости уже целых пять минут жует кусочек поджаренного сыра
    Рассказывая стихи, ЮнЮн помогала себе интонацией, мимикой и жестами. Она была одновременно и дождём и пыльной дорогой, стеблем и лепестками цветка и лучами утреннего солнца, кустом пиона и крыльями бабочки.
    Гости трактира не были большими знатоками классической гоблинской поэзии, но всем было интересно.
    Взмахнув руками и прогнувшись, ЮнЮн замерла в сложной позе, вероятно изображающую неполную луну.
    - Упадёт, точно тебе говорю, упадёт, - шепнул один дварф другому.
    Гонорар за выступление в этот вечер составил, пять медяков, четыре булочки, пять яблок и множество всевозможных пожеланий, которыми обычно выражают всю признательность и гостеприимство жители не очень больших городков.
    ЮнЮн была весьма довольна итогами представления.

***

    Следующим утром в городе ЮнЮн потянула свою спутницу в торговые ряды. Там она быстро и подробно осматривала товары и в итоге купила себе большую соломенную конусообразную шляпу. Радуясь обновке, ЮнЮн тут же её надела. Так она сразу стала похожа на крестьянку, идущую в гости в своём лучшем платье. Только в таком виде она согласилась сопровождать Марьятту по её делу в квартал ремесленников.
    ЮнЮн наслаждалась последующей прогулкой по торговым рядам и городской площади. Марьятта настояла на том, чтобы купить для ЮнЮн спальник. ЮнЮн отказывалась, но эльфийка это объяснила, что это крайне полезная в путешествии вещь и будет считаться подарком. Только после этого ЮнЮн согласилась.
    Однако Марьятту в течении всей прогулки по городу не покидало чувство, которое вряд ли стоит игнорировать – чувство, что за ними наблюдают..
        
***

    Следующий день путешествия выдался спокойным и размеренным. ЮнЮн не могла нарадоваться своей новой шляпе, которая очень кстати пришлась для защиты от полуденного солнца, а также постоянно задавала своей спутнице многочисленные вопросы о востоке и других городах. Так они шли по тракту до самых сумерек.
    - Похоже, ночевать сегодня придётся на природе, - сказала Марьятта. На ЮнЮн это заявление произвело чрезвычайное впечатление.
    - Я слышала, что эльфы-путешественники и охотники в пути ночуют на деревьях. Это правда?
    - Правда.
    - А ты тоже ночуешь на деревьях?
    - Я выросла в Западной Пустыне, ЮнЮн.
    - И как же ночуют путешественники там?
    - На песке, конечно.
    ЮнЮн ещё раз оглядела открывающийся перед ними простор. Впереди виднелся луг с аккуратно собранными снопами.
    - А в сене ты когда-нибудь ночевала?
    - Бывало.
    - На что это похоже?
    - Сама узнаешь.
    ЮнЮн была в восторге.
    В другой раз эльфийка предпочла бы дойти до деревни и напросится хотя бы в сарай ближнего дома. Но тут снова подступило ощущение необъяснимой тревоги. Опять же, стога на лугу могли значить, что до ближайшей деревни километров пять. Если знать, в какую сторону, разумеется. Сегодня был не тот случай, чтобы это выяснять.
    Марьятта выбрала стог подальше от тракта, стоящий на вершине холма. Костра не разводили, перекусили сушеными фруктами и хлебом. Оказалось, что ЮнЮн неплохо различает голоса ночных птиц.
    Марьятта прислушалась ещё раз к шорохам вокруг и велела ЮнЮн забираться в стог со всеми своими вещами и устраиваться спать.
    - А я ещё посижу. – ответила эльфийка
    - Почему?
    - Надо помолиться и всякое такое.
    - Сено колючее.
    - У тебя же есть спальник.
    - Верно!
    Теперь ЮнЮн не терпелось опробовать и эту обновку.
    - ЮнЮн?.. – позвала эльфийка, когда шорохи в сене стихли, как и одобрительные высказывания ЮнЮн относительно спальника.
    - Да?
    - Ты не заметила ничего странного, когда мы были в городе? Или в дороге после?
    - Нет.
    - Так вот. В случае чего.. Если тебя не увидели, не вылезай и сиди тихо, понятно?
    - Хорошо, - необычно серьезно ответила ЮнЮн.
    Тем временем Марьятта устроилась около соседнего стога так, чтобы было видно большую часть луга и тракт. Можно было бы попробовать засечь преследователей, заняв позицию ближе к тракту, однако это означало бы оставить ЮнЮн без присмотра.
    Где-то вдали подала голос сова.
    За время путешествия ЮнЮн рассказала о себе очень мало. Марьятта полагала, что таинственные преследователи (если это были они) вряд ли связаны с заведением Матушки Медоуз. Судя по тому, что довелось слышать Марьятте, к Матушке Медоуз всегда была очередь из многочисленных певиц, танцовщиц и других девушек, мечтающих о лёгких деньгах и славе. Есть ли вероятность, что ЮнЮн впуталась в какую-то неприятную историю? Марьятта считала, что такая вероятность есть всегда.
    Вновь подал голос ночной соловей, и эльфийка сама не заметила, как глаза закрылись, а мысли начали путаться.

***

    Когда Марьятта очнулась солнце уже давно встало. Жутко болела голова, в руках и ногах ощущалась ужасная разбитость. Марьятта, пошатываясь, поднялась и позвала ЮнЮн. Ответа не было. Продолжая звать, эльфийка подошла ближе к стогу, где должна была ночевать девушка-гоблин. Головная боль отступила на второй план, и на какое-то время Марьятте показалось, что её спутница восприняла вчерашнее наставление не вылезать из своего укрытия чересчур буквально. Или решила подшутить. Но нет, сколько Марьятта ни звала, сколько ни обшаривала тот злосчастный стог – ЮнЮн словно под землю провалилась.
    Присев, Марьятта умылась водой из фляги и попыталась собраться с мыслями. ЮнЮн пропала. Вместе со своим свёртком, спальником и даже шляпой. Ни следов борьбы, ни крови.
    Когда головная боль и головокружение утихли, Марьятта осмотрелась вокруг, пытаясь найти ещё какие-нибудь следы. Она осмотрела местность вокруг в пределах двадцати шагов, но ничего примечательного не обнаружила, только спугнула полевую мышь и стайку воробьёв. Таким же способом она принялась исследовать путь, по которому они вместе с ЮнЮн пришли сюда. Путь этот представлял собой тонкую полоску примятой травы, ведущую к тракту. Марьятта не назвала бы себя хорошим следопытом, но всё же внимательно всматривалась в погнутые травинки и цветы, насколько позволяло ощущение общей разбитости.
    Неожиданно между стеблей травы эльфийка заметила какой-то необычный блеск. Она подошла ближе и достала из травы небольшой кинжал. Очень изящный и лёгкий, явно сделанный для небольшой руки. Рукоять и гарду украшали затейливые цветочные узоры, а сам клинок на солнце переливался зелёным. Несомненно это гоблинская работа. Мог ли он принадлежать ЮнЮн? Вероятно. Нет, даже так: не его ли обронила ЮнЮн перед тем как пропасть? Ещё вероятнее.
    Марьятта села на землю, рассматривая свою находку. Кинжал чистый, он явно совсем недолго пробыл в этой траве. Вряд ли ЮнЮн пыталась применить его для защиты – он лежал совсем недалеко от примятой тропы. Он не выпал случайно под ноги, а был осторожно брошен чуть в сторону. То есть бросили его специально.
    Выходило так, что ЮнЮн похитили, но сделали это не силой. Марьятту скорее всего усыпили каким-то веществом, а ЮнЮн увели. И всё же ей удалось оставить знак.
    И всё же, кто такая ЮнЮн? Откуда у неё этот кинжал? Воровка? Преступница? Слуга богатой гоблинской семьи?
    Во всяком случае, этот кинжал явно выполнен на заказ, а значит можно установить его владельца.

***


    - Откуда, говорите у вас этот кинжал? – торговец в оружейной лавке, недоверчиво прищурился.
    - Это правда! Я разыскиваю одну особу, которой возможно он принадлежит. А если всё-таки не ей, то хотя бы попытаюсь найти владельца..
    - Что ж, - ответил торговец, – мне знаком мастер, сделавший эту вещицу. Несомненно, это его работа. Адресочек мастера-то я вам запишу, но предупреждаю, что лучше бы вам в это не ввязываться. Сами понимаете, кто заказывает такие вещи..И вобще, этого разговора не было, понимаете?

***


    - Нет, нет и нет! – отвечал кузнец.
    - Но ведь для кого-то это вопрос жизни и смерти!
    - Вот именно! – ещё раз повторил гоблин, – Я уважаемый мастер и гарантирую своим заказчикам тайну сделки. И для нас, гоблинов, это почти всегда вопрос жизни и смерти.
    - Нельзя ли сделать исключение?
    - Никаких исключений! Я уже признал, что работа действительно моя, а стало быть и так уже сказал слишком многое, – мастер завернул кинжал в тряпицу и убрал под прилавок.
    - Но..
    - Поверьте, самое большее, что я могу сделать в такой ситуации – это вернуть кинжал владельцу.
    - А если он был украден?
    - Именно поэтому послушайте меня. Всё может обернуться так, что в краже обвинят и вас, хотя с моей точки зрения, вернуть оружие мастеру, его изготовившему – это честный поступок.
    Разговор продолжался ещё долго. Гоблин категорически отказывался называть имя того, кто заказал изготовить кинжал. И возвращать кинжал Марьятте так же отказывался.
    Расстроенная Марьятта покинула лавку. Последняя ниточка была утеряна. Ну что за упрямцы! Имо побери этих гоблинов с их тайнами и отношением к собственности!

***

    Две недели прошли в безрезультатных поисках. Все, кого Марьятта спрашивала о загадочной ЮнЮн либо отказывались говорить, либо не могли сказать что-то определённое.
    В один вечер Марьятта зашла поужинать в тот самый трактир, где ЮнЮн наняла её в свои сопровождающие.
    Приняв заказ, хозяин спросил:
    - Ты что ли эльфийка Марьятта?
    - Да, а что?
    - Вот что, – ответил хозяин и поставил перед Марьяттой кружку грушевого сидра. – Заказано: сидр для эльфийки Марьятты.
    - Зачем? От кого?
    - Не велено говорить, – хозяин лишь покачал головой и вернулся к своим делам.
    На выходе из трактира эльфийку встретил прилично одетый гоблин в шляпе с пером.
    - Доброго вечера. Завтра в полдень на площади. – тихо произнёс он, поклонился и тут же скрылся в толпе выходящих из трактира посетителей.

***


    Без сомнения, сидр и странное сообщение были весточками от ЮнЮн. Вот только что всё это значит?
    У фонтана на площади Марьятту ожидал вчерашний гоблин. Он вышколенно поклонился и произнёс:
    - Моё имя Квах-Чхан. Следуйте за мной, госпожа ждёт.
    Квах провёл Марьятту по главной улице к одному из самых дорогих и больших постоялых дворов.
    Зашли через двери, ведущие сразу в общую залу на первом этаже. Там, как это часто бывает в приличных заведениях, несли свою службу двое крепких охранников, которые попросили оставить на входе оружие.
    Следуя за Квахом, Марьятта оказалась за дверью одного из номеров на верхних этажах. В роскошно обставленном номере ожидали две богато одетые гоблинши неопределённого возраста.
    - Скорее, надо сообщить госпоже! – засуетились они и тут же скрылись за ширмой с рисунком из летящих журавлей.
    Из-за ширмы появилась другая девушка-гоблин и это была определённо ЮнЮн
    - Её милость, младшая наследная дочь дома Мин, госпожа Ми Юн! – объявил Квах
    В богатом наряде облик ЮнЮн сильно отличался от привычного Марьятте. Салатовое платье имело мелкий и аккуратный рисунок, изображающий парящих ласточек. Прическу украшал сверкающий гребень-заколка. Движения младшей наследной дочери дома Мин, госпожи Ми Юн, были точны и полны спокойствия.
    - Квах, мне нужно поговорить с моей гостьей. Оставь нас, будь добр.
    Слуга снова поклонился и исчез за дверями.
    - Тебе понравился сидр? – улыбнулась ЮнЮн и предложила Марьятте присесть на небольшой диванчик. Сама же ЮнЮн расположилась в кресле у окна.
    - Сидр был очень хорош. Но я не знала что и думать, когда ты внезапно пропала. – в растерянности отвечала эльфийка.
    - Прежде всего, мне следует принести извинения за то, что многого не рассказала. Про заведение Матушки Медоуз я всё сочинила – ведь нужно было что-то рассказать. Правда в том, что на самом деле я из богатой семьи. Хотя мы и является побочной ветвью семьи Мин, но всё-таки достаточно обеспечены и влиятельны. Вероятно, ты как и многие другие думаешь, что мне повезло. На самом деле это не так. У меня всегда есть деньги, но я отчитываюсь перед отцом, матерью и госпожой Мун за каждую свою трату. Я могу посещать любые магазины, лавки, своих друзей, почти любые места в городе, но только в сопровождении. Мне доставят любую вещь, нужно только попросить. Ах, если бы ты знала, как это скучно и невыносимо жить при постоянном надзоре слуг, охраны, компаньонок! У меня есть прекрасный пруд и сад во дворе дома, но я не могу сделать и шага за его пределы без ведома семьи и компаньонок. В этом году мои родители завели разговор о замужестве. Пусть я всего лишь младшая дочь в семье, но родители хотят выбрать самый лучший вариант. Я поссорилась с родителями и сбежала из дома. Мне удалось обмануть Хань и Синь, – здесь ЮнЮн хихикнула, о чём-то вспомнив. – Но всё-таки меня нашли, и мне пришлось вернуться домой. Отец был просто в бешенстве. Но всё равно успокоился. Хорошо, что матушка меня поддержала, и мне удалось договориться, чтобы меня отпустили поговорить здесь с тобой, но с таким условием. Я должна буду хотя бы встретиться с женихом, которого они одобрили. До встречи всего месяц и я так переживаю! – ЮнЮн покачала головой и поднесла тыльную сторону ладони ко лбу, выражая всё своё горе.
    - Извини, здесь я не советчик.
    - Знаешь, было ещё одно условие.
    - Какое же?
    - Тебе придётся сопроводить меня домой. И пока мы в пути, ты несёшь полную ответственность перед моей семьёй за мою жизнь.
    - Никогда бы не подумала, что всё обернётся именно так..

***

    Обратный путь складывался вполне благополучно. ЮнЮн и Марьятта ехали в скромном экипаже, Квах сидел впереди с охранником-возницей. Синь, Хань и другие ехали в следующем экипаже.
    - Кстати, твой кинжал, - напомнила Марьятта. – Его пришлось оставить у мастера.
    - О, я знала, что ты его найдёшь! Что ж, нужно заехать к мастеру и заказать другой, – ответила ЮнЮн. Потом она пояснила, что такие кинжалы в качестве «последнего средства защиты» носят при себе все девушки и женщины из состоятельных семей. Впрочем, обращаться с ними, их учат не всегда.
    Родители встретили ЮнЮн и её сопровождающих сдержанно, но было видно, что они рады возвращению дочери. Марьятту благодарили по всем правилам, предлагали награду, однако эльфийка предпочла отказаться.

***

    Через два месяца Марьятта получила письмо и бумажный свёрток.



    Приветствую!
    Я надеюсь у тебя всё хорошо, потому что у меня всё замечательно. Оказалось, что Чон-Шин (а это мой жених) неплохо разбирается в финансовых делах.
    Во время своего путешествия и после него я много думала. Ещё до того как мы встретились, я выступила в нескольких трактирах и пару раз на площади. Многим понравилось, но были и недовольные. Вероятно, они не поняли сути моего представления. Я поняла что, народ Пандоры очень восприимчив к творчеству во всех проявлениях, но при этом нуждается в культурном развитии, чтобы расти чувственно и духовно. Я уже по секрету говорила тебе о своей мечте. Так и есть – я хотела бы выступать и нести всем вечное и прекрасное! Об этом я тоже подумала и задумала вот что – в будущем я хочу открыть школу для всех желающих учиться пению, танцам и музыке. Так я смогу больше сделать для того чтобы Пандора стала более красивым местом!
    Посылаю ещё тебе мой подарок. Когда меня мучает какой-то вопрос или я не знаю как поступить, я беру книгу с подборкой своих любимых стихов, мысленно задаю свой вопрос, закрываю глаза, а потом открываю на случайной странице и строке. Написанное и будет ответом. Это всегда работает! Разум и сердце каким-то образом направляют руку к нужному ответу. Я купила такую же книгу и для тебя, может и тебе пригодится.
    Добрых дорог и удач! Заходи к нам в город!


    Ниже значилась именная печать госпожи Ми-Юн, младшей наследной дочери дома Мин.





    Марьятта отложила письмо и осмотрела свёрток. В нём оказалось небольшая аккуратная книга в тканевом переплёте. Плотные страницы из шелковистой бумаги, золочёный срез.
    - Прекрасно! Уметь бы ещё понимать гоблинскую поэзию.



ОБСУЖДЕНИЕ


Мышебор
#2
[ПиК] Офицер
могущество: 1392

эльфийка Марьятта
31 уровня
от автора:
персонаж изначально задумывался как спутник-бардесса. но позже появилась мысль попробовать ввести Ми Юн в игру как мастера с профессией бардесса, с характеристиками «влиятельная» и «организатор».
если кто-нибудь захочет помочь в этом деле или решит приютить Ми Юн у себя, то буду только рада.