Фольклор

● СЕМЬ КОНЕЙ ТОМУ НАЗАД ●

байка о новостях призёр конкурса

— Все твои истории заканчиваются смертью.
— Ну, не все…
— Почти все.

— Любая история, рассказанная до конца, заканчивается смертью.

-------------------------------------------------------
(Из частной беседы)

- I -

    С высоты седла я рассматриваю местность: степь, переходящая в мелколесье, горная цепь с седловиной, ориентированная северо-запад-тень-север, и у восточного склона «кривая скала».
    Когда я в первый раз разыскал «кривую скалу», то испытал просто головокружительное ощущение счастья. Я не был так счастлив не до, и не после, даже когда разгромил войско Ареель'Тас Карира, или когда в изок, душной полночью, лез по веревочной лестнице к открытому окну принцессы Л. Восемь скал тому назад… И все эти «кривые скалы» были «пустышкой».
    Я еще раз осмотрелся, тронул коня и подъехал к подходящему кустарнику. Спешился. Достал из переметной сумки большой полотняный мешок. Отстегнул наплечники, плечи, налокотники, снял латные рукавицы — в мешок. Бедра, наколенники, поножи — в мешок. Длинный кавалерийский палаш, поджиг, лук, тул со стрелами — все в мешок. Вроде бы и все. Увязал. Расседлал и распряг коня, припрятал мешок с барахлишком, седло и сбрую в кустах.
— Опять полезешь под землю? — подумал мне конь.
— Полезу, — подумал я ему в ответ.
— А может ну его? — он потерся об меня мордой, и мне увиделось яркое небо, зелень степи, полет над верхушками ярких трав, ветер, несущий запах самок…
— Да я по быстрому, — достал из сумки последнее яблоко, откусил и угостил коня. Он захрустел и сделал вид, что хочет вытереть об меня морду, я сделал вид, что тресну его по носу.
    Проверил застежки бригантины, приладил к поясу, на задницу, большую сумку и топор в чехле. Перебросил через правое плечо перевязь легкого меча, а через левое — моток веревки. Проверил, как сидит в ножнах кинжал, сунул финку в сапог. Попрыгал. Подтянул ремешок мориона и поправил поясные подсумки. Приладил на левую руку стальной рондаш. Вроде все.
— Присмотри за барахлом, — попросил я коня, — если надолго пропаду, жди меня дома.
— Как обычно! — пришло мне в ответ.
    Махнул коню рукой и направился к «кривой скале».

    Если это место не совсем «пустышка», то тут должен быть Страж. Пять «кривых скал» тому назад я решил по-тихому просочиться, минуя Стража. А позже, он, сука, сам ко мне по-тихому подобрался — это было очень неприятно, обидно и больно. Поэтому, перво-наперво, мне здешнего Стража нужно разыскать и грохнуть, во избежание.
    Вход должен быть с восточной стороны «кривой скалы» — значит, ищу подход и Стража по дуге юг-север. Только бы поисковую спираль гонять не пришлось — не люблю я по камням и по кустам лазить, сквозь колючки продираться и всякую мелкую колдовскую хрень стороной обходить.
    Раз, два, три, четыре, пять — я иду и вот оно. Слева и справа от меня булыжники сдвинулись, покатились и сложились в две трехсаженные фигуры. Неторопливо двигаясь, каменные великаны грамотно взяли меня в клещи. Они меня просто растопчут, или закидают камнями издали? А вот нихрена и не интересно. На-до-е-ло. Все эти великаны, элементали, химеры, змеи, демоны — да пошли они лесом да на Кукуев хутор!
    Вытащил из подсумка резной березовый прутик и хитро-вывернуто махнул влево, а потом и вправо. Великаны рассыпались, камни раскатились и мирно упокоились. Щелкнул пальцами, добыл огонь, поджёг прутик и дождался, покуда он не сгорел полностью. Дунул. Развеял. Все. Спите спокойно, дорогие товарищи!
    К восточной стороне «кривой скалы» — с левой ноги, шагом… арш!

    Бодрым шагом, само собой, не получилось. Петлял как заяц. Обошел несколько колдовских мест — разбираться, что там и для чего, мне совершенно незачем. Но каждая такая мелкая гадость, вдобавок к Стражам, (в-е-е-е-чный им покой!) воодушевляла — это место не «пустышка»! Отнюдь! Тут точно что-то есть — может быть и то самое!

    Что это впереди? Так и есть, потертый временем, но вполне различимый каменный истукан — небольшой, высотой с аршин. Я «послушал» его своим сознанием. Какой-то он негостеприимный, я бы даже сказал, суровый. Покрутил головой по сторонам — ничего, вообще ничего. Очень мне это не понравилось. Даже как-то не по себе стало.
    Двадцать восемь монахов тому назад, я про такое знать не знал, ведать не ведал. Теперь знаю, но уверенности нет.
    Монахи мне точно говорили правду. Я жертвовал им бабло, кормил, поил, тайком подгонял шлюх обоего пола, и потом выбивал из шлюх все то, что им монахи разболтали. Смиренно слушал монашеские поученья-наставленья-бредни, выполнял их дурацкие поручения, а при случае, капал им в вино специальное зелье, развязывающее язык. Как же мне хотелось спалить нахрен этот грёбаный монастырь…
    К сожалению, монахи говорили разное. Есть варианты… Придется действовать методом перебора. Так с чего начать? А со свечки из красного воска начну. Я ее уже чёрти сколько лет с собой таскаю. Она в укладке поломается — я новую раздобуду, а эта сволочь опять напополам…
    Встал на колени, достал и зажег заговоренную свечку из красного воска. С выражением, интонацией, жестами и прочими совершенно необходимыми кунштюками прочел длинную молитву. Как стоял на коленях, так и пошел помаленьку к истукану, продолжая твердить молитву, и каждый третий шаг отбивая земной поклон….

    Воскрес.

    Лежу на спине. Солнце еще не в зените, значит валялся дохлым не долго. Точно не долго, за сутки морда пылью покрывается. Так я и не понял, что меня убило. Медленно перевернулся на живот. Подышал. Приподнял голову, чтоб осмотреться…

    Воскрес.

    А за мной сегодня Хранитель смотрит, просто глаз не отрывает! Аве, Тот Который Зрит! Но надо мне как-то из этой жопы выбираться. Как же имя этого истукана? В смысле бога, длань которого и есть сей истукан. Р~Н это не он. Убедился. Значит Х~Ю. Или Ж~К? Вроде, больше быть тут некому. Надо пробовать.
    Хранитель, ты это, далеко не уходи…
    Медленно дотянулся и вытащил из сапога финку. Отрезал себе прядь волос. Положил волосы на левую ладонь, тихонько прошептал стих и дунул — волосы развеялись. Раскинул руки крестом, закрыл глаза и затянул про себя муторную мантру. Вскоре я перестал ощущать свое тело и куда медленно поплыл, поплыл…

    Лежу крестом почти уткнувшись головой в каменного истукана. Медленно приподнялся, и, продолжая твердить мантру, сел перед ним на колени. Перед истуканом, в скальном выступе была выдолблена небольшая чаша. В этой чаше, среди мелкого мусора, камешков и высохших насекомых поблескивала потертая золотая монета. Я восхитился коварством создателя этой загадки.
    Раз мантра сработала, это алтарь бога Х~Ю, а он презирает деньги. Оставить эту монету на алтаре, значит оскорбить бога, кара — немедленная смерть. Забрать эту монету с алтаря значит обокрасть бога, кара — немедленная смерть. Правда, здорово? Но я знаю ответ. Восемнадцать монахов тому назад, простенькая подстава — «спасение из рук злодеев», развязала нужные языки.
    Снял перчатки, расстегнул пояс, добрался до сумки, открыл и достал из нее обычный пайковой ржаной сухарь. Лучше бы подошел кусок хлеба, но хлеба у меня с собой не было. Двумя руками (обязательно двумя!) приложил сухарь ко лбу, потом к сердцу и правой рукой (ни в коем случае не левой!) возложил его в чашу. Почтительно поклонился. Левой рукой (именно левой!) достал из чаши злополучную монету и выбросил, не глядя, через левое плечо.
    Я жив. И это, мать вашу, хорошая примета!
    Поклонился, подобрал перчатки и пояс с сумкой, медленно встал, отошел от алтаря спиной вперед на шесть шагов.
    Последний поклон.
    Можно выдохнуть и тихонько сваливать.


    Разумеется, никакой двери-шмери на восточной стороне «кривой скалы» не нет. Там есть «запечатанный» вход — сравнительно ровная каменная стена, вот его и нужно вскрыть. Долбить кайлом, осадным тараном или собственным лбом занятие абсолютно бессмысленное.
    В принципе, узнать можно все, если спрашивать нужных людей достаточно долго. А спрашивать о таком нужно было ведьм. Тридцать две ведьмы тому назад я стал защитником на ведьм. Но все спасенные мной от неминуемой и лютой смерти ведьмы нагло мне врали. Тогда, девятнадцать ведьм тому назад, я заделался охотником на ведьм. Ведьмы врали даже под пытками.
    Поэтому я просто стал прикидываться молодым, богатым, влюбленным олухом. Но каждый раз, все заканчивалось тем, что очередная ведьма меня убивала, разница была только в степени жестокости и цинизма. Они меня, потом я их…
    На шестой (или на седьмой?) мне повезло, ведьма в меня влюбилась. Сначала, она никак не хотела верить в искренность моих чувств. Я клялся в любви, разливался про ее прекрасные глаза, ум, одаренность и чудесный внутренний мир, других тем для её убалтывания просто не было. Серенькая была девушка, даже скорее страшненькая, породы «северо-восточная коротконогая». Как говорят — ни кожи, ни рожи, глаза да молодость. Любить ее было скучно и пресно, хотя в постели (всегда и только в постели) она очень старалась, в пределах своего более чем скромного темперамента и зажатости. А в остальном — умная, заботливая, ласковая, хозяйственная. И ревнивая. Н-е-е-е… РЕВНИВАЯ!!!
    Но я узнал от нее то, что хотел.
    Мне не хватило храбрости, чтобы с ней порвать, поэтому я геройски погиб на войне. Она до сих пор носит траур и присматривает за моей могилой — как никак я же самое лучшее, что случилось в ее жизни.
    Спасибо, милая!
    Встал перед входом и начал творить колдовской обряд.
    И как же мне, грёбанный крот, повезло, что именно это колдунство не требует кровавой жертвы. Ну в самом деле, таскать по бездорожью в сумке связанную малолетку было бы весьма утомительно.

    Я сижу возле открытого входа в скалу и слушаю темноту.
    Дюжины три подземелий тому назад я бы запалил факел и поперся вниз…
    Три десятка подземелий тому назад я узнал, что существует такая штука, как потайной фонарь…
    А двадцать два (красивое число) подземелья тому назад я овладел «волшебным светом».
    Как давно все это было. Как глупо все это было.
    Я сижу возле открытого входа в скалу и слушаю темноту.

    Снял сапоги. Аккуратно поставил их рядом с входом. Размотал портянки, расправил, повесил на голенища. Достал из сумки новенькие легкие унты — меховые чулки, пошитые из лисьей шкуры мехом наружу, даже подошва — мехом наружу. Натянул на ноги, закрепил ремешками.
    Застегнул на себе пояс с снаряжением. Попрыгал почти бесшумно. Почти — не считается. Наложил на себя заклинание «Призрак», так оно потише будет. Надел на шею амулет «Глаз хищника», дождался, пока глаза привыкнут к зеленоватому свету. Зельем сейчас долбануться или потом? Наверное, лучше потом, если больше трех доз поряд — опять сдохну.
    Заглянул в открытый темный вход в скале, в зеленоватом свете было видно, как вниз уходят грубые каменные ступени, постепенно исчезая в глубине.
    Премерзкая это штука — лестница. Она просто предназначена для устройства ловушек. Влево, вправо не свернешь, мимо ступеньки ногу не поставишь. К счастью, я уже давно научился не наступать на ступеньки. Еще восемь подземелий тому назад.

    В общих чертах я знаю, что ждет меня там внизу. Спасибо старому отшельнику. Это, наверное, единственный раз, когда все получилось по-людски. Без денег, угроз, шантажа, пыток, кровищи и прочего надоевшего мне до изжоги беспредела. Мы сидели на завалинке, пили чай, разговаривали.
    Внизу будут коридоры и комнаты, а мне надо найти большой зал в центре подземелья — это позабытый храм. В северо-западном углу зала — вход в коридор. По этому коридору надо пройти на северо-северо-запад, до перекрестка; на перекрестке свернуть направо, на север. Далее, все прямо, до упора. Делов-то...

    В подземелье ничего особо примечательного не было. Холодно, сыро, пахнет плесенью. Я аккуратно обходил непонятные места и ловушки, никуда не лез, ничего не трогал.
    Походя, нашел закрытые каменные гробы (внутри золотишко и неупокоенные скелеты при оружии), несколько кладовых с какими-то сундуками, гигантские глиняные кувшины (и что в них?), надежно запертые двери, подозрительные статуи. А на юге, в галерее, было логово великана-людоеда. И что тут позабыл великан-людоед? Кого он тут жрет? Я первый и единственный человек, забравшийся сюда за последние несколько веков. Что за дурь?
    По коридорам шныряла всякая мелкая сволочь. Если разойтись по-тихому не получалось, я их просто «морозил», а потом аккуратно раскалывал ударом кинжала. Так, помаленьку, дошел до центрального зала, обошел стороной треснувший алтарь давно позабытого всеми бога, и оказался перед дверью в северо-западный коридор. Дверь была заперта на мудреный, но проржавевший замок.
    Колдунствовать не хотелось, простенькое заклинание «ключЪ» может быть услышано гораздо дальше, чем удар пудовой кувалдой, и может привлечь внимание куда более серьезных существ. Но кувалды у меня с собой не было. Поэтому, я аккуратно залил в замок едкое зелье, а в дверные петли — масло. Посидел, подождал. Постучал по замку. Древнее железо рассыпалось пылью. Навалился на дверь и потихоньку ее приоткрыл. Протиснулся в коридор. Пусто. Вот и прекрасно.

    Стою в маленькой комнатке, это тупик в самом конце северного коридора, просто темный каменный мешок, холодный, пустой и пыльный.

    Я пришел.

    Если бы я только знал, куда меня приведет всего одно бездумно брошенное слово. Дерзкая клятва, данная в запальчивости, ради красного словца и понтов.

    Семь коней тому назад…
        Полтонны монет тому назад…
            Шестнадцать колдунов тому назад…
                Три войны тому назад…
                    Двадцать восемь монахов тому назад…
                        Две тюрьмы тому назад…
                            Четырнадцать имен тому назад...
                                Тридцать семь подземелий тому назад…
                                    Одиннадцать великанов тому назад…
                                        Две жены тому назад…
                                            Четыреста смертей тому назад…
                                                Тридцать две ведьмы тому назад…
                                                    Девятнадцать демонов тому назад…

                                Я сделал первый шаг.
                                Осталось сделать последний шаг.

    Достал кольцо, надел на палец.
    Громко произнес формулу.
    Ничего не произошло.

    Снял кольцо, подержал в кулаке, снова надел на палец и снова произнес формулу.

Н И Ч Е Г О

    Боги! Сучьи дети! Как же все это глупо и пошло…

    Я развернулся, плюнул на пол и лениво пошел к выходу из подземелья.
    А может быть, все-таки, грабануть людоеда?
    Да ну его на…

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++

— Мессир! А что вы планируете делать завтра?
— Запой и шлюхи.
— А после?
— Как обычно, найти горную цепь с седловиной, ориентированную северо-запад-тень-север, а у восточного склона «кривая скала».


- II -

    Достал кольцо, надел на палец.
    Громко произнес формулу.
    Кольцо засветилось серебряным светом, темнота вокруг меня сгустилась и стала непроницаемой. Начертал в воздухе руну, она засияла холодом. Начертал вторую руну, она запела лиловым. Начертал третью, она запахла треугольником.

    Закрыл глаза.
    Сделал шаг вперед.
    Открыл глаза.

    Светло.
    Тихо.
    Незнакомые запахи.
    Снял с шеи амулет «Глаз хищника».
    Поморгал, присмотрелся.
    Стою в коридоре. Позади меня стена, по ней пробегает мелкая рябь. А коридор, какой-то весь из себя странный. Шириной в полторы сажени, высотой в две с половиной. Потолки беленые. Стены крашены в невзрачный, тускло зеленый цвет. На потолке светильники, светят белым колдовским светом. Пол плиткой выложен. Справа в стене серая дверь — чуть приоткрытая. Слева в стене еще две серые закрытые двери, а дальше коридор поворачивает, и там еще одна серая закрытая дверь.
    Где искать?
    Потыкал за двери своим сознанием. За дверью, слева, что-то мне отозвалось. Вот с нее и начну.
    Потрогал дверь — крашенная, такая хлипкая, аж прогибается. Ее и ломать то не надо, просто плечом выдавлю. Лег на пол, заглянул в щель под дверь — темнота. Встал. Надел «Глаз хищника». Проверил кинжал, беззвучно обнажил меч, поудобнее прихватил рондаш. Надавил плечом на дверь, косяк сухо треснул, дверь открылась…

    Да как храбро бросился герой в логовище лютых демонов, аки лев рыкающий. Как махнет булатным мечом — летят головы, как отмахнется щитом — трещат вражьи косточки, злыдни демоны, как снопы валятся. А тут сам архидемон на бой является, он о шести руках, а руки о двенадцати когтях, а каждый коготь длиною с саблю вострую. А пасть у него — с банный котел и клыки там в шесть рядов, и плюется он шарами огненными. Но ни мало не испугался славный богатырь того чудища, от шаров огненных уклонился, да как ударит архидемона булатным мечом да под коленочки, так тот и пал наземь…

    Не случилось. В комнате никого не было.
    Закрыл дверь.
    Справа, вдоль стены стоят друг на друге какие-то ящики. Не то.
    Прямо — полки с какими то странными коробами, потыкал мечом. Не то. Под самым потолком крошечное мутное окошко, из которого пробивается слабый свет. Я слева на всю стену — стеллаж и весь он заставлен хрустальными чашами.

    Нашел?
    Мать вашу! Я нашел!

    И тут,
    как шестопером в лоб,
    я понял всю эту дьявольскую хитрость.
    Где лучше всего спрятать труп? На поле боя.
    Где лучше всего спрятать камень? В горах.
    Истинная Чаша — одна. А их тут сотня. Которая из них? Я же не могу унести их все! Надо как-то ее найти. Как? Поводил по ним сознанием, ничто мне не ответило.
    Надо успокоиться. Подышать. Взять себя в руки.
    Сел на пол. Подумал.
    Я не знаю подходящего колдовства. Действительно не знаю! Я пришел за Чашей. Она здесь, прямо передо мной, но я не знаю, как ее выбрать.

    Бессмертные боги, как же это глупо и смешно!

    Закрыл глаза, и заорал в астрал:
— ПОМОГИ МНЕ! СЕЙЧАС ЖЕ!
— Да тише ты! — цыкнул Тот Который Всегда. — Еще накликаешь! Сам все прекрасно знаешь, только зря психуешь. То, что истинно, разбиться не может.

    Я расхохотался. Встал и со всей дури пнул сапогом стеллаж с чашами…

- III -

    По бесподобному, чувственному степному пейзажу Третьей эпохи, на фоне барочно пышного и красивого до отвращения заката, скакал рыцарь на черном коне.
    Правой рукой он сжимал поводья, а в гордо поднятой левой руке сияла хрустальная чаша. Свет закатного солнца ломался на ее гранях, и казалось, что чаша наполнена кровью.

    А на дне чаши были начертаны загадочные руны:

    M A D E I N C H I N A 9 9 8

--------------------------------------------------
Ну вот.
В этот раз никто не умер.



ОБСУЖДЕНИЕ


ДжонниБро
#2
[ОРДА] Офицер
могущество: 454
длань судьбы
орк Бум-Бадум Страж Пустыни
98 уровня
Прямо с упоением прочитал. Действительно классное произведение!
Рашап
#3
[█A█] Магистр
могущество: 26527
длань судьбы
мужчина Шимшон
114 уровня
ДжонниБро
Спасибо!
Я рад, что вам понравилось.
))))))))
Стратос
#4
[ЗаЛес] Боец
могущество: 1514
длань судьбы
орк Фукс
99 уровня
Отличный рассказ! А вкрапление авторских заклинаний - очень неплохо передает атмосферу этакого трактирного творчества.
Рашап
#5
[█A█] Магистр
могущество: 26527
длань судьбы
мужчина Шимшон
114 уровня
Стратос
Про "авторские заклинания" не понял, но все равно, спасибо!
Муррад
#6
[☬Ҝ☬] Командор
могущество: 1316

эльфийка Вондар
37 уровня
Ой, мне тоже нравится!
И тогда тоже спрошу: колечко-то откуда?
Рашап
#7
[█A█] Магистр
могущество: 26527
длань судьбы
мужчина Шимшон
114 уровня
Муррад
Это долгая история. Поэтому, она осталось "за кадром".
Аде Лаида
#8
[█A█] Боец
могущество: 1091

гоблин Сетлитерарум
58 уровня
Рэдрика Шухарта мне напомнил герой: уже как к слегка поднадоевшему, но все еще опасному соседству относится к «Зоне», которую нужно пересечь у каждой горы. И отсчет мне очень понравился, я тоже так в жизни считаю: четыре конторы тому назад, две фамилии тому назад :D
Я пишу уже после оглашения результатов, так что поздравляю с медалью — рассказ получился очень атмосферным и интересным :)
Рашап
#9
[█A█] Магистр
могущество: 26527
длань судьбы
мужчина Шимшон
114 уровня
Аде Лаида
Спасибо!